Новости

15:46 МСК
Все новости

Венера Ганеева: «Клип-пародия на Галкина с Пугачевой — один из самых удачных в Татарстане»

Знаменитая татарская певица о конкурентоспособности артистов, важных составляющих концертной деятельности и педагогическом опыте

Венера Ганеева: «Клип-пародия на Галкина с Пугачевой — один из самых удачных в Татарстане» Фото: Роман Хасаев

Любимица публики, титулованная певица, артистка с большой буквы Винера (Венера) Ганеева признает, что опера — это любовь всей ее жизни, что жизнь на оперной сцене — по-настоящему звездный период. Покорив вершины элитарного жанра, народная артистка с легкостью взяла еще одну высоту, став звездой татарской эстрады. Сегодня же оперная дива активно занимается еще и преподаванием. И во всех творческих ипостасях чувствует себя очень органично. Предлагаем вниманию читателей «Реального времени» интервью с прославленной певицей.

— Венера Ахатовна, в одном из интервью вы сказали, что «в этой жизни у меня все получилось». Значит ли это, что вы решили отдалиться от концертной деятельности и полностью посвятить себя еще одному любимому делу — преподаванию?

— Разве я похожа на человека, который может устраниться от сцены? У меня действительно все получилось в жизни. И получается до сих пор. А в том интервью я говорила только об оперном театре. И здесь у меня правда все сложилось.

Я стала солисткой оперного театра и спела все главные партии, о которых мечтает любое лирико-колоратурное сопрано: это партии в операх «Травиата», «Севильский цирюльник», «Риголетто», и, кончено, «Снегурочка», «Наемщик», Башмачки». О такой карьере на оперной сцене можно только мечтать.

Но ведь творчество на этом не останавливается. Даже с выходом на пенсию, которая у оперных певцов начинается после 20 лет служения в театре, мы можем продолжать работать. Хотя, конечно, качество звучания голоса уже несколько иное. Правда, у меня голос звучал долго, и я продолжала работать на сцене. В этот момент у меня и открылось второе дыхание — я плавно перешла к эстрадному жанру. А теперь появилось уже и третье дыхание — моя педагогическая деятельность, которой я занимаюсь с превеликим удовольствием.

Кстати, в эти дни исполняется 35 лет, как я переступила порог оперного театра. Первый спектакль, в котором я выступала, была опера «Кармен» — я пела небольшую партию Фраскиты.

У меня ведь есть колоссальный опыт — и как его не передать молодежи? У меня всегда было огромное желание стать педагогом. Видимо, этим я «заразилась» от своих великолепных учителей, результат работы которых я видела. У меня ведь были просто гениальные педагоги — Клавдия Захаровна Щербинина и Валентина Андреевна Лазько, которые воспитали целую плеяду наших прославленных оперных артистов. Это Башкирова, Галявинский, Сунгатуллина, Хайретдинова и многие другие.

В эти дни исполняется 35 лет, как я переступила порог оперного театра. Первый спектакль, в котором я выступала, была опера «Кармен» — я пела небольшую партию Фраскиты...

Я видела, как выпускники Валентины Андреевны приезжали из Латвии, Перми, Челябинска: они, работая над партиями в своих театрах, приезжали к ней оттачивать свое исполнение. И это тоже, видимо, подтолкнуло меня к педагогической деятельности.

Я вижу, как со временем преображаются мои ученики, как растут они с каждым годом. И я от педагогической работы получаю не меньше удовольствия, чем от оперной сцены.

— Конечно, у вас такой большой и интересный опыт, которым необходимо делиться. Но всегда интересовал такой момент: когда артисты, творческие и амбициозные люди, переходят в преподавание, нет ли у них ощущения, что они растят себе конкурентов? Возможно, конкурентов не по сцене, а по народной любви и признанию.

— Я воспитываю конкурентоспособных артистов, чтобы мои ученики были лучшими на конкурсах и фестивалях, чтобы они на концертах получали больше всех аплодисментов. Они не могут быть мне конкурентами. Как и я не могу конкурировать с ними. Мой долг — воспитать настоящих профессионалов своего дела. В этом я вижу свою задачу.

— Вы покорили оперную сцену, но вы покорили и эстраду. Можете ли вы сказать, где вашей душе комфортнее? Что является вашей настоящей любовью?

— Когда я была солисткой оперного театра, я была по-настоящему счастлива. Ведь опера — это элитарный жанр и элитный мир, я была самой настоящей его фанаткой. Тот период моего творчества — это самый звездный этап моей жизни. Именно за свою оперную карьеру я получила все свои звания.

Тот период был для меня очень важным. Но я знала, что это не вечно, что наступит тот возраст, когда петь партии 15-летних героинь станет просто дискомфортно. Как-то я исполняла партию Зайтуны в опере Резеды Ахияровой «Любовь поэта». А главной героине там всего 13 лет! И у меня были терзания по поводу этой работы: у меня такой большой жизненный опыт, а там — наивная девочка. Поэтому я себя начала чувствовать неуютно в опере и перешла в эстраду. Сделать мне это было несложно. А вскоре началась педагогическая деятельность, которая меня с самого начала окрыляет.

— Как вас воспринимают ваши ученики? Ведь их учит звезда.

— Ученики в учителе должны видеть идеал. Мои ученики должны видеть меня красивой, ухоженной, собранной. Это все очень важно и для артистки, и для педагога. Этому аспекту своей жизни я, безусловно, уделяю много внимания.

Я воспитываю конкурентоспособных артистов, чтобы мои ученики были лучшими на конкурсах и фестивалях, чтобы они на концертах получали больше всех аплодисментов. Они не могут быть мне конкурентами. Как и я не могу конкурировать с ним

— Вы сейчас занимаетесь педагогикой, сегодня вы — авторитет для своих учеников, начинающих певцов. А у вас в свое время были кумиры?

— Ну конечно. Я вообще всесторонне изучала не только репертуар, но и карьеру, саму жизнь прославленных оперных певиц. Я часто смотрела фильмы — оперы, например, Дзеффирелли, читала все книги, которые были посвящены великим артистам: Марии Каллас, например, или Елене Образцовой, Паваротти. Мне все было интересно знать про них, а особенно то, как у них получилось дойти до таких вершин. Я изучала какие-то биографические моменты и сравнивала, похожа ли их жизнь на мою? Я ведь из простой рабоче-крестьянской семьи, папа у меня плотник с четырьмя классами образования. Но у моих родителей был хороший музыкальный слух: мама прекрасно пела, папа и пел, и играл на гармошке. Так что любовь к музыке я получила от них.

Изучая творческие биографии великих певцов, с удовольствием обучаясь классическому оперному искусству, я поняла: если есть цель, есть усердие и трудолюбие, то всего можно добиться. У меня ведь в детстве даже пианино не было, я даже в детский сад не ходила. И только благодаря труду я стала тем, кем стала. И ученикам своим я всегда говорю: труд, труд, труд. Только труд и упорство приведут к успеху.

— Вы производите впечатление человека, умеющего рисковать, в частности, в творчестве. Ваш клип с Даниром Сабировым просто потрясающий. Вы там такая озорная! И этот клип, я знаю, нравится не только татароязычной аудитории. Не хотите ли повторить такой положительный опыт?

— Это ведь была пародия на Галкина с Пугачевой. Я считаю, что этот клип — один из самых удачных в Татарстане. Мы с Даниром на ходу придумывали всякие трюки, спецэффекты, работали над клипом с огромным удовольствием. А насчет создания других клипов… Я по жизни человек очень преданный и не хотела бы изменять Даниру (заразительно смеется, — прим. ред.). Идея о создании клипа возникла спонтанно и практически одновременно с Даниром. И я очень рада, что у нас получилась такая работа: меня теперь даже маленькие дети узнают. В магазине какой-нибудь малыш обязательно пропоет вслед: «Винера-апаа, Винера Ганеевааа».

— Есть ли у вас свои секреты творческого успеха? Вот, например, у Никиты Михалкова своя формула на этот счет — это «Три Т»: труд, творчество, талант. Вы согласны с этим? Этого достаточно?

— Конечно, согласна. Только трудом можно многого достичь. Даже если человек самородок, но лентяй, он может в один момент потерять то богатство, которое получил от природы. Для нашей профессии очень важна база, школа, методика, то есть все то, чему надо долго и тщательно учиться. Без этого певец может рано уйти со сцены. Долголетие певца, я уверена, зависит от того, насколько глубоко он овладевает методикой вокального искусства. У нас ведь очень много профессиональных секретов: недаром с каждым студентом проводятся индивидуальные занятия. Занимаясь с каждым в отдельности, педагог выводит певца на тот путь, где он начинает получать удовольствие от своей профессии, когда голос ему будет служить. Перед певцом стоят очень важные, большие и сложные задачи. И только трудолюбие позволяет все их выполнить.

— Вы сказали, что воспитываете конкурентоспособных артистов. Но сейчас такое обилие исполнителей всех мастей, что выдерживать конкуренцию очень сложно. Какой же у вас рецепт успеха?

— Конкурентоспособный артист — это настоящий профессионал своего дела. Такой артист должен интонировать, иметь хорошую подачу звука, быть эмоциональным, органичным… Одним словом, он должен быть индивидуальностью! Он должен петь так, чтобы зритель, его услышав, сразу подумал: как же хорошо он поет!

Песня не должна быть главной — она должна именно украшать певца. И быть счастливой. А счастливая песня та, в которой соединяются четыре грани: поэт, композитор, аранжировщик и исполнитель

— Вот раньше певца узнавали по голосу, а теперь по раскрученной песне. То есть голоса потеряли свою индивидуальность. Ее можно выработать или это то, что дается от рождения?

— Прекрасно, когда певца узнают по тембру голоса, как наших кумиров — Альфию Авзалову, Илхама Шакирова, Тахира Якубова, Хайдара Бигичева, Зилю Сунгатуллину. Их всех до сих пор узнают именно по тембру. Они красотой и неповторимостью своего тембра завоевали сердца нашего народа. И сегодня, когда я набираю себе студентов, мне важен именно тембр голоса абитуриента. Я слышу на чисто интуитивном уровне, что у него оригинальный тембр. И даже диапазон голоса не важен — при правильном обучении этот диапазон можно расширить. Когда я слышу такие голоса, то сразу за них цепляюсь и беру себе в ученики. Вы правы — сегодня голоса часто не узнают, а просто настойчиво и чуть ли не ежедневно внушают интерес слушателя к конкретной песне. Это как психологическая атака: публике внушают, что та или иная песня хорошая. А ведь настоящая песня должна украшать певца. Песня не должна быть главной — она должна именно украшать певца. И быть счастливой. А счастливая песня та, в которой соединяются четыре грани: поэт, композитор, аранжировщик и исполнитель. Когда эти четыре грани соединяются, то и получается счастливая песня. И, кстати, «Милли премия», которую проводит «Болгар радиосы», как раз и выявляет такие счастливые песни, которые прекрасно исполняют наши певцы.

— Вы одна из немногих, кто в формуле успешной карьеры певца выделил аранжировщика. И в этом году на церемонии вручения Национальной музыкальной премии «Болгар радиосы» впервые будет вручена премия и лучшему аранжировщику. Я могу ошибаться, но мне кажется, что у нас аранжировщики вообще как-то подзабыты: когда проводятся разные торжественные музыкальные церемонии, вручаются награды, их, как правило, обходят стороной. А ведь у них колоссальная роль.

— Вы правы — аранжировщики у нас незаслуженно забыты. А ведь аранжировщик — это центральное звено: он может или поднять песню, или убить гениальное произведение. И песня может просто не состояться. Вообще очень жаль, что этому направлению у нас не придают должного значения. На аранжировщика в Татарстане не обучают ни в одном учебном заведении. У нас все музыканты — как самородки, самообразовываются и осваивают технику аранжировок. Как правило, это композиторы и пианисты. Безусловно, у нас есть таланты и в этом направлении. И просто прекрасно, что наконец-то лауреатами Национальной премии станут и поэты, и композиторы, и аранжировщики — те, благодаря кому песни стали любимыми народом. Очень важно, что такие номинации появились в этом году, когда отмечается 5-летие «Милли премия».

— Раз уж речь зашла об одном из самых громких событий в культурной жизни республики, то хотелось бы узнать ваше мнение относительно перспектив «Милли премия». Это не проходное мероприятие? Оно имеет смысловую нагрузку?

— Весь проект нацелен на то, чтобы сохранить то важное, что мы имеем в своей культуре, и на то, чтобы передать наши культурные ценности будущим поколениям. Вот это я считаю важными составляющими фундамента «Милли премия».

Конечно, эта премия — старт для молодых исполнителей. И, самое главное, все песни, которые становятся лауреатами, по-настоящему народные, так как за них проголосовал народ. Потому она и называется Национальной премией.

— Как вы считаете, «Милли премия» будет долгожителем?

— Обязательно! Это непременно станет многолетней традицией — ежегодно награждать ярких исполнителей. Я предвижу долголетие проекта, потому что он очень нужен, он помогает собрать золотой фонд певцов.

— Вы четвертый раз идете на получение звания лауреата «Алтын йолдыз». Когда молодой артист становится номинантом такой премии, для него, конечно, это событие. А что для вас «Милли премия»? Вы и так вся в наградах и званиях.

— Да, у меня много наград. Но нет такого певца, который не мечтал бы о награде именно «Милли премия» — это настолько почетно и приятно. Ведь это признание твоего таланта и творчества народом, это народная любовь! Это важно и приятно не только для молодежи — для них это вообще самые счастливые мгновения. Это очень важно для каждого певца.

Я всех своих учеников люблю. Они каждый в отдельности — яркая индивидуальность. И, самое главное, что я очень люблю и ценю в них — это трудолюбие

— В списках номинантов на получение звания лауреата Национальной премии есть ведь и ваши ученики. Какие ощущения у вас от того, что будете выступать на одной сцене со своими подопечными?

— Это такое счастье — видеть в списке номинантов своих учеников. Можно сказать, что вся наша эстрада — это моя гордость, эти певцы — мои дети. Я счастлива, когда они становятся победителями различных конкурсов и фестивалей. А тут такое событие — «Милли премия»! Это и гордость за себя, и за ученика — вот ведь молодец какой! Не подвел, не приходится мне за него краснеть. Вот в этом и есть педагогическое призвание — вырастить таких учеников, за которых не приходится краснеть.

— А у вас есть любимчики среди учеников?

— Я всех своих учеников люблю. Они каждый в отдельности — яркая индивидуальность. И, самое главное, что я очень люблю и ценю в них — это трудолюбие. Без труда — огромного труда — в нашей профессии сложно достичь успеха и покорить высоты. Ничего не получится.

— Что вы, профессионал, могли бы пожелать номинантам «Милли премия»?

— Молодежи я бы пожелала, чтобы они очень серьезно относились к своему репертуару, к выбору стихов, чтобы они больше работали с профессиональными композиторами. И, конечно, нужно тщательно выбирать аранжировщиков — на эстраде не должно быть халтуры и легкомыслия. Должна быть гармония в творчестве, все должно совпадать — стихи, музыка, аранжировка, исполнитель. И тогда все получится.

— Вот вы ведете очень активный образ жизни, то есть тратите много энергии, и на людей в том числе. Но ведь артист — человек творческий, обладает ранимой, открытой душой. Это очень чувствительная и восприимчивая натура. Чем же вы подпитываете свою энергию?

— У меня есть розы! Мои розы! Целый розарий. Я от своих роз получаю массу впечатлений и вдохновение. У меня нет садовника, и мы выращиваем их вместе с мужем. Когда летом я рано утром иду к ним, они с такой благодарностью меня встречают, дарят красоту и благоухание. Жить хочется! Конечно, и мне иногда портят настроение: ученики на занятия не ходят, болеют, уроки пропадают. А вообще силы и вдохновение я черпаю от своей педагогической работы. Очень люблю свою работу, хотя и много сил приходиться ей отдавать. Но когда видишь результат, все потраченные силы бумерангом возвращаются, да еще и в тройном размере. И все сразу становится на свои места.

— Неужели настолько любите свою работу, что никогда не хотелось сказать: как все надоело, ухожу!

— Я похожа на человека, который может сказать, что все надоело, я устала?

— Не было такого? Тогда вы действительно счастливый человек.

— Но я ведь потому и говорю, что у меня все в жизни получается!

Ирина Ермакова, ТНВ, фото Романа Хасаева
ОбществоКультура
комментарии 13

комментарии

  • Анонимно 22 нояб
    Интересно, как она к коррупции в татарской эстраде относится?
    Ответить
    Анонимно 22 нояб
    Разве коррупция и там есть?
    Ответить
  • Анонимно 22 нояб
    Аранжировщики, тех.персонал, от которого многое зависит. Знают только актеров и певцом - им вся слава
    Ответить
  • Анонимно 22 нояб
    Венера Ганиева - это татарская примадонна. Гордимся ею. Она умница. Уважаем за ее большой труд по воспитанию молодого поколения. Клип бесподобный! Бик зур рэхмэт сезгэ барысынада!
    Ответить
    Анонимно 22 нояб
    Она сама анекдот.
    Ответить
  • Анонимно 22 нояб
    Очень интересная женщина . Анекдоты рассказывает смешные . Долгих вам лет жизни .
    Ответить
  • Анонимно 22 нояб
    Была оперной певицей интилектуальной примадонной,а опустилась до пародий. нет не красит ее этот клип.простите
    Ответить
    Анонимно 14 дек
    Однако народ так не думает ))) Уже миллион просмотров.
    Ответить
    Анонимно 14 дек
    Грехи других судить Вы так усердно рвётесь – начните со своих и до чужих не доберётесь. (с) У.Шекспир
    Ответить
  • Анонимно 22 нояб
    Мы с мужем были на свадьбе, где пела ваша примадонна, неужели профессора так мало получают заработную плату? Вероника, Н.-Челны
    Ответить
  • Анонимно 22 нояб
    Раз профессор, она наверно доктор наук, а вот каких , что-то в интервью об этом ни слова.
    Ответить
  • Анонимно 22 нояб
    А кто из ее учеников стали лауреатами всероссийских, международных конкурсов, кроме "Татар жыры", "Татар моны","Болгар радиосы"?
    Ответить
    Анонимно 14 дек
    Наверное каждый второй успешный артист на эстраде - ее ученик.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии