Новости

06:37 МСК
Все новости

​Дело о «ласточке»: антизвезды Рунета на скамье подсудимых

В Казани стартовал процесс над четверкой уволенных, но не признавших вину полицейских

​Дело о «ласточке»: антизвезды Рунета на скамье подсудимых Фото: Ирина Плотникова

Судья и прокуроры из дела о смертельной трагедии в ТЦ «Адмирал» встретились в пятницу на скандальном процессе над экс-сотрудниками МВД. Основанием для их увольнения из полиции стала видеозапись связывания задержанного в пыточной позе «ласточка», обнародованная правозащитниками после его смерти и отказа в возбуждении уголовного дела. До суда дело шло больше пяти лет. Подробнее в материале «Реального времени».

Гособвинитель цитирует Конституцию

Все четверо обвиняемых явились в суд без опозданий и заняли места на первом ряду. Потерпевшие, отец и брат покойного замдиректора Казанского железнодорожного техникума Павла Дроздова, устроились на заднем. На старте заседания судья Феликс Сабитов установил личности обвиняемых и выяснил — трое экс-сотрудников ОП «Юдино» теперь трудятся на гражданке: отставной майор Сергей Петикин — контролером по транспорту на ОАО «КОМЗ», старший лейтенант Эдуард Болгаров — наполнителем газовых баллонов в ООО «Транзит сервис», Олег Бачуров — водителем на станкостроительном заводе «Комсомолец». Место работы младшего из братьев Петикиных, Алексея, в суде не прозвучало.

Гособвинителями на процесс назначены Ольга Зарипова и Анастасия Селиваненко — старший прокурор и прокурор отдела гособвинителей УСО прокуратуры РТ. Обе участвуют в рассмотрении уголовного дела о пожаре в ТЦ «Адмирал». На котором председательствует тот же судья Сабитов. Несмотря на возражения защиты и подсудимых, судья допустил к участию в процессе двух правозащитников в качестве представителей потерпевших. В том же качестве от Казанского правозащитного центра и «Зоны права» Игорь Шолохов и Андрей Сучков участвовали в этом деле еще на стадии предварительного следствия. Более того, родные покойного считают — без них дело могло и не дойти до суда.

Фабулу обвинения огласила старший прокурор Ольга Зарипова, напомнив, что в камеру ОП «Юдино» задержанного за мелкое хулиганство в нетрезвом виде Павла Дроздова водворили после 18 часов 1 февраля 2012 года. В камере он вел себя неспокойно, и полицейские приняли решение обездвижить его путем заковывания в наручники (вторую пару пытались закрепить на ногах) и связывания в позе «ласточка» — руки за спиной притянуты к ногам. В таком положении задержанный, по которому успели потоптаться и пнуть, провел около 12 минут. Когда полицейские вернулись — уже не дышал. Его смерть подсудимым не вменяют: эксперты не установили причинно-следственную связь, судят за превышение полномочий по части применения силы и спецсредств.

Гособвинителями на процесс назначены Ольга Зарипова (справа) и Анастасия Селиваненко (слева)

— Согласно статьям Конституции РФ, человек, его права и свободы являются высшей ценностью, достоинство личности охраняется государством, — напомнила собравшимся Ольга Зарипова. — Ничто не может быть основанием для его умаления, никто не должен подвергаться пыткам, насилию, жестокому или уничижающему человеческое достоинство обращению или наказанию. Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность… При этом все вышеуказанные сотрудники сознательно допустили унижение личного достоинства Дроздова…

«Не выпустим, потому что у нас было распоряжение высшего начальства»

Цитаты из Конституции подсудимых не впечатлили. Ни один с обвинением не согласился. «Тут как-то все неправильно… Во-первых, никакого предварительного сговора не было — это раз. То, что мы спустились в камеру, — это еще не означает, что мы его сразу должны связать. Когда я дверь открыл — попытался с ним наладить отношения», — начал было объяснять, но умолк Сергей Петикин. Его экс-коллеги пояснить свое отношение к обвинению пообещали позже. Из защитников высказалась лишь Инна Жукова, адвокат Болгарова: «Предъявленное и озвученное обвинение не соответствует фактическим обстоятельствам, о чем будет доложено в показаниях моего подзащитного и в прениях».

Первым из потерпевших вызвали пожилого отца погибшего. Перед началом судья спросил его: «Знаете кого-то из подсудимых? Неприязненные отношения не испытываете?» На первый вопрос Анатолий Федорович Дроздов ответил отрицательно, а на второй — возмущенно: «Как не испытываю?!.. Они моего сына убили! А я к ним не буду иметь...» По словам отца, о задержании сына в кафе «Уралочка» узнал вечером: «Якобы он там буянил, пьяный был...» До отдела полиции «Юдино» Дроздов-старший дошел пешком, но к сыну не пустили. «Два представителя стояли на крыльце и сказали: «Мы его [Павла] не выпустим, потому что у нас было распоряжение высшего начальства — до утренних разборов не отпускать».

Анатолий Федорович ушел домой, а в 2 часа ночи к нему пришла полиция: «Разбудили меня и доставили в отделение: «Посмотрите на тело сына». По словам отца, Павел лежал в коридоре, рубашка на груди была распахнута. Ссадин на теле не видел — было темно, а вот когда выдали одежду — даже плавки и майка были грязные. «Никогда не буянил он, откуда они взяли, по всей вероятности, довели до такой степени, что начал буянить!» — говорил отец.

Потерпевшие — отец и брат покойного замдиректора Казанского железнодорожного техникума Павла Дроздова

Адвоката Айдара Яруллина, защищающего Сергея Петикина, интересовало, как вел себя Павел Дроздов раньше после потребления спиртного и часто ли выпивал? Редко употреблял, спокойный был, отвечал Анатолий Федорович. Защитник Болгарова Инна Жукова задала вопрос о жалобах сына на здоровье и его заболеваниях. Отец сказал, что ему об этом неизвестно, в больницу Павел ходил редко. «Какой вред причинен лично вам преступлением?» — поинтересовалась Жукова.

— Дети лишились отца — раз. Внучки лишились деда — два. Мать скончалась — не вынесла всего этого — после инфаркта и инсульта. Вот вред, — отвечал потерпевший.

Огласка записи добавила страданий?

Затем к трибуне вызвали Сергея Дроздова, ведущего инженера сервисно-локомотивного депо «Юдино», который также заявил, что в данный момент испытывает неприязнь к подсудимым. По интересующим стороны вопросам брата характеризовал так: «Выпивал, если только по праздникам. Никаких агрессивных действий после потребления спиртного не допускал». О смерти Павла Сергею сообщила мать, позвонив под утро 2 февраля. «Пошел в отдел полиции, разговаривал с сотрудниками. Они пояснили, что он умер по своей вине. Они отношения не имеют», — вспоминает он.

— Вам что-нибудь известно, что произошло в отделе полиции с вашим братом? — поинтересовался у потерпевшего его представитель Игорь Шолохов.

— Сразу не было известно. После того, как посмотрели запись, поняли, что сотрудники полиции применили насилие — связали, обездвижили, подтянули руки к ногам.

— Испытывал при этом ваш брат какие-то страдания и боль?

— Считаю, что испытывал.

Ввиду неявки всех вызванных свидетелей, в том числе действующих сотрудников полиции, суд был отложен на 7 ноября

Адвокат Инна Жукова вновь атаковала потерпевшего вопросами, и присутствующие узнали, что покойный отец четырех детей в последнее время проживал один, с женой развелся. А в молодости страдал от язвы, о других болезнях брату известно не было. «Вы знакомились с заключением экспертов, что смерть не состоит в прямой причинно-следственной связи с действиями полицейских? Вы согласились с ним?» — хотела выяснить адвокат. Сергей Дроздов заявил, что с первым заключением (с выводами о смерти от тотального поражения поджелудочной железы, — прим. ред.) семья не соглашалась, в отличие от последнего. Напомним, в декабре 2015-го центр судмедэкспертиз Минздрава РФ пришел к выводу: причина смерти Дроздова не установлена, потому что еще первым экспертом «не вскрыты и целенаправленно не исследованы рефлексогенные зоны, мягкие ткани спины, позвоночник, спинной мозг», а именно так можно было узнать, как организм Дроздова реагировал на «ласточку».

Жукова вновь уточнила о вреде и личных страданиях. «Я, как родной брат, испытал сильное моральное потрясение», — ответил Сергей. «Когда?» — «После того, как увидел видеозапись...»

— А вам известно, кто эту запись выложил? — спросила защитник.

— Обвинение просит снять этот вопрос, — вмешалась гособвинитель Зарипова.

— Правозащитный центр, наверное.

— Вы посмотрели запись и как думаете, у сотрудников полиции были основания ограничивать свободу и применять в отношении брата эти действия? — решил выяснить судья.

— Считаю, не должны были. Оснований не было.

Ввиду неявки всех вызванных свидетелей, в том числе действующих сотрудников полиции, суд был отложен на 7 ноября. После заседания в разговоре с «Реальным временем» Алексей Петикин подтвердил — причиной увольнения его и коллег стало решение главы МВД по РТ, посмотревшего камерное видео. По мнению подсудимого, ничего криминального на записи нет.

Ирина Плотникова, фото и видео автора
ПроисшествияОбществоВласть
комментарии 3

комментарии

  • Анонимно 27 окт
    Да и без свидетелей их без вопроса посадить
    Ответить
  • Анонимно 27 окт
    адвокаты настроены решительно - передопросить всех экспертов и отстоять право полиции - самим решать, что можно и нельзя делать с задержанными
    Ответить
  • Анонимно 27 окт
    Грош цена всем экспертам и результатам их экспертизы, если они заинтересованные лица. Дело с "пьяным мальчиком" только это подтверждает.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии