Новости раздела

«Бум соковых баров был в конце нулевых, сейчас остались только сильные игроки»

Казанец, владелец бренда Vita Juice рассказывает об отказе от китайских фруктов, пользе санкций и сколько стоит завоевать Москву

«Бум соковых баров был в конце нулевых, сейчас остались только сильные игроки» Фото: Юлия Косолапкина

Казанский предприниматель, основатель сети фреш-баров Vita Juice Рамиль Шайхетдинов вышел на федеральный уровень, нарастив бизнес до 30 точек в 13 городах России, и с этого года запустил продажу франшизы. Правда, владелец малого бизнеса с годовой выручкой до 7—9 млн рублей в год по направлению свежевыжатых соков предпочитает избегать громких ярлыков вроде «компания номер один». К 32 годам он успел опробовать несколько направлений бизнеса, но нашел свою нишу в индустрии здорового питания. О том, как он прошел путь от наемного рабочего до успешного бизнесмена и как планирует дальше развивать дело, казанец рассказал в интервью «Реальному времени».

Идея пришла совершенно случайно

— Как и когда появилась сеть фреш-баров?

— Первая точка открылась в 2007 году в торговом центре «Савиново», ее мы начали готовить в феврале, открыли 12 марта. Она была очень маленькая, полтора на полтора метра, и там продавался только свежевыжатый апельсиновый сок. Затем была точка в «Меге», получается, буквально через 3-4 месяца мы открыли вторую. К сожалению, сейчас первой точки в «Савиново» нет, закрыли, не потому что она нерентабельная, а потому что там не было всех необходимых коммуникаций. То есть вода была, а канализации не было. Нам приходилось все это в контейнер сливать, что, конечно, не очень удобно. Это било по статусу компании, которая на тот момент разрослась уже до нескольких регионов.

Сама идея открыть такой бизнес пришла совершенно случайно. Я был в командировке в Самаре, там эта концепция появилась раньше, чем в Казани, зашел в торговый центр, увидел огромную очередь к неприметной точке, которая торговала апельсиновым соком, и у них эти бутылки просто разлетались. Я подошел к продавцу, посчитал выручку, узнал экономику, решил, что в Казани можно то же самое организовать. Каких-то больших планов тогда у меня не было. На тот момент я был студентом КАИ, и, получается, одновременно предпринимателем.

— Прежде уже занимались бизнесом?

— Мой первый бизнес не был связан с общественным питанием, это была оптовая торговля. Продавал различные хозтовары по сетям, связывал сети и производителей. В Самаре был с командировкой, два вагона туалетной бумаги отправлялись в Казахстан. С переходом на свежевыжатые соки получился резкий скачок, потому что я понимал, что крепкий долгосрочный бизнес на торговле хозтоварами не выстроить. Поэтому я постоянно находился в поиске.

В Казань на рынок джус-баров первой пришла компания Juice Master, и первая их точка была в «Кольце». Но к тому времени я уже вынашивал планы, и буквально через 2 месяца мы открылись сами. А эта компания и сейчас присутствует в «Кольце» и в «Тандеме».

У нас нет таких амбиций называться «компания номер один». Мы делаем свою работу для своих клиентов максимально качественно, хорошо, работаем над сервисом. Постоянно ведем контроль качества, у нас много различных стандартов

— Что сейчас представляет собой казанский рынок джус-баров?

— Наша компания на рынке с 2007 года. Бум соковых баров был в конце нулевых, когда мы очень активно росли, буквально каждый месяц открывали по точке. Такой бум прошел. Сейчас остались только самые сильные игроки, кто действительно предлагает хороший продукт, делает это качественно, по правильной цене. В Казани мы представлены в «Меге», «Парк Хаусе», «Южном» и «Сити-центре». Помимо Juice Master конкурентов я больше и не знаю. Были в других российских городах предприниматели, которые портили имидж соков и баров, потому что они делали коктейли на коленках, на непрофессиональном оборудовании, не соблюдая все нормы Санпина. Я уж не говорю о сервисе. Они, конечно, давали негативный отпечаток на нас. Но сейчас мы в России представлены в 13 городах 30 торговыми точками.

— Есть, у кого больше точек и городов? Получается, что вы на первом месте в стране.

— Понимаете, я не считаю, кто на первом месте, кто на втором, у нас и нет таких амбиций называться «компанией номер один». Мы делаем свою работу для своих клиентов максимально качественно, хорошо, работаем над сервисом. Постоянно ведем контроль качества, у нас много различных стандартов. Для нас на первом месте клиент, а не какие-то наши амбиции.

Вложения в четверть миллиона

— Какая доходность от бизнеса?

— В среднем выручка составляет около 600—800 тысяч рублей в месяц, от операционной рентабельности 15—20%. До кризиса она, конечно, была выше, потому что сырье было дешевле. С ростом курса цены на фрукты выросли в два раза, а наши цены — совсем чуть-чуть. С этого момента мы не поднимали цены, у нас спрос эластичный, мы не торгуем товаром первой необходимости.

— Сколько было вложений в первую точку в «Савиново»?

— Около 250 тысяч рублей, из них 90 процентов стоимость соковыжималки. Это была настоящая испанская соковыжималка, мы только их используем, это профессиональное оборудование, которое одним нажатием кнопки выжимало целый апельсин, и получался стакан сока. Все это было на глазах у клиента. Сейчас для вложения в точку нужно от 1,5 млн рублей. Мы предлагаем стать нашими партнерами, у нас есть франшиза, мы запустили ее в этом году. Если заходить на рынок без нас, то это будет на 15—20% дороже. Обращения по франшизе есть, но продаж пока нет. Активно этим не занимаемся. Только в этом году взяли сотрудника, который будет отвечать за это направление.

— Как люди реагировали, когда точки только появлялись?

— Поначалу это были больше спонтанные покупки, теперь к нам уже идут целенаправленно. Мы знали, что стоим в проходимых торговых центрах. То есть в дополнительной рекламе не нуждаемся, нужно только предлагать качественный продукт по правильной цене и делать это хорошо, соблюдая все стандарты, соблюдая качество сервиса. Со временем росла доля постоянных лояльных клиентов. Сейчас большая часть наших клиентов — это не какие-то просто мимо проходящие люди, это постоянные покупатели.

— А какие были ошибки, которые раньше совершали, но сейчас уже не повторите?

— Не ошибается только тот, кто ничего не делает. Ошибки были, есть и будут. Вопрос, конечно, как из этого извлекать уроки. Какие ошибки мы совершали? Возможно, брали локации с более завышенной арендой. Аппетиты торговых центров высокие. Есть торговые точки с копеечными вложениями. Они встали, поработали, у них пошло или не пошло, в принципе они много не потеряли. Мы так не можем. Вкладываемся и в коммуникации, и в оборудование. Все это стоит денег. Арендные ставки больше завышены в тех комплексах, которые открывались с нуля, где проходимости еще не было, туда мы входили на стадии строительства. Рассчитывали, что будет проходимость как в других центрах. Например, в Рязани открывали точку в «Рязань шопинг молл». Самый первый торговый центр в городе, до этого их вообще не было. Это ориентировочно был 2013 год. Мы сразу открыли две торговых точки, планировка торгового центра — аналогичная «Меге». Но торговый центр не пошел, и, по-моему, сейчас у них дела складываются тоже не самым лучшим образом. Торговый центр есть, но все арендаторы уже сменились. Заходили хорошие магазины, а сейчас уже какие-то ИП.

Напитки основаны только на натуральных продуктах без всякой химии и добавок. К ЧМ у нас вышел фирменный напиток «Калинка-малинка». Сочетание свежевыжатого апельсинового сока и нескольких ягод: малина, брусника, щепотка калины. Для всех наших клиентов и гостей, которые приехали в Россию

— Как менялись запросы на свежевыжатые соки?

— Сначала покупатели приобретали именно их. Доля продаж на старте составляла 80 процентов и более. Сейчас она менее 40 процентов. Остальная часть приходится на другие напитки: смузи, миксы. Начинали именно с апельсинового сока, потому что он самый популярный. Было специальное оборудование, которое позволяло в один клик превращать апельсин в стакан сока. Со временем увеличили количество соков до 12. Потом появились коктейли, мы начали соки с мороженым смешивать. Потом поняли, что все вокруг это делают, мы хотим быть другими, не хотим идентифицироваться так же, как обычные соки. Стали думать над ассортиментом, над дизайном торговой точки. Создали свой индивидуальный стиль, свое меню, свои стандарты. Напитки основаны только на натуральных продуктах без всякой химии и добавок. К ЧМ у нас вышел фирменный напиток «Калинка-малинка». Сочетание свежевыжатого апельсинового сока и нескольких ягод: малина, брусника, щепотка калины. Для всех наших клиентов и гостей, которые приехали в Россию.

— Как меняется ассортимент в зависимости от сезона?

— В зависимости от того, какие фрукты и овощи произрастают в тот или иной период. Осенью есть микс из тыквы, в августе активно из дыни выжимаем, персики появляются в конце июля. Сезон хурмы бывает в зимнее время, в январе — феврале. Сезон помело идет в марте, мы тогда делаем напитки. К новому году идут акции на такие смузи-Christmas — новогодние смузи с яблоком, корицей. Они с атмосферой праздника.

— Все-таки это скорее покупка из разряда спонтанных?

— Думаю, есть и такие. Но есть и доля тех, кто у нас постоянно покупает. Они приехали в торговый центр не ради нас, но будучи здесь, покупают смузи. Там, где присутствуем, есть большой процент тех, кто уже наши клиенты. Открывали в Красноярске в прошлом году вторую точку, там присутствуем с 2008 года, в новой точке большинство клиентов уже прежние, знакомые с нами. Мы открыли новую точку и ввели продукт детокс. Скоро появится и в Казани. Нам предложили новую локацию, поэтому там мы открылись в новом формате. Можно будет как отдельно покупать напитки, так и программами. У нас есть в штате диетолог, который будет консультировать. Совместно с ним было разработано это меню. Мы всем покупателям даем брошюры, как пользоваться этой программой. За неделю можно пройти полное очищение организма на столько, на сколько это можно позволить себе с помощью свежевыжатых соков.

— Какие города наиболее перспективные?

— Сейчас снова появляется мода на здоровое питание, особенно в Москве, Санкт-Петербурге, которая потом будет переходить в регионы. А сложнее нам в небольших городах, потому что у нас есть определенные накладные издержки. Я думаю, это города с численностью плюс-минус 500 тысяч. Например, Набережные Челны. Но там нас нет. Мы присутствуем только в городах-миллионниках. С нашими издержками заходить в маленький город — конечно, нет. Поэтому мы открыли франчайзинговую программу, чтобы дальше развиваться именно в небольших городах, там, где не можем позволить свое присутствие. Мы зависимы от ТЦ. Если ставка и проходимость соответствуют, то мы хорошо себя чувствуем. Чтобы окупать издержки, мы должны иметь определенное количество продаж. Поэтому для себя выбрали только города-миллионники. Наши накладные издержки в маленьких городах съели бы всю прибыль. Мы не представлены в Челябинске, Перми, там раньше нас зашли конкуренты, у них хорошие проходимые места, поэтому мы и не рассматриваем эти города.

— Почему за франшизой еще никто не обратился?

— Запустили только в этом году, но, повторюсь, обращения по франшизе есть, а продаж пока нет. У нас был пакет, где все включено, там были и стойка, и полное оборудование. Все стоило 3 млн рублей. В этом году пересмотрели и набор оборудования, и размер торговой точки, и материал, из которого сделана точка. Смогли удешевить вход на проект до полутора млн рублей. Буквально в прошлом месяце запустили такой формат. Поэтому при средней нашей выручке в 600—800 тысяч инвестиции окупаются в течение года.

— Вы присутствуете только в торговых центрах, а почему не рассматриваете возможность уличной торговли?

— У нас страна северная, зима 9 месяцев. Люди в торговых центрах находятся длительное время, продажи на улице возможны только в летний сезон, открывать точки на это время экономически неоправданно.

В чистом виде Vita Juice воспринимается как бар, место, где можно что-то полезное выпить, но не поесть

— А что насчет стационарных закрытых точек, но также на улице?

— Это может быть интересно в южных регионах, таких, как возможно, Сочи. В Сочи мы не представлены, самый южный регион у нас Волгоград. Сейчас нет планов выходить в Сочи, потому что развитие торговых центров остановилось, наш активный рост был связан с активным ростом торговых центров. Они уже не так бурно развиваются, вместе с этим снизилась и наша активность. Мы развиваем новые концепты. Например, MyMix — сеть представлена в Ростове-на-Дону, в Москве. Это сеть салат-баров. Тоже сеть здорового питания, любой ингредиент можно замешать самому, всего их 45. Есть отдельные точки, а в Екатеринбурге Vita Juice и MyMix находятся вместе. Там можно и поесть салатики, и выпить свежевыжатый сок.

— Планируются какие-то сладкие перекусы?

— Формат Vita Juice и MyMix хорошо себя показал, думаю, дальше мы могли бы что-то транслировать в таком виде. В чистом виде Vita Juice воспринимается как бар, место, где можно что-то полезное выпить, но не поесть. Очень важно, какое восприятие торговой точки у клиента. Поэтому мы на питание не уходим. У нас есть полезные батончики, есть партнер, компания «Байт». Замешать можно любой напиток, есть даже замороженный сок ростков пшеницы — «Витграсс». Есть партнеры из Волгограда, которые выращивают ростки пшеницы, выжимают из них сок, делают шоковую заморозку и замороженное отправляют. Сохраняет все полезные свойства.

— Какие идеи подкидывают клиенты?

— В свое время мы ушли от коктейлей, сделали полностью ставку на смузи, на миксы, а клиенты все требовали: «Дайте нам наши коктейли как раньше». Такие как раньше мы не хотели, они совсем простые, тогда разработали свою линейку, где присутствует в том числе и мороженое. Получилась смесь соков, ягод, фруктов, такие коктейли имеют популярность, в том числе и в летнее время.

— Какими соковыжималками пользуетесь? Где их производят? Есть ли отечественные?

— Ничего отечественного рынок не предлагает. За время нашего существования ничего не изменилось, кроме цен на оборудование. Они сейчас стоят как отечественный автомобиль, в районе 300 тысяч рублей. Они мощные, сохраняют все полезные свойства, в домашних условиях очень сложно приготовить такой же продукт. Это то оборудование, которое мы используем с самого начала, ничего в принципе не изменилось. Производство — Испания или США. У них периодически меняются модификации моделей. Есть и автоматические машины, и универсальные. Они очень качественные, не помню, чтобы что-то ломалось или это нельзя было восстановить. В России нет потребности в том, чтобы самим производить такое оборудование, оно довольно сложное.

— Как и где закупаете сырье для коктейлей?

— Мы максимально стараемся закупать все у оптовых поставщиков, у тех, кто забирает фрукты из порта. Получить свежие фрукты по максимально дешевым ценам — это, конечно, наш приоритет.

— Когда начинали с одной точки, у вас уже сразу были оптовые продавцы?

— Нет, конечно, там не было такой необходимости. Стоимость фруктов была совершенно другая, доходность позволяла работать с мелкими поставщиками. Когда грянул кризис, нам, конечно, пришлось серьезно поработать.

Мода на здоровое питание только будет расти, мы всегда будем нуждаться в витаминах. Конкуренция на рынке не ужесточилась, а уменьшилась, с рынка ушли торговые точки, которые предлагали некачественный продукт

— На сколько выросла стоимость апельсинов с тех пор, как вы открылись?

— В два с половиной раза. Стоимость нашего продукта увеличилась только на 20 процентов примерно. В среднем где-то на три процента в год поднимаем цены. Есть годы, когда вообще не поднимали цены. Когда грянул кризис, мы их не повышали, хотя все вокруг так делали. Мы понимали, что нельзя. У нас такой продукт не первой необходимости, если и цены поднять, то спрос может совсем снизиться. Путем снижения издержек смогли сохранить цены. Мы скорректировали арендные ставки и вышли на звенья, которые занимаются оптовыми поставками фруктов. И в кризисе тоже есть положительные моменты. Все игроки, которые работали на коленке, ушли с рынка.

— Как выходили на оптовых поставщиков?

— Мониторили рынок, общались, выходили.

— Работаете с местными производителями?

— Да, мы берем в сезон волгоградские яблоки. Но это только яблоки. Или, например, тыква тоже наша местная. И вот еще ростки пшеницы. Есть определенные сезоны по другим фруктам. Например, летом апельсины везут из ЮАР, зимой из Египта.

— Какие фрукты лучше не использовать?

— Мы никогда не берем китайские фрукты, у них бывает очень сомнительное качество. Очень важно, чтобы фрукты были вкусными, потому что нельзя приготовить вкусный фреш, используя кислые мандарины, это уже не тот сок. Поэтому ежедневно у нас на точке происходит бракераж. Мы проверяем, насколько фрукты соответствуют вкусовым характеристикам, то есть пробуем. Есть специальный журнал, где все это ведется. И когда мы закупаем какую-то партию, конечно, снимается проба.

— А что с китайскими фруктами не так?

— Они водянистые. С точки зрения экономики они, может быть, и выгодные, но вкуса нет. В них много воды. Получается, что больше будет выход. А так, как были поставщики, так и остались. Как из Коста-Рики шли ананасы, так и идут. По яблокам пошли изменения, раньше не было российских яблок, сейчас появились. До 2014 года у нас не было такого производства. В летний сезон очень хорошего качества идут краснодарские, волгоградские яблоки. На старте, когда сложившееся производство находилось в Польше, издержки были другие. Всем же понятно, что в Турции томаты вырастить дешевле.

Пакетированные соки не конкуренты

— Как выбираете фрукты?

— Среди критериев страна-производитель, вкус и выход сока. Свежесть даже не обсуждается. Бывает, что приходят такие фрукты, которые не сочные. Мы ищем баланс между вкусом и выходом сока. Бывают апельсины очень сладкие, но из них выходит меньше 200 граммов сока с килограмма. Бывает, что юаровские еще не появились, а египетские уже заканчиваются, межсезонье. Или урожай пришел кислый. Мы прямо смешиваем, смотрим, на сколько можем использовать то, что есть.

— Что сейчас происходит с ценами на фрукты?

— Они стабилизировались, как стабилизировался курс валют. Но в целом с 2014 года цены выросли.

— Как санкции заставили пересмотреть взгляды на ассортимент?

— Мы зависим от того, что привозят. Мы же сами не можем привезти. Контрактов с заграничными производствами, конечно, не имеем, работаем с нашими оптовиками. Ничего не изменилось в ассортименте. Как использовали грушу-конференц, так и используем, знаем, что она самая сладкая и вкусная, у нас нет альтернативы. Как было бразильское манго, так и осталось. Цены могут колебаться от сезонности. Если сезонность, урожайность хорошие, цены, соответственно, снижаются.

— Сколько хранятся фрукты?

— Практически ежедневно мы привозим их на точки от поставщиков, есть холодильное оборудование, своих складов нет. Мы не ждем, когда товар испортится. В зависимости от продаж ежедневно или раз в 2 дня завозим новые партии. Ягоды у нас замороженные, а фрукты — у нас нет площадей, чтобы держать их больше 1-2 дней.

Vita Juice — это 200 сотрудников, 13 городов, 30 джус баров

— Можно ли сказать, что пакетированные соки — ваши конкуренты?

— Соки в пакете не конкурируют с нашими, это совершенно разные продукты. Может быть, еще морс, но и то это не одно и то же.

— Что сегодня представляет собой компания Vita Juice?

— Это 200 сотрудников, 13 городов, например, Санкт-Петербург, Москва, Воронеж, Пенза, Нижний Новгород, Казань, Самара, Волгоград, Уфа, Екатеринбург, Красноярск. Всего 30 джус-баров. Последний обновленный бар открыли в Красноярске в декабре прошлого года и в Санкт-Петербурге. На момент открытия самой первой точки был только я и один продавец. Со временем мы бизнес структурировали, есть отдел сервиса, отдел рекламации, маркетинга. Есть управляющие и региональные управляющие, сотрудники контроля качества.

— Как относитесь к требованиям Роспотребнадзора?

— Бывают проверки, мы все знаем, все соблюдаем. Это наша ответственность прежде всего перед клиентами, а не перед надзорными органами. Мы соблюдаем все требования, их не оцениваем. Есть правила, по которым нужно работать.

— Есть ли текучка кадров, как с ней справляетесь?

— Здоровая текучка есть, она должна быть. Каждые полгода сотрудники проходят аттестацию, кто прошел, получает более высокую категорию. Многие управляющие были нашими продавцами.

— Какие годы оказались самыми сложными для Vita Juice?

— Кризисный момент в 2014 году, когда цены на фрукты одномоментно выросли в три раза. В этот момент сильно снизился спрос, существенно выросла себестоимость, момент был очень сложный. Длился он один квартал, когда думали, что делать, вели переговоры с ТЦ, искали более крупных поставщиков. На цене продукта не сказалось, для себя приняли решение, что на качестве и цене не отразится. Подняли на 10 процентов, но больше не могли позволить.

— Есть ли смысл сейчас заходить на рынок свежевыжатых соков новым компаниям?

— Смысл есть. Мода на здоровое питание только будет расти, мы всегда будем нуждаться в витаминах. Конкуренция на рынке не ужесточилась, а уменьшилась, с рынка ушли торговые точки, которые предлагали некачественный продукт.

— Как решили выходить со своим бизнесом на Москву? Отличается ли его ведение там от других городов?

— В Москву мы зашли в 2010 году, у нас две точки. Мы увидели возможность реализовать свою модель, выбирали в Москве локации, которые давали нужную проходимость. В каждом городе есть свои нюансы, связанные с уровнем развития той или иной локации. Отдельных стандартов нет. В Ростове-на-Дону, например, более торговый народ, более предприимчивый, живой. В Санкт-Петербурге люди наоборот более спокойные.

Делить бизнес и дружбу

— Расскажите о себе: где вы родились, выросли, где учились, из какой вы семьи?

— Всю сознательную жизнь прожил и сейчас живу в Казани. Женат, два сына. Воспитывался в обычной семье, мама работает в фонде социального страхования, папа — строитель. Я ходил в обычную простую школу. Закончил КАИ, экономический факультет, с раннего возраста была необходимость и желание проявить себя в бизнесе, со второго курса начал работать. В один момент было три работы, совмещал с учебой на очном отделении. Я начинал как наемный рабочий. Как-то выступил с инициативой открыть свой проект — грибное хозяйство. В подвале организовали свой бизнес по выращиванию вешенок, сделали ремонт в помещении, хозяйство запустили. Сами были и рабочими, и продавцами, и технологами. В один месяц вырастил полтонны вешенок, и сам же продал, на все был сертификат. Продавали сразу потребителям. Был там больше как организатор и руководитель проекта. Мои результаты увидели, предложили возглавить новый проект — производство туалетной бумаги. Купили его, организовали, запустили линию. Со временем перешли на три смены, продавали на экспорт.

К 32 годам Рамиль Шайхетдинов успел опробовать несколько направлений бизнеса, но нашел свою нишу в индустрии здорового питания

— Как совмещали с учебой на очном отделении?

— С ранних лет были амбиции достичь результатов в предпринимательской деятельности.

— Какой важный опыт получили из первого предпринимательского опыта?

— Делить бизнес и дружбу, бизнес и семью. Сложно совмещать, у меня в частности это не получилось. Мы начинали грибное хозяйство с друзьями, и на этой почве отношения с ними потом подпортились. Мы их, конечно, восстановили, но уже не будучи участниками бизнеса.

— Есть ли у вас еще бизнес, кроме джус-баров?

— Да, мы развиваемся в сфере общественного питания, есть сеть точек Empasta — это фреш-паста в ее классическом понимании, сеть MyMix. Развиваем по франшизе «Пловбери Чайхона номер 1».

— Как проводите свободное время? Бывает ли оно вообще?

— Конечно. Раз в год стараюсь отдыхать вместе с семьей, проводить время в выходные. Все свободное время по возможности уделяю семье. Жизнь должна проходить в гармонии.

Юлия Косолапкина, фото автора
Справка

Vita Juice — сеть фреш-баров, первая точка появилась в Казани в 2007 году, вложения составили около 250 тысяч рублей. Генеральный директор и основатель компании – Рамиль Шайхетдинов. На данный момент бизнес включает 30 точек в 13 городах России, в компании трудится 200 сотрудников. Средняя выручка составляет около 600 – 800 тысяч рублей в месяц. Кроме этого бизнеса, Шайхетдинов развивает еще две сети в сфере общепита Empasta и MyMix, а также работает по франшизе «Пловбери Чайхона номер 1».

ОбществоБизнес Татарстан
комментарии 7

комментарии

  • Анонимно 19 июля
    Рамиль, молодец!!!!
    Ответить
  • Анонимно 19 июля
    Рамилю, привет от одногруппников! Молодец!!!!
    Ответить
  • Анонимно 19 июля
    Люблю иногда проходя мимо выпить морковный сок со сливками))
    Ответить
  • Анонимно 19 июля
    Интересное интервью! аж запахло апельсинами
    Ответить
  • Анонимно 19 июля
    Рамиля знаю с института, всего добивался сам, своим трудом и настойчивостью. Рамиль, дальнейших тебе успехов!
    Ответить
  • Анонимно 19 июля
    Вот в точку. Надо делить друзей и деньги
    Ответить
  • Анонимно 19 июля
    Разве кто то покупает эти соки?
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии