Новости раздела

Владимир Драчко: «Уровень дзюдо в ПФО оставляет желать лучшего»

Интервью с главным тренером сборной Татарстана

Владимир Драчко: «Уровень дзюдо в ПФО оставляет желать лучшего»
Фото: Дмитрий Резнов

48-летний Владимир Драчко — фигура в мире дзюдо примечательная. Уроженец Туапсе, в первой половине 90-х он был одним из сильнейших дзюдоистов Старого Света в категории до 65 кг. В 1993 году Владимир стал бронзовым призером чемпионата России и завоевал медаль такого же достоинства на командном чемпионате Европы во Франкфурте. Следующий год стал пиком карьеры Драчко-спортсмена — золото чемпионата России, высшая ступень пьедестала почета на Евро-94 в Гданьске и звание победителя Игр Доброй воли. Увы, травма колена заставила техничного дзюдоиста рано оставить татами, но и на тренерском поприще заслуженный мастер спорта и заслуженный тренер России добился немалого. С 2002 года Владимир Яковлевич занимается нелегким тренерским трудом, проводит мастер-классы, передает свой опыт молодым наставникам. Он стоял во главе тренерского штаба юниорской сборной страны и внес вклад в подготовку двух олимпийских чемпионов Лондона-2012 Арсена Галстяна и Хасана Халмурзаева. С апреля 2018-го Владимир Драчко — главный тренер сборной Республики Татарстан. Настало время подвести промежуточные итоги проделанной работы в интервью «Реальному времени».

«Я — человек мира. Мой дом везде»

— В апреле к руководству федерации дзюдо РТ пришло новое руководство во главе с руководителем Следкома по РТ генералом Павлом Николаевым. Ваше назначение состоялось уже после этого?

— Мы с моими коллегами — чемпионом и призером первенств СССР Виктором Омельченко и моим учеником, трехкратным чемпионом России Алексеем Нефедовым — приехали в начале января, а в апреле состоялась отчетно-выборная конференция республиканской федерации дзюдо, на которой нас представили.

— Предыдущее ваше место работы — юниорская сборная России. С какого года вы ее возглавляли?

— С 2004-го. После завершения спортивной карьеры я уехал в Елец, где у меня был переходный период. Вообще, тренером я стал в какой-то степени случайно. В октябре 2002-го я вернулся домой в Москву, где мне предложили поработать с мальчиком, который готовился к чемпионату мира среди студентов. С этого и пошло.

— Вы сказали «домой в Москву». А разве ваш дом не Туапсе, где вы родились и начали заниматься спортом?

— Мой дом — везде, я — человек мира. По роду деятельности, мой дом — это и Туапсе, и Майкоп, и Набережные Челны, и Челябинск, и Рязань.

Я удивился — город 90-х не вызывал никакого потрясения. И вот, воспользовавшись очередным приглашением, приехал и понял: Казань — действительно классный город, не то что в те далекие времена

— Быть «человеком мира» — это, видимо, как-то вяжется с духом восточных философии и единоборств?

— Думаю, что да.

— Так как же вы решили и Татарстан включить в перечень ваших «домов»?

— Павел Михайлович (Николаев, — прим. ред.) сделал предложение приехать с командой. Вот мы вчетвером и приехали. Предложение показалось интересным — новое направление, совсем иное, чем юниорская сборная России. Николаев приглашал меня давно, я сюда часто приезжал к нему в гости. Просто психологически отдохнуть после сборов и соревнований со сборной.

— На ваше решение переехать сюда работать повлияло то, что Татарстан — один из самых спортивных регионов страны?

— Я помню Казань 90-х, когда приезжал в гости к Павлу Михайловичу. После этого в Казани долго не бывал. А мы дружим с иностранцами, у нас совместные сборы. И они сюда приехали на Универсиаду и вернулись с эмоциями, которые просто зашкаливали. Я удивился — город 90-х не вызывал никакого потрясения. И вот, воспользовавшись очередным приглашением, приехал и понял: Казань — действительно классный город, не то что в те далекие времена.

— С Николаевым давно дружите?

— Еще с юношеской сборной Советского Союза. С 15—16 лет мы росли в одной команде, жили в одной комнате, ели, можно сказать, из одной тарелки. Многое вместе прошли.

«Коллектив — это с 8 утра до 5 вечера, а команда — это 25 часов в сутки»

— Какой нашли ситуацию с дзюдо в республике?

— Если сравнивать с другими регионами, Павел Михайлович сейчас обеспечил хорошее финансирование. Далеко не во всех регионах и округах есть такая спонсорская поддержка, как здесь. Имеются и условия, где можно работать и растить кадры. В плане ребят — есть неплохие, главное, чтобы у них была заинтересованность. Надо задать им направление и идти единой командой. Прошу заметить — не коллективом, а именно командой. Коллектив — это с 8 утра до 5 вечера, а команда — это 25 часов в сутки. То есть в любой момент можно позвонить, и люди, даже если они не рядом, идут в одном направлении и думают об одном и том же.

Многое зависит от того, как мы будем популяризировать дзюдо и на каком уровне останется финансирование. После проведенного в Казани в 2016 году чемпионата Европы приток детишек в секции дзюдо увеличился

— В Татарстане популярны национальные виды борьбы — куреш, борьба на поясах. Здесь нет проблем с завлечением детей именно в секции дзюдо?

— Если не брать такие виды спорта, как футбол или хоккей, то такой фактор не играет роли. Многое зависит от того, как мы будем популяризировать дзюдо и на каком уровне останется финансирование. После проведенного в Казани в 2016 году чемпионата Европы приток детишек в секции дзюдо увеличился. Вот вчера сюда, в «Батыр», пришла женщина, хотела записать сына на секцию. Пацан год тренировался у платного тренера, и она даже не поверила, что у нас будут тренировать бесплатно. Видели бы вы ее удивленные глаза — «для меня это что-то новое, первый раз слышу». Хотя общаешься и видишь, что немногие идут на бесплатные занятия. Считают, что если платно, то внимания будет больше. Я так не скажу. Потому что, если тренер берет деньги и работает на результат, и у него в одной группе не занимаются дети 7, 10, 15 лет — это одно дело. Но в основном люди нацелены на зарабатывание денег, чего скрывать?

В одной группе учеников разбег должен быть максимум на два года, 10—12 лет. На практике же и дети, и подростки занимаются в одной группе у одного тренера. Но это же нонсенс. Это же совершенно разный возраст, к ним должны быть разные подходы — возрастная психология, нагрузки, разное физиологическое созревание.

— Со скольких лет дети записываются в секции дзюдо?

— Сейчас официально с 7 лет — и мальчики, и девочки. Это было введено приказом Минспорта 2 года назад. До этого было с 9. Набирают и совсем маленьких, с 4—5 лет, но на этом уровне идет не специализация, а знакомство с элементами дзюдо. Как подготовительные классы к начальной школе. Детишек готовят физически, психологически, чтобы по достижении 7—8 лет ребенок был готов выполнять определенную работу.

«Уровень дзюдо в ПФО оставляет желать лучшего»

— Какие задачи были поставлены перед новым тренерским составом и какой срок дан на их выполнение?

— Новый президент ФД РТ понимает — жестко приказать, чтобы за год мы здесь создали команду и дали результат, нереально. Здравомыслящий человек понимает — если здесь ничего не было, то ничего и не будет.

— А здесь ничего не было?

— Нет, почему, сложились определенные традиции. Но объединения тренерского штата и спортсменов не было. Клубы есть, но никто не мог их объединить, задать нужное направление, сказать — «клубы у нас разные, но команда единая». Мы выезжали на первые соревнования и, присматриваясь со стороны, замечали — каждый тренер едет болеть за своего. Не должно быть такого! Если мы выезжаем командой Татарстана, то мы едины! Мы распределяем обязанности на каждого — ты отвечаешь за взвешивание, ты за разминку, ты за питание и т. д. Как это было в сборной России. У нас каждый знал, за что он отвечает. Я знал всегда, что Тарасов отвечает, к примеру, за разминку, Шкарин за ОФП — так, в идеале, и должно быть в любой команде. А здесь этого не было. Да что Татарстан, в регионах такого тоже, к сожалению, нет. Каждый сам по себе. Да, вроде бы общаются тренеры, но каждый на своей волне.

Когда у нас будет цепочка юноши — юниоры — взрослые, это будет действительно конвейер. Не просто единичные кандидаты — сегодня у нас два человека, через 3 года вообще провал, потом еще кто-то выскочил за счет своего таланта. Хотелось бы, чтобы у нас был конвейер, система

— Татарстан по дзюдо на каком месте в ПФО?

— Республика в лидерах, наряду с Пермским краем, Самарой, Оренбургской областью. Но скажу так — уровень дзюдо в Приволжском федеральном округе оставляет желать лучшего. Я съездил на округ, посмотрел соревнования по всем возрастам, поверьте мне. Если мы сравним с Северным Кавказом… Там — да. Я знаю, что такое чемпион или призер Северного Кавказа. Или Южный федеральный округ — это другой уровень. Но это не только ПФО. Это и другие округа — и Центральный не показатель. Поэтому выступить хорошо на ПФО — не самоцель. Главное — готовить спортсменов для сборных России.

Когда у нас будет цепочка юноши — юниоры — взрослые, это будет действительно конвейер. Не просто единичные кандидаты — сегодня у нас два человека, через 3 года вообще провал, потом еще кто-то выскочил за счет своего таланта. Хотелось бы, чтобы у нас был конвейер, система. Я приведу пример, и не потому, что я из Туапсе. На сегодня для меня показатель — заслуженный тренер России Джанболет Нагучев. Он создал школу, и сегодня его ученики из ДЮСШ №1 Туапсе представлены в сборных России по всем возрастам. И не по одному, поверьте. И не только представлены — они призеры и чемпионы мира и Европы. Вот это класс, и на это надо равняться. У него так каждый год на протяжении лет пяти.

— И все доморощенные?

— Все местные, туапсинские, не приглашенные. И нам бы хотелось создать что-то подобное, и, думаю, у нас получится.

— Дзюдо тесно связано с самбо. А в Татарстане была знаменитая школа самбо братьев Мадьяровых. Почему это не повлияло на ситуацию с дзюдо в республике?

— Самбисты Татарстана сейчас тоже в поиске возрождения былых традиций. Лидеры ушли, а продолжить их традиции оказалось некому. Был человек, лидер, Фарид Мадьяров, и было направление, были результаты. Он ушел — и все, рядом не оказалось тех, кто мог бы возглавить это дело.

— Но какие-то первые успехи, первые ласточки за время вашей работы можно отметить?

— У нас есть два победителя командного первенства Европы по кадетам в Сараеве — Шишкин и Тормаков, три золотые медали на Спартакиаде Приволжского федерального округа — такого количества у республики на округе никогда не было. Связано это с нами или не связано, трудно сказать — людей за месяц-два подготовить невозможно, но этим молодым спортсменам хотя бы можно дать надежду и психологическую уверенность в том, что мы — команда, мы вместе и двигаемся в правильном направлении.

Говорят, что женский пол — слабый, но думаю, что это не так. Женщины все равно сильнее мужчин. Смотришь по тренировочному процессу — они более терпеливые, их останавливаешь, а они хотят продолжать тренировку, переносят нагрузки

«Девочки-дзюдоистки в Татарстане усерднее мальчиков»

— В республике отделения дзюдо в основном в городах — Казань, Челны?

— Есть и в сельских районах.

— Девочки идут в ваш спорт? Что их привлекает? Восточное происхождение дзюдо, красивые кимоно?

— Идут. Кстати, на сегодняшний день девочки в Татарстане усерднее мальчиков. Мне, честно говоря, непонятно, с чем это связано, но девочки, не в обиду мальчикам, лучше тренируются, более терпеливы и выносливы. Говорят, что женский пол — слабый, но думаю, что это не так. Женщины все равно сильнее мужчин. Смотришь по тренировочному процессу — они более терпеливые, их останавливаешь, а они хотят продолжать тренировку, переносят нагрузки. А многие ребята сдуваются.

— Один тренер может тренировать и девушек, и юношей? Или готовить девочек должна женщина-тренер?

— Это опять же психология. Я, например, с 2002 года работал только с мальчиками. К девочкам нужны особый подход, особая психология. Если мальчику можно жестко сказать — не унижая, естественно — он все поймет и будет идти вперед и тренироваться, то у девочек по-другому. С ними где-то надо помягче, надо преподносить требования в других красках. Даже взгляд может их ранить, заставить замкнуться, обидеться. Кто-то, наоборот, с девочками прекрасно ладит, я знаю тренеров-мужчин, которые занимаются только с девочками. Все зависит от человека. Хотя вот тот же Джаник (Нагучев, — прим. ред.) — у него дочь в юниорской сборной России, и он говорит: «Скорее бы закончила, надоело это женское дзюдо». Не понимаю я его.

«Олимпийских чемпионов готовили все — от дворника до президента федерации»

— Ваши воспитанники Галстян и Халмурзаев — олимпийские чемпионы Лондона...

— Они как бы не наши воспитанники. Мы были одними из тех, кто приложил руку или дал определенное направление в их подготовке. На пути к олимпийским медалям те же Галстян, Халмурзаев, Ваня Нифонтов, участник Игр Денисов прошли через нашу команду, но у них были свои личные тренеры, и до нас они прошли через юношескую сборную, возглавляемую Владимиром Николаевичем Гладченко, с которым мы тесно сотрудничали. Всех как бы передавали по цепочке — юношеская команда, юниорская, взрослая. Этих ребят делала Команда — начиная с дворников и сторожей на базах подготовки и заканчивая президентом федерации дзюдо России, который нашел деньги, вложился и помог им стать призерами и чемпионами Олимпийских игр. В этой команде все — и люди из международного отдела федерации, и те, кто отвечал за рекламу, вся федерация. А то, что они через нас прошли — конечно, классно. Так что когда мне говорят — это твои ученики, я не соглашаюсь, я лично никого из них не подготовил. Вот когда Джаник берет мальчика и выращивает из него чемпиона, эти слова применимы. Вот это тренер. А я просто был проводником между спортсменом и тренером, и главная моя задача была — не испортить этих спортсменов, а правильно направить к цели. Нам просто повезло, что в нужный момент мы оказались в нужном месте и эти ребята были в нашей команде, проходили через нее и что мы с ними общались и общаемся до сих пор.

Когда ты не знаешь вершину айсберга, трудно идти. А когда увидят, как надо профессионально трудиться и что можно за это получить, это даст плоды, станет стимулом

— А возможно вырастить спортсменов такого уровня в Татарстане?

— Хотелось бы, чтобы у нас и здесь были не только участники Олимпийских игр, как, например, Зульфия Гарипова, но хотя бы призеры Игр. Для этого, собственно, нас сюда и пригласили.

«Материальное не делает человека счастливым»

— В апреле прошло первенство Татарстана. Что оно показало?

— Юноши 2002—2004 годов. неплохие, сейчас вот для них провели два сбора. Есть от чего отталкиваться, из кого выбирать. Должна быть конкуренция, и они будут расти.

— На каких международных стартах ребята будут представлены осенью?

— На чемпионат мира в Баку в сентябре от нас, скорее всего, поедет Гималетдинова, но, видимо, ее поставят на чемпионат Европы до 23 лет. Нияз Билалов в команде, но будет в своем весе одним из дублеров. Во Владивостоке будет проходить второй турнир «Дзигоро Кано» (основатель дзюдо, — прим. ред.) – в прошлом году он проходил по юниорам, в этом году по юношам, на него планируются Тормаков и Шишкин. А из остальных за год-два трудно подготовить участников международных стартов, разве что приглашать уже готовых дзюдоистов из других регионов. Но это, тоже, кстати, вариант — чтобы на их живом примере учились местные ребята.

— То есть приглашать готовых спортсменов под результат — не ваш путь?

— Да, там смысл одного-двух пригласить на перспективу. Тогда те, кто здесь, будут понимать, куда стремиться. Когда ты не знаешь вершину айсберга, трудно идти. А когда увидят, как надо профессионально трудиться и что можно за это получить, это даст плоды, станет стимулом.

— А материальные стимулы играют решающую роль?

— Важную, но не главную. Раньше, в 90-е, звания призеров, чемпионов Олимпиад никаких дивидендов не давали и многие уходили из спорта в никуда. Сейчас, при президенте федерации дзюдо России Василии Анисимове, во многих регионах система премирования за достижения отлажена. Это важно, ведь спорт — это не вся жизнь и не всех после окончания карьеры спортсмена берут в старшие или главные тренеры.

Я поэтому, кстати, и призываю учеников немного открывать шоры, учиться, думать о своем будущем. Закончивший спортивную карьеру и добившийся в ней чего-то человек должен вступать в следующую жизнь материально обеспеченным. Но сама, так сказать, матчасть не делает человека счастливым.

Нужны четыре составляющие — тренер, время, деньги и место, где ты будешь этому обучаться. Так же и по жизни. Люди должны понимать, что это не главное, но это база, отталкиваясь от которой ты бы мог идти вперед и совершенствоваться

— А что делает?

— Отвечу китайской поговоркой. Согласно ей, нужны четыре составляющие — тренер, время, деньги и место, где ты будешь этому обучаться. Так же и по жизни. Люди должны понимать, что это не главное, но это база, отталкиваясь от которой, ты бы мог идти вперед и совершенствоваться.

— Мы говорили о международных стартах. А вообще кто доминирует сейчас в мире?

— На последнем чемпионате мира все японцы (мужская половина сборной) — подчеркну, все — завоевали медали. Такого в истории еще не было. Следующая летняя Олимпиада пройдет в Токио, вот и делайте выводы. Представителям других стран там будет сложно, тем более в специфичных условиях Азии. Да там еще и корейцы. Но посмотрим.

«Если президент откроет «Батыр» это будет здорово»

— В комплексе «Батыр» полным ходом идет реконструкция. Я видел макет того, как он будет выглядеть, — впечатляет.

— Точнее сказать, капитальный ремонт. Пользуясь случаем, хотел бы поблагодарить главу Кировского и Московского районов Казани Сергея Миронова за внимание и контроль за ходом строительных работ. Это будет настоящий дворец дзюдо. Тренажерный зал, к примеру, будет заточен именно под дзюдо. Спорт не стоит на месте, совершенствуется, появляются новые методики. Мы, кстати, взяли в сборную РТ нового тренера по ОФП — каждый должен заниматься своим делом, одному охватить все невозможно. Я в Японии впервые увидел, как сборную разминает не тренер по дзюдо, а специально приглашенный тренер по разминке. Даже в таких вещах разделение. А у нас почти всегда тренер — он и врач, и массажист, и мануальщик, и все в одном.

Что касается «Батыра», то ремонт планируется завершить к началу октября. Позже нельзя — иначе мы всех растеряем.

— В своих интервью вы излагаете принципы — труд, талант, стремление к самосовершенствованию. С возрастом, с опытом эти принципы меняются?

— Да нет, это заложено. Вот я лично не талантлив, всего достиг за счет трудолюбия, желания и терпения. У меня были такие моменты, когда можно было просто «слиться», я задавал себе вопрос: а зачем мне все это надо? А потом поостыну и пашу. Вот про трудолюбие говорю ребятам: «Когда все отдыхают и идет дождь, пойди побегай. Ты не должен быть как все, ты должен быть индивидуальностью» А индивидуальность — это трудолюбие, желание огромное и терпение. Как сказал Булгаков: «Вы надо мной смеетесь, потому что я не такой, как вы. А я над вами смеюсь, потому что вы одинаковые». В жизни не надо быть похожим на кого-то, надо быть индивидуальностью. Мне говорили — у тебя с головой не в порядке. Я молчал и когда они отдыхали, что-то делал. Потом мне говорили «тебе повезло». А мне не повезло, я в минус 20 бегал кросс и ставил себе какие-то задачи и постоянно имел мотивацию. Хотя понимал, что методически это, возможно, и не совсем правильно, зато становился сильнее духом.

Вот про трудолюбие говорю ребятам: «Когда все отдыхают и идет дождь, пойди побегай. Ты не должен быть как все, ты должен быть индивидуальностью» А индивидуальность – это трудолюбие, желание огромное и терпение

— То, что дзюдо у нас как бы особый вид спорта, им занимался и его очень любит президент страны, — это помогает или мешает? Это накладывает дополнительную ответственность на вас, работающих в этом виде? Спортивные чиновники в регионах должны, наверное, отрапортовать в первую очередь, что у них с дзюдо все в порядке?

— Это однозначно хорошо. Ответственность есть, но и деньги на развитие пробивать легче. Конечно, спонсоры идут навстречу. Но и спрос большой.

— Есть намерение пригласить Путина на официальное открытие «Батыра»?

— Насколько я слышал, есть. Официальное открытие комплекса планируется на конец ноября. Будет здорово, если в своем жестком рабочем графике президент России найдет время на посещение и открытие «Батыра» после капремонта!

Александр Норден, фото Дмитрия Резнова
Спорт Татарстан

Новости партнеров

комментарии 8

комментарии

  • Анонимно 17 авг
    По виду ни за что бы не сказал, что он тренер по дзю-до и вообще спортсмен. Но цитирует Булгакова! Успехов ему и татарстанским дзюдоистам!
    Ответить
  • Анонимно 17 авг
    вообще не похож на спортсмена
    Ответить
    Анонимно 17 авг
    Тренера очень мало похожи на спортсменов. Не их дело бегать со всеми. их дело учить
    Ответить
    Анонимно 17 авг
    Ну технически тренер должен сам быть очень хорошей подготовки чтобы учить людей. Соответственно должен быть как минимум похож на спортсмена
    Ответить
  • Анонимно 17 авг
    Беда в том, что сохранением здоровья спортсменов ни кто не занимается! Все уходят из спорта больными. Не надо к ним относиться как к расходному материалу! У них вся жизнь в переди... И не у всех это будет спорт...
    Ответить
    Анонимно 17 авг
    Это грустная сторона медали
    Ответить
  • Анонимно 19 авг
    Сейчас в Дзюдо Татарстана Большие подвижки.Виднл тренировки которые проводит Владимир Драчко.Очень впечатляет.Энергетика впечатляет!
    Ответить
  • Анонимно 15 май
    По всей вероятности он один из лучший тренер по дзюдо.
    Пожелаем вам успехов В.Я Драчко
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии