Новости раздела

«Аммоний» выставил Ринату Ханбикову счет на 100 вагонов за 250 миллионов

Менделеевский завод удобрений отказался не от всех претензий к бывшему председателю совета директоров

«Аммоний» выставил Ринату Ханбикову счет на 100 вагонов за 250 миллионов
Фото: Максим Платонов

Как стало известно «Реальному времени», АО «Аммоний», которое после покупки его инвестором КАО «Азот» Романа Троценко подало в сентябре этого года к бывшему председателю совета директоров менделевского завода удобрений Ринату Ханбикову и прочим лицам три иска с денежными претензиями в общей сложности на 4,4 млрд рублей и затем так же внезапно их отозвало, в действительности же сняло не все претензии. «Аммоний» вместе с дочерним «Менделеевсказотом» до сих пор требуют от ООО «Риконт», которое они называют аффилированным с тем же Ханбиковым, вернуть им 100 вагонов-цистерн и некогда оплаченные за них 250 млн рублей. По той причине, что изначально вагоны якобы были приобретены на деньги самого «Менделеевсказота», но долгие годы сдавались ему же в аренду. Представители Ханбикова называют подачу иска абсурдной, тем не менее его интересы представляют сразу двое юристов.

Вернуть 100 вагонов и 250 миллионов

В начале сентября разразилась одна из главных судебных сенсаций в Татарстане. Она заключалась в том, что КАО «Азот» Романа Троценко, ставшее инвестором АО «Аммоний», подало иски в татарстанский арбитраж к бывшему председателю совета директоров завода и акционеру (считается, что владел через ООО «Татаммоний») Ринату Ханбикову и иным «физикам» и юрлицам в совокупности на 4,4 млрд рублей.

Впрочем, эти претензии как неожиданно появились, так же внезапно и отпали. Миллиардные иски были отозваны уже спустя считаные дни. Это обстоятельство даже заставило журналистов выдвинуть версию о том, что главные «герои» этих разбирательств, Троценко и Ханбиков, пришли к каким-то договоренностям и зарыли топор войны.

Однако, как стало известно «Реальному времени», самый «маленький» иск (на 250 млн рублей) пока не отозван. Разбирательство по нему в татарстанском арбитраже, хотя и на стадии предварительного, продолжается. АО «Аммоний» вместе со своим дочерним предприятием «Менделеевсказот» требует от ООО «Региональная инжиниринговая компания — освоение новых технологий» («Риконт») признать мнимыми сделками куплю-продажу 19 ноября 2012 года целой сотни вагонов-цистерн, заключенного на следующий день договора их аренды, восстановить регистрацию на это имущество за «Менделеевсказотом», а также взыскать в его пользу 250,3 млн рублей. К участию в деле в качестве третьего лица привлечен Ринат Ханбиков.

Возможно, это разбирательство не свернуто потому, что вопрос производственно-логистической инфраструктуры для «Аммония» всегда был крайне важным.

Разбирательство по иску на 250 млн рублей в татарстанском арбитраже, хотя и на стадии предварительного, продолжается. Фото Максима Платонова

Если подъездные пути будут закрыты, продукция просто не будет продаваться

Как ранее рассказывало «Реальное время», инвестор многострадального менделеевского завода — АО «СДС Азот» Романа Троценко оказалось втянуто в судебную борьбу за логистический комплекс предприятия. Дело в том, что часть инфраструктуры завода удобрений, в том числе склад и железная дорога, по которой продукцию «Аммония» отправляют на экспорт, еще со времен Рината Ханбикова числится на балансе ООО «Аммоний Агро».

Большей частью уставного капитала этого общества владеет ООО «Форвард Групп». За эту компанию и развернулась битва в Приволжском райсуде Казани. По данным источников «Реального времени», за попытками получить контроль над заводской инфраструктурой стоял все тот же Ханбиков. Начало этой тяжбе положил иск Сажиды Латыповой к собственному супругу, Мансуру Латыпову. Женщина жаловалась, что тот втайне от нее 10 лет назад продал ООО «Форвард Групп» (с 2006 года владел им единолично), являвшееся их совместной собственностью.

Разбирательство в Приволжском райсуде Казани сложилось не в пользу истицы. 4 июня этого года иск Сажиды Латыповой к ООО «Форвард Групп», Мансуру Латыпову, Дамиру Алиеву, АО «СДС Азот» и ООО «Менделеевсказот» о признании сделок недействительными и применении последствий их недействительности был оставлен без удовлетворения. Причин, судя по тексту решения, две: пропущенный срок исковой давности и сомнения в неведении истицы относительно того, что муж продал бизнес.

Как замечали оппоненты Латыповых, они до сих пор состоят в законном браке и даже проживают по одному адресу. Сначала с иском в арбитраж с намерением отыграть назад сделку по продаже «Форвард Групп» обратился сам Мансур Латыпов. Когда же ему отказали, заявление, но уже в районный суд, подала жена. Верховный суд РТ оставил решение нижестоящей инстанции в силе.

Представитель «Менделеевсказота» отмечал тогда в суде, что «Форвард Групп» «контролирует критически важную производственную инфраструктуру химического комплекса завода «Аммоний» в Менделеевске». К ней относятся и сама железнодорожная ветка, и транспорт. «Если завтра подъездные пути по каким-то причинам будут закрыты, продукция просто не будет продаваться», — обозначил он важность вопроса. Судя по всему, сто вагонов-цистерн, оцениваемых в 250 с лишним млн, тоже одно из необходимых звеньев этой цепи.

По версии истцов, фактически денежные средства (на которые были куплены спорные 100 вагонов) принадлежали «Менделеевсказоту». Фото mazot.narod.ru

Деньги принадлежали «Менделеевсказоту»

Фактически денежные средства (на которые были куплены спорные 100 вагонов) принадлежали «Менделеевсказоту», обозначила свою позицию на предварительном заседании в Арбитражном суде РТ 12 ноября представитель истцов Марина Журавлева.

То есть, по их версии, цистерны были оплачены самим предприятием, но таким образом, что часть платежей по его письму была сделана «в пользу третьей компании». Иначе говоря, на покупку могли быть потрачены еще и средства других аффилированных компаний. Сделку заключал и оплачивал действительно «Риконт», но эта оплата была проведена «формально». На момент сделки, напомнила юрист, «Менделеевсказот» был подконтролен Ханбикову: стороны таким образом оформляли документы, чтобы не возникло вопросов.

Иначе говоря, есть основания полагать, что 250 миллионов «носили транзитный характер». По словам Журавлевой, в акте налоговой проверки (проходила на «Менделеевсказоте» в течение 2018 года) сделаны аналогичные выводы: денежные средства этой компании не принадлежали. Об этом же говорится и в форензик-анализе финансово-хозяйственной деятельности «Аммония» и «Менделеевсказота». Он проводился с 1 января 2015 по 31 мая 2018 года по инициативе крупнейшего кредитора «Аммония» ВЭБ.РФ.

«Налоговая проверка, конечно, сделана за более поздний период, но она выявила, что примерно с 2014 года Ханбиков через «Менделеевсказот» и «Риконт», а также компанию «ТТТ» осуществлял ряд сделок, которые причинили вред «дочке» «Аммония», — пояснила Журавлева. Она сообщила, что в рамках этой проверки была установлена в том числе аффилированность данных лиц и подконтрольность их ныне уже бывшему акционеру.

Теперь истцы хотят выяснить, откуда упомянутые миллионы на покупку вагонов появились на счетах «Риконта». Для этого, считают они, необходимо получить выписку по расчетному счету этой компании аж с даты открытия счета. Они уже самостоятельно запрашивали на этот счет «Тимер Банк» и Сбербанк. Первый сослался на коммерческую тайну, второй пока не дал ответа.

Если деньги были не «Риконта», а аффилированных компаний, это свидетельствует о том, что покупатель изначально не мог выполнить условия этой операции. А если у компании не было финансовой возможности заключить сделку купли-продажи, это «явно говорит о ее ничтожности», продолжила истица логическую цепочку.

Форензик-анализ финансово-хозяйственной деятельности «Аммония» и «Менделеевсказота» проводился с 1 января 2015 по 31 мая 2018 года по инициативе крупнейшего кредитора «Аммония» ВЭБ.РФ. Фото: вэб.рф

«Так и написали: «В связи с тяжелым материальным положением»

В свою очередь, представитель «Риконта» Эльза Сендюкова утверждала, что эти средства «никак не связаны с «Менделеевсказотом». По словам юриста, в 2012 году ее компания полностью оплатила вагоны. При этом она обратила внимание суда на финансовое положение «Менделеевсказота» в то время. «У них и так было 442 с лишним миллиона займов, плюс они просили оплатить за них первоначальный взнос за вагоны, которые они хотели покупать. Так и написали: «В связи с тяжелым финансовым положением», — подчеркнула представитель ответчика.

По ее мнению, и в настоящее время истец «прекрасно осознает», что спорное имущество принадлежат «Риконту»: в переписке называет его собственником аммиачных вагонов-цистерн. Причем эти письма «Менделеевсказота» датированы сентябрем — октябрем: отправлены уже после подачи нынешнего иска.

Сендюкова рассказала, что дочка «Аммония» возвратила им арендуемые цистерны, а «Аммоний» 11 декабря 2019 года взял их в аренду. Причем прошлогодний договор подписал Юрий Разбежкин, который на момент приобретения упомянутых вагонов работал в «Менделеевсказоте» в должности начальника юротдела, а этот завизировал уже как и. о. гендиректора «Аммония». По словам юриста «Риконта», большая часть сотрудников «плавно перешла» из «Менделеевсказота» в «Аммоний», некоторые работали и там, и там: «Всю историю этих цистерн они знали».

Как выяснилось, на данный момент завод снова вернул «Риконту» спорное добро. Сендюкова пояснила в суде, что 25 сентября этого года, уже после подачи иска, в «Аммонии» заявили, что в этих вагонах «у них нет потребности». По ее мнению, попытки доказать сейчас, что цистерны якобы принадлежат «Менделеевсказоту», — «это очень глупо».

Она была против приобщения акта выездной налоговой проверки как доказательства: он составлен по 2014 году и без участия «Риконта». «Как можно подтверждать обстоятельства 2012 года со ссылкой на документ, который составлен даже не в 2014 году, а в 2018 году?» — поддержал ее представитель Ханбикова Тимур Уразаев. К тому же, по его словам, в нем якобы нет ни слова о том, что его доверитель контролирует эти организации: «Истец выдает желаемое за действительное».

Сендюкова пояснила в суде, что 25 сентября этого года, уже после подачи иска, в «Аммонии» заявили, что в этих вагонах «у них нет потребности». Фото dic.academic.ru

«За ваши деньги купили ваши же вагоны? Докажите!»

Отметив, что «250 миллионов — это не конфетку купить», Уразаев предложил истцам «выход». «Если вы считаете, что за ваши же деньги купили ваши же вагоны, докажите, что эти деньги «ушли» от «Менделеевсказота», — сказал он. К тому же истец может сделать это без участия суда и всяких истребований: у него есть доступ к расчетному счету, и выписку в банке он может получить.

Ему вторила Ольга Габдрахманова (еще один представитель интересов Ханбикова), требуя подтверждений того, что у «Менделеевсказота» «вообще было 300 миллионов». Одним словом, они настаивали на том, что для начала надо изучить расчетный счет самого соистца: «Может быть, там вообще операций никаких не было». В этом случае будет уже неважно, откуда «Риконту» перечислили деньги. Юрист Ханбикова предложил оставить этот вопрос открытым до тех пор, пока сам «Менделеевсказот» не представит выписки по всем счетам за 2012 год. И суд это ходатайство удовлетворил.

Не уверен в надежности предоставленной информации

Кстати, тот же Уразаев просил приобщить уже упомянутый договор между «Аммонием» и Deloitte (входит в четверку крупнейших мировых аудиторских фирм) к материалам арбитражного дела. Напомним, истцы опираются на него как на доказательство.

Оказалось, что юристы Ханбикова тоже ссылаются на него в своем отзыве. Только совсем в другом плане. «Исполнитель не выражает уверенности относительно надежности предоставляемых информации, документов и иных сведений. Соответственно, не несет ответственности за их точность и достоверность», — процитировал Уразаев один из пунктов этого договора.

В его «расшифровке», по мнению аудиторской компании, «не все, что ей предоставили «Аммоний» и «Менделеевсказот», является правдой». Кроме того, он сообщил, что в самом форензике есть еще множество исключений и оговорок. Юристы Ханбикова принесли в суд вариант договора, в котором недостает страниц, утверждая, что таким они получили его от нынешних же оппонентов в рамках спора в Зеленодольском суде. Суд обязал «Аммоний» представить полный текст договора.

Представитель Ханбикова интересовался, как именно, по мнению истцов, Ринат Сагитович мог все контролировать. Фото Максима Платонова

Должность позволяла влиять на других

Представитель Ханбикова интересовался, как именно, по мнению истцов, Ринат Сагитович мог все контролировать. Истица пояснила, что мажоритарным акционером «Аммония» был «Татаммоний» (46,43% УК), бенефициаром которого являлся Ханбиков. Журавлева сослалась на выписку, предоставленную УК «Регионгазфинанс» (а эта УК, напомнила истица, владела «Татаммонием»): в ней конечным владельцем инвестиционных паев назван как раз этот человек. Помимо Ханбикова, были еще участники, но он все равно был мажоритарием как обладающий большинством голосов, отметила она. Кроме того, что Ханбиков являлся акционером, он же еще был председателем совета директоров: «должность, позволяющая в том числе влиять на других».

Уразаев с ней не согласился. По его словам, паевой фонд — это не юрлицо: нет никакой корпоративной связи между инвестиционными паями и конечными акциями: их даже нельзя назвать собственностью фонда. К тому же, убежден он, на самом деле контроль над обществом принадлежал не «Татаммонию», у которого «даже арифметически было только 46 процентов», или 50 млн голосов, а двум другим акционерам, обладавшим 58 с лишним млн голосов.

Представитель Ханбикова напомнил, что ревизия сделок началась уже в 2020 году по анализ-форензику 2018 года. Он однозначно заявил, что его доверитель считает эту ревизию необоснованной. Было общее собрание акционеров, перед которым ежегодно отчитывались о финансовом состоянии «Аммония» и его дочерних обществ. Был совет директоров: «Никаких возражений ни у кого никогда не было». Директор, а деятельность дочерних обществ относилась к его компетенции, назначался акционерами и был им подотчетен. Такая корпоративная структура формировалась самими акционерами. «И ни один из них на стороне истца сейчас не присутствует», — подчеркнул он.

От бывших совладельцев «Аммония» Уразаев перекинул мостик к нынешним. «Я не знаю, кто сейчас акционер «Аммония», почему он решил эти сделки оспорить, — принялся размышлять он на судебном заседании. — А может, это просто директор решил. Мы же до сих пор не знаем, какой-то акционер присоединился к этому иску или нет».

Основное судебное заседание по делу назначено на 14 декабря. Фото Максима Платонова

«Как Ханбиков мог контролировать такое количество народа?»

Затем он остановился на конкретном примере. По словам Уразаева, на общем собрании акционеров от 29 июня 2012 года в ревизионную комиссию из четырех кандидатов были утверждены трое: сотрудник «Газпром межрегионгаз Казань» Айдар Тагиров, главный специалист ИВФ РТ Анна Цимбалюк и директор службы внутреннего контроля ВЭБ Вячеслав Улупов. По его мнению, двоих последних «никак нельзя назвать подконтрольными Ханбикову». Между тем тогда как минимум речь шла о сделках 2012 года: члены ревизионной комиссии в 2013 году были должны вынести суждение, все ли в порядке в «Аммонии» и его дочерних предприятиях.

Юрист подчеркнул, что четверо членов совета директоров «Аммония», включая его руководителя и дочернего «Менделеевсказота», а также члены ревкомиссии в разное время были разные, хотя кто-то и совпадал. В том числе членом совета директоров был помощник президента (по всей видимости, имелся в виду Ринат Сабиров, курировавший вопросы нефтегазохимического комплекса, — прим. ред.). «Как Ханбиков мог контролировать такое количество народа?» — выразил он недоумение.

По его мнению, о сделках 2012 года, которые легли в основу иска, акционеры, которые назначали своих представителей в ревизионную комиссию, не могли не знать. И отсчет исковой давности начался «самое меньшее в 2013 году». К тому же, добавила Габдрахманова, два крупнейших акционера «Аммония» — ИВФ РТ и ВЭБ — это профессиональные игроки денежного рынка. Последний, как известно, кредитовал «Аммоний».

«Говорить о том, что восемь лет этого [мнимых сделок] никто не видел, а сейчас кто-то обнаружил и обратился с иском, совершенно неправдоподобно», — выразила она свое мнение. Сам иск Габдрахманова назвала абсурдным. Основное судебное заседание по делу назначено на 14 декабря.

Любовь Шебалова
ПромышленностьБизнес Татарстан МенделеевсказотХанбиков Ринат СагитовичАммоний

Новости партнеров

комментарии 9

комментарии

  • Анонимно 16 ноя
    Кадыров быстро бы разобрался по мусульмански с ворами.
    Ответить
    Анонимно 16 ноя
    Против закона? Так любой может
    Ответить
  • Анонимно 16 ноя
    Быстренько хотел свалить с деньгами
    Ответить
  • Анонимно 16 ноя
    Капец, вагонами деньги увозят
    Ответить
  • Анонимно 16 ноя
    Расстрелов не хватает
    Ответить
    Анонимно 16 ноя
    Вам может и не хватает, а тем, кто дело это строчит не хватает ума
    Ответить
  • Анонимно 16 ноя
    Ханбиков душу вложил в этот завод, построил его, это его детище. Отобрали и долгов навешали - «молодцы»
    Ответить
    Анонимно 16 ноя
    Прям святой герой
    Ответить
    Анонимно 16 ноя
    навешали долги - это как? Он же сам их и набрал, а потом свалил бросив завод с миллиардами долгов
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии