Новости раздела

Постапокалипсис сегодня: чему пандемия научила татарстанский бизнес

Коронакризис вскрыл застарелые проблемы, катком прошелся по бизнес-сообществу, но принес и положительные моменты

Постапокалипсис сегодня: чему пандемия научила татарстанский бизнес

Как изменилась картина бизнеса в Татарстане в связи с коронакризисом и в чем, как ни странно, состоит положительное влияние коронавирусного локдауна на экономику республики? Об этом и не только в авторской колонке, написанной для «Реального времени», рассуждает управляющий Фонда прямых инвестиций Руслан Халилов.

Россия потеряет до 5,5% ВВП

Начнем с того, что пандемия коронавируса пагубно отразилась на множестве секторов экономики не только в Татарстане и России, но и повсюду в мире. Например, по прогнозам аналитиков Deutsche Bank, падение мирового ВВП в 2020 году составит 4,5% — а это очень много по меркам макроэкономики. И это еще улучшенный прогноз — в июне ждали падения в 5,2%. Примерно аналогичные цифры фигурируют в прогнозах большинства институциональных инвесторов и крупнейших аналитических агентств.

Пострадали все: если верить все тому же Deutsche Bank, экономика еврозоны потеряет 8,6% за 2020 год, Германии — 6,4%, США — 5,2%, Японии — 6,4%, Индии — 5,8%. Подрасти из стран-гигантов может разве только Китай, и то всего лишь на 1,6% (хотя в начале года оглашались куда более оптимистичные прогнозы). Словом, вынужденная остановка производства и паралич практически всей международной торговой инфраструктуры затронули весь мир. При этом коронакризис оказался по течению и последствиям гораздо жестче, чем кризис 2008 года.

Что касается России, то Центробанк оценивает потери ВВП за апрель — июнь 2020 года в 9,5—10% по сравнению с аналогичным периодом 2019 года. Годовые потери пока прогнозируют на уровне 4,5—5,5%. Татарстан тоже несет потери, даже с учетом беспрецедентных мер поддержки, оказанных федеральным центром регионам. Разумеется, сильнее всего страдает малый и средний бизнес, особенно из тех сегментов, которые не включены в список наиболее пострадавших.

Даже для опытных предпринимателей, чьи компании прошли через несколько внешних и внутренних кризисов, нынешняя ситуация в экономике не имеет аналогов. Да, кризисы были и раньше. Но никогда доселе мир не сталкивался с ситуацией, когда работа целых больших отраслей экономики вставала полностью. И для многих предпринимателей она оказалась патовой.

Фото kamaz.ru
От коронавируса пострадали компании-производители, тесно завязанные на поставки комплектующих из-за рубежа. Причем масштаб их мог быть от сколь угодно крупного до небольших, едва ли не гаражных производств

Снова вспомнить слово «импортозамещение»

Кроме совершенно очевидных отраслей экономики — например, индустрии гостеприимства, развлекательной или рекламной сферы — от коронавируса пострадали компании-производители, тесно завязанные на поставки комплектующих из-за рубежа. Причем масштаб их мог быть от сколь угодно крупного (например, КАМАЗ) до небольших, едва ли не гаражных производств. Не секрет, что полная остановка львиной доли китайских производств в феврале и марте принесла определенные проблемы для их контрагентов в России (правда, чуть позже). Тяжелые задачи приходилось решать в очень многих ситуациях: например, непонятно было, как быть, если между партнерами был заключен долгосрочный договор еще до пандемии, и новых поставщиков искать уже поздно, а «старый» закрыт на карантин? Или если деньги в предоплату товара уже ушли, а контрагент не может выполнить свои обязательства по поставке прямо сейчас? Или если надо все-таки искать нового поставщика деталей, потому что старый так и не пережил «коронакарантина»?

Международные договоренности едва ли не лучше всех остальных защищены юридически, но никакая юридическая защита не может помочь, если закрываются границы стран, а ВОЗ объявляет чуть ли не всемирный карантин. Столкнулись с проблемами из-за зарубежных контрагентов и татарстанские компании из сегмента среднего бизнеса.

Например, один из проектов Фонда прямых инвестиций — завод по производству яхт и катеров Velvette Marine. Часть его комплектующих металлических деталей постоянно заказывали за рубежом. Потом грянула пандемия, и какое-то время завод сумел протянуть на «старых запасах». А потом, чтобы больше не зависеть от таможни и от международных чрезвычайных ситуаций, проработали вариант изготовления деталей для катеров и начали их делать на заводе «Волжанин» (он, кстати, единственный национальный производитель стыкового сварочного оборудования для полиэтиленовых труб). В случае ФПИ такая коллаборация стала вдвойне удачным решением, поскольку «Волжанин» — это тоже наш бизнес-проект.

А с учетом того, что из-за коронавируса многие не смогли улететь на отдых за границу, внезапно спрос на катера от Velvette Marine взлетел почти втрое, так что сейчас завод работает круглосуточно, без выходных, и к сезону 2021 года планирует создать склад готовой продукции.

И это первый положительный урок, который пандемия преподала российскому и татарстанскому бизнесу: надо быть максимально автономными и стараться ориентироваться только на те мощности, которые останутся доступными, что бы ни случилось. Поэтому пандемия подтолкнула нас к новому витку импортозамещения — на этот раз речь идет не о брянских стейках вместо аргентинских и не о чувашском сыре вместо французского. Речь — о фактической устойчивости и выживаемости производящего бизнеса.

Фото Максима Платонова
По некоторым данным, даже несмотря на обширные программы господдержки, в Татарстане не открылся каждый четвертый бизнес из категории МСП — то есть пандемия выкосила почти 25% предприятий в республике

Пандемия взяла бизнес «на слабо»

Звучит жестоко, но это факт, от которого, к сожалению, никуда не уйти: коронакризис проверил татарстанский бизнес на устойчивость и жизнеспособность, стал своеобразным стресс-тестом. По некоторым данным, даже несмотря на обширные программы господдержки, в Татарстане не открылся каждый четвертый бизнес из категории МСП — то есть пандемия выкосила почти 25% предприятий в республике. Цифры, которые вот уже который месяц озвучивают профессиональные сообщества рестораторов, еще серьезнее: по средним оценкам, финишную черту коронакризисного забега сумеют преодолеть не более 70% кафе и ресторанов республики.

Кризис-2020 стал лакмусовой бумажкой устойчивости малого и среднего бизнеса. Перенести локдаун смогли только те, что были к нему готовы. Руководители тех предприятий, которые вынуждены были закрыться, теперь знают гораздо больше о кризисном управлении, чем знали до сих пор, и к новому витку своей деловой карьеры подходят с уже сформированным чек-листом. И в этом я тоже вижу положительный момент: мы все получили своеобразную прививку, болезненную и неожиданную, но в будущем она поможет избежать многих ошибок.

Цифровизация — не модный тренд, а необходимый инструмент

И наконец, третий положительный фактор пандемии: коронавирус поставил точку в вопросе о цифровизации компаний. Карантин и самоизоляция вынудили компании в аварийном режиме перейти на удаленную работу. Большинство экспертов отмечают, что разразившийся финансовый кризис только ускорил процессы, которые давно назревали. Быстрые изменения бизнес-среды под влиянием глобальных трендов — и технологических, и социально-демографических — еще до пандемии побуждали компании к трансформации. Случившееся лишь стало катализатором этих изменений, но реакция последовала поистине взрывная.

В Фонде прямых инвестиций мы можем привести два ярких примера цифровой трансформации — площадка по привлечению инвестиций «Бизнес Платформа» (связующее звено между инвесторами и авторами бизнес-проектов) и ONLINECONTRACT — электронная торговая площадка, помогающая предприятиям оптимизировать затраты и находить поставщиков в кратчайшие сроки.

До недавнего времени многие компании не рассматривали электронные торговые площадки как способ сбыта продукции, используя традиционные методы продаж. Теперь же поставщики начали искать новые возможности. Наша статистика говорит, что даже в условиях коронавирусного локдауна, перейдя на просторы Сети и переведя свои контракты на электронную платформу, они смогли не только поддержать свои продажи, но и приумножить их.

Новая для всех ситуация беспрецедентна для бизнеса любого масштаба и отрасли. Путь цифровой трансформации, который раньше мог растянуться на несколько лет, многие прошли за пару месяцев. Теперь все понимают: меняться нужно быстро. Бизнес становится более цифровым и гибким, это, пожалуй, главная примета постпандемийной эпохи.

Руслан Халилов
ЭкономикаБизнес Татарстан Халилов Руслан РафиковичФонд Прямых Инвестиций

Новости партнеров

комментарии 4

комментарии

  • Анонимно 21 авг
    Попытки найти положительные элементы в пандемии... Хотя наверно есть плюсы
    Ответить
  • Анонимно 21 авг
    Классно все получается. Много что вскрылось сейчас. Новые возможности очень удобны простым пользователям
    Ответить
  • Анонимно 21 авг
    А я просто балд от того, что у нас появились доставка продуктов
    Ответить
  • Анонимно 21 авг
    Бизнесмены получили хорошую прививку короной
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии