Новости раздела

«Беда России в том, что у нас партии делаются не снизу, а сверху»

О новых политических партиях в России и о том, почему они не представляют никакой реальной силы

«Беда России в том, что у нас партии делаются не снизу, а сверху»
Фото: Игорь Ивандиков / vm.ru

Прошедшие протестные акции в России показали: многие митингующие ратуют не столько за освобождение Алексея Навального, сколько за сменяемость власти в России и за реальное представительство в руководстве страны разных социальных групп. О том, могут ли быть созданы для этой части граждан новые партии накануне думских выборов, почему эти партии не возникли в последний год и на что могут рассчитывать новые партии, созданные в 2020 году партии, рассуждает в интервью «Реальному времени» политолог Дмитрий Журавлев.

«У нас в 2021 году партии — это лишь изречение из учебника»

Дмитрий Анатольевич, как вы думаете, наше общество уже созрело для появления новых сильных политических партий? Или запрос народа пока формируется на то, чтобы видеть у власти отдельных личностей, а не партии?

— Конечно, для появления новых партий наше общество созрело. Все дело в том, что главная проблема нынешней цивилизации — это скука, а значит, людям все время нужно что-то новое. Мало того, каждой социальной группе сейчас нужно нечто большее, чем партия — им нужно или свое представительство в органах власти, или хотя бы видимость такого представительства. А значит, в целом стране нужен более широкий спектр партий. Но пока у нас в 2021 году партии — это лишь изречение из учебника: в учебнике написано, что они должны быть, и вот они «есть».

Хотя традиционное, историческое предназначение партий — это выстраивание коммуникации между бизнесом и властью. Но сейчас эта функция выполняется самой властью, а среди нынешних партий, несмотря на, казалось бы, разные идеологии, больших различий-то и нет. Конечно, есть в них неплохие люди, но если к ним не идут для коммуникации с властью люди из бизнеса — то к финишу эти партии придут все вместе.

— Партии с какой идеологией нужны обществу сегодня?

— Нужна, во-первых, левая партия, которая должна определиться: она — большевистская или социал-демократическая? Да, у нас есть КПРФ, но она никак не может решить этого вопроса. Во-вторых, нужна партия мелких хозяев, которая отражала бы позиции среднего класса. У нас ее до сих пор нет, что бы ни утверждали разные партийные деятели. И, наконец, нужна классическая консервативная партия (те кого сейчас таковыми называют, это консервативные либералы) — которая будет говорить, что в стране возможны и нужны те изменения, без которых нельзя обойтись.

Вы думаете, именно такие партии нужны и молодежи, которая все больше и больше проявляет интереса к политике?

— Молодежь — это особая история. Она ходит на протестные акции, потому что уверена: любое изменение в стране — к добру, и в 17 лет человек в этом уверен на все сто. Ведь его личная ситуация воспринимается им как нулевая отметка, и всякое движение для молодого человека в этом случае — это движение вверх. Кроме того, молодой человек не ценит стабильность — для него она не является ценностью. И у молодого человека нет опыта. Поэтому чем красивей картинка и чем четче разделение на хороших и плохих, тем в большей степени он в это верит.

Но я не верю в партии молодежи — они невозможны. Ибо партии, созданные по возрастному или, скажем, по гендерному признаку — это сумасшедший дом. А вот либеральная партия, представленная не только в парламенте, — самая подходящая для молодежного представительства.

Но вопрос в том, а как долго молодежь будет считать ее своим выразителем? Допустим, усядется она в Думе, как сейчас уселись коммунисты, после чего будет заниматься исключительно собственными проблемами, как и любая нынешняя парламентская партия.

Фото: Максим Платонов
В целом стране нужен более широкий спектр партий. Но пока у нас в 2021 году партии — это лишь изречение из учебника: в учебнике написано, что они должны быть, и вот они «есть»

«Идея партии власти в России не очень эффективна»

Ну при авторитарной власти такое развитие ситуации неудивительно.

— Такое «развитие» для партии возможно при любой власти. В демократии ведь главное — не голосование, а выдвижение: да, вы можете как член партии пользоваться любовью народа, но если вас не выдвинули в кандидаты, вас не выберут. Кроме того, в какой-то момент партия обрастет политическим капиталом и скажет людям: «Теперь мы, а не наши сторонники, будем решать, кто будет кандидатом от нашей партии в парламент и в президенты».

А разве нельзя оставаться настоящей партией, занимающейся именно проблемами общества?

— Конечно, можно — для этого нужен как минимум здравый смысл. То есть если ваша партия отвечает на каждый запрос общества, если она говорит, что знает, как решить возникшую проблему, и более или менее понятно объясняет это для граждан — она сохранит свой авторитет. И тут, кстати, важно учитывать то, на чем держался у граждан авторитет «Единой России» до пенсионной реформы. Партия говорила, что в стране нет альтернативы «Единой России», а так как мы, «Единая Россия» — партия власти, мы вам еще и поможем. Но важно всегда знать — идея партии власти в России не очень эффективна, потому что она берет на себя ответственность и за то, что не находится в зоне ее влияния. Поэтому я всегда и говорил единороссам, что они не партия власти, а партия парламентского большинства. Но, как говорится в пословице, плетью обуха не перешибешь.

Готова власть ответить на нынешние запросы общества уже через созданные в прошлом году партии «Новые люди» и «За правду!»?

— Не готова. Ни «Новые люди», ни «За правду!» не смогли за год, используя тот фактор, что они новые, добиться какого-то значимого успеха и популярности.

Фото: Максим Платонов
Идея партии власти в России не очень эффективна, потому что она берет на себя ответственность и за то, что не находится в зоне ее влияния

«Партия Прилепина — по сути, реинкарнация ЛДПР»

— Пандемия помешала?

— Пандемия всем мешала одинаково. При всем моем изначально очень хорошем отношении к партии «Новые люди», эти кандидаты явно не выиграют у кандидатов от Алексея Навального. У них нет объекта предъявления каких-то успехов: эта партия — чуть более либеральный вариант «Единой России», считающая, что к ней пойдут мелкие и средние бизнесмены, которым неинтересно единороссовское великодержавие. В теории, конечно, красиво, а на практике эти самые мелкие и средние бизнесмены потребуют: вы наберите хотя бы один процент, а иначе зачем нам голову за вас «жечь»? А что касается партии Прилепина, то это, по сути, реинкарнация ЛДПР. Мол, сейчас выйдет Прилепин, скажет острое слово... А зачем за ним идти, если у праволиберальной оппозиции сейчас слова гораздо острее? Они не лучше, не умнее, не полезнее — просто говорят острее, чем Прилепин. И тогда зачем им он нужен?

— А новая партия, объединившая мироновцев, уже многими забытых «Патриотов России» и Прилепина, делается в чью пользу?

— Делается новая партия, конечно, в пользу Прилепина, а вот в пользу кого получится — это другой вопрос. Люди, которые захотят голосовать за Миронова, могут не захотеть голосовать за Прилепина, и наоборот. Не хотят взрослые люди из поклонников Миронова уже слышать острых слов — они слышали их очень много и раньше. А для молодежи, как я сказал, слова Прилепина недостаточно острые.

Но ведь молодежь, да и не только молодежь, не увидев симпатичных себе партий, может проголосовать назло, и в итоге цифры будут не такими, которые хотели бы видеть в Кремле. Возьмутся ли наверху за создание каких-то других партий к выборам в Думу, чтобы как-то понизить градус возможных протестов?

— Не успеет Кремль. Да и к тому же там были уверены, что история с «Новыми людьми» и Прилепиным сработает, но когда поняли, что не срабатывает, все, что успели в Кремле, — это создать коалицию.

Ровно год назад мы узнали о партии Прилепина, тут же стали в СМИ появляться сообщения о женской партии во главе с Валерией. Возможно, планировали наверху и раскрутку Партии Роста — ведь в нее вступил Сергей Шнуров. Циркулировали слухи о привлечении в партийные проекты Дудя, но через год мы имеем в качестве новых проектов только «Новых людей» и «За правду!» (хотя и влившуюся в парламентскую партию). Почему не расширились партийные задумки?

— Как мне думается, в Кремле выбрали то, что казалось на тот момент самым проходным, но допускаю, что если бы наверху поддержали и те партии, о которых могла идти речь, их показатели были бы еще меньше, чем у «Новых людей» и «За правду!».

Возможно, показатель партии Валерии, если бы она была создана, был бы небольшим. А вот у партии с Юрием Дудем на хоругвях — неужели бы тоже были низкие рейтинги? Он ведь сейчас один из кумиров молодежи и мог бы собрать ее голоса.

— Но ведь и Прилепин тоже мог бы собрать немало голосов молодежи. А ничего у него не получилось. Да, можно было бы обсудить, что дело в технологических ошибках партии (а они были), но дело, думаю, в другом — новые партии не ставят перед собой больших целей.

Фото: Ангелина Оболонская / aif.ru
Что касается партии Прилепина, то это, по сути, реинкарнация ЛДПР. Мол, сейчас выйдет Прилепин, скажет острое слово... А зачем за ним идти, если у праволиберальной оппозиции сейчас слова гораздо острее?

«Не будет в стране нормальных партий, потому что они тупо не нужны»

— А для чего тогда они нужны?

— Дело в том, что нынешние руководители «Единой России» (я сейчас говорю отнюдь не про Медведева) и Сергей Кириенко — конкуренты. Кириенко «Единая Россия» с 95 процентами мест в Думе не нужна, потому что иначе он как куратор внутренней политики Кремля повисает в воздухе.

В Кремле не хотят, чтобы нынешний «хозяин» Думы Вячеслав Володин стал бы ее хозяином на все сто процентов, иначе с ним не «справятся». Главный вопрос для Кремля — не какое-то дополнительное представительство социальных групп, а элитное равновесие, что, в общем-то, главное в любой политике. Главное — чтобы «сосед» не стал сильнее меня! И если нужно для этого расширить политическое представительство — слава Богу!

Понимаете, сейчас Вячеслав Володин создал в Госдуме такие условия, что ни один вопрос без него не решается, и если единороссы получают конституционное большинство, то ни правительство, ни администрация президента с ним могут и не справиться. Он будет требовать поклонения себе в обмен на то, что они хотят. Картина к 2021 году уже изменилась. Теперь в правительстве не могут открывать пинком двери в Думе — Володин уже выше министров по статусу, и если картина останется по итогам выборов такой же, как сейчас, он получит огромное влияние.

— Можно ли предполагать, что настоящее партийное строительство развернется после 2021 года? Ведь Кремль не может не видеть запросов разных слоев общества на представительство, и разумнее было бы дать добро на создание и регистрацию многих, настоящих партий.

— Дело не в том, даст Кремль добро или не даст — при нынешней системе настоящих партий в России не будет. У нас партии только на вырост. Пока в стране нет крупного частного капитала, который был бы независимым от власти, не будет в стране и нормальных партий, потому что они тупо не нужны. А настоящие, более живые партии, еще раз повторю, к выборам 2021 года не успеют образоваться. А вот после 2021 года партийное поле надо расширять, иначе лет через 5 на думские выборы просто перестанут ходить.

Но разве основное решение в вопросе расширения партийного поля не за Кремлем ?

— Беда России в том, что у нас партии делаются не снизу, как должно быть, а сверху. Но если их создавать сверху, покрыть запросы на представительство всех социальных групп не получится. Но и снизу у нас партии создаваться не будут, потому что это никому неинтересно — создать какому-то человеку слабую партию, вкладываться в нее всю жизнь, чтобы ее усиливать, а там глядишь — президент уже сменился, и сменилось много что еще, и все, что ты вкладывал в партию всю жизнь, пойдет прахом — ну кому это нужно?

Фото: duma.gov.ru
В Кремле не хотят, чтобы нынешний «хозяин» Думы Вячеслав Володин стал бы ее хозяином на все сто процентов, иначе с ним не «справятся»

«Не верю в то, что непарламентская оппозиция сможет изменить строй»

Чем такие подходы к партийному строительству чреваты для политической ситуации в 2021 году — году выборов?

— После выборов Дума в таком случае станет чисто законотворческим, а не политическим институтом. А если будет скандал по белорусскому типу, я не думаю, что это к чему-то приведет. Пожалуй, возможная ситуация приведет к тому, что та часть, которая выступит против, останется к власти индифферентной, то есть перестанет серьезно воспринимать власть.

И лично я не верю, что одна сторона в случае сентябрьских протестов сможет убедить другую. Как не верю в то, что непарламентская оппозиция сможет изменить строй — любая крепость берется в России изнутри, а не снаружи.

Но можно ли делать вывод, что власть за 2020 год убедилась в том, что победа у нее на выборах реальна, поэтому и остановилась на проектах двух партий?

— Вы правы, хотя немного упрощаете. Ведь смотря что называть победой: для одних победа — это одно, а для других — другое. И если бы проект победы был для власти один, то, скорее всего, как были четыре партии, на которые ранее делалась ставка, так они бы и остались, но так как проект победы уже не один, то партий стало шесть.

— Я понял, что вы вновь намекаете на элитную борьбу внутри Кремля. Но завершить хочу прогнозным вопросом — можно ожидать новые партии в Думе?

— Судя по низкой информационной активности «Новых людей», они уже сами не верят в свою победу — партия отсутствует в информационном поле, а разве такое нормально для новой партии? Это могут позволить себе старые партии, но не новые. Как за нее тогда будут голосовать? Рассчитывать на рост рейтинга во время дебатов? Это просто наивно. Мой прогноз, что «Новые люди» наберут не более 3 процентов, а шансы новой партии с Прилепиным чуть больше. Но ему в минус может пойти присутствие рядом Миронова — как я говорил, любителям острого слова Серега Миронов явно несимпатичен.

Беседовал Сергей Кочнев
ОбществоВласть

Новости партнеров

комментарии 4

комментарии

  • Анонимно 14 фев
    Да партия, которая снизу, просто раздавят как клопа партии снизу
    Ответить
  • Анонимно 14 фев
    У нас партии делаются, там, где деньги
    Ответить
  • Анонимно 14 фев
    Реально в РФ партии могут объединить людей только по профессиональному, национальному и религиозному признаку.
    Ответить
  • Анонимно 14 фев
    Прилепин может помешать Миронову, а не наоборот. У СР есть стабильный электорат уже много лет, а Прилепин только вылез.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии