Новости раздела

«Нам не потребовалось на это 8 лет, как в школе, — достаточно было одного урока»

Виктор Зарецкий о том, что необучаемых детей не существует

Трудные неуспевающие подростки — головная боль для родителей, для учителей, для двора и района и так далее. Психолог, профессор кафедры индивидуальной и групповой психотерапии МГППУ Виктор Зарецкий рассказал «Реальному времени» о том, как в решении проблем трудных детей помогает педагогическое искусство, технология и индивидуальный подход.

«Учителей туда отправляли «в ссылку» или в наказание»

— Виктор Кириллович, расскажите, чем вы сейчас занимаетесь?

— Мы только что закончили большой грант для департамента образования Москвы. На протяжении 25 лет у нас идет работа по помощи учителям, имеющих дело с трудными неуспевающими учениками. Предыстория такая. В 90-е годы я работал в институте педагогических инноваций. Первая наша работа была в том, что мы проводили такой проектный семинар «Переход системы образования Пермской области на новые условия хозяйствования». То есть как жить системе образования в новых условиях рыночных отношений, в отсутствие необходимости проводить идеологическую линию (отсюда вставал вопрос о содержании и форме образования).

Мы 12 лет поддерживали отношения с Пермской областью. Работали со школами, районами, со всем регионом. Что интересно, если в 1991—1992 году проекты были в основном направлены на создание лицеев, гимназий, интеграцию с вузом, углубленное техническое образование, то с 1993 года пошли другие: трудные дети, неуспевающие дети, необучаемые дети, дети с инвалидностью, которые формально по Конституции имеют право на образование, а реально их в школу не пускают.

Мы столкнулись с этими проблемами как раз в работе с общественными родительскими организациями в 1993 году, а в 1994-м начали ощущать эту проблему, работая со школами. Потому что именно в то время были созданы классы коррекционно-развивающего обучения, куда собирали всех неуспевающих детей. Учителей туда отправляли «в ссылку» или в наказание. Здесь нужно отметить, что мы работали в малых городах Пермской области: Нытва, Оса, Очер. Представляете себе такую ситуацию, когда все друг друга знают, и в школе собирается комиссия, кого же из детей определять в коррекционный класс… Все же знают, что это будет класс для дураков. Соответственно, родители этих детей тоже дураки, а учителя, которые собираются их учить, тоже дураки, потому что это невозможно. Но, тем не менее, учить отстающих учеников надо.

Фото Дмитрия Резнова
Учителей же никто не научил, как работать с неуспевающими детьми. А дети изолированные, да еще с клеймом, а еще с сомнением в собственных силах

Я думаю, что вы представляете себе масштабы проблемы. Учителей же никто не научил, как работать с неуспевающими детьми. А дети изолированные, да еще с клеймом, а еще с сомнением в собственных силах: «Может, я правда не могу учиться, тогда какой смысл прилагать усилия?»

И вот мы оказались на семинаре в Нытвенском районе, который был самый худший по подростковой преступности. Там было примерно 12 школ на весь район. Заврайоно, услышав, что мы продвигаем идею, что учиться могут все, что необучаемых нет, что это вопрос только педагогического искусства, технологии, индивидуального подхода, сказала: «Давайте попробуем у нас реализовать ваш проект». А мы с 1995 года собирали конференции, куда приглашали всех, кто умеет работать с трудными детьми. Это были представители, например, «Центра лечебной педагогики», который до сих пор работает с самими тяжелыми детьми; педагог Э.И. Леонгард, которая разработала метод обучения речи для людей с нарушением слуха; А.И. Бороздин, один из самых известных педагогов-новаторов, создатель центра абилитационной педагогики в Новосибирске, который уже имеет порядка 20 филиалов по России. У нас возник проект летней школы, куда мы пригласили всех учителей, желающих поработать с неуспевающими детьми, которых мы только знали. И в 1996 году мы провели первую школу с выдающимися учителями, а с 1997-го начали помогать и широкому кругу учителей проектировать урок, проводить его и анализировать результаты. У нас благодаря этому появился свой собственный опыт.

«Первый диктант показал, что у детей более 100 ошибок на 186 слов»

— Можно какие-то практические примеры работы с трудными детьми?

— Однажды к нам приехал без старшего настолько ужасный класс, что никто из учителей не хотел с ними летом проводить время. А у нас была уникальная учительница русского языка Н.Ю. Абашева из Перми, в то время работавшая в вечерней школе. Она помогала доучиться и потом даже поступить в институт в том числе людям, которые пришли после отсидки в тюрьме. Мы предложили: давайте будем с ними заниматься русским языком, потому что русский язык — это основа всех предметов, это понимание текстов, умение грамотно изложить мысль, это понимание любых задач, в том числе математических. Мы решили, попытаемся помочь им с языком с тем, что это, может быть, облегчит их учебу в дальнейшем.

Класс был очень запущенный, их школьные учителя не скрывали, что переводят их условно, потому что выгнать на улицу нельзя. То есть учителя мечтали, когда эти дети закончат 9 класс, и они их никогда больше не увидят. Это был как раз 9 класс. Мы делали на летней школе по два урока в день для этих ребят и начали с работы над ошибками. Первый диктант показал, что у детей более 100 ошибок на 186 слов. Ошибки страшные, один мальчик писал союзы и предлоги слитно со всеми словами, то есть у него строчка получалась цельная, без каких бы то ни было пробелов. Непонятно как он доучился до 9 класса. Другой написал «деблые тни» вместо «теплые дни». А самый уникальный случай был, когда ребенок словосочетание «ни на что» написал с 7 (!) ошибками.

Фото Дмитрия Резнова
Мы предложили: давайте будем с ними заниматься русским языком, потому что русский язык — это основа всех предметов, это понимание текстов, умение грамотно изложить мысль, это понимание любых задач, в том числе математических. Мы решили, попытаемся помочь им с языком с тем, что это, может быть, облегчит их учебу в дальнейшем

Мы поняли, что имеем дело с тотальной безграмотностью. И в этих условиях организовали простую работу. Каждый из учеников систематизирует свои ошибки. На систематизацию у некоторых ушло до трех дней, потому что выписать просто 100 с лишним ошибок, анализируя, с чем они были связаны, — это тяжелая работа. Потом они выбирали ошибку, которую больше не будут допускать, и дальше осваивали все, что нужно для этого.

Я помню, что с мальчиком, который писал все слова слитно, у нас был такой диалог:

— (он) Я хочу научиться писать раздельно предлоги с существительными.

— (я) Отлично. А ты вообще знаешь, что такое существительное и предлог?

— Нет…

— А про части речи слышал?

— Слышал. Про падежи слышал.

И я начал объяснять, что существительные — это одна часть речи, предлоги — другая часть речи. И чтобы научиться писать их правильно, нужно их различать. И затем сказал: «А вообще частей речи всего 12». И мальчик мне говорит: «А почему вы до сих пор не рассказали мне про части речи?!» Провели уроки по частям речи, научились их различать, все 12. Восемь лет (как в школе) нам не потребовалось, чтобы это сделать, достаточно было одного урока. И дальше работа пошла уже полегче.

Потом такая же работа была с частями слова, с членами предложения. Оказалось, что для грамотного письма в теории русского языка больше ничего знать не нужно, потому что все правила привязаны либо к частям слова, либо к частям речи, либо к членам предложения.

«Эти дети стали успешными по всем остальным предметам и хорошо закончили школу»

— Была какая-то общая проблема у детей из этого тяжелого класса?

— В том-то и дело, что у каждого была своя проблема. Одна девочка сказала, что никогда и не пыталась учить правила русского языка, потому что их слишком много и они слишком сложные. С ней у нас был такой диалог:

— Как же ты будешь писать грамотно?

— Я буду учить слова.

— В русском языке 50 тысяч слов, а правил 100. Что легче выучить, правила или слова?

— Ааа… Правила легче выучить. Давайте тогда будем учить правила.

То есть за 8 лет с ней об этом никто не поговорил. В когнитивно-бихевиоральной психотерапии это называют автоматическими убеждениями. То есть человек живет в этом убеждении, что правила выучить нельзя, легче выучить слова, и поэтому не учит правила русского языка.

Фото Дмитрия Резнова
Каждый ребенок проработал пару правил, узнал про части речи, про части слова, про члены предложения. Но эти дети стали не только грамотно писать, они стали успешными по всем остальным предметам и хорошо закончили школу. Мальчики и девочки, которые у нас учились в летней школе, поступали в колледжи, в вузы

— То есть они не видели смысла в обучении?

— Да. Вводный первый урок, когда мы начинали летнюю школу, у нас был о смысле учебы, смысле русского языка, смысле диктанта, который мы предлагаем детям написать. И пока этот смысл не был выстроен, пока ученики не сказали: «Давайте уже будем писать этот ваш диктант», — начинать урок было нельзя. Вот этот мальчик, который «деблые тни» написал, реально не различал звуков. Он и говорил не очень внятно. Пришлось провести специальный урок на различение глухих и звонких звуков. На это опять же ушло одно занятие, больше он таких ошибок не допускал.

Другой мальчик писал в диктанте «ранние утро». Мы пытались научить его видеть эту ошибку, но в течение 12 дней он продолжал ее делать. И в предпоследний день школы я ему сказал: «Я не знаю, чем тебе помочь. Вот тебе все книги, все методические пособия. Иди и думай сам, как ты себе будешь помогать». Он пошел и весь вечер сидел на берегу Камы, читая книги. И на следующее утро написал правильно это словосочетание. И потом не допустил ни одной ошибки на согласование. Вдохновленный, он очень успешно закончил 9 класс.

Это была для нас загадка, потому что мы занимались только русским языком. Что мы там успели пройти за 13 дней летней школы? Каждый ребенок проработал пару правил, узнал про части речи, про части слова, про члены предложения. Но эти дети стали не только грамотно писать, они стали успешными по всем остальным предметам и хорошо закончили школу. Мальчики и девочки, которые у нас учились в летней школе, поступали в колледжи, в вузы. Кстати, Нытвенский район ушел с первого места по подростковой преступности, так что был еще такой большой социальный эффект от этого проекта.

«Все построено на самостоятельной работе. Пока ребенок работает самостоятельно, не надо вмешиваться»

— Виктор Кириллович, в чем же проблема нашего образования? Учителя не умеют преподавать?

— Преподавать умеют. Скажу сейчас самую главную нашу идею. Учителя не умеют другого, точнее это отсутствует в технологии обучения. Они не умеют оказывать индивидуальную помощь в преодолении учебных трудностей. Вот я вам рассказал несколько случаев из моей работы с детьми, и у каждого ребенка была своя причина трудностей в учебе.

Современный учитель, у которого в классе 30 человек, просто физически не может проводить индивидуальную работу с учениками при той технологии работы с классом, к которой он привык. Для этого нужно что-то в уроке существенно изменить, чтобы осталось время на индивидуальную помощь, которая и является самой ценной для ученика, которая продвигает его в борьбе с ошибками и способствует развитию в целом.

Фото Дмитрия Резнова
Скажу сейчас самую главную нашу идею. Учителя не умеют другого, точнее это отсутствует в технологии обучения. Они не умеют оказывать индивидуальную помощь в преодолении учебных трудностей

Мы предлагаем делать акцент на осмысленную самостоятельную работу учеников. Допустим, они выполняют серию заданий, нарастающих по сложности, пока не столкнутся с заданием, которое вызывает у них затруднение. Здесь у них есть возможность попросить помощь учителя. Поскольку у всех разные трудности, разный уровень знаний, то ученики будут не одновременно запрашивать помощь, и учитель сможет работать — пусть короткое время, но все-таки индивидуально прямо на уроке. Но если ученик входит во вкус самостоятельной работы, то он уже не может остановиться. В психологии есть важное понятие «эффект незаконченного действия», открытый одним из наших учителей в университете Б.В. Зейгарник еще в 1927 году. В данном случае он выражается в том, что начав на уроке работу над трудностью и ее не закончив, ученик продолжает думать над ней, искать способы, делая это уже за пределами урока.

В летних школах мы тоже работали с классами, мы вели урок или два урока по русскому языку, но в течение дня мы давали индивидуальные консультации. У нас 24 часа в сутки была работа. Каждый ребенок мог к нам прийти, если мы были не заняты, и задать вопрос, провести консультацию. У нас был такой метод погружения в работу. Это не значит, что учитель не может работать индивидуально с каждым. Например, та же Н.Ю. Абашева, про которую я уже говорил, проводит свои уроки не так, как обычно. Когда она заходит в класс, то все уже сидят с перемены и чем-то занимаются. После приветствия учеников она задает вопрос: «Кто не знает, чем ему сегодня заниматься?» Как правило, ни одной руки не поднимается, если это не первые ее уроки в классе.

То есть все построено на самостоятельной работе. Пока ребенок работает самостоятельно, не надо вмешиваться в его работу. Когда у него возникает трудность и он сам не может решить вопрос, задачу, то он поднимает руку. Учитель к нему подходит и они разбираются. Представьте себе, в скольких школах России системно ведутся уроки таким образом? А результаты по русскому языку у учеников Абашевой такие: в классе из физико-математического лицея, в котором она вела с 9 по 11 класс, было пять стобальников по ЕГЭ и средний бал 94. И у нее не было выпусков без стобальников, а это физматлицей, где русский язык не является приоритетом.

— Вы до сих пор проводите летние школы?

— В Пермской области нет, они были до 2002 года. Теперь уже сами учителя, которые к нам приезжали, проводят на базе своих школ летнее обучение. Мы стали проводить летнюю школу в Челябинской области, потом в Москве. Потом, есть такой фонд «Дети.мск.ру», который был создан еще по инициативе Александра Меня при Российской детской клинической больнице. Они создали этот фонд для того, чтобы организовывать лечение детей, но в 2012 году поставили проблему образования. Потому что они действительно начали достигать больших успехов в лечении самых безнадежных заболеваний, потому что чуть ли не весь мир им помогает. Там был построена школа, которая существует уже 5 лет. Там мы проводили летние школы с учителями, с детьми, студентов я также приглашал. Сама форма летней школы стала популярной и эффективной. Мы даже просто проводили летние школы в Москве в обычных учебных заведениях и в детских домах без всякого выезда. В таких школах действительно можно сосредоточиться на решении индивидуальных проблем ребенка, потому что среди учебного года в текучке дел это очень сложно сделать.

Фото satkachess.ru
Еще в 90-х годах была идея ввести шахматы в школы. Было указание Министерства образования о том, чтобы это делать. Но вот Сатка стала одним из первых городов, где всеобщее обучение шахматам ввели всерьез

«В другом классе было 30 человек. 21 из них закончил 11 классов, и семеро — с золотыми медалями»

— Расскажите о вашем проекте, в котором вы обучаете детей игре в шахматы.

— В городе Сатке Челябинской области мы начали проект «Шахматы для общего развития» совместно с шахматным клубом «Вертикаль» и отделом образования города. В этом году ему исполнилось уже 15 лет. Там была реализована, конечно, не новая идея, что шахматы способствуют общему развитию человека. Н.Г. Алексеев, мой учитель, еще в 1979 году говорил, что шахматы — это игра, созданная самим Богом для развития способности действовать в уме. Потому что, как говорят сами шахматисты, игра происходит в голове, а тот, кто играет на доске, тот играет в деревянных солдатиков, просто двигает фигуры. То есть вся работа происходит в голове: расчет вариантов, видение позиции, понимание того, как она может измениться, как может сходить противник.

Еще в 90-х годах была идея ввести шахматы в школы. Было указание Министерства образования о том, чтобы это делать. Но вот Сатка стала одним из первых городов, где всеобщее обучение шахматам ввели всерьез. С 2004 года мы работаем с саткинскими учителями. Они ведут шахматы в начальной школе и изменили свои подходы к проведению других уроков. Я помню директора саткинской школы №14 Л.П. Волгутову, где и был первый экспериментальный класс. Ее так заинтересовал наш проект, что она уже в достаточно зрелом возрасте освоила шахматы и стала консультантом по шахматам в начальной школе. Потом она привезла в летнюю школу 2005 года трех своих самых тяжелых учеников (она преподавала с 8 класса математику). Потом, после окончания летней школы, проходит время, наступает 1 сентября, она заходит в класс: «Здравствуйте, вы зачем сюда пришли?» Все замолчали, а потом она смотрит и три руки поднимаются. Это были как раз те, кто был в летней школе. Один из них сказал: «Я пришел на урок математики, потому что у меня есть трудности с какими-то квадратными уравнениями. Я так и не смог в них разобраться… Хотел бы сегодня разобраться в них». Кстати, все трое ребят успешно закончили школу. То есть дети учатся думать, делать все осознанно. И не делать тупо все, что скажет учитель.

В 2014 и 2016 годах у нас был выпуск первого и второго экспериментальных классов, где преподавались шахматы. В первом классе из 24 человек 18 закончили 11 классов, и пятеро — с золотыми медалями. А во втором было 30 человек, 21 закончили 11 классов, и семеро — с золотыми медалями. И еще один ушел в другую школу, потому что опасался большой конкуренции, что ему не дадут золотую медаль. И другую школу закончил с золотой медалью.

Эффект этот исследуется. С одной стороны, дистанция между первым классом и 11-м большая, но положительный эффект наблюдается только там, где преподавали шахматы. В Саткинском районе даже в таких депрессивных городках, как Бакал, где тотальная безработица, и то появились золотые медалисты.

Продолжение следует

Матвей Антропов
Справка

Виктор Кириллович Зарецкий — психолог, профессор кафедры индивидуальной и групповой психотерапии факультета психологического консультирования МГППУ. Научный консультант фонда «Дети.мск.ру», оказывающего помощь детям-сиротам с инвалидностью, проходящим длительное лечение в РДКБ.

ОбществоОбразование

Новости партнеров

комментарии 33

комментарии

  • Анонимно 08 янв
    Необучаемых детей нет! И это он правильно говорит! Есть не правильный способ их заинтересовать, если ребёнку не интересно он и не будет делать
    Ответить
    Анонимно 08 янв
    Необучаемые есть! И это-больные,а не запущенные.Научи попробуй олигофрена! А нынче же инклюзия у нас: всех в одну кучу.Может,попробуете такого обучить?
    Ответить
    Анонимно 11 янв
    Вопрос в том, чему (каким ЗУН) Вы будете учить. Понятно, что у ребенка с УО и без УО - этот набор ЗУН будет разный. А вот вопрос "как учить"? Очень важен.
    Ответить
    Анонимно 05 фев
    Таких Гленн Доман обучал. Это американский врач. По его методике дети, которых в медицинских кругах часто называют ‘овощи’, сначала догоняли одногодок, а потом порой и обгоняли.
    Ответить
  • Анонимно 08 янв
    Согласен с ним. К каждому нужен индивидуальный подход.
    Ответить
  • Аркадий Захаров 08 янв
    В конце восьмидесятых я преподавал в ПТУ спецтехнологию. Ребята были отличные, с горящими глазами, учились с интересом , с желанием получить хорошую квалификацию. Многие потом пошли в техникумы, ВУЗы, стали настоящими мастерами. Ликвидация системы ПТУ - это экономическая диверсия против страны. По другому не назвать.
    Ответить
    Анонимно 08 янв
    А тогда были отдельно ПТУ и техникумы?
    Ответить
    Анонимно 08 янв
    А Вы не знали???
    Ответить
    Анонимно 21 янв
    Да, отдельно. В ПТУ брали без вступительных экзаменов, а в техникум нужно было постараться поступить.
    Ответить
    Анонимно 19 янв
    Очень верно сказано!!!
    Ответить
  • Анонимно 08 янв
    Пусть уж дети все будут счастливы
    Ответить
  • Анонимно 08 янв
    Этому господину не мешало бы прочесть классиков мировой педагогики: Дистервега, Песталоцци и других.
    А они писали, что как минимум 20 %-в детей невозможно учить. Умственные способности у них таковы. Они писали, научным предметам надо учить самых умных, самых способных и они должны быть элитой общества. Остальные - должны учиться различным ремеслам. И тех, кого уж невозможно обучить и ремеслам, надо обучить военному делу и отправить воевать. Им ежедневно уроки физкультуры, военно-спортивные занятия. Такое распределение в системе образования действует во всех странах мира. В Германии например способных детей учат в гимназиях (они потом поступают в университеты), детей с средними способностями - в средних школах, а для неодаренных детей у них - реальные школы.
    Я бы предложил этому господину прочесть хотя бы "Город Солнца" Томмазо Кампанеллы, а он предлагал вообще усыпить тех, кто не способен ни на что, у кого есть склонности к насилию, агрессии и т.д. Детей преступников конечно - в первую очередь.
    Ответить
    Анонимно 08 янв
    Чем дальше вглубь веков, тем более авторитетных авторов можно отрыть. После Ветхого Завета (вот истинная Классика !) педагогика только деградировала. Надо ещё дальше вглупь !
    Ответить
    Лариса Моисеева 12 янв
    И у Дистервега, и у Песталоцци никаких 20% процентов нигде не может быть, поскольку они их не считали. Они писали еще до психологии, а труды их по педагогике были чисто описательными и даже вполне в художественной форме.
    А вот рекомендации по усыплению во все века рекомендуется начинать с тех, кто подобное рекомендует. То есть начинать усыпления этим господам необходимо с себя. И все проблемы обучения таким образом разрешатся.

    Ответить
  • Анонимно 10 янв
    Необучаемые дети есть. Зачем тратить на них время и силы? Лучше потратить это время на одаренных детей и вырастить элиту.
    Ответить
    Анонимно 20 янв
    Мы это уже прошли. Разве нет?
    Ответить
  • Анонимно 10 янв
    Ну и при чем тут школьные учителя? Нам кто-то даст учить ребенка одному только русскому практически индивидуально? У нас нет такой возможности в принципе!
    Ответить
  • Анонимно 12 янв
    Школьные учителя никогда не будут заниматься индивидуальной работой. Они урок могут построить "для дебилов" и забить на умных детей, либо "для успевающих", и забить на недоумков. Либо забить на всех. Суть в том, чтобы вовремя отвести неуспевающего ученика к репетитору, но родители этого не делают.
    Ответить
  • Анонимно 12 янв
    Одна из моих дочерей писала в первом классе все слова слитно,в одну строчку.Я тогда просила старшую помогать с уроками.Сама я была занята,приходила домой очень поздно.Когда я это все увидела,была просто в ужасе.Учительница ставила только вопросительные знаки.После моего объяснения дочери,как надо писать,все нормализовалось.А внук писал слова как слышал,вроде приведенного примера.Тоже ,дома все объясняли.
    Ответить
  • Анонимно 12 янв
    нет у учителя времени на то, чтобы с каждым из 30 учеников работать индивидуально. Для этого и существуют репетиторы
    Ответить
  • Анонимно 15 янв
    Спасибо за статью. Невероятно приятно, что есть люди, которые поддерживают в детях человеческое достоинство, человечность, веру в себя. А те, кто навешивает ярлыки необучаемых, недоумков и элитных, сеют рознь, конфликты, заносчивость, считаю, с целью возвышать себя за счёт кого-то, чтобы считать себя более достойными и высокооплачиваемыми. Что впоследствии и ведёт к преступности и далее к военным конфликтам за материальные блага. К развалу и уничтожению моральных, да и материальных ценностей. Благородство Космоса не допускает, чтобы неживая материя превосходила живую материю. ... Когда все дети находятся по развитию примерно на уровне "Золотой середины", то это ведёт к большему доверию, миролюбию, взаимному уважению и продуктивному сотрудничеству. И Космосу и природе это предпочтительнее. Космос и природа воспринимают страдания людей, как свои собственные. И климат, кстати, также к чувствителен и к "горячности", агрессивности, и к "атмосферности" живых существ.
    Ответить
  • Анонимно 15 янв
    И не надо учителям давать задания для "продвинутых", "забивая" на "дебилов" или наоборот. Но надо давать такие задания, которые не слишком лёгкие для умных, и не слишком трудные для сомневающихся. Чтобы всем было возможно прилично себя чувствовать. И чтобы чувствовался дух солидарности, дружелюбия, миролюбия и сотрудничества. Это важно воспитывать с детства. Тогда и весь народ будет ощущать себя сплочённой общностью и сильным государством.
    Ответить
  • Анонимно 15 янв
    А кто из умных хочет быть ещё умнее - репетиторы в помощь.
    Ответить
  • Анонимно 15 янв
    Только вот потом что происходит с вундеркиндами и элитными детьми от их заносчивости много уже было написано. И ведь они в этом не виноваты, не могут уже остановиться, их так воспитали.
    Ответить
  • Анонимно 18 янв
    Вспоминаются слова Вайнеров : "Это одеяло правды, скроенное из кусочков лжи". За точность не ручаюсь, но смысл понятен всем. Глупо утверждать, что нет необучаемых детей - они, безусловно, есть. Это, например, олигофрены. Они могут получить только минимальное образование, которое поможет им в будущем устроиться на работу. Что еще хуже, есть вполне обучаемые дети, которые, к сожалению, учиться не хотят. И не учатся.
    И совсем уж разочаровала пафосная фраза : "А результаты по русскому языку у учеников Абашевой такие: в классе из физико-математического лицея, в котором она вела с 9 по 11 класс, было пять стобальников по ЕГЭ и средний бал 94. И у нее не было выпусков без стобальников, а это физматлицей, где русский язык не является приоритетом". Во-первых, слова "балл" и "стобалльник" пишутся с двумя буквами "л" (по-видимому, автору статьи Антонову самому не помешало бы поучиться в летней шоле профессора Зарецкого), кроме этого есть ещё и грамматическая ошибка. А во-вторых, всем хорошо известно, что в физматшколы набирают самых умных и амбициозных детей, поэтому не стоит удивляться таким высоким результатам и упирать на то, что русский язык в физмат - лицее не является приоритетом. Русский язык приоритетен по умолчанию: во все институты абитуриенты обязаны предоставить результаты сдачи ЕГЭ по этому предмету. От высоких баллов по русскому зависит поступление ученика в институт со всеми вытекающими из этого последствиями.

    Ответить
    Анонимно 19 янв
    Русский язык во многом предельно логичен. Математики - логики по своей сути. Все "математики", которых я обучала русскому языку, были отличниками и медалистами...
    Ответить
    Анонимно 21 янв
    Полностью согласна!
    Ответить
    Анонимно 26 янв
    В физико-математических лицеях учителя собирают лавры,а работают на них репетиторы...Нет у ребёнка репетиторов?Сам учиться хочешь?Свободен....иди учись в другом месте...Принцип работы там такой...
    Ответить
  • Елена Димитрова 19 янв
    Знаете, все эти рассуждения как и чему учить, конечно, хороши. На практике не раз сталкивалась с тем, что виноваты не дети, которые не хотят или не могут учиться, а те, кто их вырастил в дошкольный период. Мамы или ленятся приучать детей к тому, что надо стараться думать о том, что предстоит сделать в игре, в быту, или сами глупы как пробки. Многим проще сделать все самой, вплоть до заданий в тетрадях в первом классе (об этом даже на собрании у внучки-первоклассницы учитель говорила, напоминая, что если так уж мамам хочется, то заведите тетради для себя и выполняйте задания параллельно с ребенком), другие посотоянно жалуются, что много задают, что дети устают и пр. Начинать нужно с семьи: сейчас нет обычного внимания и понимания детей, стараются их оградить от трудностей любым способом, приучая выполнять все только по окрику, без подробных объяснений. Простите, если сумбурно изложила. Наболело.
    Ответить
    Анонимно 24 янв
    а я бы и хотела по-другому, но не могу. наверно, я тоже олигофрен, хоть и грамотная
    Ответить
  • Анонимно 20 янв
    Жалко, что у меня по математике в школе такой учитель не встретился, не разжег интереса к предмету. А с иностранным языком повезло - разожгли. И я стал переводчиком, кстати, неплохим.
    Ответить
  • Анонимно 25 янв
    То, что начинать надо с русского языка - порадовало. Но вот когда автор дошёл до шахмат - возмущению не было предела. С какой стати шахматы должны стать обязательными для всех? С детства боролась с шахматами - мой папа "фанат" шахмат - когда в группе подготовки к школе младшего заставляли заниматься шахматами, одна я выступила против этого морального насилия. Надеюсь, этот бред - введение шахмат в общеобразовательной школе - ни один здравомыслящий законодатель не примет.
    Шахматы не могут быть "обязательным предметом", это как невозможно сделать всех поголовно спортсменами, музыкантами, художниками и т.д. В школах и так перекос на точные науки, когда детей-гуманитариев учителя считают "третьим сортом", а с шахматами у них появится ещё один повод унижать детей.
    Ответить
  • Анонимно 25 мар
    Раз так хорошо получается, идите работать в школу. Берите нагрузку небольшую, чтоб успеть все. Научите хоть несколько человек писать грамотно , значить не зря жизнь прожить. А то учителей учить бесполезно. Они же будут опять говорить о проблемах, детях, ЕГЭ. Им не до учеников.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии