Новости раздела

Бурнаевская мечеть Казани: имам-перебежчик, разрушительный пожар и влиятельный покровитель

История мусульманского храма в Старо-Татарской слободе

Бурнаевская мечеть Казани: имам-перебежчик, разрушительный пожар и влиятельный покровитель
Фото: pastvu.com

Одной из достопримечательностей столицы Татарстана является Бурнаевская мечеть (Третья соборная) — памятник татарской культовой архитектуры. Мусульманский храм с узнаваемым минаретом еще до революции стал ключевым элементом Старо-Татарской слободы Казани. Этот «дом Аллаха» не менее уникален, чем мечети «Аль-Марджани» и Апанаевская. Кто подарил городу этот храм, какой архитектор помог меценату его спроектировать и как благодаря местному имаму Бурнаевская махалля стала одной из самых авторитетных и уважаемых в городе — рассказывают татарстанские историки Радик Салихов и Рамиль Хайрутдинов в книге «Исторические мечети Казани», отрывки из которой продолжает публиковать «Реальное время».

Бесценный подарок капиталиста Бурнаева (мечеть «Бурнаевская», «3-я соборная», ул. Ахтямова, 7)

Весной 1872 года потомственный почетный гражданин Мухамедсадык Курбангалеевич Бурнаев обратился в Казанскую городскую Думу с просьбой о покупке пустопорожней городской земли в квартале между Большой Мещанской и Екатерининской улицами с целью строительства на ней каменной соборной мечети. Власти города после недолгого раздумья пошли навстречу прошению уважаемого и заслуженного мусульманина, продав ему за 137 рублей «пустырь» на окраине Старо-Татарской слободы, надеясь, что богатый предприниматель обустроит и приведет в надлежащий вид этот сильно пострадавший в пожаре квартал Казани. Так началась история одного из самых красивых мусульманских храмов города, яркого архитектурного символа столицы Татарстана с его неповторимым восточным изяществом, романтикой древнего национального зодчества.

Конечно, купленный Бурнаевым участок земли на углу современных улиц Нариманова и Ахтямова, в середине XIX века «пустопорожним» можно было назвать с большой долей условности. В это время здесь наблюдался бурный рост населения, шло массовое строительство жилых домов, хозяева которых активно занимались коммерческой и промышленной деятельностью. Все они входили в одну самостоятельную мусульманскую общину, третью по времени возникновения, после махаллей «Марджани» и «Апанаевской». Издавна, еще с конца XVIII столетия окрестности района оглашались звуками азана с минарета деревянной мечети, построенной в 1799 году купцом Салихом Мустафиным специально для шакирдов Апанаевского медресе.

Власти города после недолгого раздумья пошли навстречу прошению уважаемого и заслуженного мусульманина, продав ему за 137 рублей «пустырь» на окраине Старо-Татарской слободы. Фото kazan24.ru

В 1831 году, после смерти благотворителя, она перешла в собственность правоверных, проживавших на Екатерининской (ул. Тукая), Поперечно-Екатерининской (ул. Ахтямова) и Большой Мещанской (ул. Нариманова) улицах. Эту дату можно считать началом официального существования третьего городского мусульманского прихода, полноправным членом которого и являлся М-С.К. Бурнаев, имевший здесь большой особняк и мыловаренный завод.

Мухаметсадык бин Курбангали бин Муртаза бин Исмагил бин Юсуф бин Иснай бин Исанкол бин Бурнагол (20.01.1826 — 04.05.1898) родился в семье казанского 3-й гильдии купца, чьи предки являлись выходцами из д. Нижняя Береска (ныне Атнинский район Татарстана) и представляли древний и знатный татарский род. Известно, например, что один из дальних предков Мухаметсадыка бая, крупный торговец и землевладелец Ибрагим Юсупович Бурнаев, еще в 1769 году построил в своем ауле одну из первых в Казанском крае каменных мечетей. Он же в 1774 году подарил только что возведенной 1-й соборной мечети Казани древний рукописный Коран, который впоследствии, бережно хранил и тщательно изучал Шигабутдин Марджани.

В семье с такими традициями дети с ранних лет приучались к неустанному труду и воспитывались в строгом мусульманском духе. Помогая отцу, Мухаметсадык приобрел значительный профессиональный опыт и с 1857 года возглавил семейное дело по оптовой торговле сырьем, пушниной, продукцией своего мыловаренного завода в Казани, на Нижегородской, Мензелинской и Ирбитской ярмарках. Во второй половине XIX века он выбился в число самых богатых предпринимателей Казани.

Согласно сведениям современников, купец обладал «весьма значительным наличным капиталом, владел двумя домами с флигелями и лавками в Казани на Екатерининской улице, летней дачей, 500 десятинами земли в Мензелинском уезде Уфимской губернии». Общая стоимость недвижимости М-С.К. Бурнаева достигала 150 тысяч рублей. Несмотря на большое состояние и высокое общественное положение, предприниматель был известен своим довольно мягким характером, отзывчивостью, простотой и скромностью. Огромное внимание он уделял общественной деятельности, живо и энергично откликаясь на нужды горожан вне зависимости от их национальной и религиозной принадлежности. Купец охотно работал в органах местного самоуправления, различных сословных организациях.

Татарский предприниматель являлся членом Учетно-ссудного комитета Казанского отделения Государственного банка по торгово-промышленным кредитам с 1866 под 1898 год. Фото cbr.ru

Пользуясь огромным доверием избирателей, этот татарский предприниматель оказывался на очень важных и ответственных должностях: заседателя Казанской уголовной палаты (1857—1860), почетного мирового судьи (1869), гласного городской Думы (1871—1898). За заслуги перед государством он был награжден бронзовой медалью в память о войне 1853—1856 гг, золотой медалью «За усердие» на Станиславской ленте (1861), золотой медалью «За усердие» на Аннинской ленте (1863).

Безупречной была и деловая репутация предпринимателя. Не случайно, что он являлся членом Учетно-ссудного комитета Казанского отделения государственного банка по торгово-промышленным кредитам с 1866 под 1898 год. За эту многолетнюю работу по представлению министра финансов купец был награжден золотой медалью «За усердие» на Александровской ленте (1874), золотой медалью с «За усердие» на Андреевской ленте (1879), орденом Святой Анны 2-й степени.

С середины XIX века Мухаметсадык Бурнаев, приобретя богатство и влияние, становится единственным лидером и щедрым покровителем третьего мусульманского прихода, который постепенно получил название «Бурнаевского». По традиции состоятельного татарского предпринимательства, попечитель старался привлечь в свою фамильную мечеть самых ярких духовных деятелей и богословов. Вообще, в третьей махалле, долгое время являвшейся частью Апанаевского прихода издавна служили известные мусульманские ученые и педагоги. Одним из первых ее имамов был Мустафа Мусин (Мустафа бин Муса бин Иманкул бин Иманай бин Кутлуг бин Узбек бин Илькай аль-Казани. 1769—1836), перешедший впоследствии в 1-ю соборную мечеть. После него главой уже самостоятельного Бурнаевского прихода являлся Шамсутдин бин Забир бин Джагфар (1779—1854), известный мусульманам как Коран-хафиз т. е. человек, знавший наизусть Священную книгу.

После этого уважаемого имама в махалле наступил своеобразный кризис. М-С.К. Бурнаеву с этого времени почему-то «не везло» со священнослужителями. Так, занимавший с 1860 года должность имам-хатиба Шигабутдин бин Фахрутдин бин Муртаза бин Габдулгагиз (ум. 1871) — высокообразованный мударис с крайне непредсказуемым характером, из-за разногласий с прихожанами и не всегда достойного поведения, был удален из Бурнаевской мечети. Его подвела возмутительная для мусульманина тяга к горячительным напиткам. Мухаметсадык Бурнаев, возмущенный его проступком долго не решался выбрать нового муллу, но затем, поддавшись уговорам знаменитого ученого и педагога Салахутдина Исхакова, все-таки пригласил его к себе в приход.

Знаменитый минарет Бурнаевской мечети, хорошо знакомый каждому казанцу, появился в 1895 году. Фото nasledie-archive.ru

Однако будущий руководитель Апанаевского медресе, наставник выдающегося имама и просветителя Галимзяна Баруди, получивший от купца прекрасный жилой дом с хорошим денежным содержанием, через несколько месяцев неожиданно бросил махаллю, перейдя в более престижный приход 2-й соборной мечети. По этому поводу М-С.К. Бурнаев 6 марта 1862 года писал следующее:

«1. Казанский мещанин Салахутдин Исхаков в прошлом 1861 году бывши у меня на дому неоднократно просил меня, чтобы я убедил своих прихожан, принадлежащих к деревянной мечети, принять его в оную муллой вместо отстраненного Шигабутдина Фахрутдинова… прихожане дали ему Исхакову свое согласие. Я же Бурнаев принял на себя обязанности помочь ему Исхакову денежными средствами на расходы; 2. По возвращении Исхакова в июле месяце из Уфы, сделался он официальным нашим муллой и начал очень усердно отправлять богослужения. Видя его усердие… я вознамерился выстроить ему новый дом деревянный… на что я употребил собственный капитал 2700 рублей; 3. Сего года в январе мулла Исхаков без всяких причин перешел в приход 2-й каменной мечети, вместо указного муллы Мухаметкарима Мухаметрахимова, оставив дом этот без надзора».

Так, 7 июля 1862 года Салахутдин хазрет официально перевелся в Апанаевский приход. С этого времени в течение 16 лет Бурнаевская махалля оставалась без собственного имама. Поэтому здесь все духовные обряды вынужден был исполнять муэдзин, выходец из д. Ишимово Тетюшского уезда Казанской губернии (ныне Камско-Устьинский район РТ) Мухаметгали Бикчурин (ум.27.05.1878) — указ №2724 от 23 марта 1856 года. По утверждению современников, он отличался мягкостью и открытостью характера, искусным чтением Корана.

Стечение неблагоприятных обстоятельств завершил опустошительный пожар 1869 года, уничтоживший большинство строений в этой части города, в том числе и деревянную мечеть. Мухаметсадык Бурнаев практически сразу же восстановил небольшой молельный дом. Однако, решив все же подарить своему приходу большое и красивое здание мечети, он озаботился покупкой дополнительного участка земли, поиском хорошего архитектора и профессиональных строителей. Все работы заняли 2 года, и в 1872 году, в содружестве с известным казанским зодчим Петром Ивановичем Романовым, купец завершил возведение одноэтажного кирпичного здания. Правда, знаменитый минарет Бурнаевской мечети, хорошо знакомый каждому казанцу, появился значительно позже — в 1895 году, незадолго до кончины Мухаметсадыка бая.

Впрочем, и в новом храме поначалу тоже не все шло гладко. После смерти муэдзина-муллы Мухаметгали мусульмане избрали имам-хатибом Камалетдина Сайфутдинова (13.09.1840—25.03.1879) — указ №5795 от 13 сентября 1860 года, уроженца деревни Енганаево Ставропольского уезда Самарской губернии. Одновременно с ним новым муэдзином мечети стал Хасанзян Мухамедгалиевич Бикчурин (22.02.1842) — указ №4304 от 5 июля 1878 года.

Однако, Камалетдин хазрет, прослужив всего год, умер. Вновь Мухаметсадык бай занялся поиском подходящей кандидатуры на должность муллы. Им стал, получив указ №4117 от 11 июня 1880 года, мещанин города Буинска Шакир Абдулзаббарович Кулеев (12.06.1850), родившийся в семье буинского купца Абдулзаббара Абдрахмановича Кулеева.

Благодаря деятельности нового имама, Бурнаевская махалля стала одной из самых авторитетных и уважаемых в городе. Хазрет строго следил за соблюдением норм шариата в кварталах прихода, а его уроки в мектебе привлекали шакирдов из разных уголков Казанской губернии. Он добросовестно исполнял обязанности имам-хатиба вплоть до революции 1917 года. Впрочем, и сама махалля за 100 лет своего существования превратилась из окраинной в одну из основных общин старинного центра Старо-Татарской слободы. Здесь проживали такие видные предприниматели, общественные и духовные деятели, как Габдулла Апанаев, Ахметхади Максуди, Мухаметшакир Абдрахимов, Абдулвали Юнусов, Мухаметшакир Мусин и многие другие.

Многое делал для фамильного прихода и сын строителя мечети, Ибрагим Бурнаев, который активно занимался коммерцией и производством. На паях с Бадретдином Апанаевым он организовал мыловаренное производство, продукция которого имела большую популярность у населения. Кроме того, купец вел совместную меховую торговлю со своими родственниками Мухаметзяном Сайдашевым и Баки Субаевым. Как и отец, Ибрагим являлся активным гласным городской Думы, членом различных сословных организаций. Правда, к концу XIX века коммерческая и общественная активность семьи Бурнаевых постепенно пошла на убыль. В приходе появились новые лидеры, взявшие на себя заботу о мечети. Так, в 1899 году казанский 2-й гильдии купец Абдрахим Залюшев пожертвовал храму в качестве вакуфного имущества большой каменный дом с лавкой, доход с которого обеспечивал содержание здания, финансовую поддержку духовенства и мектебе.

Сегодня Бурнаевский приход переживает период своего возрождения. Фото Olesssya / wikipedia.org

Приход Бурнаева объединял часть Екатерининской, Поперечно-Екатерининской, Большой Мещанской улиц. В нем в начале XX века насчитывалось 400 душ мужского пола при 45 домовладельцах. В 1913 году мектеб махалли получил официальное утверждение директора народных училищ. В это время учебное заведение размещалось в пяти комнатах при мечети, а его программа включала преподавание: русского и татарского языков, вероучения, арифметики, истории пророков. Среди учебников активно использовались разработки джадидских авторов, книги Г. Тукая. Повседневное наблюдение за учебным процессом осуществлял местный муэдзин Абдулла Хасанзянович Бикчурин (р. 14.05.1881), окончивший курс медресе при 4-й соборной мечети города и сменивший своего отца 9 февраля 1905 года — указ №287. Должность учителя в мектебе занимал крестьянин д. Азимово Тетюшского уезда (ныне Камско-Устьинский район РТ) Абдулкарим Ягафаров, получивший образование там же, где и муэдзин Бикчурин. Общее руководство конфессиональной школой прихода оставалось за имамом Ш.А. Кулеевым. Вместе они обучали 55 шакирдов.

Бурнаевская мечеть достаточно благополучно пережила революцию и первые годы советской власти. Имамом в этот период здесь служил сын старого хазрата Мухамедфарук Кулеев (указ от 30 сентября 1915 года), отличавшийся прекрасными знаниями и высокими нравственными качествами. Это был блестящий представитель молодого поколения мусульманского духовенства, который, несмотря на преследования эпохи воинствующего атеизма, остался верен прихожанам, до последнего выполняя свой долг духовного наставника и проповедника. Интересно то, что в тридцатые годы ХХ века даже существовали планы сделать Бурнаевскую мечеть главным и единственным мусульманским храмом города, упразднив махаллю «Марджани». Эта идея долго обсуждалась, но по каким-то причинам так и не была воплощена в жизнь. Поэтому закрытие ее состоялась относительно поздно, в 1939 году, когда практически все городские мечети перестали существовать как религиозные учреждения.

Сегодня Бурнаевский приход переживает период своего возрождения, оставляя нам надежду не только на сохранение духовных ценностей, но и на спасение всего архитектурного комплекса Старо-Татарской слободы.

Радик Салихов, Рамиль Хайрутдинов
ОбществоИсторияИнфраструктураКультура Татарстан

Новости партнеров

комментарии 7

комментарии

  • Анонимно 08 сен
    Интересно.
    спасибо.

    Бурнаевская мечеть - одна из мечетей-красавиц Казани.
    Ответить
  • Анонимно 08 сен
    Очень интересно, спасибо! Кстати, сын Мухамедфарука Кулеева Ахмет Фарукович Кулеев в 1970-80 годах работал зам.декана факультета автомобилестроения КАИ. Очень корректный, доброжелательный был человек.
    Ответить
  • Анонимно 08 сен
    Таких красивых мечетей осталось мало!
    Интересная статья, теперь знаю про эту мечеть чуточку больше
    Ответить
  • Анонимно 08 сен
    Красивая мечеть. Люблю мечети с историей
    Ответить
  • Анонимно 08 сен
    Фархад хазрат молодец. Большую делает работу.
    Ответить
  • Анонимно 08 сен
    Дом Залюшева на Садыковой стоит, обычный деревянный одноэтажный. Его покрасили томсойерфестовцы в 2018-м.
    Ответить
  • Анонимно 08 сен
    Спасибо, РВ за просвещение казанцев!
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии