Новости

13:54 МСК
Все новости

Казань в 1917-м: сектантское обострение и пожар на пороховом заводе

Казанская губерния в 1917 году: общественные настроения. Часть 4-я

Казань в 1917-м: сектантское обострение и пожар на пороховом заводе Фото: pastvu.com

На днях страна отметила столетие Октября, заметно изменившего ход российской и мировой истории. Историк и колумнист «Реального времени» Лилия Габдрафикова приурочила к этой дате цикл колонок о бурных событиях, происходивших в Казанской губернии в 1917 году.

В ожидании конца света

На фоне пьянства, революционного хаоса, безвластия и безысходности, всевозможных слухов обострялись душевные болезни, активизировались сектантские группы, распространялись мистические учения и суеверия. Печальным символом этого коллективного религиозного транса во главе с царской семьей стал убитый в конце 1916 года сибирский старец Григорий Распутин. В Казанской губернии в этот период переживает трансформацию и возрождение учение ваисовцев, мусульманской секты так называемых «воинов» «Ваисовского божьего полка», возникшее еще в 1860-е годы. 16 марта 1917 года на родине Ваисовых — в деревне Молвино Свияжского уезда местным имамом был образован мусульманский комитет, таким образом односельчане ваисовцев уже в первые дни революции начали проявлять общественную активность. Лидер секты Сардар Гайнанутдин Ваисов был убит в марте 1918 года, но похоронили его в саду рядом с бывшим губернаторским дворцом в кремле. Убийство и почетные похороны указывают на усиление его влияния в обществе, вместе с тем это говорит и о неоднозначном восприятии Ваисова.

Сектантская пропаганда велась в этот период и среди православных. Так, в Казани в феврале 1917 года были обнаружены последователи московского «братца» Ивана Колосова. Как противодействие такому учению архиепископ Казанский и Свияжский Иаков предлагал миссионерские беседы в Георгиевском храме по воскресным дням в течение всего Великого поста. «Красная Пасха» 1917 года и «новая религиозность» революционного времени были продолжением этих общественных настроений, когда из-за духовной неустойчивости появлялись новые центры религиозно-морального притяжения.

Лидер секты Сардар Гайнанутдин Ваисов был убит в марте 1918 года, но похоронили его в саду рядом с бывшим губернаторским дворцом в кремле. Фото archive.gov.tatarstan.ru

Еще в годы войны среди мусульманского населения Казанской губернии распространялись различные слухи о конце света. Столкнувшись с масштабной войной, некоторые вспоминали слова из Священного Писания о судном дне, об усилении роли ислама в мире. Союз османского халифа с Германией лишь укреплял такого рода соображения. Интересно, что слухи доходили не только в результате частных разговоров, но и в письменном виде. В Казанской губернии так называемые письма из Мекки о скором появлении антихриста (Даджаля) появились еще в 1915 году, в них говорилось о предстоящих грозных событиях в 1916 году и был призыв к покаянию. Продолжали курсировать подобные слухи и в следующем году. В ноябре 1916 года Атнинское волостное правление Казанского уезда перехватило анонимное письмо, адресованное всем муллам. В конверте лежала записка на татарском языке следующего содержания: «Хазраты, скоро будет светопреставление, объявите народу». Вскрытое письмо было передано земскому начальнику.

Ликвидация царской власти породила в обществе новые суеверные слухи. Среди крестьян Борисоглебского сельского общества Каймарской волости Казанского уезда в мае 1917 года ходили слухи о том, что скоро наступит конец света и появился антихрист, который находится в составе нового Временного правительства. Люди пытались найти хоть какое-то объяснение происходящему в мире и резким переменам в стране.

Часть православного духовенства муссировала слухи «об отделении церкви от государства». Например, во время проводов Смоленской иконы Божией Матери 27 июля 1917 года в Казани раздавались листовки об этом. Оказалось, что поводом к таким выводам стало постановление учительского съезда об отмене обязательного преподавания Закона Божьего во всех светских учебных заведениях. Священники, распространявшие слухи об отделении церкви от государства, были арестованы представителями казанских советов.

Лето 1917 года казанцам запомнилось взрывами артиллерийских складов порохового завода и вспыхнувшим пожаром, который начался 14 августа. Фото archive.gov.tatarstan.ru

Взрывы на пороховом

Лето 1917 года казанцам запомнилось взрывами артиллерийских складов порохового завода и вспыхнувшим пожаром, который начался 14 августа. Сначала взрывы приняли за учебную артиллерийскую стрельбу и испытание заводского пороха. Однако, когда взрывы участились и в домах стали разбиваться оконные стекла, среди населения уже началась паника. Горожане в поисках безопасного места стали в массовом порядке убегать из Казани.

«По всем улицам, ведущим на Арское поле, бежали женщины с детьми, раненые солдаты из госпиталей, многие уезжали на ломовых извозчиках, бросая на произвол судьбы свое имущество», — написал через два дня старший фабричный инспектор Казанской губернии А. Бадюл. Он сам хорошо представлял устройство порохового завода, поэтому пытался остановить городскую панику, но на его слова о том, что «серьезной опасности для жителей Казани нет», мало кто обратил внимание. «С быстротой молнии распространились всевозможные слухи об удушливых газах, о том, что от Казани ничего не останется…» — свидетельствовал он.

15 августа в городе было объявлено военное положение. Из-за паники было прервано телеграфное сообщение с Петроградом и Москвой, перестали выходить местные газеты. «…Подлинный дантов ад три дня и ночи стоял в предместьях города, вулканами-кострами на Волге горела нефть, а взрывы не прекращались ни на минуту», — писал об этих днях очевидец событий художник П. Радимов. Испуганные горожане оставляли свои дома с «открытыми от сотрясения дверями и разбитыми окнами». Писатель Ф. Амирхан, прикованный к инвалидному креслу, в эти дни проживал в номерах «Амур» и оказался в трудном положении. Вокруг царила суета, все были озабочены собственным спасением. Выбраться из гостиницы Амирхану помог Мубаракша Рамазанов, владелец номеров «Амур». Уже 16 августа писатель выразил ему свою благодарность на страницах газеты «Кояш».

В пожаре погиб начальник порохового завода — генерал-лейтенант В.В. Лукницкий. Фото rukazan.ru (В.В.Лукницкий выезжает из главных ворот порохового завода. Казань, 1910-е)

В пожаре погиб начальник порохового завода — генерал-лейтенант В.В. Лукницкий, возглавлявший его более 30 лет. Были и другие жертвы. Всего пострадали 172 человека, погибли и умерли от полученных ранений 11 человек. Среди пострадавших оказалось не менее 30 детей и подростков. Они получили ранения, главным образом в последующие дни пожара. Несмотря на приказы начальника Казанского гарнизона, дети, а также любопытные взрослые подбирали на улицах города снаряды и провоцировали новые несчастные случаи. Взрывы продолжались вплоть до 24 августа.

Разбирая завалы

Причины «казанской катастрофы» (как нарекли эти события местные власти) так и остались невыясненными. В народе чаще всего циркулировали слухи о шпионаже. Этой же версии придерживались и советские историки. Между тем причиной взрывов могло быть и банальное несоблюдение правил противопожарной безопасности. Показательно, что в этот период большие пожары случались и в других уголках Казанской губернии. В силу распространившейся вокруг безответственности, массового нарушения дисциплины не всеми рабочими и служащими соблюдалась техника безопасности. Об этом писал старший фабричный инспектор А. Бадюл 19 августа 1917 г.: «…Рабочими и солдатами не соблюдались даже элементарные требования относительно мер предосторожности при фабрикации взрывчатых веществ».

Для пострадавших были отведены временные помещения, планировалась выдача по специальным удостоверениям бесплатного хлеба и обеда для детей. Уже через неделю после начала взрывов по городу стали распространяться различные листовки с призывом оказать помощь пострадавшим. Они исходили от разных инстанций. Например, известны листовки от Казанской городской управы, от военной секции Чистопольского Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов.

«В свободном, сознательном гражданине чувство взаимной поддержки должно быть широко развито. Только в твердой уверенности «Один за всех и все за одного» черпаются силы для дальнейшей борьбы и работы, — говорилось в чистопольской листовке. — (…) Помните, граждане, что никто из нас не застрахован завтра же очутиться в таком же положении, в каком очутились те, помочь которым мы призываем».

Причины «казанской катастрофы» (как нарекли эти события местные власти) так и остались невыясненными. Фото rukazan.ru

Неизвестно, насколько действенными оказались эти призывы и как реагировали на них граждане. Цены продолжали расти, с каждым днем ухудшалась продовольственная ситуация. При таком социально-экономическом положении взаимопомощь и благотворительность вытеснялись из общественной жизни. Хотя профсоюзами организовывались стачечные фонды, куда рабочие и служащие должны были перечислять часть своего жалованья. Некоторые фонды насчитывали по несколько тысяч рублей, но порой идея профессиональной солидарности внедрялась административным способом, фабрично-заводские комитеты пытались действовать через администрации предприятий.

Лилия Габдрафикова
Справка

Лилия Рамилевна Габдрафикова — доктор исторических наук, главный научный сотрудник Института истории им. Ш. Марджани Академии наук Республики Татарстан. Колумнист «Реального времени».

  • Окончила исторический факультет (2005) и аспирантуру (2008) Башкирского государственного педагогического университета им. М. Акмуллы.
  • Автор более 70 научных публикаций, в том числе пяти монографий.
  • Ее монография «Повседневная жизнь городских татар в условиях буржуазных преобразований второй половины XIX — начала XX века» удостоена молодежной премии РТ 2015 года.
  • Область научных интересов: история России конца XIX — начала XX века, история татар и Татарстана, Первая мировая война, история повседневности.

ОбществоИстория
комментарии 13

комментарии

  • Анонимно 20 нояб
    Тяжелые время
    Ответить
  • Анонимно 20 нояб
    все время одно и тоже: секты, концы света, душевнобольные люди....
    Ответить
  • Анонимно 20 нояб
    Не похож он на сектанта
    Ответить
  • Анонимно 20 нояб
    Это фото пожара или картина?
    Ответить
  • Анонимно 20 нояб
    «С быстротой молнии распространились всевозможные слухи об удушливых газах, о том, что от Казани ничего не останется…» — свидетельствовал он.
    Источник : https://realnoevremya.ru/society/history/81872-kazan-v-1917-m-sektanty-i-pozhar-na-porohom-zavode

    Люди были правы - на территории Казанского порохового завода в то время работал завод по производству фосгена - боевого отравляющего вещества.

    Об этом можно прочитать в воспоминаниях великого химика В.Н.Ипатьева - русского генерала и создателя нефтехимической промышленности США.
    Ответить
  • Анонимно 20 нояб
    Габдрафикова не устает приятно удивлять
    Ответить
  • Анонимно 20 нояб
    Я сомневаюсь,что это главные ворота....Это арка,а не ворота...... Ребята,кто знает,подскажите......
    Ответить
  • Анонимно 20 нояб
    Очень интересно. Можно про Ваисова подробнее ?»
    Ответить
  • Анонимно 20 нояб
    Сколько лет пороховому заводу?
    Ответить
  • Анонимно 20 нояб
    Почему сейчас так сильно темы революции обсуждается?
    Ответить
  • Анонимно 20 нояб
    Тогда ведь не было синтетической одежды, как пожар то произошел?
    Ответить
    Анонимно 20 нояб
    Не только из за одежды может быть
    Ответить
  • Анонимно 21 нояб
    Напишите подробнее о Ваисове.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии