Новости раздела

Муслим Салихов: «В случае победы в отмененном бою с Понзиниббио точно попадал бы в топ»

«Король кунг-фу» — об осложнениях после коронавируса, отношении к Китаю, Хабибу и Макгрегору, которого «мало кто любит»

Самый титулованный ушу-саньдист мира, боец UFC с 2017 года (четыре победы, одно поражение) рассказал каналу «Спортлидер ТВ» о своем пути в ушу и MMA. Публикуем стенограмму интервью с сокращениями.

«Всем перенесшим коронавирус советую полностью проверить свое здоровье»

— 16 января 2021 года у вас должен был состояться поединок, но он был отменен. Какова причина, что пошло не так?

— Сам этот бой и отменил, получается (улыбается). Я заболел, и врач снял меня с турнира. Заболел я раньше — коронавирусом, и, оказывается, после коронавируса надо быть внимательным. Всем советую полностью проверять свое здоровье, обследоваться и если что-то беспокоит, значит, по-любому что-то есть.

А я после коронавируса тренировался через боль, готовился к бою. Ходил к остеопату, он снимал мне постоянно возникавшие боли в спине. Думали, что причина именно в спине, а она оказалось другой, внутри. Лечили одно, а причина оказалась совсем другая. Это выяснилось уже в Америке, потому что я практически 2 дня не мог тренироваться, было очень плохо. Поехал в больницу, они меня сразу уложили, выяснили в чем дело, полечили и отправили домой. Сказали, что в течение трех месяцев нельзя проводить спарринги и бороться. Тренироваться можно, и я тренировки возобновил.

Так что все хорошо со здоровьем, в принципе, никаких проблем. Просто главное отдохнуть, восстановиться и можно приступать.

— То есть это было осложнение после перенесенного коронавируса?

— Да.

— Ох уж этот коронавирус, всех уже достал.

— Да, у меня в этом году три боя сорвалось. Первый раз я должен был драться 11 апреля, в самом начале пандемии. Прилетел в Лас-Вегас и прямо в аэропорту узнал, что мой турнир отменяется. Потом я подрался в июле. Потом мне назначили бой в октябре, я заболел коронавирусом, бой отменили. Вроде выздоровел, начал тренироваться, назначили на 16 января — очень хороший бой с очень хорошим соперником, Сантьяго Понзиниббио. В случае победы над ним я, скорее всего, попадал в топ-15 как минимум. Хотя Сантьяго очень серьезный боец, сейчас он на серии семи или восьми побед (седьмой, последний бой провел в ноябре 2018 года, — прим. ред.). В случае победы меня сто процентов занесли бы в топ.

Ну ничего, все только начинается.

— Вы начали свою карьеру в легендарной школе «Пять сторон света». Расскажите о ней поподробнее. Какой там был режим, чем она отличается от других школ?

— Первая особенность в том, что ты не отвлекаешься на другие дела. Ты вообще не находишься на улице, у тебя нет никакого дурного окружения. Вокруг одни спортсмены, тренеры, воспитатели, и там всегда следят за тем, чтобы ты не делал ничего дурного — не курил, не пил. Как обычно бывает в городах — ребенка очень тяжело проконтролировать, он может попасть в дурную компанию и начать заниматься не тем. А в этой школе они всегда под контролем, тем более что находятся в ней постоянно.

И режим. Это, наверное, самый главный секрет успеха для любого спортсмена. В этой школе это самое строгое условие для всех учеников — чтобы они соблюдали режим и тренировались. День у них начинается рано утром, и они рано ложатся спать. Самое главное из того, что нужно спортсмену, — это вовремя ложиться спать. Вставать рано, начинать день с тренировки. Потом они идут в школу, потом опять тренировка (помимо других дел). Получается, что ты постоянно тренируешься два раза в день, как профессиональный спортсмен.

Поэтому результат приходит сам по себе. Конечно, без желания его не будет, но в любом случае, даже если ты не станешь чемпионом, ты будешь очень дисциплинированным человеком. Который не пропадет, к примеру, в любом военном институте, или в армии. Потому что для него это нормальная ситуация.

«Когда проиграл свой первый бой в UFC, мне писали: «Верни деньги, которые я на тебя поставил»

— Как вы относитесь к критике? Вообще, вам пишут негативные сообщения? Мне на самом деле мало в это верится, но сейчас находятся всякие люди. И как вы относитесь к личному пиару в соцсетях?

— Негатива такого нет, за что мне негатив? Хейтить меня не за что, я нигде не активничаю, в соцсетях никого не цепляю.

Хотя бывали моменты. Когда проиграл свой первый бой в UFC, мне писали: «Верни деньги, которые я на тебя поставил». Ну много кто писал, типа я из-за тебя деньги проиграл и т. д. Я-то тут при чем, я же не прошу никого на меня ставить? (обращаясь к камере) Тем более что вообще не надо ставить деньги, это харамное дело, поэтому вы и прогораете постоянно. А так все нормально, вроде всем я нравлюсь.

Что касается продвижения в «Инстаграм», то я сильно не работаю над этим.

— То есть просто ведете свою страницу, без чьей-либо помощи?

— Да. Мне как бы хватает ума писать эти посты без ошибок. Просто я не активничаю, не люблю вот это — фотографировать постоянно, этого у меня нет. Ну если бывает удачная фотография или видео, могу закинуть. Но специально этим, как работой... не люблю это. Так, для удовольствия.

— Ну это хорошо. А то некоторые, мне кажется, чересчур...

— У каждого свое, у кого какой интерес. Может, кто-то хочет этим в дальнейшем зарабатывать. Но я для себя лично будущего в этом не вижу. Посмотрим, если стану чемпионом UFC, иншалла, там уже в любом случае подписчики подтянутся. В моем случае главное выигрывать, а подписчики придут. Я зарабатываю тем, чем зарабатываю, и сконцентрирован на этом.

— Вы проводили много времени в Китае. Что можете сказать об этой стране, о людях? Понимаете ли китайский язык, или может быть уже говорите на нем?

— Могу сказать, что чуть-чуть понимаю. Даже не чуть-чуть, понимаю-то я хорошо, вот говорить чуть сложнее. Стесняюсь, боюсь ошибиться в некоторых моментах. А так, бывает, например, что обо мне говорят, а я понимаю, о чем речь. Просто молчу, наблюдаю.

В Китае был много раз с 2003 года. Как попал туда, первый раз чемпионат мира провел, ну как-то заинтересовал их сразу. С Лю Хайлонгом дрался, их главной звездой на тот момент. В то время он был король саньда (разновидность ушу, — прим. ред.). Я его побил, все это видели, но самолюбие, или что там, не знаю, не позволило им отдать мне эту победу. После этого меня начали подтягивать на бои, драться по профессионалам. Вот так начал ездить.

В 2011 году на меня вышел один менеджер и предложил драться уже по K-1, в профессиональном кикбоксинге. И сказал: если хочешь, живи в Китае, если хочешь — в Таиланде, я буду это оплачивать, а драться будешь в основном в Китае. Я, конечно, выбрал Таиланд, там приятнее находиться, чем в Китае, — и сама атмосфера, и тренировки. Там все сделано для того, чтобы спортсмены туда приезжали, жили там. Для кикбоксеров это вообще самое нужное место. Три года пробыл в Таиланде, потом какое-то время, 6-7 месяцев, все-таки жили в Китае. Но в основном я туда только ездил.

Ну, Китай меня любит. Очень сильно уважают, по сей день. И поэтому я тоже люблю эту страну, люблю туда ездить. Но не могу там долго находиться, неделю — две хорошо, а потом хочется домой.

«Дочка знала меня по скайпу. Когда видела вживую, стеснялась — что за дядя пришел?»

— Влияют ли занятия спортом на личную, семейную жизнь?

— Конечно, влияют, мы же постоянно в разъездах, на сборах, детей своих не видим. Хорошо, у меня жена с пониманием к этому относится, повезло. А многие из-за этого даже разводятся. А у меня с этим все хорошо. Единственное, я хотел бы, конечно, постоянно находиться рядом с детьми, уделять им внимание. Я, как могу, его уделяю, все это делаю. Ну и последнее время не так много езжу, основную подготовку провожу здесь, в Дагестане. Если бой, то за полтора месяца уезжаю из дома.

Помню, дочка, когда росла, узнавала меня по скайпу. Вживую меня почти не знала, сама звонила через скайп. А когда видела [вживую], стеснялась — что за дядя пришел? Потом уже понимала, что это папа.

— У вас же еще сын есть?

— Да. Ну он так... мамин сынок (смеется). Есть я, нет меня — ему без разницы. Приехал я — «а, приехал, хорошо» — и по своим делам.

— Вы бы хотели, чтобы он посвятил свою жизнь спорту?

— Чтобы прямо посвятил, этого я не знаю... У каждого свой выбор. Но спортом он будет заниматься в любом случае. Он должен быть сильным, физически развитым, это приветствуется во всех отношениях. И в исламе, и в Дагестане — ты должен быть сильным, это главное условие, чтобы ты был успешным человеком. А дальнейший его выбор, захочет ли он стать чемпионом, — это уже как он сам решит.

«Макгрегора мало кто любит, я думаю»

— Кто из дагестанских бойцов сможет, по-вашему, повторить триумф Хабиба? В плане признания?

— Чтобы признали на таком уровне... Этого и в мире пока никому не удалось. Ну Конор [Макгрегор], но это не признание, он больше хайпует. Такой любви к нему нет, его мало кто любит, я думаю. А Хабиб — это тотальная любовь фанатов, его республика боготворит. Каждый бой вся республика не спит, ждет — маленькие дети, женщины, старики, все это смотрят.

Я даже не знаю, кто еще может завоевать такую любовь. И думаю, он даже не старался [ее завоевать], он просто живет правильно, как мусульманин, как истинный мусульманин. И это притягивает людей. По-моему, невозможно это не уважать и не любить.

Не знаю, я не могу в данный момент назвать такого человека. Ну Забит [Магомедшарипов], его тоже очень сильно любят, у него много фанатов во всех странах СНГ. Но настолько, чтобы стать, как Хабиб, — пока не могу сказать. Это очень серьезная планка.

— Такие люди рождаются раз в сто лет?

— Конечно, это уникальный случай. То, как он прошел этот путь, как он себя ставит, все это достойно уважения.

— Какие качества помогли вам в трудных ситуациях больше всего?

— Выработанные в спорте привычки. Даже не привычки, а черты характера. В том плане, что если какая-то экстремальная ситуация, я воспринимаю это спокойно. Конечно, при потере близких это никак не поможет, это тяжело, но все остальное переносишь спокойно, без стресса, ты готов к любой ситуации. Спорт к этому располагает. Дисциплина, вот эти моменты — очень сильно помогают в жизни.

Это в любом случае оседает в характере. Особенно то, что давал нам наш тренер Гусейн Магомаев. Он не просто наши тела тренировал, он с нами всегда общался. Он такой философ на самом деле, очень много умных вещей знает, дает много правильных советов.

— Вы уже думали о том, чем будете заниматься после завершения спортивной карьеры?

— Это сложный вопрос, если честно. Никогда не думал об этом. Для меня жизнь после спорта — это темнота. Но, думаю, в любом случае не потеряюсь.

Спорт

Новости партнеров

комментарии 3

комментарии

  • Анонимно 28 дек
    Не люблю, когда люди дерутся
    Ответить
    Анонимно 28 дек
    Ну тут же это вид спорта! И многим нравится такое смотреть
    Ответить
  • Анонимно 28 дек
    Ну и фамилии у этих спортсменов
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии