Новости раздела

Нефтепереработчики США и Европы увеличили востребованность российской нефти

Что может обрушить цены на нефть, сможет ли новая волна пандемии уронить котировки, почему ключевыми для рынка стали решения американской ФРС, а не только ОПЕК+

Нефтепереработчики США и Европы увеличили востребованность российской нефти
Фото: rubaltic.ru

Нефтяные котировки чуть ли не ежемесячно бьют рекорды, рынок черного золота восстанавливается от прошлогоднего обрушения. С февральских 58 долларов за полгода цена за баррель нефти марки Brent выросла до 75 долларов за баррель. В интервью газете «Реальное время» эксперт Финансового университета при правительстве России, ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков рассказал, что может обрушить цены на нефть, сможет ли новая волна пандемии уронить котировки, почему ключевыми для рынка стали решения американской ФРС — и как нефть российской Urals стала востребована в последние годы… благодаря американским и европейским НПЗ.

«Обрушить цены на нефть может сделка по иранской ядерной программе»

— Сейчас мы наблюдаем уверенный рост котировок нефти: после прошлогодних провалов она отыграла все потери, и сейчас фьючерс на Brent стоит уже больше 75 долларов за баррель. Может ли что-то этой осенью надавить на нефть, какие события или явления могут развернуть восходящий тренд?

— Есть соглашение ОПЕК+, которое как раз и призвано удерживать цену на относительно высоком уровне. При этом, может быть, Россия и хотела бы добывать больше нефти при условии даже более низкой цены. Нас устроил бы коридор в районе 50—60 долларов за баррель. Но Саудовская Аравия настаивает на том, чтобы цены были более высокими, поэтому мы пока довольно скромно увеличиваем свою добычу. Так что наличие соглашения ОПЕК+ становится фактором, удерживающим цены на нефть от падения.

Кроме того, мы видим, что сланцевые проекты США не очень-то активно восстанавливаются. Это происходит очень медленно, по сравнению с теми темпами, что были раньше, когда они быстро могли наращивать добычу. Потому что они [владельцы сланцевых нефтяных компаний] тоже боятся и не понимают, как американские власти будут поступать в ближайшем будущем. Мы видим, что разрешения на новые месторождения не выдаются, что стройки нефтепроводов останавливаются, и «зеленая риторика» (в апреле этого года президент Джо Байден заявил, что США намерены к 2050 году полностью прекратить вредные выбросы в атмосферу, — прим. ред.) выдавливает многие нефтегазовые проекты. Поэтому инвесторы предпочитают не вкладываться в их в развитие, а выводить средства «в кэш» — по сути забирать прибыль в виде дивидендов. Так что в итоге рост происходит не так быстро, как хотелось бы. И это удерживает цену на нефть на высоких уровнях.

Обрушить цены на нефть может сделка по иранской ядерной программе и снятие санкций с Ирана. Хотя сейчас Иран и входит в соглашение ОПЕК+, на него никакие квоты не распространяются. Но если страну выведут из-под санкций, то она сможет быстро увеличить объем нефтедобычи, где-то на порядка 1,5—2 млн баррелей в сутки. Конечно, это ударит по цене очень сильно, уведя ее в район 40—50 долларов за баррель. Тогда, возможно, даже придется пересматривать параметры соглашения ОПЕК+, как-то притормаживать восстановление добычи.

Но сейчас мы не видим продвижения соглашения по иранской ядерной программе, санкции с него не снимают. Поэтому пока, при прочих равных, все довольно стабильно.

Фото: rueconomics.ru

Эпидемия и нефть: главное — чтобы люди перемещались

— Опыт прошлого года продемонстрировал непредсказуемость нефтяного рынка в свете коронавирусной эпидемии. Насколько велико сегодня ее влияние на нефтяной спрос? Ведь после дельта-штамма появляются следующие, тоже достаточно опасные.

— Саму пандемию сегодня вряд ли кто-то сможет прогнозировать. Но предположим абстрактно, что начнется пандемия коронавируса в той же форме, в какой она была в прошлом году — то есть когда страны боролись с ней карантинными мерами, удерживали людей в городах, в своих домах. Соответственно, люди опять будут меньше перемещаться и тратить топлива. В прошлом году на пике эпидемии это привело к снижению объема потребления нефти на 30% от нормального уровня. Но если это опять начнется — можно ждать падения потребления уже не на 30%, но в районе 10—15% точно.

— Некоторые эксперты и мировые лидеры считают, что тотальная вакцинация приводит и в дальнейшем приведет к росту мировой экономики — а значит, и спрос на нефть разгонит.

— Могу сказать так: если при наличии вакцины страны не будут ограничивать перемещение людей, тогда массовая вакцинация поможет избежать падения спроса на нефть. То есть ключевое здесь — разрешать людям перемещаться. А значит, они будут тратить бензин, авиационное топливо, другие виды горючего — и тренд на высокий спрос сохранится.

Фото: realnoevremya.ru

Дешевые деньги от ФРС подталкивают нефть вверх

— С вашей точки зрения, сегодня цена на нефть сформирована балансом/дисбалансом спроса и предложения, или все-таки спекуляциями и спекулятивными ожиданиями?

— Здесь есть, конечно, не то чтобы спекулятивный момент, а скорее финансовый фактор. Потому что в качестве меры борьбы с последствиями коронавируса все государства стали поддерживать свои экономики. Они понизили ставки рефинансирования — а значит, и ставки по кредитам, чтобы предприятия смогли взять денег под низкий процент и возобновить остановленные производства. То есть помогать бизнесу все государства начали по одной и той же схеме, довольно классической — дешевыми кредитами.

И когда, прежде всего, США понижают ставку рефинансирования, то часть этих дешевых денег попадает на биржу, потому что инвесторы начинают на них скупать все подряд, в том числе и фьючерсы на нефть. Напомню, что и после кризиса 2008—2009 годов нефть стоила дорого — и сейчас мы видим, что она стоит дорого. Потому что регулятор Соединенных Штатов тогда тоже выбрасывал в экономику огромный объем новых долларов, понижая ставку рефинансирования. Но если ФРС начнет повышать ставку рефинансирования и, соответственно, кредиты станут дороже — часть денежной массы уйдет с биржи. И тогда нефть может чуть-чуть снизиться в цене.

— Говоря о трендах на нефть, чаще говорят о популярной парочке — Brent и WTI. А может ли поведение российской марки Urals пойти вразрез со своими «коллегами»?

— В целом, мы видим, что все марки находятся в одном тренде. О российской марке нефти Urals можно сказать следующее: в последние годы она стала очень востребованной. И, кстати, по отношению к другим сортам она дорожает. Какое-то время в прошлом году Urals торговалась даже с премией по отношению к Brent, а не с дисконтом, как обычно. Просто еще в 2019 году США ввели санкции против Венесуэлы, запретив своим НПЗ покупать венесуэльскую нефть — американские НПЗ начали искать какую-то приемлемую замену, и оказалось, что очень выгодно покупать как раз российскую Urals и российский же мазут (мазут они смешивают с легкими сортами нефти). Таким образом мы вытеснили Венесуэлу с американского рынка, стали вторым по объему поставщиком нефти.

В то же время в Европе множество нефтеперерабатывающих заводов уже настроены под Urals. Поэтому востребованность Urals большая и спрос на нее высокий. И, скорее всего, котировки Urals в среднесрочной перспективе вряд ли будут уходить вниз, по отношению к другим сортам нефти, а скорее, подрастут.

Фото: Максим Платонов

Байден нефти не указ

— Вы часто упоминали именно американскую политику и американские решения, сильно влияющие на нефтяной рынок. Получается, что из всех мировых игроков, включая Россию, ОПЕК и Китай, — именно от США зависят нефтяные котировки?

Я бы так не сказал, [трейдеры] смотрят и на то, и на то. Вот как раз на то, что Байден говорит, никто особо и не смотрит. Все смотрят на то, какие сигналы дает ФРС, что происходит со статистикой нефтедобычи и нефтяных запасов в США. Ну и, соответственно, смотрят на решения ОПЕК+, на выполнение сделки ОПЕК+, на планы организации по увеличению добычи, которые принимаются.

На какие-то политические заявления смотрят только в экстраординарных случаях. Скажем, если Байден вдруг заявит о снятии санкций с Ирана — такие громкие заявления да, повлияли бы на рынок.

— Верите ли вы в то, что до конца года цена на Brent улетит за 80 долларов за баррель?

Мне кажется, что нет. Мы же постоянно увеличиваем объем добычи нефти в рамках сделки с ОПЕК+. Может, и ненамного, но увеличиваем. И США потихоньку все-таки подрастают. Получается, и спрос восстанавливается, и предложение увеличивается. Поэтому не думаю, что нефть как-то далеко уйдет вверх. А если ФРС еще и повысит ставку рефинансирования, то с нынешних 75 долларов за баррель нефть опустится примерно до 65.

Сергей Афанасьев
ПромышленностьНефтьЭкономикаИнвестицииОбществоВласть

Новости партнеров

комментарии 2

комментарии

  • Анонимно 18 сен
    Всем нужна российская нефть, но почему-то никакого плюса от этого нет
    Ответить
  • Анонимно 18 сен
    Это всё доводы и предположения, а вот, что будет на деле - это уже покажет время
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии