Новости

16:06 МСК
Все новости

«Огненное ДТП» под Заинском: фальстарт дела о страшном рейсе

Первое заседание Заинского суда по делу о гибели 14 пассажиров рейса «Самара — Ижевск» закончилось, едва начавшись

«Огненное ДТП» под Заинском: фальстарт дела о страшном рейсе

Дело о самой крупной автокатастрофе в Татарстане дошло до суда. Накануне в Заинский храм правосудия на первое заседание пригласили выживших пассажиров «огненного рейса» Самара — Ижевск и родственников 14 погибших. Обвинение в грубом нарушении ПДД с тягчайшими последствиями было предъявлено 56-летнему водителю междугороднего автобуса Александру Ижмукову. Как стало известно «Реальному времени», расследование завершили в кратчайшие сроки, но, по мнению защиты, до конца в случившемся не разобрались.

«Жизнь стала серой и тусклой без Маши»

Несмотря на очевидную формальность первого судебного заседания по делу об автокатастрофе под Заинском, которая произошла в июле этого года, атмосфера начала накаляться еще до разбирательства по существу. Десятки потерпевших, которым пришлось проделать неблизкий путь в городок Татарстана были заметно взволнованы присутствием большого числа журналистов и еще, пожалуй, тем фактом, что у подсудимого — простого водителя автобуса — аж три адвоката!

Еще в коридорах Заинского дома правосудия начал собираться костяк инициативной группы потерпевших, неформальное руководство которой взяла на себя Регина Галимова. Она единственная из потерпевших живет в самом Заинске. В «огненном рейсе» потеряла свою дочь. Потеряла по всех возможных смыслах — опознавать Марию, 24 летнюю выпускницу Самарского медколледжа, пришлось по тестам ДНК. Поэтому Регина и бабушка погибшей девушки Наталья Патяшева сначала отказывались верить в самое страшное.

— Ее почему-то в списках погибших сразу не оказалось, мы два дня ее искали, облазили все огороды на дачах рядом с местом ДТП, думали, может, она как-то в шоковом состоянии туда ушла и там лежит без сознания, — рассказывает Наталья Патяшева. — Только потом уже поняли — погибла наша девочка. Надежда угасла, нет у нас и сейчас никакой надежды, ни радости. Жизнь наша стала серой и тусклой без Маши.

Наталья Патяшева: «Нет у нас и сейчас никакой надежды, ни радости. Жизнь наша стала серой и тусклой без Маши»

Напомним, в ночь на 2 июля 2017 года на территории Заинского района РТ пассажирский автобус «Неоплан» врезался в неисправный грузовой МАН, буксируемый грузовиком КАМАЗ. От удара оторвалось колесо автобуса, он опрокинулся на правый борт, заблокировав пассажирские двери, и загорелся. Погибли 10 взрослых и четверо детей. В числе жертв той аварии были 67-летний декан факультета математики ИЖГТУ Али Алиев, 78-летняя тренер челнинского спорткомплекса «Олимпийский», ранее пережившая блокаду Нина Подгорная и ее супруг Сергей, 39-летняя жительница Самары Людмила Мельникова, погибшая вместе с двумя сыновьями.

Брат Ижмукова о водителях грузовиков: «Я точно знаю, что они виноваты!»

Брат подсудимого Михаил Ижмуков сам подошел к прессе и выразил свое недоумение, что только его родственника назначили «козлом отпущения». «А где водители грузовиков? — недоумевал Михаил. — Он что в столб врезался? О них — ни слуху, ни духу! Они должны сесть на скамью вместе с моим братом, и еще неизвестно кто на самом деле виноват! Я точно знаю, что они виноваты! Они (водители сломанного МАНа и КАМАЗа, который буксировал вышедший из строя грузовик, — прим. ред.) совершали маневр! Выехали прямо перед автобусом на трассу, без габаритных огней! Почему об этом ни слова?!».

После эмоционального выступления родственника атмосфера у зала суда накалилась настолько, что началась перепалка между Ижмуковым-старшим и потерпевшими. Пришлось вмешаться приставам и призвать всех к порядку. Тут подошло время начала судебного разбирательства, и всех пригласили в зал. Он, кстати, самый большой в Заинском городском суде, но мест в нем все равно хватило не всем. Председательствующая судья Венера Исаичева начала процесс с установления личности подсудимого и явки потерпевших, а также с обсуждения вопроса о присутствии журналистов на заседании и о видеосъемке. Участники процесса не возражали.

Брат подсудимого Михаил Ижмуков сам подошел к прессе и выразил свое недоумение, что только его родственника назначили «козлом отпущения»

Личность подсудимого, попавшего под арест буквально с больничной койки, установили ожидаемо быстро. А с явкой потерпевших вышла незадача. Оказалось, что родственники погибших и выжившие пассажиры «огненного рейса» проделали путь до Заинска из Самарской области и Удмуртии. Потому что трех других потерпевших суд по какой-то причине не уведомил о начале заседания должным образом. И на старт процесса они не явились. Адвокаты тут же попросили отложить заседание. И суд назначил новую дату — 30 октября.

Генпрокуратура РФ: «Нарушил, превысил, врезался»

Между тем срок содержания Александра Ижмукова под стражей истекает 2 октября. И представители гособвинения — представитель прокуратуры РТ Юрий Марданов и прокурор Заинска Ринат Каримов — попросили суд оставить водителя автобуса в СИЗО. Тройка адвокатов выразила мнение, что необходимость в такой мере пресечения с началом суда отпала. Защитники просили либо поместить обвиняемого под домашний арест, либо освободить его под залог в 3 миллиона рублей. Деньги готов предоставить работодатель Ижмукова — ООО «Евразийская корпорация автовокзалов». Когда судья удалилась для принятия решения, потерпевшие вновь заволновались — неужели водителя отпустят?

Журналисты попытались разговорить самого Ижмукова, но тот все вопросы проигнорировал, а его адвокаты и вовсе призвали приставов оградить их подзащитного от внимания СМИ.

Судья Исаичева оставила подсудимого под стражей до 8 декабря. Правда, вряд ли к этому сроку удастся рассмотреть дело о резонансном ДТП. До оглашения обвинительного заключения речь сегодня не дошла. Впрочем, позицию обвинения накануне процесса озвучил для прессы официальный представитель Генпрокуратуры России Александр Куренной: «Ижмуков управлял автобусом рейса Самара — Ижевск. Он грубо нарушил правила дорожного движения, превысил максимально допустимую скорость, врезался в грузовик, в результате чего автобус перевернулся и загорелся».

Представители гособвинения попросили суд оставить водителя автобуса в СИЗО

Напомним, именно под контролем Генпрокуратуры в обстоятельствах «огненного рейса» разбирались сотрудники Главного следственного департамента МВД РФ, которые на старте следствия намеревались проработать и версию близких Ижмукова о том, что буксируемый грузовик двигался без габаритных огней и мог выехать с обочины прямо перед пассажирским лайнером на неосвещенном участке трассы. Удалось ли опровергнуть эту версию путем сложных экспертиз или следователи и прокуроры предпочли поверить показаниям свидетелей, пока неясно.

Арина Казанцева, фото автора
Происшествия
комментарии 18

комментарии

  • Анонимно 30 сент
    Не приведи Господь. Ужасная авария. Я всегда боялась и буду бояться ездить на машине, тем более по трассе
    Ответить
  • Анонимно 30 сент
    Что бы не делали, умерших уже не вернуть...
    Ответить
    Анонимно 30 сент
    И что? Предлагаете теперь никого не наказывать? Это как поймать серийного убийцу и сказать :а давайте его отпустим, мертвых то все равно теперь не вернуть.
    Ответить
    Анонимно 30 сент
    Я не говорил что его надо отпускать. Я пытался сказать что чтобы не произошло, мертвых уже не вернуть и ка тяжело из за этого родственникам!
    Ответить
  • Анонимно 30 сент
    То есть водителя могут посадить, на сколько лет?
    Ответить
    Анонимно 30 сент
    Конечно посадят, 14 человек угробил...
    Ответить
  • Анонимно 30 сент
    Как я понимаю, автобус же просто сгорел. Почему погибшие просто не выскочили из автобуса?
    Ответить
    Анонимно 30 сент
    Ага, легко вам размышлять сидя в уютненьком диванчике... многие после удара поломались либо потеряли сознание. Дизориентация доделала дело
    Ответить
  • Анонимно 30 сент
    На всю жизнь тяжкий груз. Трудно жить, осознавая что на твоей совести 14 душ
    Ответить
  • Анонимно 30 сент
    А водители Камазов пострадали?
    Ответить
  • Анонимно 30 сент
    Имжуков, конечно же, виноват. Но ведь он не хотел этого, не специально же он ДТП устроил. Самое сильное наказание для него - это его чувство вины
    Ответить
  • Анонимно 30 сент
    Да, а может это не водитель виноват! А водители грузовиков? О которых вообще ни духу ни слуху не сказано!
    Ответить
  • Анонимно 30 сент
    Возможно уснул. Я его не оправдываю, но у меня такое же было. Даже и понять не успеваешь что уснул, со мной все обошлось, остановился и поспал
    Ответить
  • Анонимно 30 сент
    А сам он выжил, ничего ему не случилось...
    Ответить
  • Анонимно 30 сент
    Та девушка, Маша, которая погибла, родные говорили, что она уже выходить собиралась. Совсем немного не доехала, когда случилась авария. Я думаю, она всё видела, только, к сожалению не выжила. Как вы думаете, стоя уже у выхода, она видела, что водитель засыпал или заснул или спал?
    Ответить
  • Анонимно 30 сент
    Разве видеорегистраторов не было у них?
    Ответить
  • Анонимно 30 сент
    сгорело все
    Ответить
  • Анонимно 01 окт
    В ДТП участвовало три авто, водителя камаза должны были заключить под стражу и он тоже должен быть подозреваемым. До выяснения причин ДТП и суда. Отвечать должны все. Разве это не правильно? Какая то подстава...
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии