Новости раздела

«Ромашка» дает легкую нефть до 15 млн тонн, но на сколько ее хватит?»

Что помешало Татарстану построить завод по переработке сверхвязкой нефти и почему «нефтяные самовары» все еще нужны нам

«Ромашка» дает легкую нефть до 15 млн тонн, но на сколько ее хватит?»
Фото: tatneft.ru

Ровно 10 лет назад «Татнефть» приняла историческое решение о проектировании завода по переработке сверхвязкой нефти, необходимость в котором назрела в республике. Но завод так и остался на бумаге: все эти годы нефтяники Татарстана занимались постройкой ТАНЕКО и его установок по переработке легкой нефти. Экономист Альберт Бикбов в своей авторской колонке, написанной для «Реального времени», рассказал, почему добыча и переработка тяжелой нефти — будущее Татарстана, и завод этот рано или поздно будет необходим, учитывая огромные ее запасы и постепенное исчерпание легкой. Несмотря на риски и дороговизну добычи и переработки сернистой нефти, которые все эти годы сдерживали татарстанскую нефтекомпанию.

«С добычей и переработкой тяжелой нефти много трудностей, связанных с ее спецификой»

Решение «Татнефти» о проектировании заводов по переработке сверхвязкой нефти было, конечно, правильным. Потому что запасов такой нефти в Татарстане много — по разным оценкам, от 1,5 до 7 млрд тонн. Соответственно, имея под рукой такой «клондайк» нефтяной, и его не использовать — было бы преступным. Саму сверхвязкую нефть в Татарстане уже, наверное, лет 20 добывают. Начали с небольшой добычи на Ашальчинском месторождении, потом эту тему постепенно начали развивать и вышли в итоге на 2 735 тысяч тонн добытой сверхвязкой нефти в 2019 году.

Но надо помнить, что с добычей и переработкой тяжелой нефти очень много трудностей, связанных с ее спецификой. Она сверхвязкая, и сама по себе поэтому не качается. Чтобы ее добыть, ее разогревают, используя пар (напомним, «Татнефтью» впервые в России были внедрены в 2006 году собственные технологии разработки на основе парогравитационного дренирования парными горизонтальными скважинами) и сделав пригодной для движения по трубе. Удовольствие это достаточно дорогое. Да еще надо помнить, что по качественному составу эта нефть далеко не девонская (девонскую нефть открыли в советских Башкирии и Татарии в конце 1940-х годов). В ней повышенное содержание парафинов, она очень сернистая и по качеству гораздо хуже обычной нашей девонской нефти. И для переработки такой нефти нужен, конечно, отдельный завод, на котором технологические процессы были бы рассчитаны именно на тяжелую сернистую нефть. А точнее — отдельная установка для ее переработки.

С добычей и переработкой тяжелой нефти очень много трудностей, связанных с ее спецификой. Она сверхвязкая, и сама по себе поэтому не качается. Чтобы ее добыть, ее разогревают, используя пар

Почему «Татнефть» пока так и не построила этот завод?

Важно еще и то, что технологии Уфимского института по переработке — это наши, отечественные технологии, и, конечно, в контексте режима импортозамещения, принятого российскими властями, их надо поднимать. В свое время руководство «Татнефти» заранее оговаривало возможный риск добычи сверхвязкой нефти, связанный с нанесением урона экологии — в отличии от Канады, где ее чуть ли не в тундре добывают, вдали от населенных пунктов. И экологический способ добычи у нас сегодня есть — но способ этот при этом дорогостоящий, хотя, надо сказать, сводит экологические риски к минимуму. В Канаде же тяжелая нефть чуть ли не на поверхности лежит, ее грузят машинами, ее там и добывают в каких-то сумасшедших совершенно объемах. В Венесуэле тяжелой нефти тоже очень много

Почему в итоге завод «Татнефтью» построен не был? Потому что перед нефтяной компанией стояли более насущные задачи, в частности, строительство заводов по переработке обычной нефти, проект ТАНЕКО с его первой и второй очередью, затем развитие бензинового производства. Приоритеты у «Татнефти» в эти 10 лет были немножко иные. Хотя отмечу, что установку по переработки сернистой нефти могли бы поставить и на ТАНЕКО, где ее бы в дальнейшем на соседних установках доперерабатывали, делая гидроочистку и проч. И не исключено, что «Татнефть» примет именно такое решение, учитывая что вся инфраструктура уже есть.

Фото Ангелины Панченко
Почему в итоге завод «Татнефтью» построен не был? Потому что перед нефтяной компанией стояли более насущные задачи, в частности, строительство заводов по переработке обычной нефти, проект ТАНЕКО с его первой и второй очередью, затем развитие бензинового производства

Рентабельность добычи тяжелой нефти пока не очень высока

Строительство отдельного завода по переработке сверхвязкой нефти, с одной стороны, вызывается большими ее запасами в Татарстане, но, с другой стороны, все упирается в капитальные вложения, и в конечном счете в рентабельность ее добычи, а она сегодня пока оставляет желать лучшего. Во-первых, из-за налогового нефтяного маневра кубовые тяжелые остатки после переработки нефти — облагаются налогом и мало рентабельны. И поэтому «Татнефть» и «ТАИФ-НК» приняли в свое время решение о строительстве НПЗ по переработке, чтобы вообще от этих остатков уйти. Во-вторых, далеко эти остатки не увезешь: допустим, потребности дорожного строительства в Татарстане тяжелая нефть через получаемый дорожный битум закроет, а дальше что? Попробуйте-ка перевезите несколько миллионов того же мазута куда-то даже в соседние регионы, не говоря уже об экспорте. Ведь что такое дорожный битум? Это же не та нефть, которую подняли, и ее можно тут же на дорогу пустить. Ее надо предварительно переработать, разделить на фракции в установке, пока на дне не останутся те самые «кубовые остатки»: мазут, битум и проч. Верхние же остатки при этом идут на производство газойля, бензинов, что, конечно, более выгодно нефтекомпаниям, да и пользуются они куда большим спросом.

Почему в России не умеют добывать сланцевую нефть — а американцы умеют

Сегодня такую сверхвязкую нефть смешивают с девонской качественной нефтью, доводя до состояния, приемлемого для переработки или продажи. Но не более того. Сама марка нефти «Урал» — продукт смешивания наших нефтей, западно-сибирских и прочих. За этим следят внимательно, периодически говоря тому или иному заводу остановиться, так как слишком много в трубу попало некачественной нефти, условно. Рецептуру этой марки «Транснефть» у себя в магистральных трубах поддерживает. Они даже могут совершенно спокойно и сверхвязкую нефть принять, уже разогретую и готовую, чтобы потом разбавить до качественной нефти. Но стараются все-таки поменьше в магистрали заправлять, учитывая ее сернистость.

К слову, Наиль Маганов как-то сказал, что сланцевая нефть — не наш путь, наш хлеб — битум. При этом в Татарстане, надо сказать, практически та же сланцевая нефть тоже есть (даже в районе Казани!), ее запасы разбросаны по всей республике. Проблема в том, опять же, что мы не умеем ее пока извлекать. Нет у нас соответствующих технологий. «Татнефть» две-три скважины по добыче сланцевой нефти у себя запустила, но ее добыча требует ювелирной работы. Американцы, они молодцы, в плане добыче сланцевой нефти далеко нас обогнали. Выход: либо их приглашать к нам, что в свете санкций маловероятно, либо заниматься самим. И «Татнефть» занимается, но пока в режиме опытного производства.

Фото Максима Платонова
Думаю, с учетом опыта ТАНЕКО для строительства нового НПЗ «Татнефти» понадобится не более 3—4 лет, рука-то набита. Вспомним, что первую очередь ТАНЕКО они строили лет 6—7, а вторую установку запустили уже через 3—4 года

Для строительства нового завода «Татнефти» понадобится не более 3—4 лет

Резюмируя, можно с уверенностью сказать, что, несмотря на дороговизну и связанные с этим риски, завод по переработке сверхвязкой нефти в Татарстане необходим. Да, в Татарстане пока есть легкая нефть, «Ромашка» (Ромашкинское месторождение) дает до 15 млн тонн нефти хорошего качества. Но насколько ее хватит? Сейчас будущее России за арктическими запасами нефти, например, добыча которой тоже дороже обычной. А будущее Татарстана — за добычей сверхвязкой нефти, к которой прицеливается «Татнефть». Запасов легкой нефти в мире все равно с каждым годом становится все меньше. Но показательно, что если в «гугле» забить слова «добыча» и «сверхвязкая нефть», найдутся в основном только новости и статьи о добыче ее «Татнефтью» и в Татарстане. Потому что в России ее вообще мало кто добывает. Никто и не шевелится даже. А Татарстан — молодец, в свое время пробил налоговую льготу по сверхвязкой нефти, иначе бы ее добыча вообще не имела коммерческого смысла.

Думаю, с учетом опыта ТАНЕКО для строительства нового НПЗ «Татнефти» понадобится не более 3—4 лет, рука-то набита. Вспомним, что первую очередь ТАНЕКО они строили лет 6—7, а вторую установку — запустили уже через 3—4 года. Почему так долго было в итоге? Потому что это был первый нефтеперерабатывающий завод в РТ, построенный в чистом поле практически. Мучились в поисках технологических решений, искали специалистов, инженеров, проектировщиков. Большая удача, что эту стройку вообще до конца смогли довести. Но теперь специалисты есть, школа определенная сложилась, и для возведения нового НПЗ проблем уже не будет.

Альберт Бикбов
ПромышленностьНефтьНефтехимия Татарстан
комментарии 9

комментарии

  • Анонимно 11 мар
    Если рентабельность товара низкая, то бизнесу заниматься производством не выгодно - в том числе и сверхвязкой сернистой нефтью.
    Тем более, что на планете Земля имеются огромные запасы легкой нефти.
    Ответить
  • Анонимно 11 мар
    А было бы очень хорошо, если бы данный завод построили... но видимо экономически не выгодно вкладывать в его стройку деньги, иначе бы уже давно построили
    Ответить
    Анонимно 11 мар
    Бензин, дизель, полимеры и другие химические товары из легкой нефти по себестоимости в разы дешевле, чем аналогичные товары из высоковязкой сернистой нефти.

    Какой же бизнесмен-капиталист будет вкладываться в дорогое сырье (вязкую нефть труднее извлекать из недр Матушки-Земли), да ещё и требующее дополнительных значительных затрат на переработку в товар?

    Только, наверное, патриот РТ и РФ.
    Но "патриотами" не рождаются, рождаются "бизнесменами" - "патриотами" их делает ВВП.
    Ответить
  • Анонимно 11 мар
    Хорошо, что Татнефть передовик в этих технологиях, когда-нибудь будет продавать свои технологии другим, когда у тех лёгкая нефть кончится.
    Ответить
    Анонимно 11 мар
    Лет через 200 говорят специалисты закончится лёгкая нефть.
    Ответить
  • Анонимно 11 мар
    У меня дедушка работал в этом месте. Открывали месторождение
    Ответить
  • Анонимно 11 мар
    на нас хватит
    Ответить
  • Анонимно 11 мар
    Инжиниринг свой надо развивать. А не отдавать деньги в Москву,Уфу.
    Ответить
  • Анонимно 11 мар
    А зачем? Если цены на хорошую нефть падают и спрос снижается? Никто же не трепыхается по реанимации шахт Донбасса. Может, поискать иной драйвер экономики Татарстана?
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии