Новости раздела

Кому нужны храмы в чистом поле?

В доме святителя Иоасафа обсудили проблемы православных волонтеров-строителей

Кому нужны храмы в чистом поле?
Фото: tatmitropolia.ru (молитвенный дом в честь Богоявления Господня в селе Шуран)

Для чего и с кем восстанавливать разрушенные церкви в республике, выясняли участники дискуссионного клуба «Прошлое и настоящее брошенных храмов Татарстана» в рамках фестиваля «Духов день». Это одно из первых событий, прошедших в открывшемся доме святителя Иоасафа (Удалова). Подробнее — в материале «Реального времени».

Дом Иоасафа как место поиска решений

Дом находился на улице Тихомирнова. Когда ее стали расширять ради проспекта Универсиады (нечетная сторона шла под снос), благодаря усилиям инициативной группы и поддержке президента Татарстана удалось его сохранить, а потом перенести на нынешнее место — ул. Тихомирнова, 31. Говорят, что здесь работает одна из древних печей — в ней даже можно готовить еду.

Последний епископ Чистопольский, викарий Казанской епархии известен, к примеру, тем, что в суровые годы советского террора в одиночку пошел хоронить расстрелянных священников Зилантова монастыря, чтобы не навлечь на других собратьев гнев НКВД. Он отправлял приходившие ему продукты и одежду священникам в тюрьмах и ссылках. В 1937-м Иоасафа расстреляли, а в 2008-м он был канонизирован в лике священномученика.

Основной темой беседы стала синхронизация работы нескольких движений. Это добровольцы-волонтеры, которые уже сейчас занимаются заброшенными храмами, специалисты из числа архитекторов и реставраторов, включая студентов КГАСУ, меценаты, готовые выделить средства на работы, а также представители епархий, на территории которых храмы находятся.

Дом святителя Иоасафа. Фото: tatmitropolia.ru

Как указала заместитель председателя Комитета РТ по охране объектов культурного наследия Светлана Персова, в спасении церквей необходимо участие всех, а также администрации районов. К примеру, в беседе упоминалось село Державино — Персова напомнила, что это место популярно у туристов, оно важно для Лаишевского района:

— Они же вам помогают? Нужно подключать административный ресурс. Не использовать его — не разумно. Хотя бы в помощи оформления земли. Есть комитет по туризму, который также заинтересован, они могли бы помочь с пиаром. Есть организации вроде ООО «Татарское специальное научно-реставрационное управление» — они не отказывают в помощи. Ведь многие проекты реставрации храмов разрабатывались еще в советские годы.

Владислав Ларкин, участник инициативной группы «Свияжский уезд», был настроен скептически:

— Я сомневаюсь, смогут ли помочь. Может, поставить тележку для мусора...

— Им важно быть в информационном поле, — настаивала Персова. — Даже если они ничего не сделали — с ними к работе будет другое отношение. Нужно как можно шире привлекать людей.

— Будем трудиться и молиться, — ответил Ларкин. — И помощь придет.

Сам он говорит, что попал в группу, когда его попросили помочь со строительными работами в храме Преображения Господня в селе Юматово: «Когда я увидел этих людей, оказался на службе, у меня случился духовный переворот. Сейчас я жалею, что таких храмов 170, а нас, условно говоря, шестеро».

«Давайте студентам больше храмов»

Другая необходимая часть движения — это авторы проектов реставрации. Ведь зачастую и волонтеры есть, и меценат нашелся, но документов нет — так что непонятно, во что вкладывать деньги.

Один из таких проектов подготовила выпускница КГАСУ, которую представили просто Дианой: она рассказала о дипломной работе, посвященной церкви Сошествия Святого Духа в урочище Чернышевка.

Сейчас церковь 1855 года стоит в чистом поле. Правда, еще сохранилась липовая аллея, барский пруд и усадьба. Храм закрыли в 1938 году, его территорию использовали для сельскохозяйственных нужд, здесь пасся скот. При этом в 1908 году здесь насчитывалось 104 двора. Согласно диплому, церковь строили по типовому образцу архитектора Константина Тона в псевдорусском стиле. Для реставрации требуется многое. К примеру, отбить стену от штукатурки советской эпохи и восстановить первоначальную кладку. Постелить полы, привести стены в порядок — где-то даже сохранились остатки пола и цвет стен, так что здесь реставраторы смогли подтвердить свои теории.

Храм Сошествия Святого Духа в урочище Чернышевка. Фото: tatmitropolia.ru

— Эти храмы — они никому не нужны, — обозначила проблему организатор фестиваля, социолог Марья Леонтьева. — Раньше не было и слов от патриарха, что надо храмы восстанавливать. Они стоят в чистом поле. По одной версии, если нет прихода, они и должны разрушиться. С другой стороны — это архитектура. Вот этот храм в Чернышевке… Я помню, как ребята рубили перегной из соломы и навоза, грузили его в мешки. А потом мы зашли в алтарную часть, там икона, а за ней там кто-то свил гнездо… Вопрос в том, что делать дальше. Церковь не благословляет делать там что-то, кроме богослужений, а они могут проходить редко. По большому счету мы не знаем, что делать дальше. Но если их не использовать, они погибают.

Сейчас еще появилась мода фотографироваться в местах разрушенных храмов. А ведь многие хотят приехать, и это опасно и для храмов, и для людей. Их могут и спалить, как было в Карелии.

Проблема в том, что у священников нет денег на проекты реставрации, говорит Леонтьева. И если кто-то даст им деньги на пластиковые окна — они их поставят, потому что окна нужны. А потом стены начинают плесневеть. Но миллионов на проекты нет. А ведь процесс восстановления разрушенной церкви долгий: консервация, проект реставрации, поиск того, кто даст денег.

А пока что работа идет силами волонтеров. Ларкин вспоминает, что к церкви Троицы Живоначальной в селе Косяково «было страшно подходить»:

— Казалось, мы ничего не сможем сделать. Но потом мы укрыли алтарь, начали восстанавливать парапеты, опорные конструкции. У храма полностью обрушился свод трапезной. Опыта у нас не было. А в прошлом году мы уже собрали первый свод. Восстановили кладку колокольни. Получили от фонда президентских грантов 12-метровую вышку для обследования, насос для откачки грунтов.

Ларкин рассказывает, что в одном из храмов они попробуют вскоре самостоятельно снять купол, чтобы сохранить его. И он же попросил у Персовой — отдавайте больше студентам храмов на дипломы! А мы пока займемся чисткой, консервацией:

— Вопросов у нас много. Особенно по храмам, которым более 300 лет. Когда ты сталкиваешься, к примеру, с асимметрией и не понимаешь, как это собиралось…

Человеческий фундамент

При этом если начинают работы над сохранением, то и само село просыпается, отметил Ларкин: даже если от храма остался только фундамент, формируется приход — а это значит, на этих людей можно опереться.

Еще одна проблема, говорит Ларкин, — оформление земельных участков. Пока нет официальных бумаг, приходится каждые полтора месяца оформлять проведение электричества. Сейчас получено письмо от митрополита Казанского и Татарстанского Кирилла о содействии в этом вопросе, а значит, вероятно, получится оформить участки храмов на епархию, завести в них электричество, воду.

Ларкин приводит пример, что некоторые благочинные сначала с сомнением относятся к юридическим процедурам, но переходят на их сторону, когда понимают, что на плату за коммунальные услуги находятся меценаты.

— Четыре года назад, когда мы начинали, нам казалось, что это непосильная работа, — резюмирует Ларкин. — А теперь нам удалось побывать в 28 храмах. Где-то только с уборкой или скосом травы, или рубкой клена. А где-то храм уже полностью укрыт металлом, в ближайшее время там будут пользоваться алтарной частью. Переход от полной разрухи к тому времени, когда в спартанских условиях можно служить, занял четыре года.

Храм Преображения Господня (с. Юматово). Фото: tatmitropolia.ru

Попробовать себя в волонтерском проекте предложил Артем Гаранин, руководитель отдела Казанской епархии по работе с православной молодежью: 1—8 августа пройдет четвертая экспедиция по древним храмам, по селам Верхнеуслонского и Тетюшского районов РТ — Юматово, Каинки, Тихий Плес, Русское Макулово и Сюкеево. Жить предстоит в палатках, а работать — с храмами, которым по 100, 300 лет.

Радиф Кашапов
ОбществоИстория Татарстан

Новости партнеров

комментарии 14

комментарии

  • Анонимно 07 июл
    У нас в Лаишевском районе таких храмов море!
    Ответить
    Анонимно 07 июл
    храмов море, а волонтеров мало.
    Ответить
    Анонимно 07 июл
    Это точно
    Ответить
    Анонимно 11 июл
    Вы не были в Мамадышском или в Алексеевском! Лаишевский район еще более менее
    Ответить
  • Анонимно 07 июл
    Это же история нашего народа. Столько объектов пропадает
    Ответить
    Анонимно 07 июл
    ну вот проблема в том, что нельзя просто объект восстановить - он работать должен.
    Ответить
  • Анонимно 07 июл
    Вот есть же разные движения. А это движение очень даже хорошее, правильное
    Ответить
  • Анонимно 07 июл
    В центре Казани Рахматуллина стоит тоже никому не нужно
    Ответить
    Анонимно 07 июл
    его реставрируют
    Ответить
  • Анонимно 07 июл
    Хороший вопрос
    Ответить
  • Анонимно 07 июл
    Зачем их восстанавливать? Деньги на ветер, кому они нужны? Друг х нужд хватает
    Ответить
    Анонимно 07 июл
    ваши деньги, что ли? Если человек хочет вкладываться, пусть вкладывается.
    Ответить
  • Анонимно 07 июл
    Персова вроде уже давно не зам Председателя комитета а директор в кгасу
    Ответить
    Анонимно 07 июл
    она доцент кафедры реконструкции. А у КГАСУ директора нет.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии