Новости раздела

Казанская скорая: армейский режим, рост вызовов на бытовое насилие и защита врачей от заражений

Казанская скорая: армейский режим, рост вызовов на бытовое насилие и защита врачей от заражений
Фото: Максим Платонов

Сегодня в России отмечается День работников скорой медицинской помощи. Врачи неотложки — бойцы авангарда в войне с коронавирусной инфекции во всем мире. Эта профессия именно сегодня важна как никогда. Корреспонденты «Реального времени» отправились на станцию казанской скорой и посмотрели, как там идет работа в условиях пандемии, и проверили, хватает ли врачам средств защиты.

«На все 20 минут, как в армии»

«Не скажу, что это легко, но мне очень нравится», — говорит о своей работе врач скорой помощи Казани Римма Рамазанова. Один из главных плюсов профессии для нее — постоянное расширение кругозора: даже после 15 лет работы в экстренной службе ей все равно периодически приходится сталкиваться с интересными случаями, заставляющими поднимать профессиональную литературу или советоваться с коллегами.

Очередной «интересный случай» нашей собеседнице (да и всему остальному миру) в конце прошлого года предоставила пандемия коронавируса, из-за чего медики были вынуждены быстро адаптироваться к новой реальности. И без того непростые смены врачей скорой помощи дополнились новыми требованиями и, конечно, новыми тревогами. Но обо всем по порядку.

— Если описывать хронологию, то мы приезжаем на станцию чуть заранее, чтобы одеться, получить медикаменты, а теперь еще и заполнить температурный журнал, перечислить имеющиеся жалобы и пройти проверку, — рассказывает Римма Робертовна. — В семь утра начинается смена, ждем вызова и выезжаем. Два раза в день мы заезжаем пообедать и поужинать: на все 20 минут, как в армии. Если много не разговаривать, то все успеваем. Ночью, часа в три, можем заехать на станцию, поспать час, а затем — снова по вызовам. В целом одна смена длится 24 часа. Можно брать и меньше — по 12 часов, но мне так не очень удобно.

«Нам, конечно, сейчас дают вызовы ОРВИ, но диспетчеры заранее уточняют, был ли у пациента контакт с зараженными, выезжал ли он куда-то. То есть ты примерно знаешь, к какому больному ты едешь», — рассказывает Рамазанова

«Заразиться боюсь, все может быть»

Привычный режим работы, по словам собеседницы нашего издания, изменился 23 февраля, когда спецбортом МЧС в Казань доставили восьмерых россиян (у нескольких был диагностирован коронавирус) с туристического судна Diamond Princess. Сотрудникам скорой оперативно провели обучение: рассказали о COVID-19, показали, как обращаться с биобоксами и правильно пользоваться средствами индивидуальной защиты.

— Нам, конечно, сейчас дают вызовы ОРВИ, но диспетчеры заранее уточняют, был ли у пациента контакт с зараженными, выезжал ли он куда-то. То есть ты примерно знаешь, к какому больному ты едешь. Если возникают подозрения, то надеваешь костюм и отправляешься в нем. Мне самой приходилось надевать специальный костюм только один раз — в самом начале, а потом уже нет, поскольку правила изменились, — рассказывает Рамазанова.

Как поясняет главный врач Станции скорой медицинской помощи Казани Фарид Галяутдинов, для работы с COVID+ пациентами или с подозрением на этот диагноз были выделены отдельные бригады. Вначале их было шесть и распределены они были по разным филиалам. Сейчас по этому направлению работает только один филиал — восьмой, а другие обслуживают вызовы, не связанные с COVID-19.

— К сожалению, как бы внимательно мы ни принимали вызовы еще на этапе диспетчеров, все равно можно что-то упустить — невозможно на 100 процентов знать, что вы не нарветесь на COVID-положительного пациента, — сетует Фарид Галяутдинов. — Мы не ездим на все вызовы экипированными. В СИЗах мы ездим на уже подтвержденные или подозрительные случаи. Можно случайно нарваться, и такое случается, но мы сразу берем наших сотрудников под наблюдение, отправляем их на изоляцию. Замечу, что за 2 месяца работы в таком режиме ни одного заболевшего среди наших медиков нет.

«К сожалению, как бы внимательно мы ни принимали вызовы еще на этапе диспетчеров, все равно можно что-то упустить — невозможно на 100 процентов знать, что вы не нарветесь на COVID-положительного пациента», — сетует Фарид Галяутдинов

«Заразиться боюсь, все может быть», — признает Римма Робертовна. Обезопасить себя ей помогает стандартный набор: перчатки, маска и антисептик, Причем пользуется она ими не только на работе, но и в обычной жизни: к примеру, отправляясь в магазин за продуктами. «Не скажу, что я бесстрашная. Здравый смысл должен присутствовать», — улыбается, протирая руки антисептиком, наша собеседница.

«За сутки поступает примерно тысяча вызовов»

Отправляясь на станцию скорой помощи, мы ожидали столкнуться с дикой суетой и бригадами, стремительно срывающимися на вызовы, однако на месте у нас начало складывается ощущение, будто никакой пандемии не существует.

— Паники нет. Я очень благодарен своему коллективу за такой подход к работе, — комментирует происходящее Фарид Галяутдинов. — В целом не скажу, что мы видим какие-то тектонические изменения в режиме работы. Был определенный период в самом начале, когда вызовов стало больше, но, на мой взгляд, это было связано с сезонным ОРВИ, гриппом. Сейчас за сутки вызовов поступает в пределах тысячи. Если сравнивать текущий период с прошлыми годами, то нагрузка примерно одинаковая, может быть, немного ниже.

Видимо, казанцы в эти дни стараются лишний раз не отвлекать врачей скорой помощи на легкие болячки. Но главврач казанской скорой предполагает, что это может быть связано не с этим, а с введением режима самоизоляции: стало меньше ДТП, производственных и других травм, а также происшествий в общественных местах. При этом отмечается параллельный рост вызовов другого характера: домашнее насилие, суициды, алкогольные отравления. Также нагрузка начала немного возрастать из-за того, что со временем люди стали чаще покидать места самоизоляции.

«Не скажу, что они у нас тысячами лежат, но бригады оснащены средствами защиты», — заверил нас главврач

«Пока у нас в Татарстане все очень неплохо»

Вопрос, тревожащий не только медиков, работающих на передовой, но и рядовых граждан — это нехватка средств индивидуальной защиты. По всей видимости, посылки из Китая и усилия татарстанских предприятий все же приносят реальные плоды и, по крайне мере, на скорой масок хватает всем.

— Не было таких дней, чтобы скорая помощь у нас сидела без СИЗов. В сутки в расход идет 50—60 костюмов, ведется ежедневный мониторинг, но в запасе у нас меньше 300—400 никогда не оставалось. Через 2—3 дня запасы пополняются: халатами, шапочками, масками, специальными костюмами, респираторами. Не скажу, что они у нас тысячами лежат, но бригады оснащены средствами защиты, — заверил нас главврач.

При этом Римма Рамазанова припоминает короткий период, когда медикам выдавали только одну маску в день. «Поначалу проблем вообще не было, потом настал период где-то в неделю, когда запасы новые не подоспели, но потом все исправилось», — рассказала наша собеседница. А один из сотрудников станции, пожелавший остаться неназванным, посетовал на то, что водителям вообще не выдают маски, хотя им приходится контактировать с больными, помогая бригаде загружать пациентов в реанимобили.

Рамазанова, как и ее коллеги, старается читать все последние новости о коронавирусе и следить за ситуацией в других регионах. «Я считаю, что пока у нас в Татарстане все очень неплохо. Мы пока молодцы», — отвечает на наш последний вопрос Римма Робертовна и, спешно попрощавшись, срывается на очередной вызов.

1/27
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
Лина Саримова, фото Максима Платонова
ОбществоМедицина Татарстан
комментарии 7

комментарии

  • Анонимно 28 апр
    Сердечное спасибо врачам, медсестрам. водителям и телефонисткам за их героическую и нужную людям работу.
    И низкий поклон.
    Ответить
  • Анонимно 28 апр
    Сейчас возможно да, скорые активизировались и реагируют быстро. Но вот до пандемии было все гораздо хуже...
    Ответить
    Анонимно 28 апр
    Врачи, медсестры и водители спасли несколько лет назад моей маме и мне жизнь - приехали быстро, диагнозы поставили быстро, начали лечение быстро.
    От чая и конфет отказались - даже с собой, видать нарывались на "неадекватов".
    Сердечное спасибо и низкий поклон.
    Ответить
    Анонимно 29 апр
    Вам повезло... 4 года назад мою маму с инсультом не взяли в больницу, пока я не приехала из другого города. При мне сразу взяли (при чем та же бригада). До сих пор думаю, что увези они ее во-время последствия были б менее тяжелые (парализована, помнит только что было раньше)
    Ответить
  • Анонимно 28 апр
    Спасибо им за их труд, несмотря на опасность
    Ответить
  • Анонимно 28 апр
    Ещё бы машины скорой сделали более комфортным для врачей
    Ответить
  • Анонимно 28 апр
    У них нервы наверное у всех
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии