Новости раздела

«По организации прозрачности выборов Татарстан занимает первое место в стране»

Республика к выборам готова, но есть нюансы

«По организации прозрачности выборов Татарстан занимает первое место в стране»
Фото: Максим Платонов

Надо ли переходить к системе штрафов за неявку на выборы? В чем кроется подвох трехдневного голосования для малых партий? Будет ли в Татарстане снято ток-шоу «Один день из жизни Кондратьева»? Как убедить людей в полной прозрачности выборов, что для этого уже сделано, а что еще предстоит сделать? За две недели до выборов депутатов Госдумы восьмого созыва в экспертном клубе «Волга» обсудили тему контроля за прозрачностью избирательного процесса. Подробности — в репортаже «Реального времени»

Татарстан — супергуд

На очередном заседании экспертного клуба «Волга» обсудили тему контроля за чистотой голосования на предстоящих выборах депутатов Госдумы. Учитывая опыт Татарстана по обеспечению прозрачности выборов и повышенную медийную активность всех задействованных в избирательном процессе татарстанских официальных лиц, большая часть дискуссии была посвящена усиленным похвалам в адрес республики.

Например, Александр Малькевич по своему обыкновению называл Татарстан «номером один» на избирательном поле России и всячески восхвалял инициативу Общественной палаты по привлечению блогеров в процесс общественного наблюдения (ее сейчас планируют масштабировать на остальные регионы). Он выгодно сравнивал республику в плане открытости выборов с некоторыми другими субъектами Федерации, где не удается «составить оркестр из отдельных блестящих музыкантов-профессионалов» (а музыканты — это ЦИК, Общественная палата региона, профессиональные СМИ и эксперты).

— Моя постоянная тема — позитивные региональные практики Татарстана, — оседлал своего любимого «татарского конька» Малькевич. — Кроме блогеров-наблюдателей, это форумы «Мой голос». Как призывают фейкометы: расскажите всем, максимальный репост, сообщите близким и друзьям! Вы только представьте: глава ЦИК региона поехал в гастрольный тур по республике, собирает полные залы, к нему приходят люди, идет живое общение, ответы на любые вопросы — вот вам профилактика фейков. Такого нет нигде! Плюс игровой аспект — вот предлагается порвать сейф-пакет, вот показывают, как работает КОИБ, вот человека одели в антиковидный костюм члена УИКа — больше нет вопросов! В части организации выборов и в части организации их прозрачности республика занимает первое место в стране. Ну что еще можно придумать? Вести круглосуточные трансляции заседания избирательных комиссий? Устроить ток-шоу «Один день из жизни Кондратьева»?

Алексей Куртов и вовсе сообщил, что его коллеги-политологи едут в Татарстан не учить, а учиться. Общий тон беседы был настолько благостным, что сложилось впечатление: по поводу прозрачности процесса и обеспечению полноценного общественного контроля в Татарстане беспокоиться совершенно не стоит, у нас в этом отношении полный порядок.

Как призывают фейкометы: расскажите всем, максимальный репост, сообщите близким и друзьям!

«Худший вариант принятия управленческого решения — это голосование»

Но целью заседания экспертного клуба все же было поискать и болевые точки. Они, конечно же, нашлись. Если не считать Александра Малькевича, который строго вопрошал, наградили ли в Татарстане блогеров, которые участвовали в прошлогодних выборах в качестве наблюдателей, одну из серьезных глобальных проблем огласил Алексей Куртов. Он обратил внимание собравшихся на то, что общество и информационная среда сильно изменились, люди привыкли все проверять в первоисточниках, общество наконец учится фактчекингу и упрямо требует прозрачности всего и вся. Между тем выборы как процедура — очень архаичны. Эксперт говорит:

— Сама процедура в современном формате, где неизвестно, кто как проголосовал, являет собой некоторый разрыв с жизнью, в которой мы уже привыкли все видеть. А тут — выборы: кто-то считает голоса, кто-то подписывает протоколы... И не хватает малой частички достоверности. Ведь на самом деле худший вариант принятия управленческого решения — это голосование. Если большинство победило, то что останется меньшинству? Оно поставит целью своей жизни доказать, что их мнение не учли и что-то неправильно сделали. И, конечно, на выборах это обострилось. Та когорта людей, которым не нравится сама непрозрачная процедура, — что с ними делать? Эта задача еще не решена.

Фото: cikrf.ru
Если большинство победило, то что останется меньшинству? Оно поставит целью своей жизни доказать, что их мнение не учли и что-то неправильно сделали.

«Печать окопного сознания»

Но как известно, глобальные проблемы решаются малыми шагами. И проблема обеспечения максимальной прозрачности, доверия людей к выборам и их легитимности решается точно так же. Конечно же, все эти малые шаги эксперты в очередной раз разобрали по косточкам. Например, Зиля Валеева обозначила несколько основных трендов, которые сейчас развиваются в республике:

  • широкая представленность интересов разных групп общества: за счет того, что увеличивается количество партий и кандидатов, у людей появляется больше выбора, они могут подобрать кандидата по своему вкусу, а значит, и доверия к процессу больше;
  • совершенствование системы общественного наблюдения. Сейчас в Татарстане исходят из того, что среди наблюдателей должен быть очень разнообразный круг людей, которые представляли бы интересы самых разных групп общества. Тут Зиля Рахимьяновна, конечно же, не преминула упомянуть 41 общественную организацию, с которыми у ОП РТ подписаны соглашения о наблюдении за выборами;
  • изменение информационной структуры общества: кроме традиционных СМИ, появляются еще и соцсети со своими лидерами мнений, которые оказывают серьезное влияние на активность сограждан. Зиля Валеева сообщила: 100 блогеров, привлеченных в 2020-м к выборным процессам, смогли охватить 2 млн своих подписчиков — и тем самым прямо или косвенно повлиять на их мировоззрение.

Но Зиля Валеева видит во всем происходящем одну серьезную проблему:

— С тех пор, когда партий и кандидатов было не так много, мы несем в себе печать окопного сознания: есть «красные» и «белые», и между ними никого нет. А сейчас появляются и «серые», и «зеленые», и еще множество других. И к этому выбору надо быть еще и готовым. В этом смысле нужна работа не только самих организаторов выборов, но и избирателей. И не только в канун самих выборов. Насколько мы сами готовы сделать осознанный выбор? Ведь очень просто разделить кандидатов на наших и не наших. Но в нюансах разобраться сложнее — в какой ты группе? Где твои интересы? Кто их представляет?

«Сказал слово, вышел из помещения — а о нем уже знают все»

Председатель республиканской ЦИК Андрей Кондратьев пообещал было отойти от своих стандартных выступлений. Правда, от некоторой стандартности своей риторики все равно не избавился — разве что прибавил в копилку своих примеров еще один:

— Сегодня утром у нас было обычное посещение полиграфического комбината, где печатаются бюллетени. Я никогда не видел столько камер и такого внимания журналистов именно к этому процессу! Опешил, не ожидал. Казалось бы, откуда такое внимание? Повышено не только внимание журналистов, но и граждан к каждой процедуре. Меня спрашивают: а останутся ли у вас бюллетени? А сколько вы их еще напечатали?

Андрей Станиславович, кажется, слегка слукавил: мы-то помним, как в сентябре 2020 года он точно так же рассказывал всем крупнейшим изданиям республики о том, как проходит печать и отправка бюллетеней в ТИКи Татарстана, и водил журналистов по катакомбам издательства «Идель Пресс».

Но в целом его посыл сегодня был такой: прозрачность повышается неуклонно, несмотря на то, что открытость несет с собой не только высокое доверие, но и высокие риски.

— И мы эти риски чувствуем. Время поменялось: теперь сказал слово, вышел из помещения — а о нем уже знают все. И я считаю, что здесь нужно идти по пути открытости, но вместе с тем понимать, что определенные пределы есть, — признался Андрей Станиславович.

А векторов легитимности председатель ЦИК Татарстана, кроме высокой открытости всех причастных к организации избирательного процесса, насчитал несколько:

  • блогеры-общественники и другие уважаемые люди, которые приходят на участки в качестве наблюдателей — «к ним есть доверие не только их родных и знакомых, но и общества»;
  • камеры смартфонов — «сегодня каждый человек становится средством массовой информации»;
  • видеонаблюдение и видеофиксация, которые устанавливаются на участках сейчас, — «у нас этим охвачено 100% участков. Так как же нам еще сильнее повысить прозрачность и открытость? Конечно, нет предела совершенству…»

Непростая доля наблюдателя

Алексей Песков из Корпуса «За чистые выборы» напомнил, что сформировался уже целый институт общественного наблюдения за выборами. Он напомнил, что наблюдатель должен быть не только отлично подготовлен и знать все особенности выборного процесса, но и должен обеспечивать «идеальный порядок» на участке сам. И не чтобы как-то подсветить потенциальные злодейства на УИКе, но чтобы защитить его работников от всяческих инсинуаций.

— Они, конечно, не кандидаты юридических наук все, но в выборном процессе должны разбираться и уметь применить свои компетенции, чтобы устранить потенциальную проблему, чтобы ничей голос не пострадал. Мы видим несколько зон внимания и точек риска: многодневное голосование (вопрос сохранности голосов и бюллетеней в ночное время), повестка в медиа (чтобы наблюдатель рассказывал, как все происходит) и противостояние провокациям, ведь дестабилизирующие субъекты не спят. Попытки посягнуть на легитимность выборов и инсинуации обязательно будут в части надомного голосования. И тут наблюдатель должен быть во всеоружии, чтобы ни у кого не было возможности за формальный недочет или ошибку вызвать последствия, вплоть до признания результатов недействительными.

«Если хотите за правду бороться — значит, надо работать»

Представители партий в один голос начали говорить, что их все устраивает в открытости и легитимности подготовки. Так, Эдуард Шарафиев из ЛДПР добрую половину из своих пяти регламентных минут посвятил книксенам в адрес ЦИК и Общественной палаты вместе с ее блогерами. «Это говорит всем, что избирательный процесс проходит честно, открыто и прозрачно. Ведь если блогеры начнут лукавить, это для них будет зашквар. А для них ценнее подписчиков ничего нет», — поведал Шарафиев и нагнал саспенса упоминанием о деструктивных силах, которые собираются обеспечивать резонанс и показывать процесс в неприглядном виде.

— И задача всех политических сил республики — провести работу. Зачем нам грязь? Понятно, что кандидаты все — как спортсмены. Будут победители, будут и отстающие. Но избиратель сам будет определять, куда он поставит галочку, наша задача — обеспечить легитимность процесса, контролировать его и провести эту работу конструктивно, — рассказал представитель ЛДПР.

Но избиратель сам будет определять, куда он поставит галочку, наша задача — обеспечить легитимность процесса

Айрат Фаррахов, представляющий Татарстан от «Единой России» в Госдуме седьмого созыва, обратил внимание на то, что видит: растет интерес, ответственность и вовлеченность граждан в процессы управления страной. Это, по его мнению, уже сложившийся тренд. А еще, на правах и бывшего министра здравоохранения республики, напомнил: коронавирус не спит, он уже 19-й месяц с нами, поэтому растет и тренд на роль государства в защите от него граждан.

— Очень плотно и подробно парламент обсуждал вопросы совершенствования законодательства. И мы видим, как существенно правоприменение продвинулось вперед, чтобы гражданам гарантировать прозрачность выборов и чтобы обеспечить безопасность людей, которые придут на участки.

Напомнил Фаррахов и про закон о фейках, который не так давно приняла Госдума:

— Мы заинтересованы в том, чтобы выборы были максимально прозрачными, открытыми. Чтобы те люди, которые считают, что выборами можно манипулировать, понесли существенную и серьезную ответственность.

У нас есть сегодня все возможности для того, чтобы обеспечить прозрачность выборов!

Альфред Валиев от «Коммунистов России» показал себя не очень стандартным коммунистом и сообщил, что у него нет никакого сомнения в честности и прозрачности выборов в Татарстане. А на вопрос о том, где малым партиям взять столько наблюдателей, чтобы обеспечить наблюдение не на один день, как раньше, а на целых три (как началось с 2020 года), просто ответил:

— Если хотите за правду бороться — значит, надо работать. Если есть у вас авторитет и много членов партии — закрывайте этот вопрос, участвуйте.

Как теща в Мамадыше помешает разделить потоки избирателей

А вот Дамир Хуснутдинов, представитель «Справедливой России», действительно обозначил проблемы, которые редко поднимаются при обсуждении прозрачности выборного процесса.

Во-первых, он обратил внимание на то, что наблюдателей нужно обучить не только процедуре, но и психологическим моментам. Три дня они будут подвергаться большой нагрузке в режиме нон-стоп, им, возможно, придется спорить, отстаивать свое мнение — и каждого наблюдателя имеют право снять с участка в случае проблем и недомолвок. Так что наличие наблюдателей само по себе ничего не гарантирует в ситуации, когда они могут остаться и за бортом процесса (по вполне легитимной процедуре).

Во-вторых, видеонаблюдение — это, конечно, хорошо, но наша молодежь ленива. «Их невозможно заставить смотреть ролик дольше 15 секунд», — честно сказал Хуснутдинов. При этом напомнил: чтобы получить доступ к видеонаблюдению, человек должен пойти в Общественную палату, зарегистрироваться там, вернуться к месту видеонаблюдения, сесть просматривать трансляцию с участка… «Пойдет ли он сейчас наблюдать? Думаю, нет», — засомневался справоросс.

Я никогда не видел столько камер и такого внимания журналистов именно к этому процессу! Опешил, не ожидал.

В-третьих, трехдневные выборы, по мнению Хуснутдинова, вряд ли честно послужат цели разделить потоки избирателей. Ведь в пятницу после работы они дружно уедут «к теще в Мамадыш», а в воскресенье вечером, приехав в Казань, толпой ринутся на избирательные участки.

В-четвертых, каждый труд должен быть оплачен, в том числе и труд наблюдателей, которых отправляют на участки политические партии и кандидаты. А в условиях трехдневного голосования денег на это от партий потребуется втрое больше, чем прежде.

— Насколько это приближает нас к прозрачности? Ведь к ней должно вести, по идее, наоборот, удешевление процесса… И вся эта атрибутика, ритуалы — каким образом стоят урны, во что кто одет, как нужно регистрироваться — это, конечно, важные элементы, но они лежат на поверхности. А нам бы глубже заглянуть. Добиться, чтобы наш избиратель чувствовал, что живет в атмосфере справедливости, равенства и в гражданском обществе. Вот когда это у нас будет — тогда и у молодежи не останется никаких сомнений.

О недостатке доверия к выборам среди электората говорил и Марат Бухараев из «Партии Роста»:

— У нас аудитория — предприниматели, их затащить на выборы невозможно. Они говорят: там все равно все решено. Им можно сколько угодно говорить, что на участке все будет нормально и в ЦИК республики работают честные люди — а они отвечают: «Ну тогда в Москве все решат, не везде честные люди». То есть они думают, что все решат без них. А отношение к выборам должно быть правильным. Но пока в обществе мы видим недоверие. Ведь вспомните, даже когда были доказаны факты нарушений, мы не увидели никаких громких последствий — ни наказания председателей УИКов, ни снятия чиновников.

Бухараев упомянул проблему: для малых партий трехдневное наблюдение — это проблема (набрать наблюдателей сложнее), и выразил точку зрения, что надо двигаться в сторону голосования в интернете.

— Может быть, тогда и институт наблюдения не нужен будет, когда люди будут доверять «цифре». Думаю, это будет развиваться — по сути, у нас пункт голосования в кармане есть, и это смартфон. Но повторюсь, пока основная наша задача — повысить доверие к самому процессу выборов, к тому, что он действительно есть.

Должен ли поход на выборы стать обязательным?

И в заключение дискуссии Алексей Куртов, не забыв сделать очередной комплимент Татарстану и его прекрасно выстроенной избирательной системе, выразил свою точку зрения:

— Так откуда же берутся те, кто не согласен? Скажу крамольную мысль — надо выборы делать обязательными. Иначе тем, кто не включается в процесс, становится удобно его критиковать. И тогда наша следующая задача — сделать выборы обязательными. Надо, чтобы люди обязательно шли голосовать, хотели это сделать. И только это позволит нам переубедить ту часть людей, которые сомневаются. А пока они сомневаются, мы этот порог не перейдем.

Куртову возразил Айрат Фаррахов:

— Как действующий законодатель скажу: я не согласен с тем, что выборы должны быть обязательными, как в Бельгии, Аргентине, Швейцарии, Люксембурге. Да, очень много развитых стран практикуют серьезнейшую систему штрафов [для тех, кто не реализует свое избирательное право]… Точно так же я, как врач, не согласен с обязательной вакцинацией. На мой взгляд, мы должны сейчас продемонстрировать этот тренд среди граждан — тренд на сопричастность и вовлеченность в управление государством. У нас есть сегодня все возможности для того, чтобы обеспечить прозрачность выборов!

А вот Зиля Валеева поддержала федерального эксперта:

— Выборы — это государственное дело. И граждане в основной массе должны в них участвовать. Приведу пример: на прошлые выборы к нам пришла женщина, ей едва за сорок. И сказала: «Я услышала, что вы набираете наблюдателей. Никогда политикой не интересовалась, но хочу участвовать в важных делах». И это желание — выражение доверия, желание участвовать в этом тогда — тоже стало для меня измерителем доверия к выборам в том числе…

Людмила Губаева, фото realnoevremya.ru
ОбществоВласть Татарстан

Новости партнеров

комментарии 1

комментарии

  • Анонимно 04 сен
    Настолько прозрачно, что и считать не надо )))
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии