Новости раздела

ОПГ из МЧС Татарстана: московским следователям не хватило фактуры на организатора хищений?

За полтора года расследования ущерб по «делу МЧС» сократился на 40 млн рублей — до 121,6 млн рублей

ОПГ из МЧС Татарстана: московским следователям не хватило фактуры на организатора хищений?
Фото: Ирина Плотникова

Трем прокурорам не хватило рабочего дня, чтобы огласить объемное обвинение бывшему замглавы МЧС Татарстана Ильхаму Насибуллину и двум руководителем коммерческой службы спасения «ОДС РТ». Через эту фирму, по версии СК и Генпрокуратуры, подсудимые присвоили 121,6 млн рублей за оказанные госуслуги, действуя в сговоре с неустановленным организатором преступной схемы. Сомнения в том, что его личность силовикам неизвестна, вызвала попытка прокуроров перевести процесс в закрытый режим, передает с заседания журналист «Реального времени».

Чего боится гособвинение

Суд по «делу МЧС» стартовал в Казани со второй попытки. В сентябре пришлось объявлять перерыв — из СИЗО Москвы не успели этапировать двух фигурантов. Вчера, пусть и с опозданием, но в Советский райсуд Казани доставили троих арестантов по этому делу — бывшего руководителя «Татагролизинга», действующего директора «ОДС РТ» Ленура Зиннатуллина и бывшего замглавы МЧС Татарстана Ильхама Насибуллина. Зам Зиннатуллина и его предшественник на посту руководителя «ОДС РТ» Ильнар Гимадиев находится под домашним арестом, его сопровождал на заседание сотрудник ФСИН.

Впрочем, первой у зала суда появилась потерпевшая по делу — Миляуша Бакирова. Ее сын Марсель тоже был директором и совладельцем той самой фирмы ОДС, работу которой силовики считают ширмой для хищений. Но Бакирова в числе обвиняемых нет — следователи уверены: в отличие от двух других директоров, он не знал о преступлениях и, по сути, был номинальным руководителем. Именно с Бакировыми связан персональный эпизод Насибуллина в этом деле — мошенничество на 950 тысяч рублей, но о нем чуть позже.

Гособвинение по делу утверждал заместитель Генпрокурора РФ Юрий Пономарев, для его поддержки в суде была создана группа из четырех обвинителей. На старте процесса работали трое — прокурор отдела Генпрокуратуры РФ Сергей Киселев, сотрудница прокуратуры РТ Элина Ильясова и старший помощник прокурора Советского района Казани Светлана Белова.

На старте процесса работали трое обвинителей

Когда от представителей СМИ поступил вопрос о возможности съемки на заседании, московский прокурор тут же попытался перевести самую интересную часть процесса в закрытый режим. «Ходатайствуем о закрытом судебном заседании при допросе свидетелей», — обратился к суду Киселев. Он заметил, что ранее при избрании меры пресечения обвиняемым по делу суд указал на опасения за безопасность свидетелей и потерпевших. «Основания не изменились, считаем, необходимо процесс закрыть», — сообщил прокурор.

Тут стоит вспомнить: сами заседания по избранию меры пресечения нынешним подсудимым в марте 2020 года проходили в Казани в открытом режиме, а угрозой для свидетелей и потерпевших следователи тогда называли не журналистов, а обвиняемых, которых и просили заключить под стражу.

Очень часто попытки «засекретить» заседания предпринимает защита. В данном случае все было ровно наоборот. Московский адвокат Леонид Кример выступил против инициативы прокурора. По его мнению, доводы об «опасности» неосновательны и ничем не подтверждены, тогда как гласность необходима для объективного освещения происходящего на процессе. «Наша сторона настаивает на невиновности», — напомнил Кример.

Обвиняемый Ильхам Насибуллин своего адвоката поддержал, а его сосед по «аквариуму» Ленур Зинатуллин просил суд обеспечить явку прессы на каждое заседание. Не нашлось возражений и у потерпевшей Миляуши Бакировой; «Пусть сидят, я не против».

Суд решил отложить вопрос о переводе процесса в закрытый режим до стадии допросов.

«Наша сторона настаивает на невиновности», — напомнил Кример

Адвокат теледивы, минус 40 миллионов и загадочный лидер ОПГ

К защите бывшего замминистра наравне с казанским адвокатом Александром Клюкиным подключились его московские коллеги — Юлия Цвигун и Леонид Кример. Первая до прихода в адвокатуру отработала десятилетку в Центробанке РФ. Второй в свое время защищал «звезду» сериала «Счастливы вместе» Наталью Бочкареву — она обвиняла в мошенничестве со сдачей апартаментов в Испании певицу Наталью Штурм.

Интересы директоров «ОДС РТ» — действующего Ленура Зиннатуллина и бывшего Ильнара Гимадиева — со стадии следствия представляют казанские адвокаты Дмитрий Усков и Нияз Халитов. Усков одновременно с этим делом участвует в защите другого замглавы МЧС Татарстана Олега Степущенко — формально обвинения замов никак не связаны, однако оперативную разработку и предварительное следствие начинали одни и те же люди.

В ближайшее время скамейку договорных адвокатов может пополнить один общественный. Зиннатуллин просит допустить в этом качестве его сына. Ходатайство пока не рассмотрено.

За первый день работы гособвинители не успели огласить обвинение Насибуллину по первому, самому сложному эпизоду этого дела. Тем не менее на процессе прозвучали сразу две сенсации. За время расследования «дела МЧС РТ» в Москве установленный ущерб бюджета сократился со 161 млн 850 тысяч рублей до 121 млн 619 тысяч рублей.

За счет чего произошла уценка аж на 40 млн рублей? В первоначальном обвинении фигурировал семилетний период совершения преступлений — с 2013-го по март 2020 года, а в оглашенном на суде упоминаются лишь 6 лет — с 28 ноября 2014 года по 16 марта 2020-го. Почему? Да потому что именно в этот период ныне обвиняемый Насибуллин занимал должность исполняющего обязанности начальника ГКУ «ПСС при МЧС РТ», вплоть до своего задержания. И вменить ему хищения ранее указанного срока силовики не смогли.

Гимадиев и адвокат Нияз Халитов

Кроме того, после передачи дела из 4-го отдела Следкома по РТ в центральный аппарат СКР была проведена экспертиза, которая также могла скорректировать размер ущерба.

Второй сенсацией накануне прозвучала сама конструкция обвинения. Если при возбуждении дела казанские следователи полагали, что преступление совершено в сговоре с неустановленными лицами, то при его направлении в Генпрокуратуру и суд московские коллеги пришли к однозначному выводу — у преступления с ущербом за 100 миллионов был организатор, но весомых доказательств его причастности нет. Поэтому в обвинении он указан в качестве «неустановленного лица».

Источники «Реального времени» не исключают, что если свидетели по «делу МЧС» не ограничатся показаниями в отношении тройки подсудимых, то протоколы судебных допросов могут укрепить доказательную базу в отношении того самого «неустановленного». Тогда и он получит персональное обвинение. Дойдет ли до этого, можно лишь гадать.

Эпизод 1. Работают госспасатели — деньги получает «ОДС РТ»?

В обвинении подсудимым отражены сотни договоров, контрактов и дополнительных соглашений между компанией «ОДС РТ» и организациями (предпринимателями), которые используют опасные производственные объекты — газовые котельные, нефтепроводы, а также занимаются производством, переработкой и хранением опасных химических веществ. В перечне получателей услуг бизнес-спасателей на суммы от 20 тысяч до 3 млн рублей — выделяются несколько категорий:

  • социальные, общественные и госучреждения (Лаишевский детдом, музей-заповедник «Казанский Кремль», гостевой дом при управделами президента РТ, противотуберкулезный диспансер, елабужский филиал КФУ и пр.)
  • объекты транспортной инфраструктуры (аэропорт «Бугульма», филиалы «Татнефть АЗС»)
  • производители-поставщики ресурсов («Газпром сжиженный газ», «Татнефтеотдача», Заинская ГРЭС, несколько казанских ТЭЦ, теплосети в городах и районах РТ, «Булгарнефть», «Шешмаойл» и ряд подразделений «Татнефти»)
  • промышленные и оборонные предприятия (ПАО «Туполев», Уруссинский химзавод, Kastamonu, Альметьевский трубный завод, Казанский завод «Электроприбор», Набережночелнинский картонно-бумажный комбинат и др.)
  • сельхозпроизводители — агрофирмы и КФХ
«Фактически все действия орггруппы были направлены на хищение средств из бюджета», — сообщили гособвинители

С одними из этих компаний у «ОДС РТ» были соглашения на обслуживание опасного объекта, с другими — на проведение учений по ликвидации разлива нефти. Согласно оглашенному обвинению, все эти услуги оказывали сотрудники государственного казенного учреждения «Поисково-спасательная служба РТ» в структуре МЧС Татарстана, а значит, средства должны были поступать на счет этой госорганизации и в бюджет. Но они уходили в «ОДС РТ» в соответствии с притворными договорами.

— Фактически все действия орггруппы были направлены на хищение средств из бюджета, — сообщили гособвинители.

Они отметили, что Гимадиев, Зиннатуллин и не осведомленный о преступлениях Бакиров действовали по указанию неустановленного организатора преступной группы и Насибуллина:

— В результате чего противоправно, безвозмездно, безвозвратно обратили в свою пользу вверенные неустановленному должностному лицу ПСС, а в последующем — Насибуллину, безналичные средства за оказанные услуги, обеспечив их переход в собственность подконтрольного ООО «ОДС РТ».

По версии СКР и прокуратуры, преступный умысел у неустановленного организатора возник не позднее января 2013 года, и он посвятил в свою затею неустановленное должностное лицо из числа сотрудников государственной ПСС по РТ. Вдвоем эти неустановленные решили создать бизнес-клона ПСС, обеспечить его нужными лицензиями и своими людьми. Первым вовлекли Насибуллина, который «в соответствии с отведенной ему преступной ролью», был назначен и. о. начальника ГКУ «ПСС при МЧС Татарстана» — замглавы МЧС Татарстана и вместе с организатором ОПГ оказывал общее покровительство хищениям, создавая для них все условия, привлекая новых участников и контролируя заключение притворных сделок.

Гособвинители полагают — именно Насибуллин обеспечил формальное назначение Марселя Бакирова гендиректором «ОДС РТ» в феврале 2015-го

Заметим, данная цитата из обвинения является непрозрачным намеком на личность того самого неустановленного главаря, обеспечившего назначение нужного человека на высокий пост в структуре МЧС. Для такого назначения требовались полномочия руководителя рангом повыше либо широкие лоббистские возможности в госаппарате. На момент своего назначения на вышеназванную должность у Насибуллина за плечами было больше 20 лет службы в органах МВД, в том числе в управлении охраны органов власти РТ, и еще 6 лет службы в МЧС — начальником отдела тыла и начальником инспекции по маломерным судам.

Гособвинители полагают — именно Насибуллин обеспечил формальное назначение Марселя Бакирова гендиректором «ОДС РТ» в феврале 2015-го, не информируя его о преступлениях. А позднее дважды инициировал смену директоров — соучастников преступлений: в сентябре 2015-го пост занял Ильнар Гимадиев (соучредитель АНО «Учебный центр подготовки спасателей»), через год — Ленур Зиннатуллин, ранее трудившийся в «Татагролизинге». Причем Зиннатуллин позднее стал единственным учредителем возглавляемого им «ОДС РТ». Ранее в этом качестве меняли друг друга Михаил Ковригин, Альберт Гараев (экс-руководитель «ПСС»), Марсель Бакиров, Марс Багаутдинов.

Именно бывшему замминистра силовики приписывают обеспечение «ОДС» так называемой кормовой базой: «дал указание подчиненному Ковригину при проведении учений занижать оценку степени готовности опасных производственных объектов» тех организаций и частников, что не заключили договоры с бизнес-клоном «ПСС».

В перерыве заседания в разговоре с журналистами потерпевшая Бакирова подтвердила, что носила Насибуллину «большие суммы»

Эпизод 2. «Угрожая уголовным делом, потребовал миллион»

Также Ильхама Насибуллина обвиняют в хищении крупной суммы у матери номинального директора «ОДС РТ» Марселя Бакирова. По версии следствия, в мае — июне 2015-го Бакиров взял из кассы данного предприятия под отчет 1 млн рублей, отчет об их расходовании не представил, сами деньги не вернул. Насибуллин потребовал возврата, но получил отказ, после чего задумал преступление, считают силовики.

Местом незаконных действий стал кабинет замминистра. Согласно версии обвинения, там в июне — июле 2015-го состоялась встреча Насибуллина с матерью Бакирова, на которой VIP-спасатель пригрозил ей — на сына возбудят уголовное дело, если он не вернет деньги. На той встрече потерпевшую ввели в заблуждение, что переданные деньги вернутся в кассу «ОДС РТ», считают в СК, в итоге она до декабря 2015-го носила в кабинет замминистра крупные суммы из личных сбережений — всего 950 тысяч рублей, но эти деньги получатель забрал себе.

В перерыве заседания в разговоре с журналистами потерпевшая Бакирова подтвердила, что носила Насибуллину «большие суммы».

Сам экс-чиновник от МЧС вину по двум эпизодам категорически отрицает. Директора «ОДС» Зиннатуллин и Гимадиев также не согласны с претензиями на 121 млн рублей. Позиция защиты по этому эпизоду опирается на несколько пунктов:

  • присвоения и растраты бюджетных средств не было и быть не могло, поскольку в бюджет средства по договорам «ОДС» не поступали,
  • значительная часть услуг «ОДС» не имела аналогов в госслужбе, в частности у «ПСС» отсутствовала лицензия на газоспасательные работы,
  • ряд работ бизнес-спасателей предшествовали проверкам «ПСС» на предмет готовности предприятий к ЧС, по мнению защитников, государственные спасатели не могли проверять свою же работу.
Оглашение первого эпизода решено продолжить 25 октября

Более детально свои аргументы стороны обвинения и защиты планируют представить на следующих заседаниях.

Вчера попытки председательствующего судьи Сергея Аптулина ускорить оглашение обвинения, успехом не увенчались. Оглашение первого эпизода решено продолжить 25 октября.

Ирина Плотникова, фото автора
ПроисшествияБизнесОбществоВластьЭкономикаФинансыБюджет Татарстан

Новости партнеров

комментарии 5

комментарии

  • Анонимно 19 окт
    Чем больше власти, тем больше соблазна на наши с вами деньги
    Ответить
  • Анонимно 19 окт
    Вор должен сидеть в тюрьме!
    Ответить
  • Анонимно 19 окт
    По мотивам можно снять полнометражку
    Ответить
    Анонимно 19 окт
    да ну, мелочь, скука
    Ответить
  • Анонимно 19 окт
    Непонятно , а что за таинственные организаторы ?
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии