Новости раздела

Внешэкономбанк вновь готовит детище Евгении Даутовой к торгам

Кредиторы проголосовали за конкурсное производство на КЗСК, а управляющий отказалась от финансового оздоровления завода

Внешэкономбанк вновь готовит детище Евгении Даутовой к торгам Фото: Максим Платонов

Новый внешний управляющий Казанского завода синтетического каучука, который к 17 июля обязан представить план внешнего управления арбитражу, продолжил гнуть курс на целенаправленное банкротство предприятия. Вчера на собрании кредиторов КЗСК Ольга Рущицкая вынесла на обсуждение не сам план, а заключение о невозможности представления плана внешнего управления и ходатайствовала о направлении в суд заявления о банкротстве КЗСК. Опасаясь гласности, она запретила «Реальному времени» присутствовать на собрании: «ломка» кредиторов осталась за закрытыми дверьми.

Невозможный план

Многострадальный Казанский завод синтетического каучука с приходом нового внешнего управляющего снова стали «заталкивать» в процедуру конкурсного производства. Вчера арбитражный управляющий СРО «Развитие» Ольга Рущицкая, назначенная 18 апреля после ухода и. о. арбитражного управляющего Павла Медведева, впервые лично выступила перед кредиторами. Она представила собранию отчетный доклад под названием «Заключение о невозможности представления плана внешнего управления КЗСК», поставив жирный крест на разработке плана финансового управления предприятием. Этот документ явился основанием для ходатайствования перед кредиторами о разрешении на подачу заявления в суд о банкротстве предприятия. Большинством голосов кредиторы одобрили эту инициативу. Ожидается, что в течение 10 дней заявление поступит в арбитраж РТ.

Шокирующее заключение представляет собой 15-страничный писательский труд, заполненный историческими экскурсами, перечислением всевозможных лицензий КЗСК, его персоналий и приправленный цитатами федерального закона «О банкротстве» (копия заключения имеется в распоряжении «Реального времени»). Без глубоких экономических выкладок внешний управляющий пришла к однозначному выводу о том, что «осуществление хозяйственной деятельности КЗСК ведет лишь к увеличению долгов общества, то есть усугубляет финансовое положение».

Без глубоких экономических выкладок внешний управляющий пришла к однозначному выводу о том, что «осуществление хозяйственной деятельности КЗСК ведет лишь к увеличению долгов общества, то есть усугубляет финансовое положение». Фото Рината Назметдинова

По мнению Рущицкой, резервы для существенного повышения рентабельности КЗСК отсутствуют и «на текущий момент у предприятия нет реальной возможности возобновить производственную деятельность». Исходя из этого, внешний управляющий не видит возможности разработать эффективный и действенный план внешнего управления КЗСК и фактически дает команду отключить КЗСК от искусственной системы жизнеобеспечения. «Представление плана внешнего управления КЗСК не представляется возможным», — подводит итог Ольга Рущицкая, подписавшись под этим заключением. Добавим, что заключение не проходило независимую экономическую экспертизу и полностью основано на заключениях Рущицкой.

ВЭБ.РФ гнет свою линию

Впрочем, «приговор» нового внешнего управляющего не удивил кредиторов КЗСК, и вполне укладывается в стратегию «мажоритария» ВЭБ.РФ. Его представители последовательно блокировали принятие плана финансового оздоровления КЗСК на протяжении почти всего года его осуществления. Напомним, что процедура оздоровления на КЗСК была введена в августе 2018 года, но с тех пор ни одному арбитражному управляющему не удалось согласовать и утвердить этот план собранием кредиторов, где 74% голосов принадлежит ВЭБ.РФ. А между тем, его отсутствие дает право суду автоматически и без лишних юридических проволочек ввести банкротство.

Положить конец этому хаосу должно было майское решение Арбитражного суда РТ, которое обязало нового внешнего управляющего представить к 17 июля план внешнего управления. Тогда арбитраж рассматривал сразу два заявления о банкротстве КЗСК: от имени ВЭБ.РФ и от имени КЗСК, но рассмотрение обоих заявлений завершилось «открытым концом». Судья Арбитражного суда РТ Ляйсан Ахмедзянова посчитала необоснованным выносить смелое решение о банкротстве при полном нежелании утверждать план оздоровления. Тогда она поручила новому управляющему разработать план, после чего можно было делать далеко идущие выводы в судьбе КЗСК.

Прессу выставили за дверь

На этом фоне вынесение заключения о невозможности плана внешнего управления выглядит легкой издевкой, считают кредиторы. «Что она будет представлять суду — непонятно», — рассуждают они. Сама Ольга Рущицкая отказалась комментировать логику действий.

Хотя собрание в повестке не обозначалось как закрытое мероприятие и на нем имело право быть любое заинтересованное лицо, Рущицкая провела его за закрытыми дверями. Фото Рината Назметдинова

Более того, она запретила корреспонденту «Реального времени» присутствовать на собрании кредиторов КЗСК, отказавшись регистрировать прессу в положенное время с одной формулировкой — «не кредитор». И хотя собрание в повестке не обозначалось как закрытое мероприятие и на нем имело право быть любое заинтересованное лицо, она провела его за закрытыми дверями. Арбитражный управляющий пугается гласности? Интересно, почему?

Что же подтолкнуло к краху КЗСК?

Внешний управляющий Ольга Рущицкая объясняет фактическую остановку предприятия тем, что его заказчики из числа крупных промышленных предприятий не смогли выплатить казанцам авансы на выполнение ГОЗ «из-за длительного согласования договоров». «В настоящий момент от ряда предприятий оборонно-промышленного комплекса, таких как «Объединенная судостроительная корпорация», холдинг «Вертолеты России», ГК «Роском», АО «Воткинский завод», АО «Уралэластотехника», ФКГУП «ФЦДТ Союз», ФКУП «Пермский пороховой завод» , ФКП «Комбинат «Каменский», ФГУП «Завод им. Морозова», ПАО «Кузнецов», ПАО «ОДК Сатурн» поступили заявки на продукцию, необходимую для исполнения гособоронзаказа на общую сумму 172,5 млн рублей, — констатирует Рущицкая. — Однако исполнение своих обязательств по ГОЗ находится сегодня под угрозой срыва», — следом пишет она.

Ненадежные заказчики

Рущицкая приводит три причины, мешающие своевременному исполнению поставок для ГОЗ. Во-первых, авансы от заказчиков не поступили: «В целях недопущения безусловного исполнения ГОЗ 15 января 2019 года в Минпромторге РТ прошла стратегическая сессия по обсуждению вопросов, связанных с дальнейшими действиями КЗСК, в которой приняли участие 40 предприятий ОПК» (протокол 36-09/287 от 17.01.2019). Тут якобы удалось договориться о первоначальных платежах заказчиков, но авансы все равно не пришли. «Поступление денежных средств в КЗСК в настоящий момент не производится», — говорится в отчете. По ее данным, загрузка предприятия не достигает и 30 процентов, что «однозначно не может позволить предприятию вести безубыточную деятельность и произвести расчеты с кредиторами в ближайшее время».

Альберт Каримов рассказывал на брифинге для журналистов, что «недавно прошел семинар с участием 40 партнеров КЗСК, на котором обсудили все болезненные моменты». Фото Максима Платонова

Действительно, в начале года министр промышленности и торговли РТ Альберт Каримов рассказывал на брифинге для журналистов, что «недавно прошел семинар с участием 40 партнеров КЗСК, на котором обсудили все болезненные моменты», в частности, что «растет количество обращений от партнеров КЗСК», а сами «партнеры подходят с пониманием». Тогда он говорил, что завод за все это время не останавливался, ведь «это производство стратегически важно, там выпускается ряд важных позиций по ГОЗу». Тогда он пообещал, что республика будет стараться поддерживать КЗСК до тех пор, пока не будет найден выход, но признавал, что на заводе «слишком много рисков». Вчера в Минпромторге РТ не ответили на запрос «Реального времени».

В качестве второй причины управляющий называет сократившуюся численность персонала. С 2018 года она упала на 50 процентов и более: с 681 до 368 человек (на 1 июня 2019 года). Люди уходят из-за долгов по заработной плате. «Начиная с августа 2018 года на предприятии обострилась социальная напряженность», — отмечает арбитражный управляющий, указывая, что долг вырос до 43 млн рублей.

Третья причина — выведение имущества. «Практически все недвижимое имущество, находящееся на территории КЗСК, перешло в собственность третьих лиц», — указала управляющий.

По окончании собрания Ольга Рущицкая отказалась говорить о дальнейших действиях. «Я выполняю волю кредитора», — небрежно ответила она.

Без права на погашение долгов?

Между тем кредиторы рискуют остаться без погашения долгов. Гендиректор татарстанской компании, представитель одного из конкурсных кредиторов рассказал, что «принято решение обратиться в суд с заявлением о введении конкурсного производства», но он не может противостоять государственной махине даже при огромном долге перед ним в 35 млн рублей: «На возврат денег мы не надеется, хотя для нас 35 млн рублей — большая сумма. Этим долгом меня поставили, по сути, под банкротство. Тем, чем мы раньше занимались, уже не занимаемся. У нас нет доверия к участию в каких-то федеральных целевых программах, где идет финансирование государства. Это там наверху все за нас решают, а с маховиком бороться у меня нет сил. 35 млн рублей, конечно, жалко, но ничего сделать для спасения уже не можем. Это махина государственная какая! Это вам не республика!». В случае введения конкурсного производства пострадают кредиторы с объемом требований свыше 200 млн рублей.

Представитель одного из конкурсных кредиторов рассказал, что «принято решение обратиться в суд с заявлением о введении конкурсного производства», но он не может противостоять государственной махине даже при огромном долге перед ним в 35 млн рублей. Фото Рината Назметдинова

Независимые эксперты затрудняются прогнозировать исход КЗСК. «В моей практике не было случая, чтобы внешний управляющий выдавал вместо плана заключение о невозможности его представления, — призналась руководитель гражданской практики ЮНЭКС Юлия Майорова. — Внешнего управляющего назначают с одной целью — разработки внешнего плана управления предприятия-должника. А если он не может — тогда зачем он нужен?»

Интернет-газета «Реальное время»
Даутова Евгения Валентиновна
комментарии 10

комментарии

  • Анонимно 11 июл
    Сколько уж можно тянуть этим заводом?? На что там рассчитывают?
    Ответить
    Анонимно 11 июл
    А что предлагаете?
    Ответить
  • Анонимно 11 июл
    Я прям на представляю что она чувствует
    Ответить
  • Анонимно 11 июл
    Опять виноваты "все кроме нас"
    Ответить
    Анонимно 11 июл
    Виноваты все, кроме Даутовой! Она типа не виновата!
    Ответить
  • Анонимно 11 июл
    35 миллионов для них вообще не цена
    Ответить
  • Анонимно 11 июл
    Что за закрытое общество. Почему корреспонденту РВ не разрешили?!
    Ответить
  • Анонимно 11 июл
    куда катимся...
    Ответить
  • Анонимно 11 июл
    можно ли спасти завод?
    Ответить
  • Анонимно 11 июл
    можно объяснить простыми словами - что происходит?
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров