Новости раздела

Исповедь директора птицефабрики миллиардера Тукаева: «Я предлагал варианты решения, но отклика не было»

О долгах по налогам и попытках спасти хозяйство

Исповедь директора птицефабрики миллиардера Тукаева: «Я предлагал варианты решения, но отклика не было»
Фото: tatarstan.ru

На этой неделе суд признал банкротом бугульминскую птицефабрику «Племрепродукт», входящую в бизнес-империю «Ортэкс» татарстанского олигарха Ильшата Тукаева. Еще ранее, в октябре, прокуратура Татарстана утвердила в отношении директора птицефермы обвинительное заключение по уголовному делу об уклонении от уплаты налогов и страховых взносов на 3,2 млн рублей. Однако предприятию удалось погасить долг, и суд прекратил уголовное преследование руководителя хозяйства. После снятия всех обвинений директор «Племрепродукта» Алексей Лиорек обратился в редакцию «Реального времени» с предложением опубликовать его откровенный рассказ о том, что на самом деле произошло в хозяйстве, какие обстоятельства привели к финансовому краху предприятия и что надо сделать, чтобы избежать биоэкологической катастрофы в Татарстане.

Как начинался крах империи Тукаева

Финансовые неприятности у лениногорского миллиардера, главы нефтестроительной компании «Ортэкс» Ильшата Тукаева и его партнера, московского мецената Рафаэля Фаизова начались еще в прошлом году. Судебные разбирательства в отношении их бизнеса стартовали летом 2019 года, когда была запущена процедура банкротства на ООО «Тимашевская птицефабрика» по инициативе татарстанского филиала «Россельхозбанка». Причиной стал долг фабрики на сумму более 930 млн рублей.

Следом в октябре того же года, аналогичный иск о банкротстве другой птицефабрики ООО «Племрепродукт» подал Сбербанк. В 2015 году бизнес-партнеры оформили на бугульминское предприятие кредит на 1,4 млрд рублей. Заем брался на организацию производства по выпуску яиц (от 80 млн штук в год), но с марта 2019 года компания стала допускать просрочки. В октябре этого года поручителя по кредиту Рафаэля Фаизова суд признал банкротом.

Финансовые неприятности у лениногорского миллиардера, главы нефтестроительной компании «Ортэкс» Ильшата Тукаева начались еще в прошлом году. Фото: tatarstan.ru

Другим поручителем по займу выступала головная компания бизнес-империи Тукаева — ООО «Ортэкс», в котором сейчас введено наблюдение. Незадолго до этого татарстанская компания сменила прописку на московскую. «Ортэкс» занимается подрядами на строительстве объектов крупных нефтяных компаний и в прошлом году впервые показал убыток в 8 млн рублей при выручке в 452 млн рублей.

Банкротству «Племрепродукта» в ноябре этого года предшествовало возбуждение уголовного дела в отношении директора данной бугульминской фабрики — 37-летнего Алексея Лиорека. Его обвиняли в уклонении от уплаты налогов и страховых взносов на 3,2 млн рублей, однако долг был погашен, и суд прекратил уголовное преследование руководителя предприятия.

После снятия всех обвинений Алексей Владимирович решился на откровенный разговор. Связавшись с «Реальным временем», глава «Племрепродукта» рассказал, что на самом деле происходит в бизнес-империи Тукаева и какие обстоятельства привели его предприятие в бедственное положение. Приводим его полный рассказ:

Все говорило о приближающемся кризисе

«Директором ООО «Племрепродукт», которое занималось производством инкубационного яйца для Тимашевской птицефабрики (г. Самара) и тоже входило в агрохолдинг Ильшата Тукаева, он меня назначил в феврале 2018 года. До этого я работал на фабрике менеджером. Уже тогда финансовые показатели здесь были не очень, все говорило о приближающемся кризисе, в производственном цикле был ряд нарушений, в том числе и технологического процесса.

Фото: tatarstan.ru

Но я решил все-таки возглавить это подразделение, думал вытяну, надеясь по поддержку и помощь владельца. Однако с какими бы готовыми и эффективными решениями не обращался к нему — ответа или отмашки действовать от Тукаева не было, как и не видели мы и никаких инвестиционных вложений со стороны бенефициара и даже не знали, что Тукаев брал в банках кредиты под развитие птицефабрики.

Большие проблемы по уплате налогов начались с 2019 года — этот год был очень тяжелым для нас — у предприятия было недостаточно денежных средств, чтобы выполнить обязательства перед налоговой службой. Мы работали в убыток.

Почему так? Чтобы яйцо, которое мы производим, начало приносить прибыль, нужно месяцев пять-шесть: это цикл от закупки яйца, затем выращивание цыплят до тех пор, пока они сами не начнут нести яйца, которые мы и реализовывали. Но цикл был нарушен, произошел сбой, тут еще курс евро, а мы покупали сырье и яйца за валюту, вырос.

Все налоги начислялись вовремя, но у нас попросту на счетах не было живых денег, чтобы их вовремя оплатить. Платили налоги с опозданием на полгода. Так в итоге накопился трехмиллионный долг. Хотя я предлагал Ильшату Тукаеву несколько вариантов решения проблемы, но отклика с его стороны не было никакого.

Фото: tatarstan.ru

Долги уплачены, обвинения сняты

Ну и в результате налоговая выставила нам требования и кассовые обеспечительные меры, чтобы мы оплатили свою задолженность, которая накопилась за прошлый год. По факту мне пришлось действовать в условиях крайней необходимости и выбирать: платить налоги или сохранить предприятие, рабочий коллектив и в то же время поголовье птицы. Я оплачивал третьим лицом услуги поставщиков газа, света и кормов, всего вышло на 15 млн рублей. Это и повлекло за собой задолженность перед налоговой.

Я поясню. У нас на тот момент было 120 тысяч голов птиц. А Бугульма не готова к захоронению птицы в таких масштабах, это могло бы привести к экологической катастрофе.

Потому что, если сутки-двое не покормить птицу, она умрет, если газа не будет более 4—6 часов, тоже начинается гибель птицы, но уже из-за холода, отсутствие света более 4 часов — тоже гибнет. То есть для сохранения поголовья, дальнейшего функционирования фабрики, а значит и трудового коллектива — людям ведь нужна работа, а Бугульма небольшой город — мне пришлось так действовать.

В результате просрочки уплаты налоговая инспекция Бугульмы выдвинула против меня обвинение по статье 199 ч. 1 — это уклонение от уплаты налогов и страховых взносов. Долг составил 3,2 млн рублей. После того, как прокуратурой было заведено уголовное дело, с меня была взята подписка о невыезде. Но нам удалось за счет поддержки «Тимашевской птицефабрики» и выручки, полученной благодаря реализации птицы, отработавшей свой срок, погасить всю образовавшуюся задолженность.

Суд, рассмотрев наше дело, прекратил против меня уголовное преследование, снял все ограничения и назначил штраф. Так что на сегодняшний день все обвинения в неуплате налогов за 2019 год с меня сняты. Что касается штрафа — то это несколько сотен тысяч рублей, которые я обязался выплатить в течение 60 дней после решения суда, иначе вновь ждет уголовное дело.

Я понимаю, что поступил тогда неправильно с уплатой налогов, но я сделал свой выбор, выбор в пользу предприятия, его людей. Для кого-то это правильно, для кого-то — нет, но ситуация требовала действий, и я принял именно такое решение. Штатного юриста у нас не было, а когда узнал, что мне грозит за неуплату, уже поздно было. И я переживаю, что из-за недостоверной информации в ряде СМИ идет неправомерное обвинение меня в мошенничестве, сокрытии финансов. Я никакой не мошенник! Я действовал в интересах предприятия, его работников, чтобы сохранить все это. И мы сохранились.

Фото: tatarstan.ru

В ожидании инвестора

16 ноября Арбитражный суд РТ признал банкротом наш «Племрепродукт», конкурсное производство по птицефабрике открыто на полгода. Мы сейчас работаем с инвесторами. Пока не буду сообщать кто это, но с инвесторами переговоры ведутся. Есть варианты и из других регионов, но я все же надеюсь, что инвестором станет наш республиканский бизнес. Я считаю, что сохранить в Бугульме птицефабрику, а значит рабочие места (у нас работало порядка 150 человек) — это важно.

На сегодняшний день за «Племрепродуктом» числится долг Сбербанку — это 1,5 млрд рублей, который взял Тукаев, и из-за этого мы сейчас стали банкротами, и еще 53 млн рублей — долг за 2020 год перед ФНС.

Деятельность «Племрепродукта» из-за процедуры банкротства сейчас приостановлена, я тоже отстранен по решению Арбитражного суда от руководства. Все поголовье птиц мы реализовали: птица у нас живет 13 месяцев — это ее производственный цикл, затем мы ее или отправляем на забой или реализуем населению. Последние стада птицы мы продали населению. Часть трудового коллектива работает, кто-то в административном отпуске, кто просто в отпуске. Ждем — не дождемся нового инвестора, чтобы снова приступить к работе, готовы работать».

Ангелина Панченко
БизнесПромышленностьАгропром Татарстан Российский Сельскохозяйственный банк РоссельхозбанкАрбитражный суд Республики ТатарстанОртэкс

Новости партнеров

комментарии 10

комментарии

  • Анонимно 20 ноя
    Какая неинтересная история. Такое впечатление, что этот товарищ впервые родился и не знал до этого ничего про бизнес, налоги и уголовку. Сотни человек каждый год только у нас в Татарстане через это проходят, и ни у кого таких широко раскрытых глаз, как у занятого важным делом ежика, нет.
    Ответить
    Анонимно 20 ноя
    Он просто на людях так показывает
    Ответить
    Анонимно 20 ноя
    Сложный выбор.
    Сохранить остатки производства, надеясь на поддержку в будущем, или вынуть всю оборотку в погашение налогов, и точно обрушить производство.
    Не пожелаешь и врагу.


    Ответить
  • Анонимно 20 ноя
    К сожалению, г-н Тукаев никого не слушал, никому не прислушивался.
    Все таки есть надежда, что он разрешит образовавшиеся проблемы и по новому организует свои производства, очень важные для Самарской области и Татарстана
    Ответить
    Анонимно 20 ноя
    а разве уже не поздно?
    Ответить
    Анонимно 20 ноя
    Похоже поздно.
    У банкрота особых прав нет
    Ответить
  • Анонимно 20 ноя
    закат еще одной империи
    Ответить
  • Анонимно 20 ноя
    Любопытна позиция в комментариях. Тукаев - хороший ..., его ввели в заблуждение и т.п.
    Если основной владелец не знает о том, что происходит на его предприятиях в течение многих лет, то может он просто чья-та ширма?
    А если знает и ничего не делает, то в чем его "хорошесть"? Прикрываться директорами, это не я, это они тоже позиция низкая.

    Судя по банкротных делам- Тукаев признан банкротом. Идёт уже процесс реализации его имущества. Основной его актив - Ортэкс тоже в конкурсном производстве. Идут разбирательства с крупными подрядчиками по не выполненным ОРТЭКСОМ работам.
    Ееще вопрос, если нечего скрывать, то зачем в процедуре банкротства ОРТЭКС бежит в Москву?
    Ответить
  • Анонимно 20 ноя
    На одного дутого "миллиардера" стало меньше
    Ответить
  • Анонимно 22 ноя
    Директор с большой буквы, предлагающий эффективные решения, который даже не знает что, если не платить налоги, будет атата, и конечно какой плохой начальник Тукаев, который не был заинтересован в эффективных предложениях, чтоб спасти своё предприятия. ( наверное тукаев хоть чуть чуть был больше заинтересован чтоб спасти свою компанию, чем директор ). Очень похоже на лицемерие и некомпетентность данного персонажа, который сейчас пытается показаться пушистиком!
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии