Новости раздела

«Дочка» Сбербанка: «Не исключено, что Ахметзянова может вывести имущество и нанести вред кредиторам»

Татарстанский арбитраж признал обоснованным заявление «СБК Стекло» о банкротстве финдиректора «ФОНа»

«Дочка» Сбербанка: «Не исключено, что Ахметзянова может вывести имущество и нанести вред кредиторам» Фото: vk.com

Правая рука основателя строительной империи «ФОН» Диана Ахметзянова оказалась на шаг ближе к личному финансовому краху. Накануне Арбитражный суд РТ посчитал исковое заявление «СБК Стекло» о признании ее банкротом обоснованным, ввел в ее отношении реструктуризацию долгов и включил требования заявителя на 619 млн рублей в реестр требований кредиторов Ахметзяновой. Представитель последней был удручен тем, что, по его словам, суд не дал ему высказать возражения по существу дела, и намерен обжаловать решение. Подробнее — в репортаже «Реального времени».

Четвертое ходатайство об отложении

Рассмотрение дела о банкротстве Дианы Ахметзяновой переносили уже трижды. Сначала — по болезни ответчицы, затем из-за поданного ею иска в Савеловский суд Москвы, где она пытается оспорить свое поручительство по кредиту Сбербанка на строительство кирпичного завода «Клюкер». Собственно, эти до сих пор неисполненные обязательства перед Сбербанком на сумму 619 млн рублей и послужили поводом для обращения в суд о признании Ахметзяновой финансово несостоятельной. Иск подала дочерняя структура банка — «СБК Стекло», которой кредитор переуступил право требовать долг с «ФОНа».

Вот и на этом заседании представитель Ахметзяновой Михаил Соловьев подал два ходатайства: об отложении судебного разбирательства и привлечении третьих лиц. На что представитель «СБК Стекло» Татьяна Гальцева возразила, что для отложения нет оснований. Напомнила, что предусмотренный законом трехмесячный срок рассмотрения иска о банкротстве уже истек 12 марта. Что касается поданного должником иска в московский суд, то и этот довод, по ее мнению, безоснователен:

— Арбитражный суд обязан приостановить разбирательство при совокупности двух условий. Если в производстве имеется дело и если это дело имеет существенное значение для выяснения обстоятельств, установленных судом по отношению к лицам, участвующим в настоящем деле, должник просит об отложении до рассмотрения дела в Савеловском суде. Но он должен обосновать, в чем невозможность рассмотрения данного дела и какие решения повлияют на законность или незаконность данного решения, — заявила представитель «СБК Стекло».

На сайте Савеловского суда до сих пор нет информации о поступлении иска Ахметзяновой. Фото kprf.ru

Вместе с тем, по ее словам, на сайте Савеловского суда до сих пор нет информации о поступлении иска Ахметзяновой. Кроме того, согласно закону, само по себе оспаривание сделки в рамках другого дела не является основанием для невозможности рассмотрения дела о банкротстве.

«Действия Ахметзяновой свидетельствуют исключительно о затягивании процесса»

Подав иск в Савеловский суд, Диана Ахметзянова пытается доказать, что, согласно условиям мирового соглашения от 2016 г., она больше не является поручителем по кредиту для «Клюкера», поскольку передала этому кирпичному заводу права пользования сырьем из Ключищенского месторождения. Однако, по словам Гальцевой, данное соглашение на сегодня не исполнено. Основной должник, т. е. «Клюкер», проходит процедуру банкротства, залоговое имущество не реализовано, никакого погашения долгов «СБК Стекло» не получило.

В отношении второго поручителя по кредиту — Анатолия Ливады — также введена процедура банкротства — реализации имущества. Гальцева напомнила, что Ливада и Ахметзянова являются бенефициарами всей ГК «ФОН», которые «кредитные средства получили, однако не вернули». Сторона истца убеждена, что все ходатайства об отложении направлены на «искусственное затягивание разбирательства и говорят о злоупотреблении должником своими правами».

— Раньше спора о расторжении поручительства между сторонами не существовало. Это то, на основании чего сейчас должник хочет отложиться. По нашему мнению, иск в Савеловский суд не обоснован, никакого соглашения не существовало. Действия Ахметзяновой свидетельствуют исключительно о затягивании процесса. Не исключено, что в это время Ахметзянова сможет вывести имущество и нанести вред кредиторам.

Соловьев признал, что заявление действительно сформулировано в таком порядке, тем не менее настаивал, что требования мирового соглашения исполнялись — и завод «Клюкер» пользовался недрами Ключищенского месторождения. Фото tatarstan.ru

«К сожалению, воздействовать на работу судов города Москвы мы не можем»

На суде был и хорошо известный дольщикам конкурсный управляющий «Свея» Андрей Урлуков, выступающий в этом деле в качестве нового «конкурсника» «Клюкера». Он полностью поддержал позицию истца и также возражал против отложения дела:

— Мы также считаем, что для этого нет оснований. В привлечении третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований, тоже необходимости не видим. Поскольку участниками настоящего спора они не являются, то могут быть участниками спора только в рамках мирового соглашения, — заявил Урлуков.

Михаил Соловьев же настаивал, что иск Ахметзяновой поступил в Савеловский суд Москвы, о чем свидетельствует копия почтового отправления. «К сожалению, воздействовать на работу судов города Москвы мы не можем. С 11 марта до сих пор процессуального решения не принято, и внятного ответа, когда появится информация на сайте суда, также получить не можем».

— Но из отчета видно, что мы отправили не два листочка, вес почтового отправления 850 грамм, т. е. это целая бандероль со всеми полагающимися документами. Поэтому мы и просим отложить. В данном случае речь как раз об отсутствии оснований для предъявления требований, потому что мы доказываем отсутствие самого поручительства, — заявил представитель Ахметзяновой.

— Но вы же там доказываете не отсутствие самого поручительства, иск-то о понуждении подписать расторжение! — остановил его судья Сергей Баранов.

Соловьев признал, что заявление действительно сформулировано в таком порядке, тем не менее настаивал, что требования мирового соглашения исполнялись — и завод «Клюкер» пользовался недрами Ключищенского месторождения: «Сегодня «конкурсник» «Клюкера» присутствует и может пояснить: ведется или не ведется производственная деятельность и, собственно, сырье-то откуда для этой деятельности берется?!». Он также настаивал на привлечении к делу третьим лицом Ливады как второго поручителя по кредиту: «Все поручители должны участвовать при рассмотрении дела, поскольку являются солидарными должниками».

Судебное заседание по рассмотрению отчета о результатах реструктуризации долгов назначено на 21 мая. Фото Максима Платонова

Неожиданное решение

Представитель «СБК Стекло» вновь возразила, что почтовое отправление еще не говорит, что иск Ахметзяновой будет принят к производству Савеловским судом. Кроме того, нет доказательств и того, что «Клюкеру» перешли права пользования недрами.

Больше никаких дополнений у сторон не нашлось, и судья удалился в совещательную комнату. По возвращении он неожиданно для стороны должника вынес решение по делу. А именно — отказал в удовлетворении ходатайств представителю Ахметзяновой, признал заявление «СБК Стекло» обоснованным и ввел в отношении финдиректора «ФОНа» Дианы Ахметзяновой процедуру банкротства — реструктуризацию долгов сроком до 3 июля 2019 г. Финансовым управляющим бизнес-партнера Анатолия Ливады суд определил члена Ассоциации Евросибирской СРО арбитражных управляющих Лилию Насырову.

— Включить требования ООО «СБК Стекло» в размере 619,37 миллиона рублей — сумму основного долга и процентов по кредиту — в состав третьей очереди реестра требований кредиторов Ахметзяновой Дианы Наилевны, — зачитал определение судья Сергей Баранов.

Судебное заседание по рассмотрению отчета о результатах реструктуризации долгов назначено на 21 мая. Соловьев был явно озадачен таким итогом и даже поинтересовался у судьи, мол, почему тот не спросил его о возражениях по существу дела, а сразу вынес судебное определение? Уже в коридоре суда представитель Ахметзяновой сообщил «Реальному времени», что намерен обжаловать данное решение.

Василя Ширшова
НедвижимостьЭкономикаИнвестицииБанкиБизнес Татарстан
комментарии 13

комментарии

  • Анонимно 04 апр
    А что с самим Ливадой? Он под домашним арестом?
    Ответить
    Анонимно 04 апр
    Да, и тоже банкрот
    Ответить
  • Анонимно 04 апр
    Диана всё ценное ещё в прошлом году продала. Пусть запрашивают данные в Росреестре по сделкам.
    Ответить
  • Анонимно 04 апр
    Поздно это сделали...
    Ответить
  • Анонимно 04 апр
    Ну все...признали ФОН банкротом...что теперь будет с их стройками?
    Ответить
    Анонимно 04 апр
    не фон, пока только Диану
    Ответить
    Анонимно 04 апр
    Это финансовый директор! А это уже практически вся компания, ведь как раз финансами заведует (заведовала) она
    Ответить
    Анонимно 04 апр
    не ФОН, а саму Диану - это в рамках дела о ее личном банкротстве, и это только одна из процедур банкротства
    Ответить
  • Анонимно 04 апр
    Это ж надо СУМЕТЬ развалить такую империю под именем ФОН !!!!
    Ответить
    Анонимно 04 апр
    Согласен! Не обошлось без помощи извне.
    Ответить
  • Анонимно 04 апр
    Она давно всё припрятала , к банкротству было время подготовиться ..
    Ответить
  • Анонимно 04 апр
    Сделки ( сроки до трёх лет) до введения банкротства Дианы будут обжалованы финансовым управляющим .
    Ответить
    Анонимно 06 апр
    Есть такой закон для всех. Избранных он не касается.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров