Новости

06:33 МСК
Все новости

Татарстан 4.0: Артем Здунов решил «оцифровать» республиканскую экономику, начав с Закамья

На третьем Машиностроительном кластерном форуме в Набережных Челнах министр озаботился новыми технологиями и зарубежными рынками

Татарстан 4.0: Артем Здунов решил «оцифровать» республиканскую экономику, начав с Закамья Фото: Сергей Афанасьев

На третьем Машиностроительном кластерном форуме стало известно, что власти РТ решили «оцифровать» татарстанскую экономику, начав с Закамья, или Камского кластера «Иннокам». О масштабах инвестиций, как и о бюджетной отдаче вложений говорить пока рано, признался корреспонденту «Реального времени» министр экономики РТ Артем Здунов: в «Стратегии 2030» пока нет отдельного блока цифровой экономики, но он обязательно скоро появится. Побывав вместе со Здуновым на форуме, мы узнали о том, какие шаги навстречу властям предпринимает немецкая компания, четверть века назад поставившая первых роботов на КАМАЗ, а также как роботы и 3D-принтеры должны помочь челнинскому МСБ догнать Microsoft и Amazon. Услышали о том, что «единственным выходом для неограниченного роста российских производителей и экономики» является экспорт и новые зарубежные рынки. И попытались решить «кейс для Марата Ахметова» на примере безлюдного сбора урожая в Англии, который продемонстрировали британские эксперты, — вопрос: что в случае такой автоматизации делать с освободившейся рабочей силой?

«Цифровой» форум для будущего промышленности

15 ноября в ИТ-парке Набережных Челнов стартовал третий по счету Машиностроительный кластерный форум, на этот раз посвященный цифровому производству и цифровой экономике, «будущему промышленности». Сам форум изначально создавался под развитие прикамского кластера «Иннокам» — оба курируются Минэкономики РТ. Как отмечают создатели и кураторы, форумы проводятся для того, чтобы сформировать стратегию развития отрасли машиностроения и смежных отраслей. В частности, на семинарах бизнес и власть обсуждают вопросы все той же государственной и негосударственной поддержки. Но, что важнее — и вопросы «дозагрузки свободных мощностей на производственных предприятиях», как и сотрудничество в изготовлении сложнотехнической продукции для нужд промышленных предприятий, и «улучшение качества жизни в рамках территориально-отраслевых кластеров». На нынешнем, «цифровом», форуме заявлены такие столы, семинары и сессии, как «Роботизация промышленности: опыт Европы и России», Blockchain Pitch, «Аддитивные технологии: лучшие практики».

Перед началом пленарной сессии под громким названием «Четыре шага на пути к цифровой эре» прибывший в ИТ-парк министр экономики РТ Артем Здунов (изначально обещанные спикеры премьер РТ Алексей Песошин и мэр Набережных Челнов Наиль Магдеев на форуме так и не появились) в сопровождении главы экономического блока мэрии автограда Наталии Кропотовой пробежался по выставке «достижений цифрового хозяйства». Министр ознакомился с рядом уже реализующихся проектов татарстанского бизнеса: от «интернета вещей» до промышленных роботов, от строительства завода по производству насосного оборудования до универсальных тормозных стендов (представленных компаниями ICL, «Альфа Интех», «Современная Автоматика», «Кора», «Автоагрегатцентр» и даже «Челныводоканалом»).

Перед началом пленарной сессии Артем Здунов в сопровождении Наталии Кропотовой пробежался по выставке «достижений цифрового хозяйства»

Артем Здунов: «Сразу скажу, что у нас нет такого, чтобы кто-то кому-то мешал»

Корреспондент «Реального времени» сразу после пробежки министра по первому этажу ИТ-парка, где прошла выставка, поинтересовался у Артема Здунова, какими проблемами с ним поделились представители местной «цифровой» отрасли и какие шаги на пути к цифровой эре стоит предпринять властям: может, власти просто не мешать бизнесу?

— Сразу скажу, что у нас нет такого, чтобы кто-то кому-то мешал, — уверенно заявил нам министр. — Самый же важный вопрос, который возник сегодня: как мы можем помочь с сертификацией продукции, с защитой объектов интеллектуальной собственности, собственных технологий бизнеса, когда предприятие выходит на зарубежные рынки или даже на рынки других регионов. То есть каким образом государство может субсидировать эти затраты. Потому что эти затраты напрямую ложатся на себестоимость. Мы с одним из участников выставки посчитали, сколько это стоит (представитель инжиниринговой компании ООО «Кора» насчитал почти 400 тыс. рублей, — прим. ред.). Я думаю, мы будем выходить на федеральный центр с тем, чтобы как-то оптимизировать эти затраты. Иначе рынок не раскачать. А он нам необходим!

Артем Здунов: в «Стратегии 2030» пока нет цифровой экономики, поэтому говорить о ее бюджетной отдаче рано

Как объяснил нам Здунов, наши конкуренты в Америке и Европе активно используют различные инструменты, в том числе залоги интеллектуальной собственности в банках, — что пока недоступно нашему бизнесу. Тем не менее Татарстан продолжает, как известно, инвестировать в развитие несырьевой, в частности, цифровой экономики. Но как долго нам ждать «бюджетной отдачи» от этих вложений и каких показателей цифровой экономики в структуре регионального ВВП власти РТ ожидают в ближайшие годы? На вопрос корреспондента «Реального времени» Артем Здунов точных цифр не назвал и объяснил почему:

— По развитию цифровой экономики в правительстве сформирована рабочая группа, куда входят Минэкономики, Минпромторг и Минсвязи РТ. Потому что цифровая экономика — это же не только технологические решения какие-то, это прежде всего решение, как при помощи больших данных мы можем продвигаться? Какие новые секторы могут возникнуть? Предприятия при помощи доступа к большим данным [big data] и цифровых моделей могут оценивать своего потребителя и выходить на новые рынки — то, что используют уже сегодня многие зарубежные компании. Что касается бюджета — я бы не отделял цифровую экономику от обычной экономики, — объяснил нам министр экономики РТ. — Это же внедряется повсеместно. Сегодня одна из компаний предлагала решение в области «интернета вещей»: сами по себе технологические установки ЖКХ между собой связываются и дают информацию о работе счетчиков и энергосистемы в целом. Это тоже цифровая экономика! Цифровая экономика — не только информатизация и связь, мы на каждом предприятии, каждому директору должны показать ее возможности.

Как объяснил Здунов, наши конкуренты в Америке и Европе активно используют различные инструменты, в том числе залоги интеллектуальной собственности в банках, — что пока недоступно нашему бизнесу

— В «Стратегии 2030» всего этого пока не предусмотрено в должном объеме, — с сожалением признался нам Артем Здунов. — Мы сейчас вносим в стратегию изменения, и по цифровой экономике будет отдельный мощный блок. Вот тогда уже можно будет говорить о бюджете…

Четвертая промышленная революция, или Немецкие роботы на КАМАЗе

Видимо, поэтому на пленарной сессии о бюджете (инвестициях РТ в развитие цифровой экономики — во что это обойдется, можно только гадать) и не говорили, а говорили о шагах на пути в светлые дали цифровой эры. Организаторы форума обратили внимание на то, что действующая сегодня модель экономики «строится на идее повышения эффективности производства за счет автоматизации, без изменения самих технологических процессов», и, по сути, эти процессы могут существовать и без IT (информационных технологий). Однако в результате четвертой промышленной революции «именно IT станут стержнем бизнеса и приведут к необратимой трансформации в производстве и бизнесе: все решения в цифровой экономике будут приниматься, исходя из возможностей и ресурсов IT».

Тезис: «технологической основой для перехода к новой парадигме является промышленный «интернет вещей», благодаря которому производством в режиме реального времени будет управлять интеллектуальная система через взаимодействие с глобальной средой». В идеале все технические устройства будут давать обратную связь и принимать технологические решения с последующей перенастройкой производства, а ядром организации станут данные. Министр заверил участников форума, что затрагивать вопросы цифровой экономики будут не абстрактно и теоретически, а с упором на то, какие платформы цифровой экономики на производствах РТ стоит применять.

— Потому что платформ сегодня очень много. Залезая в эту тему, мы понимаем, что начинается уже конкуренция между платформами. Платформы к нам в основном, конечно, тянутся из-за рубежа, — не скрывал сожаления об отставании Здунов. — Но! Уже сегодня наши малые и средние компании выходят со своими предложениями.

Впрочем, существует немалая вероятность того, что часть этих «платформ» притянется все-таки из-за рубежа — а именно из Германии: немецкая компания KUKA стала одним из соорганизаторов форума, выставка пестрела их роботами, а среди спикеров рядом со Здуновым на панельной сессии сидели и топ-менеджеры этой компании. Очевидно, что власти РТ нацелены на продолжение сотрудничества с немцами: напомним, что в сентябре этого года стало известно о стратегическом партнерстве КАМАЗа и немецкой компании (включающем прямые поставки роботов и открытие в Набережных Челнах сервисного центра). Любопытно, что в последний раз роботов все той же KUKA устанавливали более 25 лет назад, хотя в том же промпарке «Челны» компания была представлена еще два года назад.

Немецкая компания KUKA стала одним из соорганизаторов форума, выставка пестрела их роботами

Как роботы и 3D-принтеры должны помочь челнинскому МСБ догнать Microsoft

Модератором панельной сессии пригласили товарища из Сколково, а именно — Павла Биленко, руководителя образовательных программ Индустрии 4.0. Департамента корпоративного обучения Сколково (г. Москва). Биленко напомнил всем, что важно внедрять не только роботов, но и аддитивные технологии (технологии послойного синтеза для построения моделей, позволяющих ускорить НИОКР и решение задач подготовки производства; аддитивные машины — это, например, 3D-принтеры), и быстрое прототипирование, и цифровую логистику. Он обратил внимание на то, что если десять лет назад самыми дорогими компаниями мира были перерабатывающие или добывающие (нефть, газ и т.д.), то сегодня впереди компании, связанные с реалиями производства. По словам Биленко, именно к ним стоит отнести Amazon, Facebook, Microsoft, Alphabet (холдинг, занимающийся несколькими производствами, в том числе технологиями, наукой жизни, поисковыми системами; основан Google).

— В 2016 году появился новый тренд: резкое падение стоимости средств производства. Многие производственные технологии, управленческие системы, инновационные компоненты трансформируются так, как трансформировались информационные технологии в конце прошлого века. Помните, когда в 1980-е годы огромные компьютеры стоили очень дорого и их тяжело было использовать для операционных процессов компаний? А в начале XXI века они подешевели и по производительности стали существенно превосходить машины 20-летней давности. Сегодня то же самое происходит и с беспилотниками, и с аддитивными технологиями. Тренд этот говорит, что нам выгодно использовать высокие технологии для своего производства. В итоге по всему миру появляются даже безлюдные производства, — раскрывал чудесное фантастическое будущее прикамским бизнесменам и чиновникам представитель Сколково.

Модератором панельной сессии пригласили Павла Биленко, руководителя образовательных программ Индустрии 4.0. Департамента корпоративного обучения Сколково. Фото nabchelny.ru

Кейс для Марата Ахметова: безлюдный сбор урожая в Англии, или Что делать с освободившейся рабочей силой

Для достижения этого будущего команда Биленко собрала 15 ключевых компонентов и систем автоматизации современного предприятия: автоматизацию рабочих мест, аддитивное производство, цифровой инжиниринг, капитализированную интеллектуальную собственность и т.д. По словам Биленко, в индустрии 4.0 — более 100 технологий, которые управленцы могли бы уже сегодня интегрировать в классические бизнес-процессы (от умных полок цифровой логистики до одновременного со сборкой конструкции контроля качества). Каким образом Сколково будет взаимодействовать с МСБ и передавать эти ключевые компоненты, пока неясно.

Сам же менеджер Сколково для примера рассказал о британском эксперименте, который должен был бы заинтересовать отсутствующего министра сельского хозяйства РТ Марата Ахметова: в сентябре этого года британская команда собрала первый урожай ячменя с гектара, на который не ступала нога человека! Все управление техникой производилось из удаленного центра — в Татарстане им мог бы стать Дворец земледельцев, но тогда куда девать фермеров? При этом использованные британцами технологии сегодня доступны чуть ли не каждому, заверил Биленко. КПД проекта оказался сопоставимым с КПД предприятия с человеческим трудом. На вопрос, который очевидно должен был мучить как бизнесменов, так и чиновников: не получится ли так, что с внедрением робототехники и цифровой экономики число рабочих мест сократится, а безработица вырастет, — позднее ответил директор по продажам «КУКА Роботикс Рус» Петр Смоленцев:

— Проблема эта мировая, но у нас в России пока не такая критическая, как в Германии, где в законодательном порядке регулируются увольнения сотрудников из-за внедрения автоматических систем. Есть фантастические фильмы, романы Азимова, где роботами управляет высшая каста инженеров, а все остальные уходят в гетто — да, если всем этим не управлять, к этому можно прийти, лет через 100! Но у нас в России пока даже очень мало квалифицированных кадров — и высшего, и среднего звена! Если слесари хотят продолжать работать (после внедрения роботов и автоматизированных систем — как это было сделано на челнинском же КБК при сохранении рабочих мест, — прим. ред.) — их никто не будет увольнять, они становятся операторами линий. Потому что нам все равно будут нужны технологи, оценивающие качество продукта и контролирующие его. К примеру, в Германии сегодня сварщики, кто раньше варил вручную, стоят уже за пультом робота, который варит, — и проверяют качество швов. В России такого нет и еще долго не будет, — резюмировал Смоленцев, бессердечно развеяв дымку иллюзии внезапного и быстрого достижения цифровой эры Россией и Татарстаном.

Здунов «привел» на форум и Павла Бурлаченко, руководителя проекта по экспорту автомобилестроения Российского экспортного центра, который — теоретически — может помочь местным предприятиям с выходом на зарубежные рынки (через механизм субсидий малому и среднему бизнесу — на 90% всех затрат, крупным предприятиям — на 50%). Сам Бурлаченко заявил, что главная задача центра — ориентироваться на несырьевой сектор российской экономики (с фокусом на цифровые технологии). Основная цель — трехкратный рост несырьевого экспорта к 2025 году и четырехкратный рост экспорта по автомобилестроению. В Татарстане Бурлаченко, помимо очевидного машиностроения Камского кластера с его «якорем» — КАМАЗом, видит точки развития экспорта в высокотехнологичном производстве тонких полимеров. Любопытно, что, несмотря на охлаждение отношений между Россией и Западом (что вылилось в том числе во взаимную санкционную войну), Бурлаченко считает, что «единственным выходом для неограниченного роста российских производителей и экономики» является экспорт и новые зарубежные рынки.

1/13
  • Сергей Афанасьев
  • Сергей Афанасьев
  • Сергей Афанасьев
  • Сергей Афанасьев
  • Сергей Афанасьев
  • Сергей Афанасьев
  • Сергей Афанасьев
  • Сергей Афанасьев
  • Сергей Афанасьев
  • Сергей Афанасьев
  • Сергей Афанасьев
  • Сергей Афанасьев
  • Сергей Афанасьев
Сергей Афанасьев, фото автора
ПромышленностьМашиностроение
комментарии 5

комментарии

  • Анонимно 15 нояб
    Я инженер, и как то более спокойна за свое будущее
    Ответить
  • Анонимно 15 нояб
    Интересное будущее ждет нас, товарищи
    Ответить
  • Анонимно 15 нояб
    Жизнь станет проще, будем контролировать работу роботов
    Ответить
  • Анонимно 15 нояб
    Читаю про все это, и понимаю, будущее наступило
    Ответить
  • Анонимно 15 нояб
    Это поколение мечтателей не вымрет.... быстро размножается в кабинетах.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии