Новости раздела

«Африканский проект» есть почти у всех, Африка — «золотое дно» мировой экономики»

Африканист Кирилл Бабаев о российском «вторжении» в Субсахарскую Африку и его последствиях

«Африканский проект» есть почти у всех, Африка — «золотое дно» мировой экономики» Фото: babaev.net

По какому сценарию проходит «вторжение» России в Африку? Действительно ли наши наемники «оккупировали» ЦАР, а перезапуск российских отношений с Мозамбиком идет исключительно по пути военного сотрудничества? Обеспокоены ли происходящим наши западные партнеры? Ждать ли нам масштабной битвы за Африку, и с кем нам придется конкурировать в борьбе за местные рынки? На эти вопросы «Реальному времени» ответил ученый, доктор филологических наук, эксперт по странам Африки Кирилл Бабаев.

«Появилась информация о том, что российские наемники присутствуют в ЦАР для защиты правительства»

— Кирилл Владимирович, не могли бы вы для начала рассказать о том, что из себя представляют Мозамбик и ЦАР по отдельности? Экономика, главные проблемы…

— Эти страны объединяет то, что они относятся к так называемой Субсахарской или Тропической Африке. Их развитие достаточно схоже, хотя находятся они в разных регионах: Мозамбик — это Южная Африка, а ЦАР — в центре континента. Но обе они бывшие колониальные страны, получившие независимость в 60—70-е годы.

Вполне естественно то, что обе страны испытывают схожий кластер проблем, присущий всем новым независимым странам Африки: в основном они связаны с бедностью, недостаточным уровнем экономического развития, политической нестабильностью и отсталостью развития социальных институтов. Все перечисленное объединяет большинство стран Африки, находящихся южнее Сахары.

«В основном они связаны с бедностью, недостаточным уровнем экономического развития, политической нестабильностью и отсталостью развития социальных институтов. Все перечисленное объединяет большинство стран Африки, находящихся южнее Сахары».
Фото travelask.ru

— Как вы считаете, те истории, которые мы сейчас слышим про то, что Центральноафриканская Республика «захвачена российскими наемниками» — это преувеличение СМИ?

— Это какая-то легенда. Появилась информация о том, что российские наемники присутствуют в ЦАР для защиты правительства. Обстановка в стране крайне нестабильная, возникают самые разные слухи и «новости» о том, что там происходит на самом деле. Однако, скорее всего, там просто присутствуют некие частные структуры. Так как никаких официальных заявлений на эту тему не было, я делаю вывод, что наши государства не достигали никаких договоренностей по данному вопросу.

«Россия возвращает себе экономическое и политическое присутствие в странах Субсахарской Африки»

— В то же время сообщается о «перезапуске» двухсторонних отношений между Россией и Мозамбиком именно через военное сотрудничество. Как вы считаете, почему был избран именно такой путь?

— Я считаю, что это вполне укладывается в рамки традиционной политики России на африканском направлении. Политики, которая приносит определенные плоды в последние годы. Россия возвращает себе экономическое и политическое присутствие в странах Субсахарской Африки. В последние месяцы состоялось сразу несколько встреч министра иностранных дел России Сергея Лаврова с коллегами в Мозамбике.

Это хороший пример того, как отношения могут восстанавливаться до того уровня, на котором они находились в советское время — тогда Мозамбик был одним из наиболее близких союзников СССР в Южной Африке. Безусловно, какие-то связи сохранились с тех времен, а какие-то можно будет наладить заново.

Стоит заметить, что в данном случае речь идет не об исключительно военном сотрудничестве, а скорее о комбинации экономического и военного путей. Одновременно с объявлением об оружейной сделке было заключено довольно крупное соглашение по входу «Роснефти» на местный рынок нефтегазовых месторождений. Подобные вещи сопутствуют военно-техническому сотрудничеству, и это очень хорошая комбинация, которая позволяет рассчитывать на долгосрочное сотрудничество.

«Африканские рынки открыты и нуждаются в инвестициях, следовательно, это естественное направление развития инвестиционного сотрудничества — как для государства, так и для частных корпораций».
Фото сергей-лавров.рф

— Кирилл Владимирович, вы охарактеризовали отношения нашей страны и Мозамбика в советский период, а также описали то, что происходит сейчас. А на каком уровне находились двухсторонние отношения в недавнем прошлом — в 90-е?

— В 90-е годы Россия немного выпала из процесса — мы практически не занимались африканским направлением, не инвестировали, частные компании не особенно стремились на африканские рынки. Сейчас, после того как крупные российские компании приобрели возможность инвестировать в новые рынки, Африка точно станет одним из приоритетных направлений, поскольку это тот рынок, который по-прежнему для нас открыт, несмотря на санкции и политические коллизии в отношениях между Россией и Западом.

Африканские рынки открыты и нуждаются в инвестициях, следовательно, это естественное направление развития инвестиционного сотрудничества — как для государства, так и для частных корпораций. Тот перерыв, который произошел в отношениях между Россией и ее партнерами из Тропической Африки в 90-е годы, закончился. Экономическое, политическое, военное сотрудничество будет постепенно восстанавливаться.

«Конкурировать в Африке нам придется не столько с западными партнерами, сколько с Китаем»

— На ваш взгляд, как отреагируют на возвращение России в Африку «великие державы»? Наблюдая за происходящим, Америка сделала вывод о том, что у России есть специальный «африканский проект» и скоро начнется масштабная «битва за Африку».

— Сейчас «африканский проект» есть практически у всех, поскольку все понимают, что Африка — это очередное «золотое дно» мировой экономики. Там очень много перспектив: местные экономики растут быстро, открываются гигантские месторождения полезных ископаемых, есть очень дешевая рабочая сила. На самом деле, там сосредоточено очень многое из того, что необходимо будущей мировой экономике.

Мы не можем судить о том, какие выводы «сделала Америка», однако мы точно знаем, что африканские рынки чрезвычайно перспективны для России, и наша страна сегодня имеет все ресурсы и возможности для того, чтобы снова серьезно заняться африканским направлением.

Я не думаю, что возникнут какие-либо трудности, связанные с реакцией западного мира, так как все прекрасно понимают, что Африка очень перспективна. На самом деле, конкурировать в Африке нам придется не столько с западными партнерами, сколько с Китаем — именно КНР сегодня является одним из самых крупных инвесторов в страны Тропической Африки.

«Сейчас «африканский проект» есть практически у всех, поскольку все понимают, что Африка — это очередное «золотое дно» мировой экономики. Там очень много перспектив: местные экономики растут быстро, открываются гигантские месторождения полезных ископаемых, есть очень дешевая рабочая сила».
Фото travelask.ru

— То есть ждем масштабной «битвы за Африку»?

— Полагаю, что да. В книге «Что такое Африка», вышедшей в 2015-м, я как раз предсказал, что, по всей вероятности, в ближайшее время начнется новая битва за Африку, как это было в конце XIX века. Я считаю, что рынки Юго-Восточной и Южной Азии уже во многом насыщены, а Африка до сих пор остается неохваченной в плане многих отраслей и перспектив самого разного характера. Там огромное количество источников сырья, рабочей силы и сфер приложения капитала.

В этой битве у России, безусловно, очень хорошие перспективы: у нас есть необходимые ресурсы, неплохие традиционные связи с африканскими элитами, наработан хороший опыт. Просто нам нужно заниматься этим целенаправленно, в частности, готовить в вузах больше африканистов, заниматься фундаментальными научными исследованиями, посвященными Африке. Это необходимо делать для того, чтобы заложить базу для развития российского присутствия на этом континенте.

Лина Саримова
ОбществоВластьЭкономикаИнвестицииПромышленностьОПКНефть
комментарии 9

комментарии

  • Анонимно 26 июня
    У нас своей бедности достаточно.
    Ответить
  • Анонимно 26 июня
    так много проводов над людьми на фотке
    Ответить
    Анонимно 05 авг
    На СК во время войны и сразу после войны так тоже было. Самовольные подключения.
    Ответить
  • Анонимно 26 июня
    Мы уже один раз избавили Африку от колонизаторов а потом спасали их от голода когда злые колонизаторы уехали.Сколько денег угробили сейчас никто не скажет.А могли бы людям и зарплаты платить и продукты покупать.Глядишь и союз бы не развалился.Сейчас то что мы с этого иметь будем кроме убытков.
    Ответить
  • Анонимно 26 июня
    Афроссия будем скоро
    Ответить
  • Анонимно 26 июня
    Интересно получается, мы то с китайцами то с африканцами
    Ответить
    Анонимно 05 авг
    Это все этапы игры. Не нужно всерьез принимать текущую позицию. Китаю плевать на нас и есть интерес в Африке. У нас тоже есть свой интерес в Африке. Учитывая ресурсы Африки, у всех есть к ней интерес.
    Ответить
  • Анонимно 26 июня
    Это похоже больше на колонизацию Африки:)
    Ответить
    Анонимно 05 авг
    Север колонизирует Африку. Африканцы колонизируют север (относительный, где комфортнее). Все нормально.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии