Новости раздела

Опрос для предпринимателей: как реагировать на патентный «троллинг»?

Опрос для предпринимателей: как реагировать на патентный «троллинг»?
Фото: vniizr.ru

В современном мире передовые технологии и сильный бренд — ключевые факторы успеха в бизнесе. Но и то и другое может оказаться под угрозой нападения патентных «троллей» — недобросовестных патентовладельцев, чей бизнес выстроен на подаче исков, а не производстве или реализации продукции.

Такие компании и частные лица регистрируют в качестве товарных знаков популярные словосочетания и слоганы или присваивают технологии, добытые промышленным шпионажем и другими полузаконными способами, а дальше подают в суд на тех, кто ими пользуется. Патентные «тролли» могут преследовать разные цели: добиваться денежных компенсаций, частичной или полной блокировки деятельности компаний-жертв.

Регулярно появляются примеры оспаривания патентов на технологии. Так, летом сервису «Яндекс.Такси» в Казахстане грозила блокировка из-за патентных претензий местного такси-агрегатора. А примерно в это же время в России по иску швейцарской компании «Сквин СА» пытались блокировать платежный сервис Samsung Pay. Но встречаются и иски к неймингу. Например, не так давно мы писали о патентной войне, развязанной казанским правообладателем популярного белорусского бренда BELTERMO.

Судебные дела о рассмотрении патентных прав могут длиться годами. Поэтому некоторые компании предпочитают выплатить отступные, выкупить права на патент или подписаться на патентный портфель. Мы спросили владельцев и руководителей бизнеса, насколько патентный «троллинг» распространен в их сфере деятельности и как решаются спорные ситуации.

  • Встречались ли вы или ваши бизнес-партнеры с патентным «троллингом»?
  • Как защититься от этой угрозы и что посоветуете делать, если бизнесу предъявляются подобные иски?
  • Борис Герасин

    Борис Герасин руководитель патентного направления ПАО «Сбербанк»

    В РФ патентные тролли начали появляться только в последние 5 лет. Нам пока очень везет, что все это очень небольшие компании без серьезной патентной экспертизы и технической подготовки, непрофессионалы. Часто они пытаются запатентовать или зарегистрировать что-то наиболее абстрактное, чтобы потом «кошмарить» рынок.

    Термин «патентный тролль» возник в конце 1990-х годов — этот образ списали с троллей в норвежских сказках, которые взимают плату за проезд с путешественников, переходящих мосты. Действительно, как правило, патентный тролль за рубежом — это непроизводственная компания, которая имеет в своем штате примерно 200—400 юристов и 200—400 технарей, которые 24/7 покупают интересные патенты или пишут необычные патенты, после чего подают иски примерно на 30 компаний со средним чеком на 10 тыс. — 100 тыс. долларов. В таком конвейере 29 компаний заплатят, а одна будет судиться, потому что судебные разбирательства очень дорогие.

    В настоящее время уже известны прецеденты, когда непрофессиональные тролли приходят в крупные IT-корпорации, стартапы, а иногда дело даже доходит до исков.

    Компании часто выбрасывают письма с требованиями или игнорируют запросы патентных троллей. Игнорирование их может дать троллям более веские аргументы в будущем. Кроме того, если вы ответите слишком быстро и решительно, вы можете представить себя непривлекательной мишенью для судебного процесса. Тролль обычно выбирает самый простой путь для получения своих платежей.

    Что мы советуем делать, если к вам пришли с досудебной претензией или ее подобием?

    1. Главное — не паниковать, потому что тролль грозится всегда уголовным делом, требует заплатить 5 млн рублей в течение двух дней и прекратить использовать объект интеллектуальной деятельности. По закону у вас есть 30 дней по ответу на досудебную претензию. Не обращать внимания на письмо с требованием может быть опасно, особенно если тролль решит подать иск.
    2. Обязательно подключить к вопросу профессионального патентного поверенного, чтобы сделать анализ потенциального нарушения, определиться, есть ли оно. Если это патент на изобретение, патентный поверенный должен обязательно иметь специальность в изобретениях и иметь техническое образование. Патентный поверенный по товарным знакам вам в этом случае не поможет.
    3. Не соглашайтесь на какие-либо лицензионные соглашения, пока вы не поговорите с юристом, и он не прочитает ваше письмо.
    4. Обязательно подумайте, если раньше этого не сделали, о своей интеллектуальной собственности. Максимально широко получите патенты на свои технологии, зарегистрируйте программы, дизайн и товарные знаки.

    Подробно исследуйте патентного тролля на предмет его интеллектуальной собственности. Может быть, у него не зарегистрирован товарный знак, вы сделаете за него на свою компанию и тогда сможете уже предъявить встречные претензии! Будьте максимально изобретательны при отбивании таких атак, и тогда тролль пропадет мгновенно, только от одного вашего ответа, увидев насколько грамотно вы подошли к вопросу.

  • Александр Цыганов

    Александр Цыганов член Совета СРО «Ассоциация профессиональных страховых брокеров», д.э.н., профессор, руководитель департамента страхования и экономики социальной сферы Финансового университета при Правительстве РФ

    В мировой практике страхования существует специализированная страховая защита, которая учитывает в том числе и патентный троллинг. Защитить свою интеллектуальную собственность и бизнес можно, при этом предлагаются две разновидности страхового покрытия — IP (от Intellectual property) Abatement и IP Defense Cost. Первый страховой продукт рассчитан на случай нарушения патентных прав страхователя. По условиям, страхователю возмещаются расходы, связанные с защитой нарушенных прав. Второй продукт (IP Defense Cost) предполагает компенсацию расходов, связанных с предъявлением страхователю претензий со стороны иных правообладателей.

    Понятно, что IP Defense Cost может использоваться и в случае нападения патентных «троллей». Страховщик компенсирует страхователю в случае возникновения претензий третьих лиц в суде, в том числе в патентном суде, расходы по исполнению судебного решения или по мировому соглашению. Последнее возможно при согласовании со страховщиком. В российской практике такое страхование возможно и относится к страхованию финансовых рисков, а страховые продукты обычно формируются на основе правил страхования судебных издержек, где должны учитываться особенности патентных споров. Процесс андеррайтинга риска, проводимый перед заключением договора страхования, включает в себя анализ работы патентной службы страхователя, практику привлечения к деятельности патентоведов и патентных поверенных и их репутацию, наличие прецедентов патентных споров в прошлом.

    Интерес к страхованию интеллектуальной собственности, куда как часть входит и защита на случай патентного троллинга, в России пока не велик. Это связано со сложностями оценки риска и его потенциальной величиной, а также недостаточным доверием к страховым компаниям и отсутствием практики такого страхования, которую можно было популяризировать.

  • Евгений Гусев

    Евгений Гусев руководитель юридического департамента Федерального центра защиты товарных знаков

    Сегодня все большее значение для бизнеса приобретает понятие бренда. Чтобы повысить свою узнаваемость, предприниматели тратят на рекламу, маркетинг и PR внушительные денежные суммы. Вместе с тем возрастает и количество правовых конфликтов, связанных с действиями лиц, паразитирующих на добросовестных участниках рынка.

    Их называют патентными троллями. Они не ведут самостоятельной производственной деятельности, а лишь аккумулируют патенты и товарные знаки с целью предъявления исков о взыскании компенсации за «нарушение» прав.

    В законодательстве достаточно сложно определить специальный механизм борьбы с таким «непредусмотренным» использованием прав, чтобы одновременно не усложнить защиту честных правообладателей. Поэтому в случае столкновения с патентным троллем зачастую используются такие же юридические инструменты, как и при споре с любым другим владельцем патента либо товарного знака.

    Так, например, заинтересованное лицо может оспорить товарный знак в Палате по патентным спорам, если докажет, что начало использовать свое обозначение раньше, чем патентный тролль его зарегистрировал.

    Если же после регистрации товарного знака, принадлежащего патентному троллю, прошло 3 года, то в соответствии с п. 1 ст. 1486 ГК РФ его правовую охрану можно прекратить досрочно. Для такой категории дел предусмотрен судебный порядок рассмотрения. Соответствующие заявления подают заинтересованные лица в Суд по интеллектуальным правам. Однако особенностью таких дел является то, что патентные тролли зачастую пытаются создать видимость использования своего товарного знака и представляют в суд специально подготовленные для этого документы.

    В качестве дополнительного инструмента защиты в суде при предъявлении иска патентным троллем может быть использован институт злоупотребления правом. Но все же без опытного юриста, специализирующегося на интеллектуальной собственности, обойтись в подобных случаях сложно.

    Недавно наша компания представляла в суде интересы завода, который занимается разработкой и производством светильников. Патентный тролль предъявил к заводу иск о взыскании компенсации за использование обозначения, сходного до степени смешения с принадлежащими ему товарными знаками.

    Поскольку с даты регистрации одного из них прошло более 3 лет, заводу была предложена комплексная стратегия защиты, которая включала в себя подачу в суд самостоятельного иска о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования. Подача такого иска спровоцировала патентного тролля отказаться от права на товарный знак, что позволило доказать злоупотребление правом с его стороны, поскольку попытка получить защиту товарных знаков была осуществлена при отсутствии достойного защиты интереса.

    Наши юристы также доказали, что у истца отсутствует право на иск, поскольку договор отчуждения прав на спорные товарные знаки, на основании которого они перешли к троллю, не содержал достаточных данных, позволяющих считать подтвержденными как само возникновение права требования, так и его передачу истцу.

    В итоге после признания действий истца злоупотреблением правом завод получил возможность использовать свое обозначение, не опасаясь давления со стороны «патентного тролля» в будущем.

    В любом случае, оптимальный способ защиты бренда — его регистрация в качестве товарного знака. Его владелец вправе требовать не только запрета на использование другими лицами сходного обозначения, но и выплаты компенсации в размере до 5 млн рублей.

  • Марина Неустроева

    Марина Неустроева заместитель директора по правовым вопросам, ведущий юрисконсульт, ООО ТПК «Алмаз Групп»

    Наша компания получала требование, в котором говорилось о том, что мы используем чужой товарный знак на своей упаковке. Наша упаковка была зарегистрирована как промышленный образец значительно раньше, чем товарный знак конкурента. Требования конкурента были максимально опасные для нас. Он требовал остановить производство, уничтожить продукцию в полном объеме и выплатить компенсацию в связи с тем, что наша продукция уже поставлена в торговые точки. Конкурент ООО «ОРТЕКС» не имел контрагентов в торговых сетях, а распространял свою продукцию только через рынки типа «Южный порт» (Москва).

    В связи со спецификой спора, претензию мы не получали, а сразу встретились по этому вопросу в суде.

    Иск был на рассмотрении Арбитражного суда Нижегородской области. В связи с тем, что наша организация имеет несколько объектов интеллектуальной собственности, и в силу этого имеет достаточно большой опыт по их защите, суд мы выиграли. Грамотно проявил себя в этом вопросе и суд, что не всегда характерно для такого спора в рядовом Арбитражном суде. Так что обеспечительные меры на наше производство не были наложены.

    Из своего опыта, для избежания ареста производства (а он может быть инициирован не только через гражданские споры, но и через полицию) я бы рекомендовала на производствах иметь заверенные копии свидетельств на товарные знаки и патенты, документацию на продукцию. Это нужно для того, чтобы при выездной проверке правоохранительные органы имели возможность усомниться в заявлении конкурентов. Потому что, если на момент проверки у производства не будет доказательств правомерности, то оно будет опечатано, продукция будет изъята. Это парализует деятельность компании, сотрудники останутся без работы. Снятие ареста через жалобы требует времени, ущерб будет неизбежен.

    В наш адрес приходила и претензия от иностранного конкурента по поводу сходства наших упаковок клея с его упаковкой. Спор был решен на уровне претензий. Наша компания не пошла на уступки, в своем ответе мы четко, со ссылками на законодательство и практику по таким спорам, пояснили конкуренту, что его претензия несостоятельна, что наша продукция достаточно индивидуализирована и защищена в Роспатенте, проходила экспертизу Роспатента при регистрации заявленного обозначения и признана уникальной. Наши аргументы убедили конкурента. Спор был закрыт. Больше претензий от него мы не получали.

  • Артем Антонов

    Артем Антонов коммерческий директор компании «Авалоника»

    1. Вообще не вступать в диалог: игнорировать все входящие и звонки под любыми предлогами.

    2. Если диалог все же навязан: максимизировать бюрократическую часть. Запросить множество документов, заверенные нотариально, с переводом, подтвердить полномочия и т. д. и т. п. Есть шанс, что утомятся и отстанут.

    3. Помнить, что по нормам ст.1487 ГК РФ, не является нарушением исключительного права на товарный знак использование этого товарного знака другими лицами в отношении товаров, которые были введены в гражданский оборот на территории Российской Федерации непосредственно правообладателем или с его согласия.

    4. Если есть достаточно средств — нанять юриста.

  • Максим Ильин

    Максим Ильин генеральный директор OOO «АНТИГРАМ»

    Итак, для начала, если мы говорим о патентных «троллях» — недобросовестных патентовладельцах, чей бизнес выстроен на подаче исков, а не производстве или реализации продукции, то стоит учесть, что действуют они в рамках закона. Тут мы можем предположить два варианта отношения к этому:

    1. Все действия происходят в рамках текущего законодательства, эти компании являются частью рынка, делают прогноз на возможные популярные в перспективе названия для брендов, фирм, продуктов и в дальнейшем зарабатывают на своем умении прогнозировать. Например, существует такое понятие в интернет-среде, как киберсквоттер. Это такие люди, кто выкупает доменные имена (имена сайтов) с целью заработать на этом.
    2. Второй вариант — это несовершенство текущего законодательства, и решением может быть создание необходимых регуляторов, которые отслеживали бы эту историю и контролировали, если мы будем воспринимать ее как плохую с моральной точки зрения.

    Что же делать предпринимателю, который придумал хорошую для себя идею и название для бренда или уникального продукта?

    Само собой, что в начале будет аналитика и проверка данных: есть ли уже подобные названия у кого-то или название уникально; проверить патенты товарных знаков, например, через Роспатент или Яндекс (или какую-либо другую организацию, которую можно найти в интернете). Есть сервисы, которыми можно воспользоваться бесплатно, например, TMview. По результатам найденной информации у предпринимателя будет несколько путей. Если похожих названий компаний, продуктов, брендов, логотипов найти не удалось, то можно смело реализовывать идею и, скорее всего, все будет нормально, если не окажется каких-либо подводных камней. Если же есть такие названия, то можно либо связаться с владельцем и попробовать выкупить права, либо, запатентовать первым (если у конкурента по названию патента нет), либо отказаться от изначальной идеи и придумать другую.

    В моей собственной компании по разработке мобильного приложения Antigram содержится идея аналогии на крупные существующие компании Instagram и Telegram, как нечто, противопоставленное мейнстриму, некая антисоциальная сеть, анти-мода. Сам бизнес является стартапом — временная организация, созданная для поиска ответов на вопрос, что делает бизнес-модель воспроизводимой и масштабируемой. И чтобы обезопасить свое название, я назвал само юридическое лицо OOO «АНТИГРАМ» и выкупил все возможные домены с этим названием (antigram.ru, антиграм.рф и т. п.). Следующим шагом будет регистрация товарного знака в России и других странах, что конечно же, стоит денег, но в данном случае является необходимостью.

Ильгиза Насибуллина
БизнесКейс

Новости партнеров

комментарии 4

комментарии

  • Анонимно 23 окт
    Пока это не обрело у нас таких масштабов, как на западе. Терпеть можно
    Ответить
  • Анонимно 23 окт
    Интересные ответы
    Ответить
  • Анонимно 23 окт
    да уж, если с Яндексом и Samsung Pay такие вещи проходят, то небольшим компаниям вообще трудно защиаться от таких юридически подкованных троллей
    Ответить
  • Анонимно 23 окт
    У Самсунга сейчас как раз в разгаре патентный спор и еще не понятно, какое решение вынесет суд
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии