Новости

17:10 МСК
Все новости

Первая «ласточка»: уволенным «мушкетерам» ОП «Юдино» предъявили пытку

Замгенпрокурора РФ отправил в суд дело о связывании казанца в позе «ласточки», не обвиняя экс-полицейских в его смерти

Первая «ласточка»: уволенным «мушкетерам» ОП «Юдино» предъявили пытку Фото: aif.ru

До казанского суда дошло дело о пытке задержанного в 2012 году замдиректора железнодорожного техникума Павла Дроздова. Отец четырех детей встретил смерть в 45 лет, связанным в «унижающей достоинство», по версии следствия, позе: скованные наручниками руки за спиной были притянуты к ногам. Прямой связи между смертью Дроздова в полицейской камере и действиями сотрудников Следком не нашел, но сами действия назвал незаконными.

Мелкое хулиганство с тяжкими последствиями

Павел Дроздов провел в камере ОП «Юдино» чуть больше четырех часов. Запись последнего часа с камеры видеонаблюдения — в черно-белом формате, без звука — стала главным доказательством обвинений в адрес пяти сотрудников полиции. Ее еще в 2012 году обнародовал Казанский правозащитный центр, взявшийся защищать интересы родных покойного. До этой публикации дело не хотели возбуждать восемь месяцев. Но и после трижды прекращали «за отсутствием состава преступления». Несмотря на личный контроль Александра Бастрыкина и барабанную дробь недовольных общественников под окнами татарстанского Следкома.

В превышении должностных полномочий обвиняются ныне безработные братья Сергей и Алексей Петикины, сотрудник компании по обслуживанию газовых баллонов Эдуард Болгаров и водитель завода Олег Бачуров. Они же майор полиции, прапорщик, старший лейтенант и сержант в отставке. Младший, Бачуров, в 2012-м служил кинологом роты ППСМ, остальные — в дежурной части казанского ОП «Юдино». Вину четверка уволенных из полиции не признает.

В их совместное дежурство 1 февраля 2012 года в 18.30 в отдел доставили Павла Дроздова — заместителя директора Казанского железнодорожного техникума. Он отдыхал с компанией в кафе и перебрал со спиртным, да так, что пострадала мебель заведения, и хозяйка вызвала полицию.

На Дроздова составили протокол о мелком хулиганстве и закрыли в камере, чтобы проспался до утра. Тот поначалу не возражал, а после 21 часа стал стучать в дверь. Что хотел сказать задержанный, иногда прикладывая руку к сердцу, по записи понять невозможно. Зато видно — слушать его не стали: скрутили, повалили лицом в пол, застегнули наручники на запястьях. Пару «браслетов» пытались закрепить на ногах. Когда не получилось, связали ноги ремнем и притянули за спиной к закованным рукам, в позе «ласточки». А в процессе успели посидеть на лежачем, пнуть, наступить на спину и на ноги. Потом ушли. Вернулись минут через 10 с небольшим. Дроздов уже не дышал.

«Расслабляющий» удар ноги и халатность эксперта

Со слов обвиняемых и свидетелей, Петикин-старший предлагал всего лишь «успокоить» пьяного. Опасался, что тот может навредить и себе, и имуществу. В милиции Петикин прошел путь от стажера медвытрезвителя до начальника этого заведения, но потом вытрезвители в Казани закрыли, и «грозу пьяниц» определили в помощники оперативного дежурного. Полиция же стала заниматься подвыпившими лишь в рамках совершенных ими правонарушений. Вопрос — нуждается ли такой задержанный в медпомощи до водворения в камеру — поднимался лишь при наличии внешних признаков нездоровья. У Дроздова их не было.

В 2013-м комиссия судмедэкспертов в Татарстане дала заключение: задержанный умер от тотального поражения поджелудочной железы, а ссадины на его запястьях могли образоваться от его же ударов по двери. Повторная экспертиза в Удмуртии указала на смерть от острой сердечно-сосудистой недостаточности. Но в декабре 2015-го Центр судмедэкспертизы Минздрава РФ пришел к выводу: причина смерти вообще… не установлена! Потому что еще первым экспертом «не вскрыты и целенаправленно не исследованы рефлексогенные зоны, мягкие ткани спины, позвоночник, спинной мозг». По мнению федеральных экспертов, только так и можно было узнать, как организм Дроздова реагировал на «ласточку». Сейчас и эксгумация не поможет.

«Если бы Павел выжил, он бы сказал, что физические страдания были, а так как умер, подтвердить это некому. А следствие само ведь не догадается», — возмущался, читая эти постановления, брат покойного Сергей Дроздов. Фото idelreal.org

Именно поэтому экс-полицейским, которые дружно по указке начальства попрощались со службой 2 ноября 2012-го, смерть Дроздова вменять не стали. Только насилие и пытку. Правда, и тут нашлись эксперты, которые раз за разом давали заключения о законности связывания уже находящегося в камере человека. Пинок под ребра от Петикина-старшего эти спецы именовали то «расслабляющим ударом ноги», то боевым приемом самбо. В итоге очередной следователь, закрывавший дело, констатировал: «не предусмотренный нормативными документами способ обездвиживания» полицейские применили, руководствуясь «интересами службы» и без цели «причинить физическую боль, страдания или унизить личное достоинство».

— Если бы Павел выжил, он бы сказал, что физические страдания были, а так как умер, подтвердить это некому. А следствие само ведь не догадается, — возмущался, читая эти постановления, брат покойного Сергей Дроздов.

Обвиняет заместитель генпрокурора РФ

При поддержке «Зоны права» семья Дроздова обратилась в Европейский суд по правам человека. Пожаловались на неэффективность расследования, бесчеловечное обращение и нарушение права на жизнь со стороны властей РФ. Уже после регистрации жалобы в Страсбурге четырем «мушкетерам» из «Юдино» наконец предъявили обвинения. Пятый участник тех событий, засветившийся на записи, несколько лет назад покончил с собой.

«В Татарстане была команда — «глушить» ход расследования. Тогда уже гремела история в «Дальнем», и никому не хотелось, чтобы обозначился реальный масштаб применения силы и пыток к задержанным. Но в итоге Верховный суд республики поддержал нашу позицию и отменил постановление о прекращении дела», — говорит сотрудничающий с «Зоной права» представитель потерпевших Андрей Сучков.

Уже после регистрации жалобы в Страсбурге четырем «мушкетерам» из «Юдино» наконец предъявили обвинения. Фото delfi.ee

Завершали расследование нижегородские сотрудники ГСУ Следкома, а обвинительное заключение утверждал заместитель генпрокурора РФ Сергей Зайцев. И подписались они под тем, что оснований для применения насилия к Дроздову у полицейских не было, как и объективных данных его опасности для себя и окружающих. А было желание причинить физическую боль и унизить путем «обездвиживания в противоестественной позе».

Уголовное дело о «ласточке» поступило в Кировский райсуд Казани еще 15 сентября. Дата первого заседания пока не назначена. Но судья уже известен. Разбираться в «камерной» истории поручено судье Феликсу Сабитову. Именно под его председательством сейчас рассматривается сложнейшее дело в 344 томах о причинах и последствиях огненной трагедии в казанском ТЦ «Адмирал».

Вину экс-полицейские не признают. Обвиняют покойного в агрессии и порче имущества — двери в изоляторе, на которой якобы именно в тот злополучный вечер появилась трещина.

Ирина Плотникова
Происшествия
комментарии 4

комментарии

  • Анонимно 27 сент
    ходаем курсэтмэсен
    Ответить
  • Анонимно 27 сент
    А почему на экспертов-фальсификаторов дел нет? зло должно быть наказано
    Ответить
    Анонимно 27 сент
    Потому что платят кому надо, или поддерживают тесные отношения
    Ответить
  • Анонимно 27 сент
    ужасная история
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии