Новости раздела

Кирилл Разлогов: «Самая сложная задача — выявить жемчужину»

Российский киновед, культуролог и телеведущий рассказывает о состоянии современного регионального кино

Кирилл Разлогов: «Самая сложная задача — выявить жемчужину»
Фото: Максим Платонов

Кирилл Разлогов, помимо всех регалий, является программным директором Московского международного кинофестиваля. В Татарстане он выступил председателем жюри первой Межрегиональной премии в области кинематографии «Алтын тәлинкә — Золотая тарелка». Прошедшим летом кинокритик приезжал на награждение финалистов и даже съездил с региональными деятелями на экскурсию в «Семрук» — место съемок сериала «Зулейха открывает глаза». В ответ на вопрос корреспондента «Реального времени», приедет ли он на вручение приза зрительских симпатий в декабре, Кирилл Эмильевич осторожно поинтересовался: «А как у вас там ситуация с коронавирусом?». В интервью нашему изданию он рассказал о проведении кинофестивалей во время пандемии, высказал свое мнение о рекомендации Каннского фестиваля и выразил надежду на развитие киноклубного движения в России.

Региональные «троечники»

— Кирилл Эмильевич, как сегодня, после работы на фестивале «Алтын тэлинкэ» в Казани, вы оцениваете уровень регионального кино?

— На троечку. Общий фон, конечно, ровный от региона к региону. Везде есть интересные картины. Но неинтересных — больше. Есть регионы, которые на этом фоне выглядят благополучно. В первую очередь это Якутия, во вторую — Башкортостан. Есть регионы, которые очень стараются, но делают только свои первые картины. Недавно, например, меня из Кривого Рога спрашивали: «Куда девать наши картины», на что я ответил, что вообще впервые слышу, что там есть кино.

Деятельность в этом плане идет, фильмы сейчас можно снимать на любых носителях — вот уже делается фестиваль фильмов, снятых на сотовый телефон, а на Сочинском фестивале была выделена отдельная секция для «мобильных» лент. Развитие пошло, но не только в сторону фильмов для кинотеатров. Сейчас основная платформа — «Ютуб», где можно выложить все что угодно. Также кинематограф, который сейчас развивается наиболее интенсивно, это короткометражное кино, а за ним уследить трудно. Никаких четких иерархий в этом плане нет, кроме того, что отдельные кинофестивали подбирают для себя картины по неведомым критериям. Сейчас проходит внутренний фестиваль ВГИКа, где также немало интересных картин. В общем, повторюсь, процесс пошел, а куда он приведет — неизвестно, учитывая, что сейчас все больше весь процесс уходит в онлайн, и сколько это будет длится — тоже трудно предсказать. Как итог — короткометражные фильмы, ориентированные на «Ютуб» и онлайн — самая перспективная форма современного творчества в регионах.

Фото Максима Платонова
Фильмы сейчас можно снимать на любых носителях — вот уже делается фестиваль фильмов, снятых на сотовый телефон, а на Сочинском фестивале была выделена отдельная секция для «мобильных» лент

«Или восторгаемся или кричим «Караул!»

— Процесс пошел количественный, но качественный ли он, как вы считаете?

— Рано или поздно количество перерастет в качество, это во-первых. А во-вторых, на тысячу посредственных фильмов иногда делается один хороший. Это касается и полнометражного кино в мировом масштабе, и короткометражных лент. А вот каким образом выявлять эти жемчужины, которые теряются на общем фоне, не буду говорить чего, это самая сложная задача. Нужны эксперты, которые систематически смотрят фильмы, формируют соответствующую программу, выделяют то, что интересно и перспективно — то есть та работа, которая ведется с игровыми полнометражными фильмами и сериалами, она должна делаться и по отношении к короткометражному кино. Это одновременно и сложно и просто. Сложно, потому что фильмов очень много. А просто — они же все коротенькие. Допустим, за то время, пока ты просмотришь один полнометражный сериал, как, например, «Игру престолов», ты может оценить несколько сотен короткометражек за то же самое время. Я рекомендую всем своим студентам — смотреть, выделять, знакомиться, выяснять, что за люди работают над фильмами.

— Это касается именно короткого метра?

— В первую очередь да. Полнометражное кино в регионах — это считанные вещи. Мы все их смотрим и восторгаемся ими или кричим «Караул!», но тем не менее эти фильмы не остаются абсолютно за пределами нашего внимания. Как раз и премия, которую придумали наши татарстанские друзья, очень в этом помогает. Здесь есть ступенчатый отбор. Я посмотрел все полнометражки и примерно 10 короткометражек. Но есть люди, которые до меня просмотрели их тысячи!

Фестивали показывают, что кино живет

— Вы сказали, что в разных регионах кино развивается по-разному. На какой ступени стоит кино Татарстана?

— Татарстанское кино, конечно, в первых рядах, сразу вслед за якутами.

— Это радует. Сейчас такое время, когда кинофестивали отменяются, переносятся. Как вы относитесь к инициативе казанской дирекции «Время кино» провести уже вторую кинопремию «Алтын тэлинкэ»? Насколько сейчас вообще нужны кинофестивали?

— Кинофестивали нужны, причем чем дальше, тем больше. Другое дело, что казанский фестиваль в основном проходит онлайн, то есть фильмы смотрятся по ссылкам, поэтому ему как раз пандемия не страшна. От всеобщей изоляции зависит только краткий очный финал с вручением призов. Что касается фестивалей в целом, они нужны хотя бы потому, что сохраняют ощущение, что кино живо. Так что казанскую инициативу всячески поддерживаю, потому что она говорит и о жизни регионального кино.

Фото Максима Платонова
Кинофестивали нужны, причем чем дальше, тем больше. Другое дело, что казанский фестиваль в основном проходит онлайн, то есть фильмы смотрятся по ссылкам, поэтому ему как раз пандемия не страшна

Большой поклонник «Бибинур»

— Как вы оцениваете свое личное участие в нашей кинопремии?

— Если бы мне было неинтересно, то я бы и не участвовал. Это определено не столько личными отношениями с людьми, а они мне симпатичны действительно, сколько отношением ко всему региональному кино, о котором узнать довольно сложно. Это и заставляет меня смотреть фильмы, быть в курсе того, что происходит.

— В конце декабря в Казани подведут итог зрительского голосования второй премии «Алтын тэлинкэ». Вы планируете приехать, поучаствовать?

— Пока не знаю, где я буду в декабре и что там будет. Я пока живу на Селигере, в Москве не появляюсь, потому что там просто невозможно. Так что насколько меня отпустит жена в декабре, сказать сложно.

— Вы вместе приезжайте!

— Вы приглашайте, а я подумаю.

— Вы могли бы назвать тройку лучших полнометражных региональных фильмов последнего года, которые обязательны к просмотру, на ваш взгляд?

— Я эгоистично скажу, что мне нравятся две якутские картины — «Царь-птица» и «Надо мною солнце не садится», которые мы показывали на Московском кинофестивале. Из последнего времени, я не знаю… Из татарского кино я большой поклонник «Бибинур» Юрия Фетинга, но это уже скорее классика. Очень понравилась картина «По небу босиком» осетинского режиссера Султана Хажироко, с удовольствием смотрел. Ну и стоит выделить питерское кино, которое больше, наверное, не региональное, а столичное.

Кадр фильма
Из татарского кино я большой поклонник «Бибинур» Юрия Фетинга, но это уже скорее классика

Когда скандал на пользу

— Говоря об отменах фестивалей, Каннский все же в этом году провели в усеченном формате…

— Да не провели его, разве формат «красной дорожки» можно назвать фестивалем? Это их рекламный трюк! Показали несколько картин и вручили призы по короткометражным фильмам. Это такая мимикрия, непроведенный фестиваль, и ничего в этом фестивале нет. Просто, событие для жителей Канн. Скорее результатом фестиваля стал список фильмов, которые они отобрали, что стало рекламой этих кинолент. Тут каждый проводит фестиваль как может. Московский, например, в этом году проводили не в самых лучших условиях, но все же мы попали в ту самую неделю, когда это еще можно было сделать. Но нам на голову «обрушилась» армяно-азербайджанская война. Пришлось снимать из программы фильм «Врата в рай» армянского режиссера про Карабах, был большой скандал. Хорошая картина про войну 1994 года, но показывать ее в этих условиях сложно. Меня обвиняли в том, что мы пошли на поводу у начальства, что соответствует реальности. Но вся эта шумиха стала в итоге большой рекламой этой картине. Если бы он просто был показан на фестивале, его, может, и не заметили. А так, с запретом, выемкой из программы, с освещением в прессе трудно обойти вниманием эту работу. Думаю, что на фестивале 2021 года мы его все же покажем, если продюсеры не откажут, конечно.

«Все мы под одной эпидемией ходим»

— Я на самом деле вела к тому, что каннские эксперты дали рекомендации фильмам-призерам не торопиться с премьерами, попридержать их. Это правильно, как считаете? Сейчас действительно не время премьер?

— Для больших фильмов, претендующих на крупные кассовые сборы, конечно, не время. И рассадка не та, и люди не ходят из разных опасений. Все премьеры передвигаются на следующий год, хотя, возможно, и тогда ситуация будет не лучше… Я, например, не уверен, что с Московским кинофестивалем, который намечен на апрель 2021 года, все будет благополучно. Так что все мы под одним Богом, а в данном случае, под эпидемией, ходим. Но работать при этом и проводить фестивали нужно, стремиться использовать все доступные возможности. Посмотрите, сейчас в Москве идет еврейский кинофестиваль — наполовину онлайн, наполовину вживую, с очень хорошими фильмами.

Фото stalkerfest.org
Совсем недавно в интернете прошла премьера картины «Ваш репетитор» молодого режиссера Антона Коломейца, которая получила главный приз на фестивале БРИКС в Бразилии. А у нас она вышла онлайн. Кто-нибудь слышал о ней?!

Суперсвоевременные и незамеченные премьеры

— Однако ряд российских премьер все же состоялся — прошли «Доктор Лиза» с Чулпан Хаматовой, комедия «Глубже» с Александром Палем, «Дорогие товарищи» Андрея Кончаловского. Как вы их оцениваете?

— «Доктор Лиза» — суперсвоевременная картина, хорошо сыгранная и сделанная. «Дорогие товарищи» — вообще самая крупная лента нашего последнего времени. Не случайно ее выдвинули на премию «Оскар». Фильм показывался и в Венеции, хотя Андрей Сергеевич сетовал, что зарубежный зритель не понимает ситуации, которую он рассматривал. Тут каждый самостоятельно принимает решение о премьерах. Например, можно их делать и онлайн, однако зачастую фильмы остаются незамеченными. Так, совсем недавно в интернете прошла премьера картины «Ваш репетитор» молодого режиссера Антона Коломейца, которая получила главный приз на фестивале БРИКС в Бразилии. А у нас она вышла онлайн. Кто-нибудь слышал о ней?! А это очень пронзительная, интересная картина. Премьеры онлайн пока недостаточно рекламируются для того, чтобы они стали заметным в культурном пространстве событием.

Сейчас все решает продюсер

— Буквально вчера в Казани в рамках итогового форума «Время кино» премии «Алтын тэлинкэ» прошел мастер-класс для студентов театрального училища. На нем, в частности, рассматривался кейс — как и зачем актеры становятся режиссерами. Насколько актуальна и оправдана в сегодняшних условиях смена профессии?

— Бывает, что и режиссеры становятся актерами…

— Ну, только на маленькие роли и в своих кинофильмах, как это Эльдар Рязанов делал!

— Почему же? Из последних примеров могу привести Алексея Аграновича, сына известного кинооператора. Хотя он больше режиссер мероприятий. Сам вел церемонии открытия и закрытия Московского кинофестиваля в этом году. Он овладел несколькими профессиями и везде чувствует себя прекрасно. А вообще, многие режиссеры любят играть в своих фильмах. Альфред Хичкок, например, в каждой картине хоть на секунду, да появлялся в кадре. Что же касается того, стоит ли актеру становится режиссером, то, если у него есть организаторские способности и широта видения всего процесса, может попробовать. Одного желания мало, нужно стечение обстоятельств, иногда повторение. Великие актеры потому и великие, что они главные во всем. Жан Габен ведь никогда режиссером не был, но во всех картинах, где он снимался, так получалось, что именно он выступал в роли режиссера, сам же режиссер при нем был наемным работником. Так что если «звездность» позволяет — диктуй свои условия, если ее не хватает — сам становись режиссером. А вообще, сейчас все решает продюсер. В зависимости от того, конечно, какие у него отношения с режиссером.

Фото Максима Платонова
Зрителей становится все меньше, они раздражаются — почему в самолетах все сидят «друг на друге», а в кинотеатре это запрещено? Какая логика?

«Труднее всего придется блокбастерам»

— Вернемся к кинотеатрам. Есть мнение, что второй массовой самоизоляции кинотеатры не перенесут, они просто не выживут. Каковы ваши прогнозы? Может, им стоит переходить на новые форматы работы — в онлайн, на улицы?

— Кинотеатры больше страдают от сопутствующих пандемии мер — рассадка, отсутствие буфетов, а главное — отсутствие праздника от похода в кино. Зрителей становится все меньше, они раздражаются — почему в самолетах все сидят «друг на друге», а в кинотеатре это запрещено? Какая логика? Да, кинотеатрам будет плохо в течение 5—10 лет, пока все не образуется. Удастся ли вернуть зрителя в кинотеатр — пока сказать трудно. С другой стороны, количество зрителей растет, онлайн-платформы появляются как грибы после дождя. За киноискусство в широком смысле слова я не опасаюсь, а вот кинотеатры явление более сложное. Режиссер и продюсер Александр Роднянский в одном из интервью сказал, что будущее за кинотеатрами в высшей степени качественно оснащенными для проката фильмов-аттракционов, блокбастеров. Рядом же будут показываться все остальные маленькие фильмы, позиционирующие себя как «клубы любителей кино». Там будут демонстрироваться фильмы не по размеру бюджета, а по культурной ценности. И таких кинотеатров-клубов может быть очень много. Я не полностью с ним согласен, но уверен, что клубный прокат в современных условиях должен развиваться ускоренными темпами, и региональное кино в этом движении может очень нам помочь. То, что блокбастеры выживут — это да, но им будет хуже всего. Таких бюджетов под картину давать уже не будут, потому что и доходов особых ждать не приходится. Кризис отрасли как раз наблюдается в плане этих дорогостоящих фильмов, которые сейчас печатаются под копирку, а интерес к ним падает.

«В Татарстане это работает»

— В Казани вам довелось съездить на экскурсию в «Семрук» — место, в Лаишевском районе Татарстана, где проходила часть съемок сериала «Зулейха открывает глаза». Вам понравилось? Насколько нужны и востребованы такие экскурсии, как вид популяризации современного кино?

— Экскурсии, как какая-то живая жизнь, нужны, и одна из причин, почему нам так плохо во время пандемии — эта «живая жизнь» уничтожается. Что же касается самой идеи превратить в музей место съемки, а не подлинное место, спорная. Но она работает, во всяком случае у вас, в Татарстане. Чем больше будет придумано разного рода событий, музеефикации подобных объектов, связанных с кино, тем это лучше для осознания культурного значения кинематографа.

Анна Тарлецкая
ОбществоКультура Татарстан

Новости партнеров

комментарии 2

комментарии

  • Анонимно 19 ноя
    О региональных фильмах говорят... да лучше бы за нынешними режиссерами смотрели... то, что они выдают как фильм, блокбастер и тд не более чем пародия на зарубежные фильмы
    Ответить
    Анонимно 19 ноя
    Драма из Нальчика стала прошлогодним открытием Берлинского фестиваля, якутский фильм номинирован на Золотой Глобус, пара татарстанских на онлайн-кинотеатрах размещены, башкирский фильм был в прокате с неплохой выработкой на сеанс , это регионы. Если о федеральных релизах: вам не нравится прокатное жанровое - ок, есть Серебренников, Миндадзе, Быков, Звягинцев, продолжить? Может вы не на те фильмы ходите?))
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии