Новости раздела

Арсений «Вредитель ли»: «Изначально это был просто фан»

«Художник поневоле» о своем перформансе, ковре на стене как норме и нежелании брать ипотеку

Месяц на торце типовой панельки где-то на окраине Самары висит «квадратный метр» — декорация команды местного перформера Арсения с псевдонимом «Вредитель ли». На отвесной стене снаружи «заброшки» трое друзей снимают ироничные фотосерии-карикатуры на «норму» современной жизни. Инвалид-колясочник, смущенный пандусом с нечеловеческим наклоном 45°, трудяга в тельняшке, отмечающий очередные выходные с бутылкой водки, − пока в Сети появилось лишь четыре сюжета проекта «1 м²», но острая «социалочка» уже облетела страницы многих федеральных СМИ, а сам Арсений успел съездить на «Тавриду» и выступить перед молодыми и талантливыми. Как выяснилось, «художник поневоле» недоумевает, что стало причиной такого внимания к его снимкам, считая информационный бум мыльным пузырем, раздутым СМИ. Почему его не впечатлил Крым и чем его пугает всеобщее внимание, акционист рассказал в беседе с «Реальным временем».

«Я никогда не был известен и остерегаюсь — мало ли»

− О вас известно очень мало, а то, что известно, не вызывает доверия — кому-то вы представляетесь сварщиком, где-то пишут, что вы работаете в офисе. Арсений — это ваше настоящее имя?

− Да, имя настоящее. Фамилию и прочую информацию о себе я предпочитаю не афишировать. Я не боюсь, просто я никогда не был известен и остерегаюсь — мало ли. Всякие разные новости ходят о том, что кто-то кого-то в подворотнях ловит. Я вот не хочу. Мало ли, пусть на всякий случай все останется как есть.

У меня высшее техническое образование, но не «аэрокос» (Самарский национальный исследовательский университет имени академика С. П. Королева, — прим. ред.), в детстве учился в художественной школе, по-любительски. Такое было. Но в общем-то я не рисую, художником меня нельзя назвать, хотя почему-то все сейчас так решили. Я увлекаюсь руфингом, фотографией, это можно понять, если посмотреть мой профиль. Но увлекаюсь опять же любительски. Назвать это искусством… Ну не знаю.

− Ваш ник в Сети, теперь, с подачи прессы, ставший псевдонимом, — «Вредитель ли» — откуда он?

− В быту бываю неаккуратен, и мне часто кто-то кричит: «Эй, да ты вредитель!» − когда неаккуратно закрою дверь в машине или захлопну багажник. А я все-таки не уверен в том, что я вредитель, я тешу себя мнением, что это не так, ирония такая. Не думал, что увижу эту нелепость в СМИ.

1/8

«Изначально — да, это был просто фан»

− Я читала много хвалебных текстов о вас как раз как о художнике, изображающем трагическую реальность, вкладывающем в свои снимки множество смыслов. Вы хотите сказать, что все это штампы журналистов и проект «1 м²» совсем не задумывался как перформанс или что-то глобальное?

− Изначально — да, это был просто фан. Идея моя, я начал думать над всем этим где-то месяц назад. Это должен был быть просто ковер, закрепленный на внешней стене дома, декорация. Уже потом, в процессе обсуждения, решили, что надо сделать и закрепить площадку — так будет безопаснее, проще, меньше веревок в кадре. Возникла мысль, я предложил друзьям сделать это вместе. Нас трое: фотограф Владислав Виноградов, он ведет профиль Think Different, и есть еще один человек, который по технической части, скажем так. СМИ почему-то окрестили его «техником» — Николай Миляков.

Сначала они не поняли, что за штука, почему и зачем это надо, пришлось долго им объяснять. Для них это тоже в какой-то степени стало самореализацией. В то же время жизнь скучна, ее хочется разнообразить. У меня такие же мотивы. Результат получился неожиданный, мягко говоря. Хочу сказать, что цель была не в монетизации или получении известности, это была именно самореализация — и для меня, и для моих друзей. Таких глобальных планов, о которых пишут СМИ, мы не строили. Мне захотелось это сделать, и я сделал. Иногда у меня появляются какие-то интересные, как мне кажется, идеи для фотографий — так и получился «1 м²».

− Сейчас «1 м²» — это, условно, четыре серии снимков в одной локации и с разными сюжетами. Проект задумывался как серийный или изначально это была разовая акция?

− Он планировался как серийный, и до сих пор еще не выпущено энное количество серий. Не было такого, что мы увидели «выстрел» от первой серии и решили: «Сейчас чего-нибудь еще наляпаем». Изначально было продумано некоторое количество сюжетов, мы их еще даже все не сделали, не говоря уже о том, что пришло к нам после того, как мы увидели, что это кому-то интересно вообще. Первые идеи были все целиком мои, потом мы стали обсуждать всей командой, идеи уже рождались из обсуждения.

Я не думаю, что нужно видеть такую глубину в каждом снимке. Например, «пляж» — это просто фан. Это, конечно, связано с системой ЖКХ, можно посмеяться и над ней, но чего-то глубокого нет там. Другое дело — «инвалид».

1/3

«Это было первое, что мне пришло в голову. Если кто-то видит это смешным, пусть посмеется»

− Арсений, не могу опознать локацию съемок — подскажите район, адрес дома, стена которого стала вашей площадкой? Для самарцев это чем-то примечательное место? Возможно, есть причина, по которой вы выбрали именно его?

− Если вы не против, давайте опустим это. Этот вопрос никогда не упоминается. Многие жители города знают, но зачем лишние люди? Любое заброшенное здание — место, где неформальная молодежь любит встречаться со своими друзьями. Этот дом подходил по всем параметрам, которые были необходимы: он панельный, заброшенный. Типовой ковер — типовая панелька. Ковры − мода Советского Союза, тогда это был атрибут элитарности, их было не так быстро и просто достать. Они были тем, к чему люди стремились. Сейчас это пережиток прошлого, который так и остался у многих на стенах.

− Правда ли, что у вас ушло двое суток, чтобы закрепить квадратный метр «пола» на торце?

− Да. Мы привезли туда генератор, так как там, естественно, нет электричества. Затем начали пробивать стены: они очень толстые, мы не успели за один день, поэтому на следующий приехали снова, снова долбили. Взяли два уголка, вставили их в сделанные отверстия, просверлили пол. Анкера — знаете, что это такое? Заанкерили в пол, после чего положили снаружи доски и закрепили их.

Все делали со страховкой — у нас есть человек, который занимался промышленным альпинизмом. Сами съемки тоже, естественно, проходят со страховкой, фотограф снимает с дрона. Если вы присмотритесь, то заметите, например, что в сюжете с трапезой стол закрывает веревку, в снимках с инвалидной коляской — там есть пледик, в каком-то сюжете была белая тряпочка.

− Здание заброшенное и почти наверняка аварийное. Оно, скорее всего, закрыто для свободного прохода. Если ваше первое проникновение туда могло остаться незамеченным, то последние фотосессии явно приковывали к себе внимание, властей в том числе. Не получали еще «приветов»?

− Давайте просто не будем об этом писать, например.

«Ну море и море, «Таврида» и «Таврида»

− Хорошо. Первая серия об алкогольных выходных сварщика, наделавшая, наверное, больше всего шума в инфополе, была выложена 20 июня. Почему из всех остросоциальных сюжетов вы остановились именно на этом?

− Это было первое, что мне пришло в голову. Просто мое переработанное видение некоторых сюжетов из жизни. Если кто-то находит это смешным, пусть посмеется. Если для кого-то это трагедия… В моей семье такого нет, поэтому для меня это не трагедия. Но грустно, когда встречаются такие люди. Скажем так — я встречал таких людей. Часто? Нет, не часто все-таки. Ковры встречал чаще, в домах на «постСНГ» в небогатых семьях.

«Ну море и море, «Таврида» и «Таврида». Рассказывал им примерно о том же, о чем и вам. Как сделал, что будет дальше, какие были проблемы… Стандартный такой пакет». Фото tv-express.ru

− Вторую серию, в плавках, ластах, купальной шапочке и с пластиковой пальмой, вы сопроводили ироничным «приветом» форуму «Таврида» в ответ на их приглашение приехать в Крым. Этот пост — заявление лично организаторам «Тавриды», издевка или что-то другое?

− После первой фотосессии мне позвонила девушка и пригласила на «Тавриду» как спикера, я уже съездил туда. Но такой сюжет изначально планировался, тут все совпало, и я просто немного модернизировал описание. Почему бы немножко и не пошутить? Это же ЖКХ-арт. Я не знаю, где вы живете, но довольно часто люди видят в своих дворах такие штуки — лебеди, покрышки, какие-то клумбы. Я вот сейчас выглядываю из окна и вижу их. Грустно или смешно — некоторые люди так видят красоту, им нравится, они таким образом себя реализуют. Я реализую себя за счет этого проекта, они себя — за счет покрышек.

− Как вам общение с «молодыми и перспективными» — первый раз на море?

− Ну море и море, «Таврида» и «Таврида». Рассказывал им примерно о том же, о чем и вам. Как сделал, что будет дальше, какие были проблемы… Стандартный такой пакет. Там было человек триста. Я поехал потому, что мне было интересно: почему то, что я делаю, стало интересно всем. А там был риск познакомиться с кем-нибудь, более погруженным в культурную среду. Значит, поездка имела смысл. Встретил, было выдвинуто несколько гипотез. Это же лишь гипотезы, причем не мои. У меня свое мнение. Мне кажется, что людям просто скучно, и они в том числе боятся высоты.

− Помимо «Тавриды» вы получали еще какие-то предложения?

− Нет.

1/4

«А какие решения могу предложить я? Я маленький человек»

− Персонаж третьей фотосессии взял метровую квартиру в ипотеку на 20 лет. Понятно, что навеяно прозой жизни, но именно после этой публикации на вас посыпался шквал негатива, мол: «Осуждаешь — предлагай!» Вы в ответ иронизировали.

− А какие решения могу предложить я, если само общество не хочет ничего предложить взамен? Я маленький человек, у меня зарплата даже меньше среднего. И что, я могу нотации какие-то читать или как-то изменить экономическую политику? Могу лишь посоветовать… Хотя ничего на самом деле и посоветовать не могу. Для меня удивительно, что люди могут взять ипотеку. Я вот не беру ипотеку. Это мое мнение. Мне не нравится быть должным 20 лет и выплатить в два раза больше. Зачем мне это надо?

− В каждой публикации у вас есть пара слов о панельных домах-муравейниках. Откуда такая нелюбовь к массовой застройке?

− Почему нелюбовь? Я сам живу в панельном доме. У меня на стене висит ковер. Я просто описываю ситуацию, которая вокруг меня. Я считаю, что с этим живет большая часть населения, значит, это норма. То, с чем живет большинство населения, является нормой. Значит, я описываю норму.

— 11 июля вы опубликовали последнюю, или крайнюю, серию снимков — «лестница в никуда». Инвалид-колясочник на краю лестницы, оборудованной «по классике» пандусом с углом в 45 градусов. Этот сюжет более личный — собирательный опыт знакомых вам людей, наболело?

− Да, надеюсь, крайнюю. Так или иначе, под этим постом было очень много комментариев от молодых матерей, и это знакомо большому количеству населения — матерям, инвалидам, престарелым гражданам, социально незащищенным или испытывающим какие-то проблемы. Это было точно, я слышу об этой проблеме каждый день. Очень точно вышло описание этого на наших фотографиях — в никуда.

1/6

«Хотим соответствовать тому, во что нас превратили СМИ. Они раздули этот мыльный пузырь»

− Вы уже сказали, что планируете продолжать «1 м²». Знаю, что сюжеты вы не раскрываете, но скажите хотя бы, сколько будет серий?

− Не могу назвать точную цифру. Некоторые серии мне потом не нравятся, я их даже не выкладываю, фотографии обрабатываются неделю, так что сложно сказать. Сейчас мы готовимся и опубликуем, как только сможем, как только все сделаем. Все больше и больше груз ответственности. Время, которое мы тратим на подготовку, увеличивается. Больше людей, больше какого-то негатива может поступить, и мы больше готовимся. Нужно, чтобы было как можно меньше придирок.

− Вы боитесь негатива? Это же почти всегда обратная сторона публичности.

− Не боимся, а хотим соответствовать тому, во что нас превратили СМИ. Они раздули этот мыльный пузырь, интерес к нам возрос, а у нас возрос интерес к более качественной работе.

Ольга Голыжбина, фото instagram.com/vreditel_li/
ОбществоКультура Татарстан
комментарии 2

комментарии

  • Анонимно 21 июля
    Не самое плохое дело от безделья.
    Бывает и хуже.
    Ответить
  • Анонимно 21 июля
    Максимально странный человек. Во-первых, у парня, похоже, мания преследования - кому нужен этот недохудожник, чтобы ловить его в подворотне? Во-вторых, в нашей стране возможно купить квартиру только в ипотеку (если ты живешь исключительно на зарплату). Да, стремно платить 20 лет и много переплачивать, но других доступных способов то не видно. А он моментами какую-то ересь несет.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров