Новости раздела

«Время от времени в нашу страну будут поступать отходы с зарубежных АЭС, которые построил «Росатом»

Эколог Владимир Сливяк об отрасли, которая «всегда держала свои дела в секрете»

«Время от времени в нашу страну будут поступать отходы с зарубежных АЭС, которые построил «Росатом»
Фото: tayga.info/

19 марта и 6 апреля этого года экоактивисты Германии протестовали против вывоза новых партий радиоактивных отходов в Россию, «цинично предпринятого в разгар пандемии, чтобы благополучно избежать протестов». «Реальное время» поговорило с сопредседателем российской экологической группы «Экозащита!», автором книги «От Хиросимы до Фукусимы» Владимиром Сливяком о том, каким образом ядерные отходы ввозятся в Россию, насколько открыта информация о деятельности «Росатома» и будет ли построена АЭС в Татарстане.

«О том, что в Россию ввозятся те или иные отходы, мы узнаем по факту их транспортировки или прибытия»

— Владимир, давайте для начала определимся, что считать радиоактивными отходами.

— На этот счет разные точки зрения. Есть взгляд атомной промышленности, который является и позицией государства, и есть взгляд экологов, который, понятно, принципиально отличается. Первый заключается в том, что если вы планируете использовать радиоактивные отходы (РАО) дальше, то отходами они не считаются. Экологи же полагают, что любое действие с радиоактивными материалами оставляет отходы (побочные продукты). Это может быть работа на атомных станциях, в местах добычи и обогащения урана — таких мест очень много. Вообще, дискуссия о том, что считать отходами, в России идет уже очень много лет.

И еще нужно отметить, что когда речь идет об импорте ядерных отходов в Россию, то чаще всего это отходы от обогащения урана — обедненный гексафторид урана UF6 либо отработанное топливо с АЭС.

— Сколько тонн радиоактивных отходов ввозится в Россию и кто их основной экспортер?

— Действует контракт, по которому с 2019 по 2022 год в нашу страну должны ввезти 12 тысяч тонн обедненного гексафторида урана с завода в Гронау (Северный Рейн —Вестфалия), принадлежащего компании Urenco. Примерно 6 тысяч тонн уже ввезли. Конечно, не о всех контрактах нам известно. С 2016 по как минимум 2019 год в Россию поступал обедненный гексафторид урана с британского завода в Капенхерсте все той же компании Urenco. Сколько его ввезли, точно не известно.

Атомная промышленность всегда держала свои дела в секрете и делает это до сих пор. Все слова, что они хотят быть открытыми и взаимодействовать с общественностью, — это разговоры в пользу бедных. Конечно, вся информация в «Росатоме» закрыта. О том, что ввозятся те или иные отходы, мы узнаем уже по факту их транспортировки или прибытия в Россию. У нас есть коллеги за рубежом, которые следят за перемещениями ядерных отходов. Так что об этом мы узнаем только по своим каналам гражданского сотрудничества активистов. Сообщения от представителей атомной промышленности бывают в СМИ очень редко, поэтому нам довольно сложно ориентироваться. Но вот данные о перемещении гексафторида урана с завода в Гронау точные — они были получены депутатом Бундестага из официального ответа немецкого правительства.

И еще нужно отметить, что «Росатом» строит АЭС в разных странах мира. В прошлом году мы делали первое независимое исследование в России, чтобы выяснить, где работает «Росатом», где на самом деле возводятся атомные станции, а где создается только видимость стройки. У нас на сайте есть соответствующий доклад. Обычно приоритетный вариант при подписании договора о строительстве АЭС подразумевает возвращение отработанного ядерного топлива в Россию, естественно, за немалые деньги. То есть время от времени в нашу страну будут поступать отходы с АЭС, которые построил «Росатом». Экологи считают их одними из самых опасных среди ядерных отходов.

Фото yandex.ru
Действует контракт, по которому с 2019 по 2022 год в нашу страну должны ввезти 12 тысяч тонн обедненного гексафторида урана с завода в Гронау

«Говорят, что это не отходы, а ценное сырье. При этом миллион тонн «сырья» лежит без дела десятки лет»

— Насколько я знаю, ввоз ядерных отходов в России был разрешен не всегда, так?

— Да, в 90-е годы отработанное ядерное топливо с АЭС ввозить было нельзя. И тогда оно считалось отходами. Также действовал полный запрет на ввоз других РАО. Атомная промышленность (тогда это был Минатом) выходила из ситуации следующим образом: ссылаясь на давно заключенные договоры, которые нужно выполнять, Минатом просил сделать для них исключение. И правительство соглашалось с этими доводами.

А в 2001 году был принят закон, разрешающий ввоз отработанного топлива с иностранных АЭС и изымающий его из категории отходов (из-за того, что его можно использовать дальше). Хотя суть вопроса по этой теме такова: при производстве электроэнергии на АЭС возникают ядерные отходы. Будете вы их как-то использовать в дальнейшем или нет — это все равно отходы. К тому же далеко не все отработанное топливо как-либо используется в промышленности.

В нашем законодательстве сделано все для комфортной работы «Росатома». Если последний где-то указал, что он планирует как-то использовать отходы в дальнейшем, то это означает, что они перестают быть радиоактивными отходами. Но это же абсурд.

«Росатом» обязуется утилизировать к 2080 году весь имеющийся в России обедненный гексафторид урана. Вот цитата на эту тему из «Новой газеты»: «Зато на фоне международного резонанса «Росатом» объявил о запуске Программы по обращению с ОГФУ, в которой урановые «хвосты» названы сырьем для атомной энергетики будущего, источником фтористого водорода и фтора. Одна из целей программы — полная ликвидация запасов ОГФУ на всех российских полигонах к 2080 году. «Нашу деятельность можно обозначить знаком Recycling», — заявил и. о. гендиректора компании «Техснабэкспорт» («дочка» «Росатома») Юрий Ульянин».

Кто-то верит в то, что «Росатом» сможет утилизировать миллионы тонн UF6 к 2080 году? В России любые документы, в которых говорится о столь отдаленном времени, воспринимаются как абсурд. В настоящий момент в России на предприятиях и в местах хранения радиоактивных отходов хранится больше миллиона тонн обедненного гексафторида урана. Очень небольшая часть переведена в другую форму, более удобную для хранения, но это даже не утилизация и не переработка. Сейчас, когда поднялась тема с ввозом UF6 из Германии, в «Росатоме» упорно говорят, что это не отходы, а безумно ценное и нужное сырье. Но при этом миллион тонн этого сырья лежит у них без всякого использования десятки лет.

Фото og.ru
Сейчас, когда поднялась тема с ввозом UF6 из Германии, в «Росатоме» упорно говорят, что это не отходы, а безумно ценное и нужное сырье. Но при этом миллион тонн этого сырья лежит у них без всякого использования десятки лет.

«Нас привезли и не показали ровным счетом ничего»

— В каких условиях хранятся ядерные отходы? Насколько это безопасно?

— Например, отходы из Германии везут сейчас на полигон в закрытый город Новоуральск Свердловской области. В этот город никого не пускают, чтобы посмотреть, в каком виде там хранятся РАО. Есть фотографии со спутников, на которых видно, что контейнеры находятся под открытым небом. На некоторых фото в «Google Карты» или Google Earth можно увидеть, что какие-то контейнеры подвержены коррозии.

Такая информация есть и от государственных органов, но она периода второй половины 2000-х годов. С тех пор публикация информации по ядерным отходам ограничена. В 2000-х годах Ростехнадзор делал доклады об опасных видах промышленности России, в которых подробно расписывались риски. Там говорилось о том, что значительное количество контейнеров подвержено коррозии и существует угроза их разгерметизации.

Сейчас «Росатом» говорит, что у нас все хорошо, верьте нам на слово. На слово — потому что обычному человеку нельзя попасть в те места, куда ввозят любые РАО. В большинстве своем это закрытые города с пропускным режимом. Даже если кого-то на них и допускают в виде исключения, то показывают только какой-то маленький кусочек территории. Вы не можете свободно изучать контейнеры, не вы решаете, что вам покажут.

У меня был один-единственный опыт посещения закрытого города в 2000-х годах. Тогда произошел пожар на одном из предприятий урановой промышленности в городе Лесной Свердловской области. Мы по своим каналам распространили информацию о пожаре, и представитель «Росатома» сказал нам примерно следующее: «Давайте мы вас отвезем на то предприятие, и вы сами убедитесь, что информация о пожаре не соответствует действительности». Нас с коллегой привезли туда и не показали ровным счетом ничего. Довезли до дома культуры, в котором сидели сотрудники этого предприятия, которые начали нам что-то высказывать. Мы спросили: «А показывать что-то будете?». Нам ответили, что ничего не покажут, и отправили обратно.

Если не считать снимков со спутника, никакой другой открытой информации по РАО в закрытых городах нет.

Фото pravdaurfo.ru
Единственный шанс сдержать радиацию в том, чтобы очень хорошо организовать места хранения радиоактивных веществ

— Где и как хранят другие виды радиоактивных отходов в России? Случаются ли утечки радиации?

— Если мы возьмем отработанное ядерное топливо с АЭС, то после удаления из реактора его складывают в бассейны, где оно несколько лет лежит в воде и остывает. Отработанное топливо могут долго хранить сухим способом в контейнерах на специальных площадках.

По умолчанию надо исходить из того, что в теории утечка радиации всегда возможна, и поэтому нужно добиться максимально надежного барьера между РАО и окружающей средой. Как только радиация попадает в окружающую среду, вы уже не можете ее контролировать. Проходит дождь или дует ветер, и радиоактивный след распространяется все дальше и дальше. Единственный шанс сдержать радиацию в том, чтобы очень хорошо организовать места хранения радиоактивных веществ.

Человек не может представить себе все сочетания обстоятельств экстремального характера, которые могут привести к разгерметизации контейнера с радиоактивными веществами или к разрушению какого-то хранилища. Аварии потому и происходят, что люди не могут просчитать все. Каждая авария — пример какого-то нового сочетания обстоятельств, которое мы не могли предположить.

Атомная промышленность остается самой закрытой в России. Они стараются никогда не говорить о каких-то проблемах или авариях, и здесь есть противоречие интересам общественной безопасности. Из последних новостей можно вспомнить, как в прошлом году в СМИ сообщалось о подозрении на утечку радиации в Новоуральске. До конца мы так и не выяснили, что там произошло.

«С 90-х годов ни в одном государственном документе не было реального плана строительства Татарской АЭС»

— Где еще хранятся ядерные отходы? В каких закрытых городах?

— На каждой атомной станции есть место для хранения и отработанного ядерного топлива и других видов РАО, которые образуются там в ежедневном режиме. Есть подразделение «Росатома» — национальный оператор по обращению с радиоактивными отходами (НО РАО). Там говорят, что у них есть четыре пункта хранения радиоактивных отходов и еще два проектируются. Насколько я знаю, действующее место для хранения жидких РАО находится в Димитровграде Ульяновской области, где есть место подземной закачки РАО. И еще они есть в Северске (Томская область) и в Железногорске (Красноярский край). Помимо этого, у «Росатома» имеется, как они это называют, пункт изоляции твердых радиоактивных отходов в Новоуральске. Также в Северске и Озерске Челябинской области проектируются новые места наземной изоляции радиоактивных отходов.

Другое дело, что радиоактивные отходы могут присутствовать на любом предприятии, на котором имеют дело с радиоактивными веществами. Это даже не обязательно предприятия атомной промышленности.

Фото miraes.ru
С 90-х годов ни в одном государственном документе проект Татарской АЭС в окончательно утвержденном виде не фигурировал, деньги на него не выделялись

— В Татарстане в свое время законсервировали строительство АЭС. В последние годы можно было видеть сообщения о проектах возобновления строительства АЭС в регионе. Что вам известно на этот счет?

— Насколько я знаю, с 90-х годов ни в одном государственном документе этот проект в окончательно утвержденном виде не фигурировал, деньги на него не выделялись. Были лишь выступления в СМИ, «прощупывание почвы». И это заслуга людей, которые не переставали критиковать проект все это время.

Матвей Антропов
Справка

Владимир Сливяк — сопредседатель российской экологической группы «Экозащита!», автор книги «От Хиросимы до Фукусимы». В 2012—2015 гг. разработал и преподавал курс экологической политики в ВШЭ (Москва).

ПромышленностьЭнергетикаОбщество
комментарии 3

комментарии

  • Анонимно 12 апр
    цитата - Насколько я знаю, с 90-х годов ни в одном государственном документе этот проект в окончательно утвержденном виде не фигурировал,
    Не правильно, в генеральной схеме развития электроэнергетики России Татарская АЭС была не раз. Сейчас ее там нет.
    Но это не правильно, когда вложены громадные средства и ничего это не используется.
    Ответить
    Тахир Давлетшин 12 апр
    АЭС в самом центре Татарстана не имеет права на существование.
    Авария на АЭС может сделать непригодным для жизни всю территорию республики.
    То, что вложено, уже уничтожено - из построенного ничего пригодного для нового строительства нет. Поэтому, если Росатом планирует строительство атомных электростанций, их надо строить в новом, более удаленным от крупных городах местах.
    Однако, думаю, нецелесообразно в настоящее время развивать атомную энергетику
    Ответить
  • Анонимно 12 апр
    С 90-х годов технологии сильно изменились, от того и подход к отходам/сырью стал другой. Ну и не надо лукавить, прекрасно известно под какой проект нужно это сырье, потому оно и "лежит". Пока)
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии