Новости раздела

«Она сама не ест»: в многодетной семье в Татарстане ребенка довели до крайнего истощения

В 9 лет Полина К. весила всего 7 (!) кг и только после помещения в хоспис Фонда имени Анжелы Вавиловой прибавила в весе

«Она сама не ест»: в многодетной семье в Татарстане ребенка  довели до крайнего истощения Фото: Максим Платонов

От голодной смерти спасают ребенка-инвалида из многодетной семьи врачи и сотрудники казанского детского хосписа Фонда имени Анжелы Вавиловой. Девятилетнюю Полину К., страдающую ДЦП, около месяца назад передали в хоспис по инициативе руководства Зеленодольской ЦРБ, когда она весила всего 7 (!) килограммов. Сейчас девочка набрала около 4 кг, но 23 мая срок ее пребывания в хосписе закончится, она вернется к родителям, и тогда все может повториться. Подробности — в материале «Реального времени».

Голодный ребенок «есть отказывается»

— Полина — старшая дочка в многодетной семье К., переехавшей в Зеленодольск из Казани полгода назад, — сообщила корреспонденту «Реального времени» заместитель главврача Зеленодольской ЦРБ по детству и родовспоможению Елена Тверскова. — Тогда они и прикрепились к нашей поликлинике. Матери Полины около 40 лет, детей у нее четверо, пятый должен родиться в мае. Старшая дочка — инвалид, и при первом же осмотре на дому мы выявили у нее крайнюю степень дистрофии. Мать объяснила это тем, что ребенок от еды отказывается. Но если бы за Полиной был нормальный уход, у нее реабилитация хорошо бы пошла. Девочка красивая, смышленая, у нее прекрасные выразительные глаза…

Тверскова рассказала, что в Казани, по информации медиков, семья К. жила в одной квартире с бабушкой Полины, причем ни отец, ни мать детей не работали:

— По-видимому, устав содержать детей и внуков, женщина купила им недорогую хрущевку в Зеленодольске. Живут они здесь, похоже, на пособие ребенка-инвалида. В квартире нет мебели, нет посуды и царит крайняя нищета. Младшие дети не истощены. А Полина, по словам матери, есть просто не хочет — отказывается. Вот только, когда приходит наша участковая медсестра и по своей инициативе варит ей кашу и кормит ее, девочка охотно кушает, и в больнице, куда мы ее помещали, она тоже ела без всяких капризов!

Дважды по инициативе врачей Полину забирали в стационар и откармливали. Там она сразу же начинала стремительно прибавлять в весе — по 800 граммов в неделю. За четыре недели пребывания в хосписе в Казани она прибавила 4 килограмма. Недавно в хосписе приняли решение продлить ее пребывание до 23 мая.

— Отец навещает ее в хосписе и собирается оттуда в конце мая забрать в семью. А что будет потом — неизвестно, — говорит Тверскова. Хотя, судя по тому, что на откорм Полину забирают из семьи не впервые, медики догадываются, что им придется ее спасать от голодной смерти и в четвертый, и в пятый раз — тут главное, похоже, успеть.

«Реальное время» хотело бы дать возможность высказаться и родителям Полины, однако связаться с ними оказалось невозможно. Номер телефона, который многодетная мать оставляла в качестве контактного в одном из государственных учреждений Зеленодольска, оказался выключенным, а в отделе опеки и попечительства горисполкома сообщили, что у них нет телефона семьи К., поскольку сотрудники отдела навещали ее на дому. Если родители Полины захотят связаться с редакцией, наше издание готово предоставить им слово.

«Благополучная семья»

Врачам и участковой медсестре настолько жалко Полину, что они готовы кормить ее сами, но это не выход. Выход в таких случаях полагается искать сотрудникам местных органов опеки и попечительства, но бить тревогу по поводу вопиющего состояния девочки они пока причин не видят.

— Эта семья испытывает материальные трудности, но она вполне благополучная, — сообщил корреспонденту «Реального времени» начальник отдела по связям с общественностью и СМИ Зеленодольского исполкома Денис Анисимов. — Родители непьющие, отец работает. Правда, работает он в Казани и в Зеленодольск к семье приезжает по выходным дням. Но он регулярно высылает жене и детям деньги. Сотрудники отдела опеки и попечительства неоднократно проверяли эту семью на условия проживания детей и не нашли оснований для их изъятия.

Правда, отметил Анисимов, сейчас дети не проживают с родителями — старшая дочка помещена в хоспис в Казани, двое мальчиков 6 и 4 лет — в зеленодольский социальный приют «Гнездышко», а младшая, двухлетняя, дочка — в казанский дом ребенка. Но он подчеркнул, что это сделано не потому, что детям угрожает опасность и их решили изъять, а «по заявлению матери, в котором она сама попросила временно забрать у нее детей в связи с трудностями социальной адаптации».

На вопрос, выясняли ли органы опеки причины крайнего истощения Полины, Анисимов ответил, что выясняли, это связано с заболеванием.

«Таким, как Полина, нужна абилитация»

В казанском детском хосписе Фонда имени Анжелы Вавиловой корреспонденту «Реального времени» рассказали, что сейчас Полина чувствует себя значительно лучше. От еды она никогда не отказывалась, уточнили сотрудники хосписа, но в силу своего заболевания девочка нуждается в особой пище — мягкой, протертой. Кормить ее надо кашами и пюре, а дома, по всей видимости, этого не делают. То есть причина крайнего истощения ребенка — в элементарном отсутствии соответствующего ухода со стороны родителей.

Вавилов говорит, что для таких детей, как Полина, на сегодня главное — даже не реабилитация, а абилитация. Фото Максима Платонова

— Отец ее навещает и действительно собирается забрать, — без особого энтузиазма в голосе подтвердил председатель правления Фонда имени Анжелы Вавиловой Владимир Вавилов. — Беда в том, что такие случаи по всей России — заурядное явление. Люди почему-то думают, что смогут жить на материнский капитал вечно, и бездумно заводят детей еще и еще, а деньги кончаются быстро. А детей надо каждый день кормить, одевать — и семья оказывается в тупике…

Вавилов сказал, что для таких детей, как Полина, на сегодня главное — даже не реабилитация, а абилитация:

— Полного или хотя бы сколь-нибудь серьезного восстановления у большинства ребятишек с ДЦП можно ожидать при надлежащем уходе примерно до пяти лет, а потом надо учить их жить с тем, что достигнуто. Надо обеспечить им максимально полноценную жизнь в том состоянии, в каком они находятся. Это давно принято в Европе, там не лечат безнадежно больных, а помогают им встраиваться в общество. У нас пока многие воспринимают это как кощунство, но на самом деле это правильно — тратить деньги не на недостижимые цели, а на то, чтобы сделать жизнь больного ребенка максимально комфортной.

По словам Вавилова, как раз на эти цели Фонд подал заявку на грант президента России. В мае подведут итоги конкурса и станет известно, появятся ли средства на новую — абилитационную программу.

«Вплоть до уголовной ответственности»

Судьбой Полины К. сейчас занимается уполномоченный по правам ребенка в РТ Гузель Удачина, которая о ЧП в зеленодольской многодетной семье узнала отнюдь не от сотрудников отдела опеки, а от корреспондента «Реального времени». По ее словам, медики информировали опеку о состоянии Полины К., и ситуация в этой семье явно требовала, чтобы ее поставили на межведомственный контроль, однако этого сделано не было.

— Мы запросили все документы из Зеленодольска и разбираемся в ситуации, — сообщила Удачина. — Семья была поставлена на ведомственный учет органами здравоохранения и органами соцзащиты, но ведомства должны объединить усилия, этого сделано не было. А там не просто трудная материальная ситуация, там проблем много, и они разные. Даже нормальных жилищных условий у этой семьи не было. А медики, да, они забирали девочку, но мало просто кормить ребенка, нельзя, чтобы потом он возвращался в те же условия...

Гузель Удачина пока не готова говорить о шагах по привлечению родителей Полины к ответственности:

— Пока мы только собираем информацию, но если выяснится, что в семье создавалась угроза жизни и здоровью ребенка, мы будем добиваться привлечения родителей к ответственности, вплоть до уголовной.

Это дает надежду не только на то, что девочку вновь не доведут до крайнего истощения, но и на то, что к ситуации подключатся правоохранительные и надзорные органы и выяснят, почему состоянием ребенка озаботились только зеленодольские врачи, как получилось, что и в Казани, и в Зеленодольске сотрудники органов опеки и попечительства считали благополучной семью, в которой ребенка-инвалида морили голодом, и куда смотрели казанские медики в поликлинике, где наблюдалась Полина до переезда в Зеленодольск.

Инна Серова
ПроисшествияОбщество Татарстан
комментарии 11

комментарии

  • Анонимно 30 апр
    А зачем нужен детский омбундсмен - инициировать преследование бедных родителей и отписываться от выявленных СМИ ужасных фактов? Все дело в крайней нищете - социальном пороке России.
    Ответить
  • Анонимно 30 апр
    общество деградирует - одни взваливают проблемы на других
    Ответить
  • Анонимно 30 апр
    Почему деградирующие личности рожают не думая, а общество должно содержать этих трутней? Что они могут дать детям? Ни образования, ни обеспечить нормально не могут. Мозгами надо думать, как, на что и где жить будут.
    Ответить
    Анонимно 01 май
    каждый ребенок рождается со своим счастьем и если у нас есть возможность помочь ему, то не нужно упускать эту возможность, и я имею ввиду не только собирать по 100 руб на жизнь этим детям или на операции детям, а всем миром, а заставить тех, кто встал у власти думать о нас и служить нам или уступить место другим, которые будут думать о таких детях и о нас))
    Ответить
  • Анонимно 30 апр
    Кошмар какой
    Ответить
  • Анонимно 30 апр
    Почему мы должны работать за этих безответственных людей?
    Думали бы головой, прежде чем рожать столько детей.
    Ответить
    Анонимно 01 май
    нельзя так писать и думать, отвечать за свои слова тоже придется(( а думать нужно как изменить нашу жизнь в нашей стране))
    Ответить
    Анонимно 01 май
    нельзя всё это допускать - медицина сейчас может многое, генетическая оценка беременных нужна не меньше, чем просто ведение беременности
    Ответить
    Анонимно 01 май
    Индира Ганди таких людей стерилизовала и кастрировала миллионами..
    Ответить
  • Анонимно 01 май
    о ужас... спасибо, РВ, что подняли эту тему.
    Ответить
  • Анонимно 01 май
    Спасибо РВ что подняли эту тему.
    У любого животного есть инстинкт сохранения потомства.
    Если у двух взрослых "людей" рождаются дети, а низших чувств (инстинктов) нет, то это беда. Вина государства в том, что оно не способно или не желает регулировать нормы поведения в обществе: мало написать и принять Семейное Законодательство, важно с нерадивых родителей требовать исполнения родительских обязанностей по закону. Или регулировать жизнедеятельность недалеких умом взрослых: нельзя допускать ситуацию, когда рождаются дети чтобы умереть с голоду - дикость средневековая в первой четверти 21 века...
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров