Новости раздела

Амиржан Косанов: «Это — демократическое дежавю Кыргызстана»

Эксперт по Средней Азии о революции в Киргизии, трудностях импичмента и опасности развала страны

Амиржан Косанов: «Это — демократическое дежавю Кыргызстана»
Фото: sputnik.kz

Стихийные протесты в Бишкеке на этой неделе неожиданно вылились в настоящий переворот в Кыргызстане. Представители оппозиции начали занимать ключевые посты, президент пропал на несколько дней, хотя уже к пятнице пригрозил вводом войск в столицу. Политический и общественный деятель Казахстана, эксперт, специализирующийся в вопросах политики всей Средней Азии Амиржан Косанов в интервью «Реальному времени» дал оценку событиям в Кыргызстане. Собеседник издания рассказал о трех революциях за 15 лет, влиянии северного и южного кланов, а также усомнился в легальной возможности отправить действующего президента Сооронбая Жээнбекова в отставку и сравнил протесты в Бишкеке и Минске.

«Революция с элементами попыток государственного переворота»

— Амиржан Сагидрахманович, как вы оцениваете то, что случилось в Киргизии — это революция, переворот или что-то другое?

— Времена и события такие, что «все смешалось в предгорьях Ала-Тоо» и все происходящее там не вмещается в стандартные определения. Если отойти от строгой классификации классической политологии, то там имеет место революция с ярко выраженными элементами попыток государственного переворота. Или: демократические выступления, переходящие в охлократию и анархию.

Но вся экстравагантность ситуации, порой доходящая до гротеска, никоим образом не может отрицать главную политическую составляющую событий: это нечестные выборы в парламент. Проведи Жээнбеков нормальные выборы, допусти в парламент легальную оппозицию, ничего такого и не было бы.

— За последние годы это уже третья смена власти в стране, произошедшая на волне массовых протестов. Скажите, какие-то кардинальные изменения вызывали в Киргизии предыдущие революции 2005 и 2010 годов?

— Да, конечно, эти выступления меняли политический ландшафт и общую ситуацию. Менялись президенты, что в те годы было новизной для Центрально-Азиатского региона. Помнится, мы, казахстанские демократы, ставили всем в пример наших соседей, которые столь радикально прощались со своими засидевшимися первыми руководителями.

Но, как оказалось, меняя персоны, в Бишкеке не меняли устои, на которых зиждется власть. Среди них — чересчур персонифицированная властная вертикаль (хоть и было заявлено стремление к переходу к парламентско-президентской форме правления), клановый характер формирования политической элиты и, наконец, всем известный фактор «Севера» и «Юга».

Фото: gazeta.ru
Проведи Жээнбеков нормальные выборы, допусти в парламент легальную оппозицию, ничего такого и не было бы

Революции свершались, но не было сделано самого главного, а именно: чтобы пришедший к власти на волне популярных лозунгов и борьбы с Драконом вчерашний демократ со временем сам не превращался в Дракона, не становился авторитарием и не был бы причиной очередных народных волнений. Пока этого не будет сделано, пока не будут созданы соответствующая правовая база, практика и традиция недопущения возврата к авторитаризму, революции будут продолжаться. И мы будем обречены вновь и вновь лицезреть очередное демократическое дежавю Кыргызстана.

— Говорят, что в Киргизии существует два одинаково влиятельных клана, которые таким образом периодически получают контроль над страной. Можете ли вы рассказать что-то о северном и южном Кыргызстане?

— Да, вы правы. И об этой специфической особенности Кыргызстана не говорит только ленивый. Меняются президенты, меняются составы парламента и правительства, но неизменным остается данный фактор, который фактически разделил единую страну на две половины.

И самое страшное в том, что в ситуации, когда простые кыргызы не больны трайбализмом, это средневековое мракобесие становится оружием в руках политиканов разных мастей. К сожалению, в XXI веке этот фактор все еще играет свою роль в общественно-политической жизни этой страны.

И примерное равновесие сил и ресурсов двух частей страны приводит к тому, что этот конфликт является перманентным и вялотекущим и, что самое страшное, непреходящим. Возможно, должно прийти новое, не зараженное бациллой местничества поколение управленцев, чтобы этот фактор перестал играть определяющую роль в жизни страны.

Буквально вчера в центре Бишкека прошел митинг молодежи, на котором молодые и образованные граждане открыто говорили о недоверии старым кадрам, которые довели страну до ручки. Они говорили о необходимости введения люстрации и не только относительно коммунистического прошлого, они говорили о том, что разочарованы в тех, кто стоял (и стоит) у руля государства со времени обретения независимости. Это новый и достаточно сильный сигнал для правящих кругов страны!

Фото twitter.com/BakytTorogeldi
Примерное равновесие сил и ресурсов двух частей страны приводит к тому, что этот конфликт является перманентным и вялотекущим и, что самое страшное, непреходящим

«Любые силы, в том числе и деструктивные, могли (и могут) подобрать власть»

— В России некоторые спикеры говорят, что Киргизия является одним из каналов поставки наркотиков в Россию и якобы волнения и переворот связаны с переделом сфер влияния. Насколько состоятельны теории, что за подобными событиями стоят финансовые группы или даже криминальные группировки?

— О влиянии криминала в происходящих событиях говорят сами кыргызские эксперты. И не только о наркотрафике. Теневой сектор в той или иной форме присутствует практически на всем постсоветском пространстве. И Кыргызстан здесь не может быть исключением из правил. Вообще-то проблема наркотрафика, который пронизывает бывшие республики СССР и имеет влиятельные покровительствующие силы в верхних эшелонах власти в этих странах, отдельная тема для разговора.

— На этой неделе многие называли произошедшее в Киргизии самой быстрой революцией. Практически за сутки власть в стране перешла в руки оппозиции. Действительно ли ситуацию в стране теперь контролируют противники Сооронбая Жээнбекова?

— Да, кажется, никто не ожидал такого: за ночь фактически поменялась власть! В результате — полная деморализация всех ветвей власти, начиная с самого президента. Все это, в свою очередь, развязывает руки разного рода силам, которые хотели бы раскачать общую ситуацию. Любые силы, в том числе и деструктивные, могли (и могут) подобрать власть, которая оказалась без хозяев!

Сам президент до вчерашнего дня был как бы не у дел, без него начали приниматься важные политические решения. Но, похоже, ситуация меняется, о чем свидетельствуют события вчерашнего дня.

— На несколько дней президент страны выпал из поля зрения, говорили, что он мог скрыться в другой стране, например, России или Белоруссии. Позже его пресс-служба опровергла эти заявления. Он остался в Киргизии и не намерен отдавать власть. Есть ли у его противников легальный способ сместить президента?

— Согласно местному законодательству, президента отрешают от должности только на основании выдвинутого парламентом обвинения в совершении особо тяжкого преступления, которое должно быть подтверждено заключением генпрокурора.

Как видим, процедура очень серьезная и требующая не только желания и решимости противников, но и соответствующие не менее серьезные доводы и аргументации. Хватит ли времени, возможностей и ресурсов у недругов Жээнбекова для инициирования и доведения до логического завершения импичмента в столь критический и хаотичный период? Сильно сомневаюсь…

Фото dw.com
Хватит ли времени, возможностей и ресурсов у недругов Жээнбекова для инициирования и доведения до логического завершения импичмента в столь критический и хаотичный период? Сильно сомневаюсь…

— При каких условиях запущенная процедура импичмента может быть принята как внутри страны, так и международным сообществом? Какие инструменты остаются в руках президента, чтобы удержать власть?

— Ну, во-первых, заявить о своем желании объявить импичмент действующему президенту — одно, а реализовать инициативу на деле — совсем другое. К тому же Жээнбеков уже заявил, что готов обсуждать этот вопрос после возвращения ситуации в правовое русло, произведения кадровых назначений и выполнения своей миссии в рамках конституционных полномочий.

А там, глядишь, страсти и поулягутся…

А международное сообщество, как это и полагается, будет давать оценку идее и процедуре импичмента исключительно через призму конституционных положений.

— Еще в четверг Жээнбеков говорил, что не принимал отставку премьер-министра Киргизии Кубатбека Боронова. Как расценивать это заявление? Что уход главы правительства нелегитимен?

— Понятно, что власть не ожидала столь стремительного, если хотите, шокирующего развития событий. Возможно, президент не хотел в тот момент расставаться с этим премьером. Все может быть. Ведь меняется не только ситуация, но и баланс сил вокруг власти. Рождаются новые альянсы, вчерашние самые отъявленные враги становятся политическими соратниками. Не исключено, что ведутся тайные переговоры между сторонами. А их не только две — власть и оппозиция, их намного больше. Отсюда и появляются самые неожиданные решения. В том числе и от самого президента.

К тому же все происходит на фоне самой настоящей катавасии с самоназначениями (приходят люди и сами себя назначают на высокие должности: мол, только я достоин этого!). Все это было б так смешно, если бы не было так грустно.

— В пятницу утром президент подписал указ, которым распускается правительство. Он сдался?

— Не думаю. Возможно, он решил пожертвовать ферзем, чтобы выиграть партию. Через 4 дня после событий, когда он практически выпал из хроники и события начали приобретать стихийность и бесконтрольность, он, кажется, проснулся и обрел второе дыхание. Буквально сегодня ввел режим ЧП, вводит в мятежный город войска и, похоже, начал возвращать себе бразды правления.

Фото twitter.com/BakytTorogeldi
Любые силы, в том числе и деструктивные, могли (и могут) подобрать власть, которая оказалась без хозяев!

«В Кыргызстане выступившие против власти силы осознанно переходят законные рамки»

— Многие начали сравнивать события в Киргизии и Белоруссии. На что следует обратить внимание, если пытаться сопоставить эти два сценария? Какие особенности государственного устройства, групп интересов и, может быть, даже менталитета вы могли бы отметить?

И Белоруссия, и Кыргызстан имеют общее советское прошлое. Все мы были в составе СССР. Оттуда и общие симптомы транзитного периода от Советского Союза к независимости. Но, и это вполне понятно, у каждого народа свои особенности. И это, несомненно, влияет на их поведение в таких определяющих исторических ситуациях.

Белоруссия впервые выступает столь открыто и массово против режима засидевшегося президента (дело дошло до того, что Лукашенко сам публично признал, что пересидел). А у наших соседей, извините, это уже третья революция при пятом президенте.

В Белоруссии демонстранты показывают сплоченность, новые лидеры выступают единым фронтом по самым главным вопросам, не дают мало-мальского повода для применения силы со стороны силовых структур. А в Кыргызстане выступившие против власти силы осознанно переходят законные рамки, тем самым давая повод для жесткой реакции со стороны власти (здесь надо отдать должное Жээнбекову, он не стал применять летальные средства против собственного народа). В Кыргызстане нет единства оппозиционных сил, «триумфаторы» уже разъединились, даже выступают друг против друга, создавая параллельные демократические органы.

Оппозиция Белоруссии получила мощную поддержку на Западе, что придает ей дополнительные силы и возможности. А по поводу октябрьской революции в Кыргызстане ведущие страны Запада все еще не сформировали свое консолидированное мнение (или с поддержкой революционеров или с осуждением).

Что называется, почувствуйте разницу.

— Амиржан Сагидрахманович, не могли бы вы спрогнозировать, как ситуация будет развиваться дальше? Чего ждать от нового руководства Киргизии соседним странам? Изменятся ли отношения страны с Россией, Казахстаном и другими?

— Сложно не только прогнозировать, но и комментировать происходящее: так быстро меняется общая ситуация. Буквально вчера вечером события начали принимать очень серьезные обороты: начались драки в центре города, прозвучали выстрелы (не от силовых структур, а от участников событий).

Но все же смею прогнозировать следующее.

Скорее всего, предложение президента о новых выборах будет принято теми, кто инициировал октябрьские события. И состоятся новые выборы в парламент. Желаю, чтобы таким образом ситуация разрешилась.

Если же у тех, кто имеет влияние на власть и общество в этой стране, не хватит политической мудрости и страсти будут накаляться, то страна ввергнется в пучину хаоса, не исключена гражданская война, и мы можем стать свидетелями развала целой страны. Этого же никто не хочет, кроме самых злейших врагов Кыргызстана.

Фото Табылды Кадырбеков / sputnik.kg
В Кыргызстане выступившие против власти силы осознанно переходят законные рамки, тем самым, давая повод для жесткой реакции со стороны власти

Что касается отношений с Россией и соседями по региону. Не думаю, что те, кто останется у руля или придет на их места, кардинально поменяют геополитические приоритеты. Страна не так самодостаточна и независима в выборе стратегических партнеров. По этой причине, скорее всего, несмотря на смену некоторых акцентов в риторике авторов, общий вектор внешней политики Бишкека сохранится.

Евгений Калашников
Общество

Новости партнеров

комментарии 6

комментарии

  • Тахир Давлетшин 10 окт
    Конфликт заложен в политических институтах государства, в принципах формирования власти.
    В клановых системах ( а также многонациональных) "честные выборы" как в европейских странах приведут не к народовластию, а подавлению меньших кланов (народов) одним крупным.
    Поэтому важнее консенсус между кланами, распределение постов и полномочий, чем "демократические выборы"
    7 -ми процентный проходной барьер лишает возможности малых кланов (значительной части граждан) иметь представителей в высших органах власти, права участвовать в официальной политической деятельности.
    Закон позволяет установить власть одного клана, кыргызам следует отменить проходной барьер, впрочем, как и россиянам.
    Ответить
    Анонимно 10 окт
    Полностью с вами согласен!
    Ответить
  • Анонимно 10 окт
    Столько конфликтов вокруг, Россия как посреди огненного кольца скоро будет
    Ответить
  • Анонимно 10 окт
    Похоже то, что не смогли сделать в Белоруссии сделали в Кыргызстане
    Ответить
  • Анонимно 10 окт
    Жил и работал, был беженцам оттуда. Правда в том, что привыкли только к тому, что забирать чужое. Вначале были виноваты во всем не киргизы, которые бросали всё и стали выезжать оттуда, Когда все чужое расхапали, они стали проедать рапзные гранты и кредиты. И эта вся игра "в демократию" - это кто будет ближе к кормушке и кто больше отхапает, те кто оставался не при переделе стали называть себя оппозицией.
    А так как ничего нового не создано, а всё советское в основном сломано, распилино и поделено, то не умея и не желая созидать остается одно - драться за близость кормушки, называя эти гопнические захваты словами "демократия" и т.д.
    Ответить
  • Анонимно 10 окт
    Братва рвется к власти
    Обвинения в связях с криминалом предъявляли не только Жапарову — это распространенный аргумент в политике Киргизии. Пять лет назад Министерство внутренних дел информировало: среди претендентов на 120 мест в парламенте — Жогорку Кенеше — 234 кандидата с уголовным прошлым, 15 на оперативном учете, а трое — в розыске. После скандала списки почистили.
    "В 2013-м мы поднимали вопрос о законном противодействии ОПГ. После 2010-го и "революции" все лидеры и члены ОПГ начали легализовываться, везде ставили своих людей — от айыл окмоту (сельских управ. — Прим. ред.) до городских кенешей (советов. — Прим. ред.), — объяснил РИА Новости Рафик Мамбеталиев, бывший начальник Главного управления по борьбе с организованной преступностью МВД Кыргызстана. — Братва рвалась к власти".
    По его словам, уже тогда в Жогорку Кенеше десять депутатов были связаны с ОПГ. "Они помогали преступникам и не пропустили закон. Почему? Потому что в некоторых районных и городских кенешах спикеры — члены ОПГ. Им это выгодно. На выборах мэра они народ запугивают: "У тебя семья-дети есть? Нашему человеку голос не дашь — тебе хана".
    Нынешняя политическая ситуация, считает Мамбеталиев, — следствие прихода криминала во власть. "А в этом Жогорку Кенеше половина — члены ОПГ. Митинги начались потому, что кругом беспредел, угрозы, кого-то купили. Сейчас каждый хочет стать премьер-министром. Я сам могу пятьсот ребят собрать, прийти и заявить: "Так, все пошли вон, я буду премьером!"
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии