Новости раздела

Сакалиба в Среднем Поволжье можно отождествлять со славянами

Ответ Ярославу Пилипчуку

Сакалиба в Среднем Поволжье можно отождествлять со славянами Фото: history.wikireading.ru (Именьковцы. Реконструкция жилища V—VII вв. н. э. Национальный музей РТ)

Казанский историк Александр Овчинников, не раз упомянутый в предыдущей статье нашего постоянного автора Ярослава Пилипчука «Загадка сакалиба: можно ли отождествлять их со славянами?», написал украинскому историку ответ. В нем он «попытался показать необоснованность некоторых утверждений» Пилипчука, в частности, о генезисе именьковской культуры и политической ангажированности автора ответа. Публикуем ответ без сокращений.

В последнее время в научной периодике и материалах СМИ (в том числе на страницах «Реального времени») стали появляться многочисленные публикации украинского историка, кандидата исторических наук Ярослава Пилипчука. Географический и хронологический охват интересов молодого автора довольно широк. Он включает в себя более тысячи лет (от эпохи раннего Средневековья до XVIII в.) и обширные пространства от Дуная на западе до Алтая на Востоке, от Карелии на севере до Северной Африки на юге. Сам Пилипчук является специалистом по относительно узкой теме завоевания монголами половцев в XIII в. (см. его диссертацию). Судя по всему, огромный мир Улуса Джучи захватил воображение исследователя, и он заинтересовался многими историческими проблемами как более раннего, так и более позднего времени. Статьи Пилипчука посвящены и древним венграм, и аварам, и отношениям Грузии с Османской империей и азербайджанскими ханствами в конце XVIII в., и миграциям сарматов, и калмыкам, и средневековым саамам, и взаимоотношениям поволжских финнов с татарами в XIII—XVI вв., и государству Тамерлана, и даже ранним государствам береберов в Магрибе…

С одной стороны, в век интернета доступ к информации относительно легок, но с другой — научной информации так много, что профессиональные историки очень осторожно выходят за пределы разрабатываемых годами тем. Можно заинтересоваться субъективно новым историческим вопросом, но сказать по нему что-то объективно новое очень сложно. В случае историка нужно знать историографию вопроса, т. е. то, что по этой теме писали его предшественники (а это анализ многолетних научных изысканий коллег), затем нужно тщательно разобраться с историческими источниками, которых может быть большое количество — если не письменных, то вещественных или иных. Только после этого можно выходить на уровень публикации, да и то, сначала осторожно затрагивая лишь один из аспектов интересующей проблемы. Если историк по различным причинам торопится пройти эти важнейшие стадии исследования, то к конечному продукту — статье или книге — может возникнуть много вопросов, и эти тексты для науки окажутся малополезными.

Сказанное можно в полной мере отнести к циклу статей Я. Пилипчука по раннесредневековой истории Среднего Поволжья. Исследовательское поле, в которое «вторгся» украинский историк — это огромный мир с десятками, если не сотнями, далеких от разрешения проблем, огромным корпусом источников и тысячами научных публикаций. Особенно интересны точки зрения «новых авторов», которые могли бы сыграть роль «свежей головы». Подобные надежды у меня были, когда я начинал знакомиться с первыми статьями Я. Пилипчука, так или иначе затрагивающими интересующие меня темы. Но эти работы не оправдали ожиданий, т. к. сразу бросилось в глаза поверхностное знакомство автора с историографией и источниками, а также, как мне показалось, определенная заданность и предсказуемость выводов.

Курган Именьковского городища. Фото imenkovosch.ucoz.ru

Учитывая формат статьи, я сосредоточусь на последней публикации Я. Пилипчука в «Реальном времени» «Загадка сакалиба: можно ли отождествлять их со славянами?». Построения автора касаются, в том числе и сложных проблем изучения т. н. «именьковской археологической культуры» IV—VII вв. н. э. Поясню читателям, что под этим словосочетанием скрывается совокупность остатков материальной культуры (поселения, могильники, орудия труда, оружие, украшения, кухонная утварь и т. д.), обнаруженных учеными на территории Татарстана, Чувашии, Башкортостана, Самарской и Ульяновской областей. Сходство артефактов заставляет специалистов объединять их в одно целое, которое и называется «археологическая культура».

Сразу же после выделения именьковской культуры начались научные споры об этнической и языковой принадлежности оставившего ее населения. «Именьковцев» считали буртасскими (В.В. Гольмстен, Н.Ф. Калинин), поволжскими финнами с вкраплениями славянского населения (А.П. Смирнов), тюрками (В.Ф. Генинг), уграми-мадьярами (П.Д. Степанов), балтами (А.Х. Халиков), сарматами (Е.П. Казаков), славянами (Г.И. Матвеева, П.Н. Старостин, В.В. Седов, А.В. Богачев, Р.Д. Голдина, А. Кирпичников и др.), гетерогенным (т. е. разноэтничным) населением (Д.А. Сташенков). За каждой названной точкой зрения стоит напряженная научно-исследовательская работа и многие годы дискуссий. Прежде чем интерпретировать взгляды того или иного ученого, нужно проработать его труды, понять, на какие источники он опирался, выяснить динамику его взглядов, понять ее причину (которая может быть не всегда научной).

Я. Пилипчук не стал этого делать и с первых же строк своей публикации заявил, что «в последнее время в историографии появилось несколько работ, подвергающих ревизии взгляд на этническую историю Среднего Поволжья,… утверждается славянство (полное или преимущественное) носителей именьковской культуры». Под «несколькими работами» подразумевается ряд моих статей по именьковской проблеме, а также публикации петербургского историка М.И. Жиха. Сразу хочу заметить, что пассажами о «ревизионистских взглядах» Пилипчук вводит читателя в заблуждение и искажает историографическую ситуацию последних десятилетий. Утверждение о славянском происхождении было и остается главной версией об этнокультурной принадлежности «именьковцев». Впервые эту точку зрения высказал А.П. Смирнов (1899—1974) — известный московский археолог-булгаровед, начавший систематические раскопки Болгара (этому ученому была посвящена моя кандидатская диссертация). Относимые сегодня к именьковской культуре памятники он отождествлял в основном с предками мордвы, в среду которых вторглись славяне и оставили после себя Рождественский II могильник с кремациями (Лаишевский район Татарстана). Мой учитель П.Н. Старостин (1936—2012) доказал, что Рождественский II и другие могильники с трупосожжениями являются частью именьковской культуры. Напомню, что Петру Николаевичу принадлежит единственное на данный момент фундаментальное монографическое исследование, посвященное именьковской культуре. Благодаря результатам его кропотливой источниковой работы другой крупный специалист по раннесредневековой археологии Среднего Поволжья самарский ученый Г.И. Матвеева (1933—2008) соотнесла материалы именьковских памятников с материалами пшеворской, зарубинецкой и черняховской археологических культур, среди носителей которых специалисты видят в том числе и предков славян. Мнение о «славянстве» «именьковцев» поддержал и развил крупнейший специалист по раннеславянской археологии академик РАН, профессор МГУ, доктор исторических наук В.В. Седов (1924—2004). Широкие познания в славянской археологии позволили ему провести корректные аналогии именьковских материалов с достоверно славянскими археологическими культурами (т. н. «ретроспективный метод»).

Петру Николаевичу принадлежит единственное на данный момент фундаментальное монографическое исследование, посвященное именьковской культуре. Фото archtat.ru

Выводами археологов заинтересовался признанный специалист по раннетюркской истории, доктор исторических наук, завотделом Центральной и Южной Азии Института восточных рукописей РАН С.Г. Кляшторный (1928—2014). Он связал известия арабских авторов о сакалиба, походе арабского полководца Марвана 737 г. и выводы археологов о генезисе именьковской культуры. Таким образом, точка зрения о славянском присутствии в Среднем Поволжье в IV—VII вв. стала результатом выполненного по всем правилам исторического исследования, когда данные археологии сопоставлялись с известиями письменных источников и материалами языкознания. Взятые в отдельности эти источники мало что могли сказать, но в комплексе они свидетельствовали о проживании в добулгарский период в Среднем Поволжье (пра)славянского населения. Этот историографический факт был официально признан в фундаментальном историческом труде Академии наук Татарстана «История татар» в 7 томах. В первом томе этого издания есть глава под авторством С.Г. Кляшторного и П.Н. Старостина «Праславянские племена в Среднем Поволжье». Таким образом, идея о славянском происхождении одной из групп раннесредневекового населения нашего края — факт серьезной академической науки. Поддержка и развитие этой точки зрения — вовсе не ревизия взглядов на историю Среднего Поволжья, как это пытается показать неподготовленному читателю Я. Пилипчук.

Несколько слов о моем скромном участии в изучении проблем именьковской культуры. Важнейшим источником для этнокультурных реконструкций древнего населения является погребальный обряд. Могильниками именьковской культуры я занимался под руководством П.Н. Старостина несколько лет на протяжении всего студенчества. Защитил дипломную работу, подробно (как мне представляется) разобрав в ней материал Рождественского II и Богородицкого могильников с кремациями. Для меня было очевидным сходство этих трупосожжений с могильниками (пра)славянских археологических культур. Уже в аспирантуре я стал заниматься проблемами историографии археологии, что позволило более детально рассмотреть, в том числе и ход дискуссий по именьковской проблеме, начиная с 1950-х гг. Сегодня, работая над докторской диссертацией в стенах Института этнологии и антропологии РАН и изучая проблему национальных историй при помощи методов социально-культурной антропологии, я пытаюсь рассмотреть среди прочих и кейс «споров об именькове» как феномен современной реальности. Отсюда мое внимание не только к объекту исследования (материальным остаткам и письменным свидетельствам), но и к его субъекту — ученому и исследовательскому коллективу, а также представлениям о проблеме в массовом сознании. Пилипчук не прав, называя такой подход «политизированным взглядом». Наоборот, как признано в современном науковедении, позиционирование ученых борцами за «объективную истину», которые непримиримо воюют, например, с «буржуазными фальсификаторами истории» или «замаскировавшимися под ученых» недругами того или иного народа, свидетельствует о несвободе научного поиска, его возможном использовании для нужд государственной идеологии.

Я попытался показать необоснованность утверждений Я. Пилипчука об отсутствии в академической науке признанной точки зрения на славянство «именьковцев» и о моей, якобы политической, ангажированности в данном вопросе. Теперь обратимся к особенностям работы автора с источниками и текстами других историков.

Начнем с археологических источников — их Пилипчук не знает и просто жонглирует мнениями археологов. Равнозначными для него выступают позиции П.Н. Старостина, специалиста по именьковской культуре, и булгароведов Е.П. Казакова, А.Х. Халикова и Р.Г. Фахрутдинова, готовивших свои диссертационные исследования не по «именькову» (кандидатская и докторская А.Х. Халикова были посвящены эпохам камня и бронзы, проблемами же Волжской Булгарии он занялся во втором периоде своей научной деятельности).

Именьковская керамика (Ульяновский краеведческий музей). Фото rossica-antiqua.livejournal.com

Если бы Я. Пилипчук обратился к источникам, то увидел бы следующее. В комплексе основные элементы именьковской культуры находят аналогии в материалах раннесредневековых археологических культур Поднепровья и Северного Причерноморья (пшеворской, зарубинецкой, черняховской). Сходства обнаруживаются в конструкции и планировке жилищ, керамике, погребальном обряде, совершаемом по обряду кремации, хозяйстве, включающем пашенное земледелие и домашнее скотоводство. Упомянутая черняховская культура является археологическим выражением «державы Германариха» — союза племен, который существовал в основном на территории современной Украины до 375 г. Во главе этого непрочного политического образования стояли готы, они покорили местных праславян и поздних сармат. В 375 г. гунны окончательно разгромили «державу Германариха». Часть ее населения (готы), спасаясь от захватчиков, ушла на юг, на территорию Римской империи. Другая часть, видимо, в основном праславяне, мигрировала на северо-восток и оказалась на территории Среднего Поволжья, где примерно в это время и возникает именьковская культура. Тогда же в языке местных финно-угров появляется несколько праславянских лексических заимствований, относящихся, прежде всего, к пашенному земледелию (например, «рожь»). Иными словами, конкретные исторические источники указывают на то, что в районе IV в. н. э. на территории Среднего Поволжья появляются новые группы населения, говорившие на неком праславянском языке и занимавшиеся пашенным земледелием — в то время новым для нашего края видом хозяйства.

До недавнего времени считалось, что носителем археологической культуры обязательно должен быть какой-нибудь народ или, по крайней мере, этнокультурная группа со своим языком. В связи с этим, к изучению археологических культур активно подключались собственно историки (обычно они искали возможность отождествления археологических культур с известными по письменным источникам группами населения) и лингвисты (данные археологии они использовали для реконструкции истории того или иного языка). Сегодня большинству исследователей ясно, что образы народов с одной культурой, языком и религией — результат конструирования эпохи модерна. Традиционные же общества были дискретны, разноязычны и разнокультурны, часто скреплялись на некоторое время лишь силой принуждения или иных быстроменяющихся обстоятельств. Поэтому отождествлять археологическую культуру с неким одним народом, с научной точки зрения, неверно. Кроме праславянских общин, в ареале именьковской культуры вполне могли обитать и балтоязычные, и ираноязычные, и угроязычные, и финноязычные общины (за исключением тюркских — они (булгары) появились в Среднем Поволжье относительно поздно, только в VII в., никаких данных об их более раннем проживании здесь нет). Археологические материалы вполне подтверждают гетерогенность именьковского населения.

Интересна проблема соотношения «именьковцев» с волжскими булгарами — одними из предков казанских татар. Многие собственно булгарские поселения располагались на именьковских памятниках, и в некоторых случаях (например, в Болгаре) один культурный слой плавно переходит в другой. Некоторые орудия труда булгар явно эволюционировали от именьковских — определенные типы наральников, косы-горбуши, жернова. Булгары, как и именьковцы, культивировали яровую рожь. Наследием именьковской культуры является присутствие на ранних булгарских поселениях полуземляночных жилищ славянского облика. Скорее всего, какая-то часть именьковцев после прихода булгар осталась в Среднем Поволжье и могла там проживать, например, в глухих лесах по берегам Черемшана.

Здесь мы подходим к проблеме сакалиба (славян), которой Я. Пилипчук уделил в своей публикации особое внимание. Дело в том, что в знаменитых «Записках» Ахмеда ибн Фадлана, который в 922 г. в качестве секретаря багдадского посольства прибыл в Волго-Камье, правитель булгар именуется «царем сакалиба (славян)», а его страна — «страной сакалиба (славян)». Этот факт позволил ряду специалистов говорить о возможном проживании в Волжской Булгарии славян — потомков именьковцев, что вполне согласуется, как мы видели выше, с данными археологии. Сам титул «царь сакалиба» (точнее, «амир Славии») добавлял власти Алмуша большей легитимности. Возможно, этот титул был чем-то вроде исторического воспоминания (как, например, упоминание фактически не существовавших Казанского, Астраханского и Сибирского царств в титуле российских императоров).

Жилище именьковской культуры (Национальный музей в Казани). Фото rossica-antiqua.livejournal.com

Главный тезис, который пытался доказать Пилипчук, заключался в том, что, хотя научная традиция и отождествляет арабские сообщения о сакалиба в основном со славянами, но, в случае населения именьковской культуры и данных Ахмеда ибн Фадлана, речь идет не о славянах, а о северном светловолосом населении в целом.

С путаными построениями Пилипчука трудно согласиться. В Халифате было много славян-невольников, которые общались между собой на родном языке и которых арабы вполне определенно называли сакалиба. Ахмед ибн Фадлан, без сомнения, был знаком с ситуацией в Халифате, и поэтому вряд ли в описании путешествия на Волгу («славянскую реку») он стал бы называть славянами население, не говорившее на славянских языках.

Исследователи обращают мало внимания на факт присутствия в багдадском посольстве двух переводчиков — Текина Тюрка и Барыса Славянина. В «Записках» Ахмед ибн Фадлана четко указывается на то, что Текин выполнял функции переводчика («Однажды, право же, напал на нас сильный холод. Текин ехал рядом со мной, а рядом с ним один человек из числа тюрок, который разговаривал с ним по-тюркски. И вот Текин засмеялся и сказал: «Право же, этот тюрок говорит тебе: «Чего хочет господь наш от нас? Вот он убивает нас холодом, и если бы мы знали, чего он хочет, мы непременно это ему дали бы». Тогда я сказал ему (Текину, — А.О.): «Скажи ему (т. е. переведи, — А.О.): Он (Аллах) хочет от вас, чтобы вы сказали: нет бога, кроме Аллаха». Он же засмеялся и сказал: «Если бы нас этому научили, мы обязательно это сделали бы»). Имевшая право находиться рядом с Алмушем и общаться с ним верхушка багдадского посольства состояла из посла (Сусан ар-Раеси), секретаря (Ахмед ибн Фадлан), Текина Тюрка и Барыса Славянина («Однажды мы остановились вместе с царем (Алмушем, — А.О.)на одной остановке. И вошел я, мои спутники — Текин, Сусан и Барыс»). Конкретные сообщения исторического источника можно объяснить только следующим. В Халифате знали, что в Волжской Булгарии проживают тюрки и славяне, и потому в составе посольства оказались два переводчика, соответственно, с тюркских и славянских языков. Если же под сакалиба понимать северное население в целом, в том числе и тюрков, как считает Я. Пилипчук, то посольству «хватило» бы только одного переводчика — Текина, но его явно было недостаточно, что для Ахмеда ибн Фадлана представлялось само собой разумеющимся фактом. Этими славянами вполне могли быть потомки некоторых групп именьковского населения. Таким образом, обращение к историческому источнику значительно продуктивнее, нежели наблюдаемая в публикации Я. Пилипчука эквилибристика мнениями разных исследователей.

Ответ на вопрос о том, по каким причинам многие данные письменных и материальных источников «ускользают» от внимания исследователей лежит уже в плоскости социально-культурной антропологии, в частности, антропологии академической жизни, которая изучает само научное сообщество. Опыт использования антропологического подхода в разработке именьковской проблемы был мною обобщен в отдельной статье. Эта статья доступна в интернете, и я не вижу смысла повторяться. Отмечу лишь «двойные стандарты» в работе с источниками. Так, 20 сентября 2016 г. в Казани состоялся Международный круглый стол «Ахмед ибн-Фадлан и его эпоха», на котором со ссылками на текст «Записок» подчеркивалась «ошибочность трактовки некоторыми учеными термина «сакалиб» как славян». В то же время, со ссылками на те же «Записки» констатировалось официальное принятие ислама булгарами в 922 г. на территории Болгара. Однако в «Записках» Ахмеда ибн Фадлана ничего не говорится ни о городе Болгаре, ни об официальном принятии ислама. Распространенное сегодня в Татарстане утверждение о том, что в «922 г. волжскими булгарами в городе Болгаре был официально принят ислам» — не более чем миф. Почему специалисты не опровергают этот миф, а активно участвуют в его конструировании, и одновременно, работая с тем же источником, обходят молчанием явные свидетельства славянского присутствия — проблемы, которые находятся в поле зрения антропологии академической жизни.

Фото knowledge.su

Можно констатировать, что Я. Пилипчук не проработал историографию проблемы, к которой решил обратиться. Не совсем понятно, как он работает с источниками. Не касается он и методологических вопросов. Его построения содержат фактологические ошибки (так, он заявляет, что известный археолог-славяновед В.В. Седов археологом не был, московская исследовательница Е.С. Галкина названа казанской, перепутаны названия важнейших именьковских археологических памятников — «Рождественский и Богородицкий Второй могильники», тогда как правильно «Рождественский II и Богородицкий могильники»). Хочется посоветовать автору сосредоточиться на изучении не многих тем сразу (см. разброс интересов Я. Пилипчука в начале статьи), а на одной проблеме с четкими хронологическими и территориальными рамками.

Александр Овчинников, кандидат исторических наук
Общество
комментарии 48

комментарии

  • Анонимно 15 февр
    Сакалибами арабы называли всех светлых людей, а не только славян. Овчинников ссылается только на советско-имперские источники что строились по принципу любым способом оправдать захват территорий и ресурсов других народов. Именьковцев считают славянами так удобно, ведь надо как-то оправдывать расширение империи. А они сплошь построено на лжи!
    Ответить
    Анонимно 15 февр
    Спокойнее, спокойнее...
    Что Вы вдруг так возбудились от классической академической статьи А.Овчинникова?

    У Вас есть контр-аргументы?
    Читатели уважаемого РВ с удовольствием выслушают их.

    А хамство, оскорбления и навешивание ярлыков не являются аргументами в научной дискуссии, а лишь свидетельствуют о низком культурном уровне их "носителя".
    Ответить
    Анонимно 15 февр
    это правда а на хамство, привыкайте
    Ответить
    Анонимно 15 февр
    Базарная хамка тоже думает, что "вещает" правду о более удачливой соседке или несостоявшемся покупателе.

    Извините, но Ваши оценочные суждения об А.Овчинникове и исторической науке находятся на уровне базарной склоки, озверевших от отсутствия покупателей продавщиц гнилых помидор.
    Ответить
    Анонимно 15 февр
    Справедливо.
    Ответить
    Анонимно 16 февр
    Когда тюрки осадили Дербент, его защитники выставили на крепостную стену тыкву на которой были вырезаны узкие глаза и прикреплена жидкая борода из мочала. В указанное время тюрки выраженные монголоидный. Так же как и фино угры. Арабы хорошо отличали славян от других народов. Так светловолосых жителей Западной Европы они называли франками. Сакалиба - однозначно славяне.
    Ответить
    Damir Nabi 08 апр
    Сак это саки, сарматы , они же скифы а точнее искит, одно их племен в Биляр
    Эти же племя влилось в 1920 е годы в состав башкир, притом в разные племена башкир , это в юге Башкирии
    Сак+алиба можно перевести с иранского "саки речные"

    А славяне и восточные славяне в частности, в исторической арене появляются только с 9-го века, из региона севера Карпатских гор и южной Польши...
    Ответить
  • Анонимно 15 февр
    Я не согласен с Овчинниковым. Пилипчук очень профессионально, взвешенно и непредвзято пишет статьи. Лично мне надоела лживая советско имперская историография!
    Ответить
    Анонимно 15 февр
    как раз наоборот: Пилипчук пишет обо всем и много, а потому допускает грубые ошибки и передергивания
    Ответить
    Анонимно 15 февр
    Очень предвзято написана статья Овчинникова. Складывается впечатление, что ссылаясь только на русско-советские источники, он хочет во что бы то ни стало, доказать, что русские жили на этой территории до прихода булгар, финно-угров, тюрок. И сам не понимает, что это очередное притягивание фактов за уши. Весь принцип статьи - доказать , что кровавый захват Казанского ханства, якобы имеет историческую причину.
    Ответить
    Анонимно 15 февр
    Какие русско-советские источники? Вы вообще статью Овчинникова прочли? Вот Овчинников цитирует сочинение ибн Фадлана -это что русский источник? советский источник?

    P.S. Чем больше сторонники Полипчука (если не он сам лично) пытаются вместо аргументированных возражений отвечать Овчинникову, переходя на оскорбления и ярлыки, тем больше видишь, что в этом споре двух историков Овчинников выглядит гораздо убедительнее
    Ответить
  • Анонимно 15 февр
    Овчинников пишет "идея о славянском происхождении одной из групп раннесредневекового населения нашего края — факт серьезной академической науки" Сами русские захватив земли и ресурсы соседних народов пишут оправдательную историю чтобы оправдать свое присутствие и захват, вы эти сказки другим рассказывайте.
    Ответить
  • Анонимно 15 февр
    Сакалибы - не славяне, Овчинников выдает желаемое за действительное. Это светлые люди , так арабы называли всех светлые народы. Только в средние века увеличился поток рабов-славян в халифат и тогда их называли сакалибами. нет у Фадлана "амира Славии" чушь несет этот ученый, пусть в оригинале почитает сначала . очередная имперская подтасовка фактов под то что нужно доказать!
    Ответить
    Анонимно 15 февр
    Титул Алмуша восстановлен нумизматами и текстологами: "малик Болгара и амир Славии". Это факт.
    Ответить
    Анонимно 17 февр
    не Славии, а сакалиба!
    Какие еще славяне на Средней Волге?
    И в 10 веке!
    Тогда даже Киев был наполовину тюрко-татарским городом!
    а Новгород назывался Ней-стадт, т был шведско-варяжеском городом.
    Ответить
  • Анонимно 15 февр
    Пилипчук за такими как вы будущее! А такие как Овчинников исчезнут вместе с империей
    Ответить
    Анонимно 15 февр
    Похоже все 5 (пять) комментариев между временем 7.34 и 7.47 (за 13 минут) написаны одним "лицом" - люто за что-то ненавидящим А.Овчинникова.

    За 13 минут на автора статьи вылиты "ушаты" злобы и ненависти, клеветы и хамства, приписаны мысли, которые автор никогда не высказывал.

    Сперва подумал, что автор статьи отбил у этого "лица" девицу, из-за чего последний и впал в яростное безумие.

    Но так из-за девиц ныне не безумствуют и не злобствуют.

    Это больше похоже на "научную ревность", чем на обычную "любовную ревность".
    По всей видимости именно научная концепция А.Овчинников вызвала такой приток "желчи" у "комментатора".

    Аргументов и фактов от автора "комментариев" 7.34 - 7.47 ждать не приходится - ярость, вызванная "научной" ревностью, застилает ему глаза и парализует ум.


    Ответить
    Анонимно 15 февр
    Извините, Вы личный враг А.Овчинникова?

    За что Вы так его люто ненавидите?
    Даже желаете его "исчезновения"...

    Ненависть вообще-то в первую очередь "сжигает" того, кто ненавидит.
    Ответить
  • Анонимно 15 февр
    Браво, классно отбрил выскочку Пилипчука! Совершенно очевидно что Пилипчук политически ангажирован в силу известных событий. Почему Пиличук не занимается родной историей, а лезет поучать соседей, можно только догадываться.
    Ответить
    Анонимно 15 февр
    А.Овчинников не "отбрил" Я.Пилипчука, а написал научную рецензию на его статью о "сакалибах".

    Хотя некоторые "эпитеты" в рецензии можно было бы и не "употреблять", например:

    "С путаными построениями Пилипчука трудно согласиться".
    Источник : https://realnoevremya.ru/articles/89872-otvet-yaroslavu-pilipchuku

    Зачем "путанные" построения?
    Можно было бы просто написать:

    "С лишенными логики построениями Пилипчука трудно согласиться".

    Но учитывая какой в свое время мощной и тотальной травле "научным сообществом" подвергся за свои научные взгляды А.Овчинников - его можно понять.

    Какими только злобными и хамскими "эпитетами" не "награждали" А.Овчинникова его "научные оппоненты".
    По сравнению с той травлей автор комментариев 7.34 - 7.47 просто "пионерка не целованная".

    Факты и аргументы приведенные А.Овчинниковым дополнительно свидетельствуют в пользу мнения профессора-арабиста А.П.Ковалевского (1895 - 1969) о том, что "сакалибы" в Книге ибн Фадлана это славяне.

    А тюрок Алмыш-Джафар ибн Абдаллах был царем СЛАВЯН.

    И в 922 году на Средней Волге некоторые племена СЛАВЯН ДОБРОВОЛЬНО приняли Ислам со своей тюркской элитой.

    Но к сожалению "научное историческое и политическое сообщества" не готово признать факт, что первой религией Единобожия СЛАВЯНСКИХ племен, проживающих на территории современной РФ, был ИСЛАМ и принят он был ДОБРОВОЛЬНО на Средней Волге.

    Пока парадигмой (общепринятой точкой зрения) является мнение, что славянские племена НАСИЛЬСТВЕННО были крещены в Киеве в 988 году (через 66 лет после ДОБРОВОЛЬНОГО принятия славянами Ислама на Средней Волге).

    Ответить
    Анонимно 17 февр
    Пилипчук энциклопедично образован. Нет области в исторической науке, в которой н не разобрался.
    он стоит 10 наших горе-академиков.
    Ответить
  • Анонимно 15 февр
    Пилипчук молодец!
    Ответить
    Анонимно 15 февр
    "Не тот молодец, что по течению плывет, а тот молодец, что против течения идет".
    Народная пословица.

    Научные революции делают одиночки-гении вроде И.Ньютона, Н.И.Лобачевского, Д.И.Менделеева и др., а не штатные представители "научных школ".
    Ответить
    Анонимно 15 февр
    никаких аргументов и доводов, просто "молодец" и все. Похоже, что Пилипчук сам пишет так о себе
    Ответить
  • Анонимно 15 февр
    Совершенно очевидно, почему большинство комментаторов будет "топить" за Я.П. Потому что его интерпретация истории "ласкает слух" местных националистов
    Ответить
    Анонимно 15 февр
    Но у Я.Полипчука НЕТ никакой "интерпретации истории" - у него есть тенденциозный пересказ множества мнений ученых-историков.

    И это хорошо показал в своей рецензии А.Овчинников на статью Я.Полипчука о "сакалибах".

    "Топить" за Я.Полипчука будут его соратники по "научной школе" и его поддерживающие из "около-научной школы".

    Но привести аргументы и факты не смогут.

    А вот факты и аргументы А.Овчинникова выглядят очень убедительно.

    Но он не принадлежит ни к одной из господствующих "научных школ".
    И ему будет очень трудно (практически невозможно) донести свои мысли до массового читателя.
    Спасибо уважаемому РВ за предоставления "страниц" этому интересному историку и археологу, а А.Овчинникову спасибо за интересную статью-рецензию и новых научных успехов.
    Ответить
  • Анонимно 15 февр
    До чего же интересна наука история! Достаточно назвать доводы противной стороны голословными, а свои - научными фактами и сослаться на авторитетов, и все! :)
    P.S. Всю жизнь мучаюсь вопросом происхождения сакалибов, ага.
    Ответить
  • Анонимно 15 февр
    А что Овчинников написал про 922 год - где у Фадлана говорится о городе Болгаре и официальном принятии булгарами ислама? этого в самом деле нет. А как же возрождение Болгара, Болгарская академия, самый большой в мире Коран, волос пророка Мухаммеда? И многочисленные конференции, где это все обосновывается ссылками на Ахмеда ибн Фадлана... Мы что - свидетели грандиозной мистификации?
    Ответить
    Анонимно 15 февр
    совершенно верно. Точно такая же мистификация, как и 1000-летие Казани.

    P.S. столицей Волжской Булгарии был не Болгар, а Биляр. Все профессиональные историки об этом в курсе.
    Ответить
  • Анонимно 15 февр
    Бред!
    На той территории, которая нынче называется Россией, никогда никаких славян не было. Славяны были только на западной части теперешней Украины. Академик Покравский "Очерки по истории России"
    Ответить
    Анонимно 15 февр
    вы, батенька, книг Хакимова и депутата Сибагатуллина начитались, похоже
    Ответить
    Анонимно 15 февр
    Нет. Книг самого что есть настоящего русского - академика Покровского. Он был заместителекм президента АН СССР.
    Ответить
    Анонимно 16 февр
    Покровский, уважаемый товарищ "Бредолог", это тот, который принадлежал к партии международных марксистов-террористов?
    Эти товарищи писали, что хотели - главное чтобы денежек побольше было.
    Ответить
  • Анонимно 15 февр
    Пусть автор прочтет на живом журнале статью "Три пласта формирования русского народа". Автор на основе документальных данных и самое главное на основе данных современной генетики доказывает, что теперешний русский народ имеет три компонета: тонкая прослойка - балтийский пласт (белорусский генотип), угрофинский власт (весь исторический север, лесная зона, финоугорские гены; татаро-тюркская - южная Россия, степная и лесостепная зона, частично Рязаньская область, небольшая часть населения Владимирской, Московской и других областей - потомки татар-мишар, татар Касыйсовского ханства). Там нет никакого славянского компонента, каких-то славянских генов - тоже нету.
    Ответить
    Анонимно 16 февр
    ЖЖ-журнал - это теперь серьезный источник по истории раннего средневековья?
    Ответить
    Анонимно 16 февр
    Никаких татарских , балтийских и прочих генов в природе не существует. Есть гаплогруппы - участок в Y хромосоме. Их 20 на все народы мира. Гаплотип - запись полной расшифровки гаплогруппы. Носители гаплогруппы N1a1 (старое название N1c1), вышли на Русскую равнину со стороны Урала 3000-3200 лет назад, и прибыли на берега Южной Балтики в середине I тыс. до н.э., то есть примерно 2500 лет назад, и на территорию современной Финляндии 2000-1500 лет назад. Возраст гаплогруппы N - 18 тыс лет. Её родина - Китай. Из 200 млн чел , носителей гаплогруппы N, 140 млн чел это китайцы. Гаплотипы китайцев и вьетнамцев - M231, L735, P189.2 , L732 , L729.1 , M46 , M178,P298 . Там она старая, потому гаплотипов много. Народы Сибири - L708 , они там не давно, не успели разделится. Центральная Азия - L1026,L392. У литовцев 42% имеют - L551. У латышей 38% - имеют L591. У эстонцев 34% - имеют L1027. Саамы - Z1936. Карелы - L1022. Фины - Z1925. У коми 51%, мари 61%, мордва 49%, удмурты 67% - L1034. Южно - балтийские славяне, 14% русских, 10% белорусов, 7% украинцев, потомки Рюрика имеют - L 550. Никакого «финно-угорского субстрата» на Русской равнине ДНК-генеалогия не находит, равно и никакой «ассимиляции» «местных финно-угров прибывшими славянами».
    Ответить
    Анонимно 16 февр
    Среди предков современных "русских" не было славян. Были фин-угры, татаро-тюрки и немножко - балты. Литовцы и латыши боле ближе к русским, чем какие-то сербы или хорваты.
    Ответить
  • Анонимно 15 февр
    Чушь полная! Овчинников уже давно показал свой антитатаризм. Подтасовывая события, привирая факты, дополняя их своими домыслами хочет "доказать", что русские, славяне появились здесь раньше всех народов. Где, какие славяне? До самых Московских болот проживали в основном угрофинские племена! Загнав их в православие, русскую веру, получили " русский народ". Почему топонимика вся угрофинского и тюркского происхождения? Где славянские, русские названия? Нет их, и не было! Потому, что народа славянского, тем более русского, не было никогда в наших краях!
    Ответить
    Анонимно 16 февр
    Ну вот и господин "Чушевед" подтянулся.
    Большой знаток "чуши"...
    Ответить
    Анонимно 16 февр
    Про себя,про себя пожалуйста в таких выражениях.
    Ответить
  • Анонимно 15 февр
    Как это не был Ибн-Фадлан в Болгаре?????
    Ответить
    Анонимно 15 февр
    А почитайте Записки Фадлана, там ничего про город Болгар в самом деле не говорится, ни про официальное принятие ислама... А больше то источников по 922 году нет...
    Ответить
  • Анонимно 15 февр
    Про именьковские славянские заимствования в финно-угорских языках прочитайте в статье Овчинникова, у него же это написано.
    Ответить
    Анонимно 15 февр
    "Именьковские заимствования"? И что. язык именьковский (так называемый) уже известен? Масковский диалект? Ну фантазеры во главе с Овчинниковым...)))
    Ответить
  • Анонимно 16 февр
    Профессиональным лингвистам известен - говорят, что праславянский
    Ответить
    Анонимно 16 февр
    Путаете профессиональных имперских лжецов от российской истории с профессиональными лингвистами.
    Ответить
  • Анонимно 16 февр
    Такое ощущение, что сам Овчинников в пользу себя комментарии и пишет. Помнится это он же скандалил с местными авторитетными учеными, за что его и поперли откуда то...
    Ну вот эта зудящая рана, похоже, и выливается в поиски "сермяжной правды", которой стали мифические славяне на Волге.
    За уши притянутая схожесть с некими "праславянами"... А на резонный аргумент, что вся Восточно-Европейская равнина последнее тасячелетие была занята именно балто-угро-финскими племенами, что вообще невозможно оспорить, он игнорирует. Если от нынешней Марий-Эл вплоть до Москвы все было сплошь балто-финским, то откуда этот островок славян в Поволжье? Есть ответ?
    В науке нет. А в воспаленной голове шовиниста и ксенофоба ответ уже давно готов.
    Ответить
    Анонимно 16 февр
    "Чушь" (да еще и "полная", значит, знаток "чуши" владеет знаниями и о не-полной чуши), "бред", навешивание ярлыков, обвинение в несуществующих грехах - знакомая аргументация, чувствуется "школа".

    А.Овчинников приводит факты и аргументы, а в ответ получает хамство и оскорбления и ни одного контр-аргумента по существу.

    Лексика его оппонентов базарная - "поперли", "чушь", "бред" и т.д.

    Позиция ученого-археолога А.Овинникова научная, а его оппонентов базарно-политическая.
    Ни один из этих "оппонентов" уверен под своим именем не сможет "сразиться" и выстоять с А.Овчинниковым в открытой научной дискуссии.
    Эти "оппоненты" мастера хамства и оскорблений.
    Но вот "попереть" это они могут...

    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии