Новости раздела

Как родственник бывшего главы Балтасинского района выходит в кэш

«7 дней»: от рейтинга трезвости страны до проблем с финансированием МСБ

Как родственник бывшего главы Балтасинского района выходит в кэш
Фото: vk.com

Татарстан нырнул в алкогольную пропасть, скатившись в рейтинге трезвости на 30 позиций. При этом почти половина населения республики занимается спортом и поддерживает ЗОЖ. На рынке халяль сегодня творится хаос — в Казани работает всего восемь заведений, которым можно доверять. Малый бизнес не может получить кредиты на развитие, банкам интересны только крупные игроки, которым заемные деньги не особо нужны. Эти и другие темы легли в основу информационно-аналитической программы «7 дней», выходящей на канале ТНВ. Подробнее — в обзоре «Реального времени».

Нетрезвый Татарстан

На прошлой неделе общественный фонд «Трезвая Россия» опубликовал очередной рейтинг трезвости в стране. Задача исследования — выяснить, какова ситуация с потреблением алкоголя в каждом регионе. При подсчете учитывается смертность от употребления алкоголя, количество преступлений, совершенных в состоянии алкогольного опьянения, а также, сколько продано алкогольных напитков в регионе. Исследователи обращают внимание на то, сколько алкоголиков находится на учете в наркодиспансерах, сколько дней в году запрещена продажа напитков и в какие часы.

В лидерах рейтинга оказались Чечня, Дагестан и Ингушетия. Причем пальму первенства они удерживают уже не первый год. В аутсайдерах — все те же Чукотка, Магадан, Ненецкий автономный округ. В этом году, по данным исследования, стремительное падение в алкогольную пропасть совершили Владимирская область и Ярославль, опустившись на 57 и 40 пунктов рейтинга соответственно. И главная неожиданность — Татарстан, который в прошлом году занимал 12-е место в рейтинге, потерял сразу 30 позиций и на бумаге стал пьющим регионом страны.

Алкоголизм для Татарстана — серьезная проблема, констатируют врачи-наркологи. Сегодня на учете состоит почти 28 тыс. жителей республики, больных алкоголизмом. Это, например, население Кайбицкого и Камско-Устьинского районов вместе взятых. Однако по сравнению с прошлым годом, число хронических алкоголиков сократилось на 12%, отмечают наркологи.

При составлении федерального рейтинга трезвости учитывался и показатель так называемых пьяных преступлений, совершенных в регионе. И тут МВД Татарстана констатирует сокращение убийств в пьяном состоянии почти на 10%. Меньше стало в республике квартирных краж, угонов, грабежей и разбоев.

«Согласен, что мы где-то в первой двадцатке. Мы не можем сказать, что совсем не пьем», — считает депутат Госсовета РТ Рафил Нугуманов. Фото: gossov.tatarstan.ru

— Я не согласен, что Татарстан опустился в рейтинге трезвости. Это все-таки игра цифр. Согласен, что мы где-то в первой двадцатке. Мы не можем сказать, что совсем не пьем, — считает депутат Госсовета РТ Рафил Нугуманов.

Действительно, в республике продолжают пить, но уже чуть меньше. Об этом говорят данные Госалкогольной инспекции. За 10 месяцев в республике было продано примерно на 13 тыс. бутылок водки меньше. Один татарстанец в среднем выпил 10,7 литра алкоголя. Меньше всего — в Аксубаевском районе, больше всего — в Лаишевском, Верхнеуслонском и Бугульминском. Казанец к концу сентября в среднем выпил почти ведро алкоголя. Именно легального алкоголя — приобретенного в магазине.

Все данные взяты из системы ЕГАИС. Эта автоматизированная система предназначена для государственного контроля над объемом производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции.

Татарстан — один из немногих регионов России, где система эффективно работает. По мнению наших экспертов, эти данные строгого учета и сыграли злую шутку с Татарстаном в обновленном рейтинге трезвости. Обратим внимание, что в ПФО регионы-трезвенники — это Оренбургская и Самарская области. Кстати, именно через них в Поволжье транзитом из Казахстана поступает китайский алкогольный суррогат. Неужели торговля из-под полы суррогатом и дает регионам рейтинговые плюсы?

— Люди приезжают из Оренбургской области и говорят, что спокойно на рынке покупают алкоголь и продукцию непонятного происхождения. Для нас это вообще средневековье, чтобы продавали прямо с ящика или раскладушки, — рассказывает заместитель руководителя Госалкогольинспекции РТ Рустем Арсланов.

Если по всем критериям оценки — показатели у Татарстана стали лучше, так почему же тогда республика скатилась в рейтинге трезвости на 30 позиций? На вопрос журналистов составители рейтинга ответа не дали.

По мнению наших экспертов, эти данные строгого учета и сыграли злую шутку с Татарстаном в обновленном рейтинге трезвости. Фото Олега Тихонова

Казанский социолог Фарида Ишкинеева и вовсе подвергла критике проект «Трезвой России». По ее словам, модные рейтинги по своей сути приводят лишь к соревнованию между регионами и уводят от реальной проблемы.

43,4% — таким показателем вовлеченности населения в спорт может похвастаться только Татарстан. Социологические исследования показывают, что молодежь республики все чаще выбирает здоровый образ жизни, подчеркивает Ишкинеева. Для определения климата в регионе лучше подходят индекс человеческого потенциала и индексы качества жизни. По ним Татарстан — вновь в числе лидеров.

По мнению экспертов, итоги рейтинга трезвости — повод для принятия очередных мер по борьбе с алкоголизмом. На прошлой неделе в России вновь заговорили о необходимости принять закон о запрете продажи алкоголя лицам, не достигшим 21 года.

Халяльный хаос

Рынок халяль в мире к 2022 году должен превысить 2 трлн долларов. Такие цифры озвучивались на международном экономическом саммите «Россия — Исламский мир: KazanSummit». Впрочем, на самом этом рынке, по крайне мере в России, пока не все гладко. Достаточно вспомнить июньский скандал с компанией «Челны-мясо». Журналисты «7 дней» разбирались в ситуации на халяльном рынке сегодня.

Директор единственного в Татарстане халяльного стейк-хауса Тимур Хайрутдинов отмечает, сегодня халяльная еда — это бренд здоровой пищи. И она становится все более популярной.

Тимур говорит, сейчас думают о расширении. Ищут локацию для открытия второго кафе. Поставщиков мяса выбирают тщательно. Во-первых, у поставщика должен быть сертификат, что продукция именно халяль. Во-вторых, руководство кафе выезжает на ферму, контролирует, как проходит забой по мусульманским канонам. Третье: есть контролирующий орган и у самого кафе — комитет халяль при Духовном управлении мусульман Татарстана. Сейчас, отмечает Тимур, подали туда документы на продление сертификата.

Оказывается, ресторанов и кафе в Казани, где подают именно проверенную халяльную пищу, меньше чем пальцев на руке. Фото Максима Платонова

А вот другой, противоположный пример. На дверях кофейни весит логотип «халяль». Потребитель может поверить красивой рекламе. На самом деле, как сообщили в комитете по стандарту «халяль» ДУМ Татарстана, проверку здесь не проводили, подтверждения не давали.

— Каждый месяц мы находим шесть-восемь заведений с использованием нашего логотипа. Это незаконно, — поясняет советник по связям с общественностью председателя Комитета по стандарту халяль ДУМ РТ Айрат Касимов.

Оказывается, ресторанов и кафе в Казани, где подают именно проверенную халяльную пищу, меньше, чем пальцев на руках. Сегодня их всего восемь. Эти заведения комитет полностью проверил.

На мясных рядах любого из казанских рынков картина одинаковая. На картонке фломастером написано — «халяль».

— Было выявлено очень много случаев нарушения доверия мусульман, когда люди доверчиво покупали продукт с надписью «халяль» на рынке, а на деле это было не так, — уверяет руководитель шариатского отдела Комитета по стандарту халяль ДУМ РТ Булат Мубараков. По его словам, единственный документ, который может подтвердить, халяль продукт или нет, — это сертификат.

— Халяль наконец-то становится индустрией. Это, с одной стороны, хорошо, потому что превращается в некую отрасль народного хозяйства, а с другой стороны, проблемы тоже возникают. Индустрия обезличена, индустрия — это получение прибыли. И, естественно, мы говорим «халяль — это мусульманская пища». А индустрия — это уже определенные поползновения, попытка отодвинуть мусульманский фактор, — считает руководитель технического комитета при РИИ Рафик Мухаметшин.

Появилась мощная конкуренция, а вместе с ней и не совсем чистоплотные игроки, говорит Рафик Мухаметшин. Сегодня на российском рынке присутствует порядка 20 центров сертификации халяль. И у каждого из них есть свои нормативы и стандарты. В Татарстане впервые в России был создан технический комитет. Главная его задача — разработать государственные стандарты, которые помогут установить четкие правила игры на рынке для бизнесменов и обеспечат четкие гарантии потребителям. Первый стандарт планируется принять до конца года.

Объект, выставленный на продажу, — в прошлом Балтасинская сельхозтехника. Фото vk.com

Миллионер из трущоб

На одном московском сайте по продаже объектов коммерческой недвижимости появилось весьма любопытное объявление. «Продается производственная база в селе Карелино Балтасинского района». Казалось бы, что тут удивительного? Мало ли какие коммерческие объекты покупаются и продаются. Интересен не сам объект, а сумма, за которую его выставили. Собственник обозначил цену в 100 млн рублей. И это в дотационном районе, занимающем 34-е место в рейтинге экономического развития, где нет ни одного крупного промышленного или перерабатывающего предприятия.

Объект, выставленный на продажу, — в прошлом «Балтасинская сельхозтехника». Когда-то предприятие всесоюзной стройки был достоянием народа. «Балтасинская сельхозтехника» гремела на весь союз. 600 человек рабочих. Кирпич в каждом здании — это результат их труда. Сегодня старожилы вспоминают, что заливали асфальтом вот эти самые дороги по ночам и строили для своих сотрудников бесплатное жилье. У «Сельхозтехники» были даже свои фермы и дома отдыха. Каждый руководитель советской закалки заботился о людях, а не о собственном благосостоянии.

В начале 90-х «Балтасинская сельхозтехника» стала акционерным обществом. Рабочим предложили выкупить все акции предприятия, чтобы каждый из них имел долю. Однако ни один собственник в итоге не смог реализовать свое право на собственность и получить дивиденды.

Сначала на предприятии произошла смена руководства. Нового директора, согласно уставу акционерного общества, должны были выбирать сами акционеры. Но в управленческий процесс, по словам бывших сотрудников, тогда вмешалось экс-руководство Балтасинского района. Директор был не выбран, а, как говорится в этом случае, назначен сверху.

В 2001 году бывший глава Балтасинского района Марат Зарипов поручил управление предприятием своему свату Рафаэлю Габдрахманову. Сын Габдрахманова был женат на дочери главы. Эту информацию о тесных семейных связях между главой района и новым руководителем, в принципе, никто и не скрывал. Деятельность нового директора началась с массового увольнения работников предприятия. Из 600 человек буквально за 3 года осталось три-четыре работника. Дальше — больше. За эти же 3 года процветающее предприятие превратилось в банкрота.

В 2001 году бывший глава Балтасинского района Марат Зарипов (на фото) поручил управление предприятием своему свату Рафаэлю Габдрахманову. Фото tatarstan.ru

По словам бывшего председателя профкома предприятия Табриса Абдрахманова, трудовой коллектив боролся до последнего. Работники даже обращались к главе района с просьбой о помощи, но все было тщетно.

В 2004 году арбитражный суд признал предприятие банкротом. Согласно законодательству, при продаже имущества вырученные деньги в первую очередь должны пойти на оплату долга перед кредиторами, остатки делятся между акционерами. На тот момент Балтасинская сельхозтехника должна была выплатить государству 30 млн рублей — это долги и пени перед налоговой и пенсионным фондом. Работники предприятия были уверены, что многомиллионное хозяйство конкурсный управляющий сможет выгодно реализовать. Ведь речь шла о предприятии, где были сосредоточены десятки заводов с дорогостоящим оборудованием и богатой инфраструктурой. Однако все имущество, нажитое силами трудового коллектива, конкурсный управляющий, по неизвестным причинам смог продать только за 6 млн рублей. На торги, как ни странно, заявился только один человек. В итоге эти 6 млн рублей не смогли покрыть долг перед государством, и акционерам соответственно от продажи имущества ничего не досталось.

Новым владельцем обанкротившегося предприятия стал… тот самый бывший директор Балтасинской сельхозтехники, сват главы района Марат Зарипова — Рафаэль Габдрахманов.

— Бесконечный беспредел! Обидно, что кто-то на нас нажился. Хотя бы дивиденды выплачивали. Нынешний управляющий палец о палец не ударил для этого предприятия, зато пользуется всеми благами, — негодуют бывшие работники «Балтасинской сельхозтехники».

Для Рафаэля Габдрахманова вся эта темная история — не иначе как сказка с таким благополучным для него самого концом. Все карты крыты. «Балтасинская сельхозтехника» — банкрот, предприятие, которое ныне уже не существует в природе. Сегодня он, по-видимому, пытается сорвать последний куш. И оборвать все концы, чтобы не осталось ни у кого никаких претензий. Для полного завершении такой удачной бизнес-карьеры ему будет достаточно и 100 млн рублей.

27% субъектов малого и среднего бизнеса Татарстана подавали заявку на кредит, и только половина получила одобрение. Эти цифры озвучили на прошедшем недавно Совете по предпринимательству при президенте РТ. Фото: tatarstan.ru

«Зачем малому бизнесу столько программ, если они не работают?»

27% субъектов малого и среднего бизнеса Татарстана подавали заявку на кредит, и только половина получила одобрение. Эти цифры озвучили на прошедшем недавно Совете по предпринимательству при президенте РТ. При этом 16% предпринимателей даже не пытались подать заявку, так как уверены, что просто не получат кредит.

Президент гильдии риелторов Татарстана Андрей Савельев рассказал о недавно проведенном эксперименте. Его цель — проверить республиканские банки на лояльность к малому бизнесу. Для этого тайный клиент обошел несколько кредитных учреждений республики. Легенда такая: речь идет о таком приоритетном для Казани направлении социального бизнеса, как частный детский сад. Один у клиента уже есть, и он успешно работает. Помещение для второго детского сада подобрано. Залог имеется. Нужен кредит на 2 млн рублей для покупки оборудования и мебели. Результат плачевный: банкам в Татарстане такой клиент не интересен.

Журналисты «7 дней» решили провести свой эксперимент. Первым неприятным сюрпризом стало то, что даже дозвониться до банка, чтобы получить консультацию по кредиту, дело непростое. У съемочной группы ушло на это минут 40.

Любой банк затребует как минимум два пакета документов. Первый этап — так называемые уставные документы: анкета, заявление, выписка из Единого государственного реестра юридических лиц, справка из налоговых органов и далее по списку — всего 10 позиций. Заметим, что этот пакет документов для службы безопасности банка обязателен, но он лишь как приглашение к разговору о кредите. Дальше предпринимателю предлагают собрать финансовые документы.

Что просит предоставить банк? Фактически полный набор всех финансовых документов, всю бухгалтерскую отчетность, развернутые справки по всем основным счетам. Для микробизнеса это просто неподъемно, для малого бизнеса крайне сложно, для среднего — весьма обременительно.


Президент гильдии риелторов Татарстана Андрей Савельев рассказал о недавно проведенном эксперименте. Его цель — проверить республиканские банки на лояльность к малому бизнесу. Фото Максима Платонова

— То ли заниматься бизнесом, то ли заниматься документами? Чаще всего предприниматели делают ставку все-таки на бизнес. Малому бизнесу пакет документов бывает крайне сложно собрать, — говорит Андрей Савельев.

Но даже если вы собрали все эти документы и справки, доказали, что вам можно доверять, приготовьтесь к новому повороту — банк попросит дополнительные документы, причем, как уверяет Андрей Савельев, с вероятностью 100%.

— После того как мы представили нужный пакет документов, у нас стали просить абсурдные вещи: фотографии офиса, продукции, склада, рабочего процесса, — рассказывает Савельев.

Вы решили идти до конца? Тогда будьте готовы и к такому исходу. Банк вам скажет: «Все документы в порядке, залог втрое превышает заявленную сумму кредита и вообще вы замечательный человек, но кредит все равно не даем». Почему? Да потому что!

— Подготовили в залог документы на имущество, застраховали это имущество. И когда все было готово, через неделю нам вынесли решение — «в кредите отказать». Сослались на то, что у нас, оказывается, очень рискованный бизнес, — делится председатель совета Ассоциации малого и среднего бизнеса РТ Фарид Сафин.

Не то чтобы такая ситуация характерна именно для Татарстана. Скорее, это общероссийская беда. Участники бизнес-бранча, организованного интернет-газетой «Реальное время», говорили о том, что для республики это особенно обидно. Ведь заявляется, что программ поддержки предпринимательства в Татарстане много. Получается, они не работают? Или не охватывают широкие массы предпринимателей?

Компания Равиля Гибадуллина за 20 лет прошла серьезный эволюционный путь от продажи домашних кинотеатров до комплексного внедрения технологий умного дома. Равиль заверяет: многие разработки уникальны, более того, они востребованы. Но он вынужден сворачивать часть производственного бизнеса в Казани и переносить его в Москву. Там таким инновационным компаниям уделяют больше внимания. В Татарстане, с его слов, они скорее выживают в условиях низкого спроса на их услуги со стороны государства.

Компания Равиля Гибадуллина за 20 лет прошла серьезный эволюционный путь от продажи домашних кинотеатров до комплексного внедрения технологий умного дома. Но он вынужден сворачивать часть производственного бизнеса в Казани и переносить его в Москву. Фото Олега Тихонова

Где найти финансирование, если вы не крупный успешный бизнес? Молодой предприниматель, создатель собственного бренда обуви ручной работы Равиль Харисов уверен: рассчитывать на банковские кредиты не стоит в любом случае.

— Предприниматели в России не доверяют государству. Это ключевая проблема, — уверен Равиль Харисов.

Малый бизнес в Казани еще жив благодаря таким энтузиастам, как Равиль. Молодому человеку всего 20 лет и производство обуви далеко не первый его бизнес. Есть в этом процессе что-то манящее, что заставляет людей совершать такие кульбиты в карьере.

Именно так поступила Влада Кротова, во второй раз пытаясь построить свой бизнес. Она поменяла стабильную высокооплачиваемую работу в крупной компании ради хореографической детской школы балета. Признается, о прибылях остается только мечтать, а вот серьезные риски пока можно разделить только с родственниками.

— Естественно, банки в тебя не верят. Они верят в тех игроков, которым деньги не нужны. Поэтому приходится занимать средства у родственников. И если мне удастся разбогатеть, я невероятно прокачаюсь, — говорит Влада Кротова.

Прокачаться — всегда нелишнее. Но вряд ли этих мускулов малому бизнесу хватит, чтобы решить свои большие, в том числе финансовые вопросы. Банкам «малыши» не интересны, то ли дело — крупный бизнес.

Екатерина Иванова
ОбществоБизнесЭкономикаПромышленностьПроисшествия Татарстан
комментарии 5

комментарии

  • Анонимно 03 дек
    Ой, верится конечно с трудом
    Ответить
  • Анонимно 03 дек
    Оказывается, ресторанов и кафе в Казани, где подают именно проверенную халяльную пищу, меньше чем пальцев на руке.
    Источник : https://realnoevremya.ru/articles/122247-obzor-itogovoy-peredachi-7-dney-na-tnv
    А разве вообще такие есть?
    Ответить
  • Анонимно 03 дек
    а халяль мясо разве не становится обычным, когда лежит рядом с обычным мясом?
    Ответить
    Анонимно 03 дек
    Нет
    Ответить
  • Анонимно 03 дек
    Проморгал Марат Готович сельхозтехнику!
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров