Новости раздела

Шамиль Тарпищев: «У федерации США бюджет 225 миллионов долларов, а мы обходимся пятью»

Президент федерации тенниса России — о конкуренции с лидерами, тестировании на детском уровне и советах Федереру

Шамиль Тарпищев: «У федерации США бюджет 225 миллионов долларов, а мы обходимся пятью» Фото: Олег Тихонов

Шамиль Тарпищев в Казани всегда нарасхват. Молодежь стремится сфотографироваться с легендой тенниса, тренеры спешат рассказать о том, как у них дела. Но были и такие собеседники, которые делились собственными проблемами, напоминая «ходоков к Ленину». Из этого родился первый вопрос президенту всероссийской федерации тенниса от «Реального времени» в рамках большого интервью нашему изданию.

«Перспективные теннисисты из малоимущих семей получат поддержку»

— Шамиль Анвярович, вы, как первое лицо российского тенниса, обладаете полномочиями и рычагами, чтобы удовлетворить просьбы всех страждущих?

— Сейчас федерация будет осуществлять программу поддержки малоимущих молодых теннисистов, бюджет которой порядка миллиона долларов в год. Это произошло благодаря помощи одного из друзей федерации, фамилию его я не имею права разглашать. Но адресную поддержку получат не просто дети из малоимущих семей, а те, у которых видна перспектива, что будет доказано соответствующим научным тестированием.

Схемы тестирования профессионального теннисиста совершенствуются из года в год, помимо этого мы производим исследование на генетическом уровне по крови. Это может определить задатки ребенка, из которого хотят сделать теннисиста — а у него есть задатки, допустим, шахматиста. Можно определять доминанту, за счет которой он способен развиваться, и посмотреть то, что может послужить тормозом. Если у ребенка, согласно этому тестированию, обнаружатся перспективы для занятий теннисом, то, конечно, такому надо помогать, насколько это позволяют наши возможности.

— Есть возможность удержать затем этих перспективных детей, чтобы они при переходе из юниорского тенниса не разбегались по зарубежным академиям?

— Парадокс развития нашего вида спорта может заключаться в том, что зачастую уход юниоров в зарубежные академии выглядит панацеей. Почему? Теннис в средней полосе России — это сезонный вид спорта, когда его развитие на свежем воздухе ограничено пятью-пятью с половиной месяцами. Дальше природа берет свое, и уличные занятия становятся невозможными. И если те же 14-летние не перестанут уезжать в зарубежные академии, они просто заполонят корты и не дадут никакой возможности тренироваться следующим поколениям.

— А это не грозит нам в будущем потерей перспективных спортсменов?

— На сегодняшний момент подписаны контракты с шестью десятками перспективных теннисистов, которые находятся в обойме сборных страны. Программа развития тенниса в и дальнейшем будет вестись только с теми, кто заключит договор с федерацией, поскольку иногда родители готовы забрать юного теннисиста в поисках лучшей доли. Если таковые найдутся, то, пожалуйста, работайте самостоятельно, без какой–либо нашей помощи.

«Если те же 14-летние не перестанут уезжать в зарубежные академии, они просто заполонят корты и не дадут возможности тренироваться следующим поколениям». Фото Олега Тихонова

«Ситуация с транзишн-тур выглядит как конфликт интересов»

— От наших дел к мировым проблемам. В 2019 году планируется сократить количество турниров и тем самым сократить количество теннисистов в мировом рейтинге ATP и WTA. Каково ваше отношение к этим нововведениям?

— Отмечу, что пока это только в планах, и считаю, что рано об этом дискутировать. Считаю, что подобные нововведения вызовут сомнения, поскольку таким образом путь в профессиональный теннис перестанет напоминать путь, а превратится в узкую тропинку.

— Ваши же коллеги объясняли мне, что эти нововведения, наоборот, отсеют тех, кто с мизерным количеством очков «засоряет» мировой рейтинг.

— Вас ввели в заблуждение. Горлышко для попадания в профи сузится. Раньше девушка в среднем должна была затрачивать на это три года, а юноша — пять лет. Сейчас снизится возможность попадания в турниры, которые будут приносить очки в мировом рейтинге, это увеличит временной процесс превращения юниора в спортсмена в среднем до семи лет, и многие просто сойдут с дистанции.

Следует еще пояснить по нововведениям, которые должны коснуться, в частности, и розыгрышей Кубка Дэвиса и Кубка Федерации. Надо же понимать, что в теннисе есть три организации, проводящие турниры: мужская АТР, женская WTA и Международная федерация тенниса. Последняя является наиболее слабой среди перечисленных. У нее практически нет ничего существенного, хотя считается, что Международная федерация отвечает за турниры Большого шлема. Но это не так, данные соревнования проводят национальные федерации тенниса Австралии, Англии, США и Франции, и Международная федерация не имеет с них дивидендов.

Вот Международная федерация и решила ввести нововведения в турниры, которые находятся под ее патронатом, а это кубки Дэвиса и Федерации, которые теряли спонсоров. Буквально за год из четырех ведущих спонсоров соревнований остался только один — банк BNP Paribas, где также подумывали о том, чтобы покинуть турнир из-за снижения к нему интереса. Отсюда возникло предложение проводить соревнования в одном месте и в одно время.

Возвращаясь к транзишн-туру, о котором был вопрос. Проблема молодых теннисистов зачастую не в отсутствии мастерства, а нехватке стабильности. Из-за этого юниор, допустим, может обыграть кого-то из топ-10, но в следующем матче проиграть двухсотому в мире. Проблема в несформировавшейся нервной системе, при этом ему еще собираются сужать путь в профи. Я считаю этот путь ошибочным.

— 2019 год — предолимпийский, следовательно, надо задумываться о лицензиях, о таких же ходах, как созданная перед Рио пара Елена Веснина — Екатерина Макарова, которая тогда выиграла золото. Работа к Токио-2020 в этом плане уже началась?

— Ситуация изначально выглядит как конфликт интересов. Чтобы стать сильным парником, надо только пару и играть. Но проблема заключается в попадании в состав участников Олимпиады, который напрямую зависит от текущего рейтинга в одиночке. Это вынуждает играть одиночку, хотя «вынуждает» тут неправильное слово. Надо участвовать в одиночке во многих турнирах, хотя можно выбрать минимальное количество стартов — 18 турниров, но не факт, что в течение сезона, допустим, треть их них не будет провалена. Следовательно, надо заявляться не менее чем на 30 турниров, а это занимает порядка 34—36 недель в году. Но, делая ставку на одиночку, каким образом можно рассчитывать на высокий рейтинг в паре?

«Чтобы стать сильным парником, надо только пару и играть. Но проблема заключается в попадании в состав участников Олимпиады, который напрямую зависит от текущего рейтинга в одиночке». Фото eurosport.ru

«К Олимпиаде в Токио надо готовиться целенаправленно»

— А как же эту проблему решали и решают ведущие парники мира?

— Вопросы парной специализации я поднимал, когда еще азиаты не начали делать на них ставку, изначально готовя парных игроков, прямо с детского возраста. В целом я считаю, что парников тренируют неправильно. Надо тренировать исходя из того, что заложено в человеке, от индивидуальных особенностей спортсмена.

Но у нас на это нет бюджета. К примеру, бюджет федерации тенниса США — 225 млн долларов, мы же решаем все свои проблемы, располагая 5 миллионами долларов. Это во многом не позволяет нам полноценно развивать тех перспективных теннисистов, с которыми мы выигрываем все командные соревнования в юниорском возрасте. Почему? Если подготовка юного теннисиста обходится в сумму порядка 50 тыс. долларов, то профессионал тратит на себя 200 тыс. евро в год. Поэтому исключительно теннисом могут заработать лишь те, кто входит в число 80 сильнейших в мире.

Правда, здесь нужно сказать о том, что нигде в мире нет обучения теннису на государственной основе — кроме как в России. У нас же есть ГЦОЛИФК в Москве, МГАФК в подмосковной Малаховке, университет имени Лесгафта в Питере и Поволжская академия тенниса в Казани. А это также дает плоды, поскольку речь нужно вести о системном обучении. Мы работаем точечно, в то время как многие теннисные академии продолжают работать «на потоке».

— Возвращаясь к Олимпиаде. Может стать проблемой игра в теннис летом в Азии, в жару, в условиях повышенной влажности?

— У нас еще с советских времен есть определенные наработки по подготовке к матчам на азиатском континенте. Мы продолжаем исследования в этом плане. Не забывайте о матче Кубка Дэвиса с Испанией, который провели и выиграли на Дальнем Востоке. Адаптация, восстановление, питание с учетом местной специфики — все это нам знакомо. Если сейчас успеют сделать корты на Дальнем Востоке, будем там готовиться к Токио. Если нет, найдем место в Азии.

«На сегодня Карен Хачанов (на фото) уже сформировался как спортсмен и готов играть. Даниилу Медведеву пока не хватает мышечной массы, ему нужно еще время. А Андрей Рублев залечивал травму, набирая свою лучшую форму». Фото vesti.ru

«Играя с Испанией, привыкали к климатическому поясу Владивостока»

— Охарактеризуйте, пожалуйста, молодых лидеров российского тенниса.

— На сегодня Карен Хачанов уже сформировался как спортсмен и готов играть. Даниилу Медведеву пока не хватает мышечной массы, ему нужно еще время. А Андрей Рублев залечивал травму, набирая свою лучшую форму.

Мы в последние годы участия в Кубке Дэвиса не гнались за результатом, а пытались быстрее осуществить процесс подготовки нашей талантливой молодежи. Но отрицательной чертой нынешней молодежи является то, что они мало слушают или плохо слышат. Когда ты просто объясняешь какие-то вещи, пытаясь довести их до подопечного, то это сложнее, чем когда он переживет это на своем опыте. Поэтому мы как раз посвятили время набору этого самого опыта. К примеру, повторюсь, победили Испанию в матче, который прошел во Владивостоке. При этом данная игра стала первой в истории, когда Испания уступила, ведя по ходу матча 2:0.

— Получается, тот матч с Испанией служил двум задачам, помимо спортивной? Популяризация тенниса в регионе плюс опыт игры в данном климатическом поясе.

— Да, прошла своеобразная учеба. Тогда на матч с Испанией мы подготовили молодой состав, «окунули» наших, что называется, в мировой теннис, в противостояние с сильным противником. Теперь от ребят можно требовать результата. У нас вообще хорошая мужская команда, проблема только в отсутствии длинной скамейки, поскольку тот же Казахстан продолжает отнимать у нас теннисистов, переманив сейчас Александра Бублика, Дмитрия Попко и Тимофея Скатова. Останься они в России, была бы скамейка запасных.

За счет чего мы победили Испанию? Дальний Восток — регион со своими особенностями, в том числе погодными и климатическими. И их надо учитывать. К примеру, испанец Томми Робредо интенсивно тренировался, готовясь к матчу, и я предупредил наших, что к третьему дню его не хватит. Так и произошло. Это был опыт.

«В нынешнем женском теннисе нет лидеров»

— Всего лишь три года назад вы привозили в Казань совсем другой состав с Габашвили, Кравчуком. Получается, что вы сейчас не делаете на них ставку?

— Если играть на уровне первой десятки, то они способны на это. Если вести речь о победах в Кубке, то нет. Если говорить о женщинах, то сейчас полно молодежи. Есть Дарья Касаткина, у нее светлая голова, но не хватает пока скоростной выносливости, и она неважно выглядит в матчах с бьющими игроками. Есть Анастасия Потапова, другие, но пока нет лидеров.

— Мария Шарапова?

— Маша начнет подготовку в том числе к Олимпийским играм. Если она не потеряет быстроту, то ее никто не сможет обыграть. Сейчас, отмечу, в женском теннисе нет лидеров, и при хорошем стечении обстоятельств Маша может победить.

«Маша начнет подготовку в том числе к Олимпийским играм. Если она не потеряет быстроту, то ее никто не сможет обыграть». Фото theplace2.ru

— Как вы прокомментируете поведение Серены Уильямс, допустившей нервный срыв во время финала Открытого чемпионата США?

— Это психологические причины. До сих пор рекорд по выигранным титулам турниров Большого шлема у австралийки Маргарет Корт — 24 победы. У Серены — 23, и она стремится стать первой в этом плане. С каждым невыигранным турниром Большого шлема растет сомнение в том, что она обгонит Корт. Сейчас она уступила Симоне Халеп, затем Наоми Осака, естественно, дальше ей будет еще сложнее выиграть. Если бы вопрос упирался в деньги, то Серена играла бы все подряд, а она сейчас строит свою карьеру дозированно, выходя на пики только на Большом шлеме, который стремится выиграть. Это не главная причина срыва, но один из факторов, которым его можно объяснить. Амбиции…

«Только два чемпиона Испании по юношам стали блестящими теннисистами — Корретха и Надаль»

— Вы читали лекцию студентам кафедры Поволжской академии спорта. На что делали акцент в своем выступлении?

— На некоторых аспектах, в том числе психологическом, который мы с вами уже затрагивали. Также на особенностях подготовки юных спортсменов. Тут можно много говорить и о том, что важным в подготовке теннисиста высокого класса является развитие быстроты и выносливости. При этом особенность юного возраста такова, что дети развиваются по-разному. Сейчас скажу вещь, важную для родителей теннисистов, которые гонятся за ранним результатом у своих чад.

Когда Рафаэль Надаль выиграл чемпионат Испании среди юношей, его дядя Тони (экс-игрок футбольной «Барселоны» Тони Надаль, — прим. ред.) поинтересовался, кто из подобных чемпионов достиг высоких результатов в дальнейшей карьере. Оказалось, только Алекс Корретха. Остальные чемпионы Испании в возрасте 12—14 лет пропали с орбиты. В детстве побеждают не лучшие, а более физически развитые.

Поэтому я считаю, что ранняя специализация — это не очень хорошо. Большие нагрузки приводят к травматизму. Нужна коррекция нагрузок, не одним теннисом, но, может быть спортивной гимнастикой, даже художественной гимнастикой, целесообразно корректировать нагрузки. Особенно позвоночник, поскольку это первое, что страдает у детей. Поскольку сам элемент завинчивания в одну сторону при подаче наносит ущерб прежде всего детскому позвоночнику. В итоге дети не просто завершают занятия теннисом, но еще и получают проблемы в спине.

— А со скольки лет, по вашему мнению, можно отдавать ребенка в теннис?

— В советские времена были нормативные документы, согласно которым раньше 7 лет ребенка в секцию просто не брали. Сейчас, опять же из-за ранней специализации, могут брать буквально с четырех. Хотя опыт показывает, что ребенка надо готовить к занятиям теннисом.

Как правило, лучше всего это сделать через занятия плаванием и коньками. В идеале это беговые коньки, но детям, увы, не интересно просто бегать на коньках, а потому мы практикуем фигурное катание, через занятия которым можно подготовить связочный аппарат ребенка, его суставы, выработать координацию, ловкость, устойчивость. Профессиональное плавание дает пластику мышц и дыхательную систему. Год, проведенный зимой на коньках, а летом в плавании, позволит ребенку прийти в секцию тенниса более подготовленным.

«В советские времена были нормативные документы, согласно которым раньше 7 лет ребенка в секцию просто не брали. Сейчас, опять же из-за ранней специализации, могут брать буквально с четырех. Хотя опыт показывает, что ребенка надо готовить к занятиям теннисом». Фото tennis-spb.ru

При этом надо знать о шести абсолютно разных группах психомоторики. Допустим, ребенок с подвижной нервной системой, ярко выраженный агрессор — такого надо тренировать играть с лета, чтобы корт был узкий, маленький, с невысоким потолком, чтобы не было возможности сыграть в обводку, выйти к сетке.

Важная вещь в тренировочном процессе. Сейчас уже все умеют тренироваться, располагают возможностями, и теперь на первый план выходит психология. Побеждает более стойкий. В матчах представителей двадцатки мирового рейтинга 2—3 очка, выигранных вовремя, позволяют победить в матче. Поэтому больше шансов имеют разносторонне подготовленные теннисисты, способные менять тактику игры в зависимости от сильных качеств соперника.

Вопросов много, дело упирается в специалистов, количество которых ограничено. Лично мне повезло в том плане, что довелось поработать во времена СССР со светилом спортивной науки Леонидом Гиссеном. Два года занимался темой «Состояния стресса в спорте».

— Как это происходило?

— Скажу на примере восьмерки по академической гребле, которой Леонид Давидович сам успешно занимался, будучи призером Олимпийских игр. Под его руководством тренировался состав экспериментальной восьмерки, на каждого члена экипажа был составлен индивидуальный психологический портрет, и мы по 40 минут готовили каждого к важному старту. Когда ехали на регату, я поинтересовался у Леонида Давидовича: «Как мы узнаем в случае победы, что в ней был наш вклад, а не просто усилия самих ребят?». Он ответил, что гарантирует такой итог: после финиша никто из лодки не сможет самостоятельно подняться. Иными словами, всего себя отдаст на дистанции.

Так и произошло, буквально всю восьмерку потом вырвало, но, главное, что это был победный финиш. По возвращении в научную лабораторию мы их восстанавливали опять же по методологии Гиссена. И через полчаса вся команда вышла, полностью восстановленная физически.

Сейчас я подобных специалистов даже не знаю и о подобных исследованиях не слышал. Это проблема! После развала СССР практически исчезла профессия спортивного врача, не говоря уже о спортивных психологах.


«После развала СССР практически исчезла профессия спортивного врача, не говоря уже о спортивных психологах». Фото astrsobor.ru

Я заметил, что у тех, кто сейчас работает в направлении спортивной психологии, в какой-то момент работы прорывается фраза: «Я так считаю». Все, после этого общение между спортсменом и психологом исчезает. Потому что психолог, произносящий такую фразу, считает себя более сильным, чем спортсмен. Я подобное слышал при личном общении. Если кто-то навязывает тебе что-то, не считаясь с тобой, меняй такого специалиста. Мы в федерации поменяли пятерых.

«Если привычный теннис не приносит побед, надо искать другие пути их достижения»

— В целом же, формирование спортсмена зависит от двух аспектов: того, что в нем заложено, и среды, всего того, что вокруг человека — тренеры, корты, покрытия и т. д. Кстати, в спортивной психологии есть еще один интересный момент. Как правило, люди, освоившие те или иные элементы, в стрессовых ситуациях начинают делать только их, не будучи способными перепрограммировать свои действия.

— И чем это грозит?

— Если говорить о конкретных примерах, то вспомню противостояние Артура Эша с Бьорном Боргом. Тогда Эш почти в каждом розыгрыше очка стремился выйти к сетке. Журналисты спрашивали его — зачем вы придерживаетесь этой тактики, если счет вашего противостояния с Боргом 4:11? На что Эш ответил, что если бы он не стремился играть в подобной манере, он и вовсе проиграл бы во всех 15 матчах. Потому что мы все любим играть в то, что нам привычно, удобно, иными словами, в любимый теннис. Но если он не приносит результата, надо искать другие пути для достижения цели.

Или взять Роджера Федерера. Какое-то время он вообще не мог играть с Надалем, часто проигрывал ему, а на грунте вообще всегда. Мы как-то разговорились с Роджером, я сказал: «Ты же выигрываешь у Рафы полтора сета, а потом у тебя не хватает концентрации на длинные розыгрыши, более привычные Надалю. Ну так выйди к сетке». Роджер ответил: «Меня физически не хватает для этого». После чего он стал заявляться не на все подряд, а выборочно, на турниры Большого шлема, и в них стал играть с Надалем не у задней линии, а в корте. Потихоньку счет в их личном противостоянии изменился уже в пользу Федерера.

Джаудат Абдуллин
Спорт
комментарии 6

комментарии

  • Анонимно 06 февр
    А где у нас центры подготовки теннисистов? Это та самая единственная академия тенниса возле деревни универсиады?
    Ответить
  • Анонимно 06 февр
    Даже несмотря на такую разницу в бюджетах наши теннисисты ничем не хуже зарубежных!
    Ответить
    Анонимно 06 февр
    Главное вера, работа. Так же надо и с нашими футболистами. Останутся только те, что за спорт
    Ответить
    Анонимно 06 февр
    То есть никто?)))
    Ответить
  • Анонимно 06 февр
    Джаудат - машина!
    Ответить
  • Анонимно 06 февр
    Вот за таких людей гордость берет
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Рекомендуем

Новости партнеров