Новости раздела

Династия Сайдашевых: почему в IV Госдуму не прошел ни один мусульманин от Казанского уезда

Из истории татарского предпринимательства

Династия Сайдашевых: почему в IV Госдуму не прошел ни один мусульманин от Казанского уезда
Фото: mgimo.ru

Представители большой купеческой семьи Сайдашевых, жившие в Казани в начале XX века, были широко известны не только как успешные предприниматели, издатели и меценаты, внесшие огромный вклад в реформу мусульманского образования, но и широкой благотворительной деятельностью. Об этом пишет в своей книге «Страницы истории татарского предпринимательства: купеческая династия Сайдашевых (вторая половина ХIХ — начала ХХ века)» старший научный сотрудник Центра изучения истории и культуры татар-кряшен и нагайбаков Института истории им. Марджани Лилия Мухамадеева. В новой части издания, публикуемого «Реальным временем», автор продолжает рассказ о политической деятельности татарской интеллигенции. Например, как раскололось исповедующее ислам население Казанского уезда при выборе кандидатов в мусульманскую фракцию Госдумы. Избирателей убеждали голосовать за юристов, хорошо владеющих русским языком, другие хотели поддержать землевладельцев. В конечном итоге именно последние не пропустили в Думу ни одного мусульманина от Казанской губернии.

Из другой статьи, имеющей отношение к выборам, заслуживают внимания работы ахуна Масагутова. В №1075 газеты «Баянуль-хак» в статье «Кого выбирать в думу?» Масагутов объясняет читателям, что III дума была готова отнять у мусульман даже те права, которыми они пользовались до сих пор. Принимая во внимание все происшедшее, приходится признать, что мы должны теперь гораздо больше заботиться о подготовке людей, которые бы знали наше прежнее положение и наши прежние права и были бы способны защищать их, а не о том, чтобы спорить и добиваться еще новых прав. Самыми полезными для нас людьми будут те, которые, будучи сведущими в основных законах империи, могли бы работать без устали на пользу нации. Мы выбрали бы из мулл, говорит автор статьи, людей надежных, но они не знают русского языка, кроме того, дума — это не место для проповедей или обучения. Нам в думе нужны юристы, хорошо знакомые с русским языком и обладающие опытом. Что касается лиц других национальностей (т.е. русской), то надо голосовать за тех из них, которые заявили себя защитниками мусульман или, самое меньшее, показали себя на деле не враждебными мусульманским интересам. На прошлых выборах прошел в думу благодаря поддержке мусульман один профессор, который надавал мусульманам разных обещаний, а потом сам стал относиться к ним враждебно. Надо все это помнить.

Он же в №1076 констатирует, что прошедшее дало татарам урок. Если в будущей думе будут заседать «дети» III думы, воспитанные в ее правах, то придется вспомнить, что сказал пророк своей дружине: «Те времена, которые вам придется переживать, будут постепенно становиться все хуже и хуже». Тогда придется невольно пожалеть о том времени, когда не было думы.

В следующей своей статье «По поводу выборов в IV думу» Масагутов развивает положение о том, что избранниками народа должны быть люди, которые, забыв свои личные интересы, могли бы посвятить себя беззаветно служению нации. Ахун предостерегает избирателей от выбора полуобразованных мулл старого закала, которые, говоря на ломанном татарском языке, сторонятся своих соплеменников — от таких людей не будет пользы ни для религии, ни для татарской нации. По его мнению, в думу должны быть выбираемы лица, осведомленные в мусульманских науках, которые, ведя переписку на татарском языке, могли бы получать отчетливые сведения о нуждах татарской нации. В продолжение той же статьи в №1089 Масагутов говорит следующее: «Так как Пуришкевич и Марков 2-й смотрят на мусульман очень враждебно, то я принужден считать их для нации злейшими врагами. Однако я не могу воздержаться, чтобы отчасти не позавидовать им, так как вполне одобряю жертвы, принесенные ими ради их нации. История очернить не националистов-фанатиков, а лишь тех, кто в этом вопросе проявил свою льстивость и фарисейство. Правда, личные враги будут всячески стараться опорочить тех, кто довел преследование интересов нации до фанатизма, но придет время, когда история оценит их услуги и назовет их национальный фанатизм национальной ревностью. Об этом должны помнить и наши депутаты».

В №1091 газеты «Баянуль-хак» тот же Масагутов приводит доказательства в пользу того, что служение нации имеет не меньшую ценность, чем тщательное выполнение религиозных обязанностей, и указывает на то, что мусульмане не могут возлагать на думу слишком больших надежд. Единственное, к чему они должны стремиться, — это сохранение старых прав. Депутатами мусульман должны быть люди, знающие эти права и осведомленные в основных законах государства.

Процедура выборов депутатов Государственной думы отслеживалась жандармским управлением, где специально для этой цели заводились дела с соответствующим досье на главных претендентов на депутатские места.

За несколько месяцев до официальных выборов Мамадышский уездный исправник в секретном письме докладывал начальнику Казанского губернского жандармского управления (КГЖУ), «что татары в 20-х числах июля в городе Нижний Новгород предполагают устроить собрание… обсудить вопрос относительно выборов членов в IV, Государственную думу… в гостинице «Трехсветная», т.к. у большинства татар эта гостиница является излюбленным местом…» На что КГЖУ немедленно направляет запрос Нижегородскому охранному отделению. Те в свою очередь, пытаясь помочь казанским коллегам по работе, начинают отслеживать происходящие в их городе события. Так, на стол начальника КГЖУ попадает телеграмма, «что собрания мусульман ни на ярмарке, ни в Нижнем Новгороде до сего времени не было». Затем начинается переписка с более конкретными донесениями под грифом «совершенно секретно», где дается характеристика на выборщиков от Казанской губернии присяжного поверенного Ш.-А.Х. Иманаева, который «сюда приехал с целью подготовить себе почву на выборах, пользуясь большим съездом на ярмарку магометан» и С. Максудов, «пользующийся в татарской среде популярностью за свою деятельность в III Государственной думе».

Агенты КГЖУ также докладывали, что татарская газета «Баянуль-хак» по 1-й курии проводила своего издателя-редактора М.А. Сайдашева, а по 2-й — его зятя, присяжного поверенного Ш.-А.Х. Иманаева, объявивших себя умеренно-правыми. Газета «Йолдыз», издаваемая и редактируемая Ахмет-Гадием Максудовым*, жаждала видеть в числе выборщиков по Казанской губернии его брата Садри Максудова, бывшего члена III Государственной думы.

Газета «Йолдыз», издаваемая и редактируемая Ахмет-Гадием Максудовым*, жаждала видеть в числе выборщиков по Казанской губернии его брата Садри Максудова. Фото wikipedia.org

Борьба за выборы, по словам полковника Калинина, шла главным образом между двумя кандидатами: кадетом С. Максудовым и левым октябристом М. Сайдашевым. Первый рассчитывал на поддержку прогрессистов, второй же — на октябристов. С. Максудов заключил блок с партией кадетов и с М. Сайдашевым для взаимной поддержки. В действительности же Максудов планировал поступить наоборот: подать голоса не за Сайдашева, а за Ш.-А. Иманаева с тем расчетом, что М. Сайдашев, как более деятельный человек, показав себя в думе, подорвет среди мусульман популярность Максудова, а Ш.-А. Иманаев, как человек ограниченный, не сумеет помешать ему. В свою очередь М. Сайдашев также не планировал поддерживать С. Максудова и Ш.-А. Иманаева, который мог бы пройти только при поддержке своего тестя. На что Ш.-А. Иманаев, желая уступки со стороны М. Сайдашева, обещает отдавать половину депутатского содержания в пользу издаваемой Сайдашевыми газеты «Баянуль-хак». Но Сайдашев во что бы то ни стало решает избираться сам и планирует, заручившись поддержкой и авторитетом Галимджана Галеева, воздействовать на мусульман таким образом, чтобы те не проявляли бы себя левее октябристического духа и шли бы рука об руку с правительством. Только таким путем, по мнению М. Сайдашева, мусульмане займут у правительства такое же привилегированное положение, какое занимали на тот период албанцы в Турции.

Между тем у властей на это были свои планы. Одним из самых распространенных методов отстранения неугодных кандидатов был метод «разъяснения». Таким способом был устранен депутат II и III думы С. Максудов, шансы которого в случае избрания выборщиком оценивались как очень высокие. На основании того, что у него имеется старший брат, который, по мнению администрации, и должен считаться домохозяином, С. Максудов был лишен избирательного ценза. Когда же выборы его были опротестованы, газета «Йолдыз» стала выдвигать кандидатом в выборщики по 2-й курии Самигуллу Салихова, доверенного и бухгалтера «яичной» фирмы, прогрессиста, поддерживаемого приказчиками и евреями.

Другие органы периодической печати также не оставались в стороне и участвовали в предвыборной кампании, освещая и комментируя тех или иных кандидатов в Государственную думу. Так, журнал «Дин ва магыйшат» на своих страницах в рубрике «Разные новости» извещала своих читателей о том, что в Казани по 1-й курии мусульмане представили список лиц, в который вошли Мухаметзян Сайдашев, Галимжан Галиев (Баруди), Шакиржан Тахиров, Бадретдин Апанаев, Галим Галиев, Гариф Салихов. Среди них кандидатом в выборщики был избран М. Сайдашев, а кандидатом к нему — Б. Апанаев. В одном из следующих номеров из той же рубрики мы узнаем, что «от Казани в IV Государственную думу могут пройти М. Сайдашев и Ш.-А. Иманаев. Часть избирателей, недовольная кандидатурой С. Максудова, решила отдать свои голоса за независимого Сайдашева».

В сентябре 1912 года власти констатировали, что мусульманское общество накануне выборов разделилось на три части. Первая часть, по их мнению, состоит из мулл-новометодистов, их поклонников, круга читателей татарских газет и «мало-мальски» образованной части мелкой и крупной буржуазии. Эта группа, настроенная против существующего правительства, сама разделена на два лагеря, один из них намерен поддерживать С. Максудова, второй — М. Сайдашева. Вторая часть мусульман Казани, состоящая из мулл-старометодистов и религиозных «до фанатичности» лиц, своего кандидата не имеет, но часть ее будет голосовать за М. Сайдашева. Третья часть мусульманского общества, импонирующая властям, европейски образованная и чуждая идеям национализма, также не имеющая своего кандидата, намерена воздействовать на избирателей «в смысле приучения их к сознательному отношению к выборам». «Вообще же настроение вялое, большей частью безразличное. Каждый думает по отдельности. Громадное большинство пойдет по указке заправил…», — заключает агент КГЖУ.

В конце собрания закрытой баллотировкой большинством голосов был намечен в выборщики М.А. Сайдашев.

Газета «Баянуль-хак», встревоженная тем, что мусульмане в отличие от русских еще не думают о выборах, а между тем до выборов остается совсем немного времени, приглашает всех единоверцев принять участие в предвыборных собраниях, которые пройдут в Восточном клубе.

12 сентября в зале Восточного клуба под председательством М.А. Сайдашева и муллы Сафиуллы Абдуллина, который являлся преемником Ш. Марджани, состоялось предвыборное собрание мусульман-избирателей 1-й курии. В начале собрания М.А. Сайдашев произнес: «Повелением Государя Императора осуществляется Государственная дума. Мы, мусульмане, несколько сот лет служили честью, совестью и любовью нашему отечеству, и теперь мы также обязаны послужить при выборах в думу, дарованную нашим Государем Императором. Русские уже к выборам давно приготовились. У русских есть разные политические партии, а у нас нет. Нужно нам объединяться и выбрать человека достойного. Мы, мусульмане России, в думу можем послать только 11 человек, а потому нам надо думать о том, каких именно 11 человек мы можем послать…» Затем Сайдашев указал на необходимость открытия новых школ, медресе, мектебов и прочих образовательных учреж[1]дений для мусульман. Далее мулла Галеев отметил, что «мусульмане могут только просить, а не бороться». Ш.-А.Х. Иманаев, посоветовав собравшимся проголосовать за человека сведущего и образованного, закончил свою речь словами: «Знание! Знание! Знание!» В конце собрания закрытой баллотировкой большинством голосов был намечен в выборщики М.А. Сайдашев, кандидатом к нему — Бадретдин Апанаев.

Предвыборное собрание мусульман 2-й курии наметило в выборщики коллежского асессора Ш.-А.Х. Иманаева. Членами избирательной комиссии были мулла Галимзян Баруди, Исмагил Усманов, мулла Мухаметгариф Салихов, Гайнутдин Мукминов, Исмагил Утямышев, Мухетдин Курбангалиев, Бадретдин Апанаев, Ибрагим Яхьин и Мухаметзян Сайдашев.

К 1 октября 1912 года подготовка к выборам в IV Государственную думу среди мусульман Казани находилась в следующем положении: по первой курии выставлялись купец I гильдии М. Сайдашев и учитель Ш. Тагиров; по второй курии — Ш.-А. Иманаев, С. Салихов, К. Хасанов, Мусалимов и бывший мулла Апанаев. Было очевидно, что данный список кандидатов может привести к разбросу голосов, отчего к вечеру 1 октября положение изменилось: Мусалимова, который мог рассчитывать на 100 голосов от мусульман старого закала, М. Сайдашев и Ш.-А. Иманаев заставили снять кандидатуру под угрозой, что разоблачат его злоупотребления в «Мусульманском благотворительном обществе»; Салихов, представитель прогрессивных и демократических слоев избирателей, заметив опасность со стороны трудовика К. Хасанова, поспешил прийти с ним в соглашение, и последний уступил свои голоса в пользу С. Салихова. Остались три кандидата по второй курии — Ш.-А. Иманаев, С. Салихов и Апанаев. Считалось, что Апанаев имеет ничтожные шансы, а за С. Салихова будут голосовать мусульмане, и, по-видимому, он имеет больше шансов быть избранным, чем Ш.-А. Иманаев.

Землевладельцы Казанской губернии, давно наметившие для себя кресла в думе, заранее решили не пропускать в думу ни одного мусульманина. Фото mgimo.ru

Еще несколько месяцев назад казанские мусульмане предвидели, что на губернском избирательном собрании большинство составят правые землевладельцы. Поэтому лично заинтересованный в выборах М.А. Сайдашев склонял влиятельных мусульман Казани к блоку с правыми. Для этого, говорил он, сначала нужно заслужить репутацию правых и с этой целью организовал празднование мусульманами юбилея Отечественной войны 1812 года. Сайдашев доказывал, что мусульмане добьются своего лишь в том случае, если порвут старую связь с оппозицией и будут поддерживать правительство во всех его начинаниях. В думе он предполагал действовать заодно с правыми, завести знакомства в министерствах и таким образом получить от правительства субсидию на свою газету «Баянуль-хак». У него даже было намерение в будущем образовать всероссийское общество правых мусульман. Такими путями, по мнению М. Сайдашева, мусульманам удастся получить даже некоторые привилегии. В случае получения депутатских полномочий Сайдашев обещал мулле Галееву выхлопотать правительственный указ, но поставил Галееву условием поддержать его на выборах. Последний охотно согласился на это, и его партия выдвинула по 1-й курии М. Сайдашева, а по 2-й — Ш.-А. Иманаева. Прогрессивные мусульмане со своей стороны выдвинули С. Салихова. Но в виду того, что галеевцы пользовались большим влиянием в Казани, кандидат младомусульман не был избран.

Землевладельцы Казанской губернии, давно наметившие для себя кресла в думе, заранее решили не пропускать в думу ни одного мусульманина. Удрученный М. Сайдашев пытался войти в соглашение с выборщиками-прогрессистами, но и у тех на этот счет были свои планы. В результате выборов в IV Государственную думу от Казанского уезда не было избрано ни одного мусульманина. Это событие подействовало на мусульман удручающим образом. Недовольные исходом событий казанские мусульмане говорили: «В 1905 году мы не участвовали в революции. Если еще повторится 1905 год, то будем поступать иначе».

В №1123 от 24 октября газеты «Баянуль-хак» М.А. Сайдашев писал: «Как бы то ни было — горевать из-за прошлого бесполезно. Нам только для будущего надо выяснить, кто в данном случае наш друг и кто нам враг. …Еще за несколько дней до выборов землевладельцы объявили посланным от мусульманского избирательного комитета: «Нынче мусульманам ни одного места не дадим, это им будет уроком». На предвыборное собрание 19 октября землевладельцы явились с отгектографированным списком кандидатов…» Стараясь спасти положение, М.А. Сайдашев обращается к выборщикам: «…следовало бы решить этот вопрос обдуманно. 1/3 часть населения Казанской губернии — мусульмане, поэтому не дать им ни одного места из 10 неосновательно. Ведь в думе будут рассматриваться вопросы, касающиеся мусульман и их духовного управления, поэтому один депутат от мусульман необходим». На это член собрания Боратынский ответил, что в думу депутаты посылаются для рассмотрения общегосударственных дел, поэтому, кто бы ни был избран, русский или татарин, разницы нет, тем более что в числе 117 выборщиков только 8 мусульман. В свою очередь М.А. Сайдашев призывает землевладельцев одуматься, ведь «указанное количество выборщиков из мусульман зависит не от нас самих, а на основании закона от 3 июля… Слова: «Вы не сильны, вас только 8 человек — унижение для мусульман…» Председатель собрания предлагает вторично обсудить этот вопрос, но большинство землевладельцев, оставшись при своем мнении, отказываются от этого. «Мы, казанские мусульмане, остались без депутата», — заключает Сайдашев.

В Санкт-Петербургской «Мусульманской газете» появилась статья под названием «Наши депутаты в IV Государственной думе», где некий Ибрагим писал: «…бывшие же члены Государственной думы 3-го созыва господа Гайдаров, Тукаев и Муфтизадэ забаллотированы. Господин же Максудов был разъяснен администрацией еще до избрания в выборщики. Таким образом, наша мусульманская фракция в IV Государственной думе будет состоять всего-навсего из 6 членов».

В следующую V Государственную думу Ш-А.Х. Иманаев был избран выборщиком мелкой курией «инородцев». Фото wikipedia.org

Предвыборные приемы властей и результаты избирательной кампании 1912 года вызывали единодушное осуждение в обществе, даже в тех партиях, ради которых осуществлялись эти беззакония. В первые же дни работы IV Государственной думы различными депутатскими объединениями было внесено четыре запроса под аналогичным названием «По поводу неправильностей, допущенных при производстве выборов в Государственную думу четвертого созыва». Один был представлен прогрессистами, второй — кадетами, третий — социалистами-трудовиками и четвертый — социал-демократами. Среди поставивших свои подписи под данными запросами казанских депутатов не оказалось. «Администрация Казанской губернии могла быть вполне довольна результатами своей деятельности», — делает вывод исследователь Д.М. Усманова.

В следующую V Государственную думу Ш-А.Х. Иманаев был избран выборщиком мелкой курией «инородцев», но, по его словам, его «не пустило дворянство — Толстой, Милославский, Боратынский», ибо против камергера Милославского он вел судебный иск в Судебной палате и выиграл это спорное дело.

Таким образом, в Государственную думу все чаще избирались управляемые люди, угодные властям. Видимо, к таковым не относились такие яркие представители прогрессивного татарского общества начала ХХ столетия, как С.Н. Максудов, М.А. Сайдашев, Ш.-А.Х. Иманаев и др. Эти люди на практике, а не на словах, опираясь на свой жизненный опыт, трудолюбие и ум, могли бы принести немалую пользу отечеству и своим единоверцам.

Лилия Мухамадеева
ОбществоВластьКультураИстория Татарстан Институт истории им. Ш.Марджани АН РТ

Новости партнеров

комментарии 5

комментарии

  • Анонимно 29 дек
    Российская империя уверенно двигалась по буржуазному пути в сторону конституционной монархии.
    И вдруг быстро наступает катастрофа октября 1917 года?
    Ответить
  • Анонимно 29 дек
    потому что татары умные, работяги и их боялись
    Ответить
  • Анонимно 29 дек
    непонятно что творилось тогда. хотя и сейчас очень похоже ситуация
    Ответить
  • Анонимно 29 дек
    Где имена этих татарских депутатов, где они застряли в истории Казани? За то мы восхваляем, восстанавливаем дома Толстого, Милославского, Боратынского, центров насильственного крещения инородцев Поволжья....
    Ответить
    Анонимно 30 дек
    А кто восхваляет, какие-то агенты "русского мира"?
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии