Новости раздела

Доктор Екатерина Карасинская: женщина-врач для мусульманок Казани XIX века

Как в XIX веке казанский доктор лечила татарок и ломала гендерные стереотипы

Доктор Екатерина Карасинская: женщина-врач для мусульманок Казани XIX века
Фото: tatar-inform.ru

Медицинские работники ценились во все времена. И сегодня, в период пандемии коронавируса, их самоотверженный труд особенно значим. Еще сто лет назад большинство докторов были мужчинами. Одной из первых в России женщин-врачей стала Екатерина Карасинская. Историк Лилия Габдрафикова в сегодняшней колонке «Реального времени» рассказывает, как в XIX веке приехавшая в Казань девушка смогла перебороть недоверие мусульманского населения к медикам и завоевать небывалый авторитет среди татарок.

Мечтала стать врачом

Сегодня, в эпоху феминизма, «женщина-врач» звучит немного странно. Но еще сто лет назад такое обозначение считалось вполне нормальным. Для большинства людей существовали просто врачи и примкнувшие к этой профессии женщины. На них смотрели с подозрением, их способности вызывали большие сомнения, даже размер зарплаты обычно сильно уступал жалованью врача мужского пола. В XIX веке ситуация была еще хуже. И вот в это время в Казани появляется женщина-врач — Екатерина Ивановна Карасинская. Ее имя долго хранили в народной памяти, но теперь оно давно стерлось и незаслуженно забыто. Эта незаурядная дама полностью посвятила свою жизнь медицине. Позабыв о личном счастье, о естественном призвании женщины быть матерью, она доказывала себе и окружающим, что способна лечить людей и работать врачом.

Екатерина Карасинская была родом из Вильно (современный Вильнюс), из бедной дворянской семьи. В двухлетнем возрасте, в 1846 году, родители отдают ее на попечение чужих людей, впоследствии она получила воспитание в немецком пансионе в Петербурге. Семья жила на чиновничью пенсию отца, устроить дальнейшее образование дочери они не могли, поэтому Екатерина решает начать самостоятельную жизнь в качестве бонны (няни). Конечно, в ее положении более благоразумным было бы выйти замуж и тем самым обеспечить себе спокойную жизнь за спиной мужа. Но девушка еще с детства отличалась независимым характером, да и судьба домохозяйки мало ее привлекала. Вероятно, до барышни доходили и веяния западного феминизма.

Она мечтала стать врачом. И поэтому все свое свободное от обязанностей бонны, а потом и гувернантки время она посвящала самообразованию. Учила иностранные языки (английский, итальянский, немецкий), читала научную литературу. Так прошло почти десять лет. В 1874 году, то есть в тридцатилетнем возрасте, Екатерина Карасинская стала слушательницей высших женских курсов в Санкт-Петербурге. Полученные медицинские знания еще во время учебы она успела опробовать в Русско-турецкой войне 1878 года.

Имя Екатерины Карасинской в Российском медицинском списке на 1887 год

Материальное состояние курсистки оставляло желать лучшего, поэтому она писала в различные инстанции (особенно в земства) с просьбой об оказании денежной помощи, но никто не откликался. В конце концов ее усилия было вознаграждены: она начала получать стипендию от Общества пособия учащимся женщинам.

Популярность среди казанских мусульманок

В Казанскую губернию Екатерина Ивановна приехала в 1880 году, вскоре после окончания курсов. Спасскому уездному земству требовался врач. Все вроде бы хорошо складывалось. Однако губернатор не стал утверждать в должности женщину-врача. Спасская земская управа, нуждавшаяся в докторе, предложила Карасинской юридически называться фельдшером, а фактически выполнять работу врача. Однако гордая Екатерина Ивановна отказалась от такого компромисса, посчитав, что для благополучного разрешения «женского вопроса» имеют значение даже подобные мелочи, поэтому никакие формальные уступки для нее были невозможны. Свои феминистические убеждения она ставила выше материальных интересов.

Надумала вернуться обратно в Петербург, но из-за того, что время было зимнее да и денег было немного, решила поработать в Казани. Барышня занялась частной практикой. Однако нужно было еще завоевать доверие пациентов. Тем более тогда в Казани не было ни одной женщины-врача. Лучше всего это можно было сделать, устроившись в какую-нибудь государственную лечебницу. Большинство так называемых вольнопрактикующих врачей в то время состояли еще и на официальной службе. Это было своеобразным свидетельством их профессиональной пригодности.

Екатерина Карасинская вначале врачевала в женском отделении рабочего дома, а с марта 1881 года стала консультантом Александровской лечебницы для приходящих больных Императорского Казанского экономического общества. Специализировалась она на женских и детских заболеваниях. Число ее пациентов с каждым годом увеличивалось. Постепенно народ начал доверять женщине-врачу. Но в этой лечебнице Екатерина Ивановна трудилась бесплатно, основной ее источник доходов был связан с татарским населением Казани.

Екатерина Карасинская стала консультантом Александровской лечебницы для приходящих больных Императорского Казанского экономического общества. Фото valera-1458.livejournal.com

Она стала очень популярна среди местных мусульманок. Ее уважали, ей доверяли. Богатые татарки в XIX веке старались вообще не показываться на глаза чужим мужчинам. Достаточно вспомнить знаменитый эпизод из труда профессора Карла Фукса о том, как ему стоило большого труда уговорить жену татарского купца показать доктору больное горло. До этого она хотела ограничиться показом лишь кисти руки. Конечно, в этой связи появление женщины-врача в Казани для татар имело огромное значение.

Вместе с тем нежелание татарок показываться врачу противоположного пола нельзя рассматривать как признак их религиозной ограниченности. Это было естественной потребностью женщин во всем мире. Например, газета National Zeitung в 1887 году писала: «Американские женщины сочли бы невыносимым, в известных случаях, обращаться за советом к доктору-мужчине». Действительно, в США были созданы более благоприятные условия для врачей женского пола. Их профессиональные способности не ставились под сомнение. Однако и американским феминисткам пришлось пройти свой путь, прежде чем преодолеть общественное недоверие. Так, в Филадельфии женщинами было организовано свое учебное заведение — Women`s Medical College. В Европе же все обстояло гораздо сложнее. Многие девушки из-за гендерных затруднений отказывались от медицинской карьеры.

Вот в таких условиях пришлось учиться и работать Екатерине Карасинской. Спустя несколько лет частной врачебной практики, в 1885 году, татары обратились в Казанскую городскую думу с просьбой взять эту женщину на должность городского врача с постоянным окладом. Заявление было подписано многими авторитетными купцами города. Среди них значились А. Сайдашев, Г. Утямышев, С.-А. Ишмуратов, И. Айтуганов, М. Галиев, Ю. Апанаев, Б. Муллин и другие мусульманские фамилии. Поводом к такому ходатайству послужило то, что Екатерину Ивановну позвали на работу в Ходжент (Самаркандская область, современный город Худжанд в Таджикистане). И татары просили Казанскую городскую управу предложить ей более выгодные условия и «удержать» в Казани, «обязав только ее поселиться в центре мусульманского населения и иметь для бедных мусульманок бесплатные приемные часы».

Ломая стереотипы

Екатерина Ивановна осталась все-таки в Казани, но не в качестве думского врача. Она продолжала работать в Александровской лечебнице и вести частную практику. Возможно, татарские купцы предложили ей более привлекательные условия в частном порядке. Казанская городская дума же попыталась удовлетворить просьбу мусульманских гласных и избирателей другим способом. Она развернула кампанию по поиску женщины-врача для города Казани. Поскольку в самом губернском центре, кроме Карасинской, докторов женского пола не было, то объявление дали в столичных газетах. Кандидаток на городскую вакансию набралось пять человек. Были получены письма-резюме, телеграммы из Петербурга, Москвы, Симбирска. Однако, по всей видимости, городской управе не удалось достичь согласия ни с одной из претенденток. Казанская городская дума в итоге отказалась от идеи учреждения «особой должности врача для женщин».

Казанская городская дума развернула кампанию по поиску женщины-врача для города Казани. Фото ringofive.narod.ru

Вполне возможно, что Екатерина Карасинская отменила переезд в Ходжент и осталась в Казани по личным обстоятельствам. Как уже было сказано выше, она полностью посвящала себя лечению людей и никогда не была замужем. Родственники жили в далекой Ярославской губернии. Несмотря на постоянную занятость, Екатерина Ивановна чувствовала себя одинокой. Поэтому она взяла на воспитание маленькую девочку. А в 1886 году Екатерина Карасинская вышла замуж за коллегу — военного врача Сергея Михайловича Троицкого. К сожалению, их счастливая семейная жизнь продолжалась недолго. Врач Карасинская, всю жизнь помогавшая женщинам и детям, скончалась во время тяжелых родов. Ей было 42 года, и первые роды в таком возрасте оказались смертельными — случился инфаркт. Присутствующие вокруг доктора ничего не сумели сделать, не помогло даже оперативное вмешательство.

Поклониться Карасинской во время похорон пришли все ее бывшие пациентки. По рассказам современников, уважали Екатерину Ивановну не только за профессиональные способности, но и за обычную человеческую отзывчивость. Она могла ободрить добрым словом, помочь устроиться на должность. В то же время из-за своей прямолинейности могла и врагов нажить, так как не все понимали сложный характер доктора.

В дальнейшем женщины-врачи работали как в Казани, так и в Казанской губернии. Особенно их число увеличилось в начале XX века. Но никто уже не пользовался таким уважением, как Екатерина Карасинская. Среди городских врачей у татар в одно время особо был популярен Петр Михайлович Лоскутов. Этот доктор, практиковавший в 90-е годы XIX века, также отличался добрым характером. На прием к нему ходили как мужчины, так и женщины. Вероятно, за неимением врачей-женщин в городе татарки, преодолевая свои стереотипы, обращались за помощью к докторам мужского пола. Тем более в предыдущем десятилетии, благодаря деятельности Екатерины Карасинской, в их среде было выработано лояльное отношение к научной медицине.

Вслед за такими целеустремленными барышнями, как Карасинская, стремились получить высшее медицинское образование и сами татарки. Так, в 1893 году первой дипломированной женщиной-врачом среди татарок стала Разия Кутлуярова из Касимова (Рязанская губерния). Ее врачебная практика связана в основном с Оренбургом. Но пример Кутлуяровой оказал огромное влияние не только на мусульманок в России, но и за рубежом.

Лилия Габдрафикова
Справка

Лилия Рамилевна Габдрафикова — доктор исторических наук, главный научный сотрудник Института истории им. Ш. Марджани Академии наук Республики Татарстан. Колумнист «Реального времени».

  • Окончила исторический факультет (2005) и аспирантуру (2008) Башкирского государственного педагогического университета им. М. Акмуллы.
  • Автор более 70 научных публикаций, в том числе пяти монографий.
  • Ее монография «Повседневная жизнь городских татар в условиях буржуазных преобразований второй половины XIX — начала XX века» удостоена молодежной премии РТ 2015 года.
  • Область научных интересов: история России конца XIX — начала XX века, история татар и Татарстана, Первая мировая война, история повседневности.

ОбществоИсторияМедицина Татарстан
комментарии 16

комментарии

  • Анонимно 25 май
    Очень интересные факты из истории Казани.
    Спасибо.

    Но все же не следует смешивать, перемешивать гендер и пол.
    Гендер изменить очень легко - социальные роли женщин и мужчин в современном обществе давно стали очень "подвижными".

    А вот пол изменить практически невозможно.
    Можно всяческими "приемчиками" заглушить женский инстинкт оплодотворения, деторождения и материнства - но станут ли от этого более Счастливы Женщины?
    Философский вопрос...
    Ответить
  • Анонимно 25 май
    Лилия, как я соскучилась по вашим статьям в "Реальном времени", вы даже не представляете!
    Ответить
    Анонимно 25 май
    Лилечка как всегда умничка
    Ответить
    Анонимно 25 май
    Вы бы еще видели, какая она красотка
    Ответить
  • Анонимно 25 май
    автор думает, что татары будто были какими-то мракобесами, раз не доверяли докторам и считали женщин людьми второго сорта. татары всегда был самым прогрессивным народом.
    Ответить
    Анонимно 25 май
    Ну-ну. А еще они жили среди розовых единорогов и катались с радуги
    Ответить
    Анонимно 25 май
    К чему Вы это и почему такие "странные выводы"?
    Ответить
    Анонимно 25 май
    Анонимно 10:40
    автор думает, что татары будто были какими-то мракобесами - "...в 1885 году, татары обратились в Казанскую городскую думу с просьбой взять эту женщину на должность городского врача с постоянным окладом. Заявление было подписано многими авторитетными купцами города." Где мракобесы? С чего вы решили напасть на автора?
    Ответить
  • Анонимно 25 май
    Зря вы так про автора. Сразу видно, что прочитали только заголовок. В статье как раз показана прогрессивность татар-купцов, как они, раньше русских, помогали с трудоустройством женщины-врача.
    Ответить
  • Анонимно 25 май
    Почему вы используете слово "гендерные", а не "половые"? Пошли по пути западных либералов?
    Ответить
    Анонимно 25 май
    Вообще то гендер и пол это совершенно разные "вещи".
    И многие их часто путают, смешивают и не понимают значение терминов.
    Тем более, что политикам и "ученым" от политики это выгодно.

    Ответить
  • Анонимно 25 май
    Жалко, что фотография героини статьи не сохранилась, чтобы представить, как выглядит эта женщина.

    Ответить
    Анонимно 25 май
    откуда в начале 19 века фотографии?
    Ответить
    Анонимно 25 май
    В статье не начало, а конец 19 века.
    Ответить
    Анонимно 25 май
    посмотри, когда она родилась.
    Ответить
    Анонимно 25 май
    Вы хотите увидеть докторшу в младенческом возрасте?
    Та бы сразу сказали.
    Кстати, родилась она в 1842 году - это середина 19 века.
    Фотография уже была изобретена.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии