Новости раздела

Абдуллины vs Фаттахов: «Алтынбанк» не смог «потопить» брата рулевого «Татнефтепродукта»

«Токсичный» актив из целой флотилии — не повод для посадки. Казанский суд оправдал обвиняемого в мошенничестве с кредитом в 60 млн рублей

Абдуллины vs Фаттахов: «Алтынбанк» не смог «потопить» брата рулевого «Татнефтепродукта» Фото: Ирина Плотникова

Прокуратура просила посадить его на 6 лет за хищение 60 млн рублей, руководство «Алтынбанка» обвиняло в обмане с неликвидным залогом — нефтяной флотилией, однако служитель Фемиды усомнился в самом факте преступления. Накануне Ново-Савиновский райсуд Казани оправдал 44-летнего экс-заместителя гендиректора «Татнефтепродукта», гендиректора компании «Чулпан трейд» Рафаэля Фаттахова. «Реальное время» побывало на разных стадиях скандального процесса, включая допрос потерпевшего предправления банка Рината Абдуллина и собственно приговор.

Версия обвинения: убедил взять кредит и увел деньги

По версии руководства «Алтын-банка», три подконтрольных Рафаэлю Фаттахову компании («Садко», «ОйлТек» и «Дизельмаркет») задолжали ему свыше 300 млн рублей. Об этом «Реальному времени» еще в 2017 году заявлял предправления «Алтынбанка» Ринат Абдуллин. На вопрос «Почему давали?» банкир ответил прямо: «Знаете, наверное, чей он родственник». «Чей?» — «Сабирова. Руководителя «Татнефтепродукта»… Их заправки были проданы за 2 млрд рублей», — делился с журналистом Абдуллин, очевидно, не сомневаясь в платежеспособности обвиняемого.

Отец Рафаэля Фаттахова и мать Рустама Сабирова, гендиректора ОАО «ХК «Татнефтепродукт» — родные брат и сестра, их дети — двоюродные братья, а еще бизнес-партнеры. Оба продолжительное время работали в холдинге — один руководил компанией, другой был его замом по коммерции, и оба же выступали соучредителями коммандитного товарищества «Чулпан и К», которое, в свою очередь, владело четвертью доли в «Татнефтепродукте». До его продажи в 2015-м.

Впрочем, в уголовном деле о мошенничестве Фаттахова фигурировал лишь один невозвращенный кредит 2014 года на сумму 60 млн рублей. И брал его в банке «Кара Алтын» (ныне «Алтынбанк») не обвиняемый бизнесмен, а казанское ООО «Садко» в лице директора и учредителя с долей 49% Дамира Шарафутдинова. Второго учредителя, Альберта Фахрутдинова, в Следкоме и прокуратуре считают формальным собственником, представлявшем интересы Фаттахова. По версии следствия, именно этот бенефициар убедил гендиректора «Садко» взять кредит, а потом обманом увел все 60 млн рублей по фиктивным договорам с подконтрольными ООО «ТНП-Бункер» и зарегистрированным в Марий Эл ООО «Чулпан-Трейд» якобы на закупку топлива для речных судов. Платежи по кредиту иссякли к началу 2016-го.

Брал кредит в банке «Кара Алтын» (ныне «Алтынбанк») не обвиняемый бизнесмен, а казанское ООО «Садко». Фото foursquare.com

Дело было возбуждено в марте 2017-го в Следкоме по РТ после того, как МВД по Татарстану вынесло два отказа по заявлению банка на Фаттахова, которые были отменены зампрокурора республики. Потерпевшими в уголовном деле признали и банк, и обанкротившийся «Садко». И тот, и другой заявляли об ущербе в 60 млн рублей, но поскольку речь шла об одной и той же сумме, уже в суде «Садко» из потерпевших исключили.

Под залогом — нефтяная флотилия

Защита с первого дня настаивала на невиновности Фаттахова. На одном из первых заседаний в суде адвокат обвиняемого Равиль Туктаров просил описать способ хищения денег — был ли в банке подлог, взлом и вывоз денег? «Давайте не будем утрировать! — возмутилась представитель потерпевшего — начальник юротдела «Алтынбанка» Анна Коршунова. — Хранилища, естественно, не взламывались! Мы полагались на добросовестность контрагента, а нас обманули!»

Коршунова рассказала суду, что кредитный договор подписывал Шарафутдинов, но в качестве поручителей привлекли как самого гендиректора, так и его жену, плюс чету Фахрутдиновых и ООО «Чулпан трейд» (директор и учредитель Фаттахов). Это принятая в банке практика, «чтобы у них [заемщиков] не было соблазна денежные средства обналичить и украсть». Гарантией возврата кредита была целая нефтяная флотилия: несамоходное судно «Беляевск» (1973 год постройки), нефтеналивной танкер «Вятка-17» (1988), танкер-буксировщик «Татнефть» (1958), нефтеналивной теплоход-буксировщик «Садко» (1994), самоходное судно «ТН-624» (1966) и наливной теплоход «Татнефть-107» (1961).

С учетом залогового дисконта банк в 2014-м оценил эти суда немногим менее 40 млн рублей. Юрист объяснила банку: уже тогда состояние плавсредств не было идеальным, но ведь целью кредита был их ремонт, так что банк надеялся на улучшение качества залога. Но этого не произошло. В итоге, когда «Садко» достиг финансового дна, банк столкнулся с тем, что продать специфический залог не так просто. «Ремонты не произведены, суда в ужасном состоянии, залог фактически утрачен, — рассказала суду Коршунова. — Покупателей на это имущество нет. Вся республика знает про это банкротство. Знают — если торги не состоятся сейчас, потом будет публичное предложение за 10% от цены».

Ринат Абдуллин отметил, что суда были брошены, с них исчезла разрешительная документация, а еще на самих судах «произошло разворовывание»

Как «токсичный» актив продавали за 100 тысяч рублей

Не жалел черных красок и предправления «Алтынбанка» Ринат Абдуллин. Он отметил, что суда были брошены, с них исчезла разрешительная документация, а еще на самих судах «произошло разворовывание». «Аналогично суда были заложены в «Энергобанке». Он продал их на металлолом, поскольку покупателей на корабли не нашлось. Из наших кораблей один в Марийской республике находится — там был пожар, а в Ростове корабль «Садко» даже затонул в связи с тем, что не оплачивались услуги по его хранению», — рассказал суду Абдуллин.

На вопрос об умысле Фаттахова предправления банка ответил эмоционально: «Я не гипнотизер и не медиум, чтобы говорить — были у него мысли нанести банку ущерб или нет!» (тогда как по фабуле обвинения выходило, что Фаттахов с самого начала намеревался «прихватизировать» чужой кредит). Адвокат обвиняемого поинтересовался, правда, ли что банк 1 декабря 2017 года уступил предприятию «Аракчинский гипс» право требования по этому кредиту к компании Фаттахова «Чулпан трейд»?

«Уступили не только договор поручительства, сам договор кредита и залога, — подтвердил Ринат Абдуллин. — Это была вынужденная мера. В соответствии с требованием Центробанка, банк не должен держать «токсичные» активы, которые не гарантируют возврат по договорам...» На вопрос о сумме сделки, Абдуллин на февральском допросе назвал ее мизерной – «100 тысяч, что ли» — и отметил, что к реальной стоимости кредита цена не привязана, а сама сделка совершена внутри аффилированной группы лиц.

Отметим, в числе учредителей «гипсового» ООО Абдуллиным принадлежит весомый пакет (17,9% у Талгата Мидхатовича, директора Госжилфонда при президенте РТ, 33,55% — у Рината Мидхатовича, предправления «Алтынбанка» и еще 15,65% у Булата Талгатовича). В свою очередь, у ООО «Аракчинский гипс» есть доля 5,28% в ООО «Алтынбанк».

Защита в суде подчеркивала: сам факт уступки прав по кредиту, который банк считает похищенным, юридически опровергает наличие хищения — не может быть правопреемства в уголовном праве! Фаттахов обещал — договор цессии будет оспорен: «Мне без разницы, кто будет правами владеть, но цена должна быть нормальной! Потому что за 100 тысяч уступили право требовать корабли на десятки млн рублей»

И 25 мая, перед судебными прениями, договор цессии между «Алтынбанком» и «Аракчинским гипсом» был расторгнут, документ об этом представитель потерпевшего просила приобщить к делу. Обвиняемый и его адвокат возражали, считая, что поскольку договор цессии утверждался решением Арбитражного суда РТ, то сначала нужно отменить это решение. Представитель потерпевшего заявила: уже на следующем заседании арбитража это будет сделано, защита выражала недоверие: мол, зачем, банку вновь вешать на себя «токсичные» активы?

Равиль Туктаров заявил, что так и не услышал доказательств умысла на мошенничество со стороны его клиента и его преступных действий

«Какой-то неправильный «вор и мошенник»!

28 мая в прениях помощник прокурора Ново-Савиновского района Азалия Гильманова заявила: «Считаю, что вина доказана в полном объеме». И просила отправить Рафаэля Фаттахова в колонию общего режима на 6 лет. В качестве одного из доказательств в пользу подконтрольности организаций «Садко» и «ТНП «Бункер» непосредственно Фаттахову от гособвинителя прозвучало: «Их базовая бухгалтерия дублировалась».

Начальник юротдела «Алтынбанка» Анна Коршунова настаивала на виновности Фаттахова. Она заявила, что банк ориентировался на оборот «Чулпан трейда» как на один из источников погашения задолженности, но усомнилась в достоверности данных о договорах займа и поставках, отметив, что «имидж организации с большим оборотом торговой выручки» оказался не подкреплен деньгами. В то же время Коршунова высказала уверенность в состоятельности подсудимого: «Он мог бы погасить [задолженность «Садко»], но, видимо, это было не в интересах Фаттахова».

Адвокат Равиль Туктаров заявил, что так и не услышал доказательств умысла на мошенничество со стороны его клиента и его преступных действий: «Все, что было сказано гособвинителем и потерпевшим, является предположением и интерпретацией субъективных показаний свидетелей». В то же время банк, по мнению защиты, «создал казусную ситуацию взыскания одной и той же суммы — как с заемщика «Чулпан трейд» в арбитражном порядке, так и с Фаттахова», что не исключает «возможность двойного обогащения банка».

Сам подсудимый в прениях упрекнул прокуратуру в поддержке необоснованного обвинения и заявил, что от истории с «Садко» его компании лишились имущества на 124 млн рублей. В частности, погасили предыдущий кредит «Садко» на 60 млн рублей, без которого новый компания просто не получила бы, затем помогли с расходами на обслуживание кредита. Также, по словам Фаттахова, «Чулпан трейд» отгрузил ТНП «Бункер» товар в виде топлива на 49 млн рублей в ответ на предоплату в 60 млн рублей (ранее полученные в кредит «Садко»). Часть этого топлива на 11,5 млн рублей все еще находится в арестованных залогодержателем судах, отметил подсудимый, заявив, что конкурсный управляющий Игорь Франов умалчивает о наличии этого топлива, хотя имеется составленный представителем банка акт.

Распалившись, обвиняемый периодически говорил о самом себе в третьем лице: «О каком мотиве может идти речь, если украл Фаттахов денежные средства тут у себя самого. Какой-то неправильный «вор и мошенник»!.. При выдаче кредита «Садко» участия в переговорах я не принимал, что подтверждено и самим Абдуллиным. Очно с ним был не знаком, он это подтвердил на очной ставке».

8 июня, выступая с последним словом, подсудимый директор сказал: «Хочу вновь заявить о своей невиновности! Инициатор возбуждения уголовного дела — банк — желает в гражданско-правовых отношениях найти криминал, которого нет, и решить проблему возврата суммы кредита через мое обвинение. А не через законную процедуру банкротства». Фаттахов заявил, что его привлечение к ответственности может перечеркнуть надежды старшего из трех его сыновей на офицерскую карьеру. Он 6 лет отучился в Краснодарском президентском кадетском корпусе, а поступить куда хотел — в вуз погранвойск — в этом году уже не смог. Сам факт нахождения отца под следствием стал поводом для отказа сыну.

«Суд приходит к выводу об отсутствии доказательств бесспорной вины Фаттахова», — провозгласил судья

«Оправдать за непричастностью»

Приговор был оглашен 18 июня. На это у судьи Шамиля Сунгатуллина ушел примерно час. Предположить, что приговор будет благоприятным для подсудимого, можно было еще до начала заседания, когда в зале не появились представители службы судебных приставов. А позже позиция суда стала прослеживаться и в оценке доказательств.

Так, судья отметил, что исходя из установленного в процессе, в связи с ненадлежащим исполнением обязательств по кредиту «Садко», банк был вправе требовать имущество с общество и поручителей. При этом «доводы руководства банка, что залоговое имущество не продается, не может был принят судом во внимание», сообщил Сунгатуллин. «Несостоятельными и не освобождающими от обязанности действовать в соответствии с законом» он назвал и ссылки Фахрутдинова и Шарафутдинова, что они были номинальными учредителем и руководителем «Садко», исполняя лишь волю Фаттахова.

«Суд приходит к выводу об отсутствии доказательств бесспорной вины Фаттахова», — провозгласил судья. И добавил — судом установлено наличие гражданско-правовых отношений между «Алтынбанком» и «Чулпан трейдом».

В итоге суд постановил: «Оправдать Фаттахова Рафаэля Лиюсовича за непричастностью к совершению преступления. Признать за ним право на реабилитацию. Меру пресечения в виде домашнего ареста отменить». Также был отменен арест на личное авто, прицеп и мотоцикл подсудимого.

После оглашения приговора представитель прокуратуры заявила «Реальному времени»: приговор будет оспорен. В свою очередь, предправления «Алтынбанка» Ринат Абдуллин выразил доверие суду, но подчеркнул право банка на обжалование в апелляционной инстанции.

Ирина Плотникова, фото автора
ПроисшествияОбществоВластьПромышленностьНефтьБизнесТранспортУслуги Татарстан
комментарии 10

комментарии

  • Анонимно 19 июня
    Люди миллионами воротят и ничего
    Ответить
  • Анонимно 19 июня
    Прокуратура из пальца дела высасовают
    Ответить
    Анонимно 19 июня
    за интересы банка...
    Ответить
  • Анонимно 19 июня
    Алтынбанк - впервые про этот банк вообще слышу
    Ответить
  • Анонимно 19 июня
    Кто ответит за год домашнего ареста?
    Ответить
  • Анонимно 19 июня
    был бы сбер,то посадили бы..

    Ответить
  • Анонимно 19 июня
    6 лет на 60 миллионов, это 10 миллионов на 1 год. нормальный срок
    Ответить
    Анонимно 19 июня
    Срок нормальный, но не посодют...
    Ответить
  • Анонимно 19 июня
    Тут похоже на междусобойчик
    Ответить
  • Анонимно 19 июня
    Как интересно они работают с такими деньжищами
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии