Новости раздела

Рустам Минниханов: «Выяснилось, что серьезно отстают городские клиники...»

Как губернаторы на Гайдаровском форуме критиковали федеральный центр и делились секретами работы в здравоохранении

Гайдаровский форум — 2018 (его тема: «Россия и мир: цели и ценности») начался сегодня с делового завтрака, посвященного не финансово-экономической проблематике, а «общественному здоровью», образованию и «человеческому капиталу», темам, о которых СМИ пишут разве что на 10-й странице. На завтраке министр здравоохранения Вероника Скворцова, представители зарубежных, в том числе фармацевтических, компаний и губернаторы говорили о том, почему именно эти темы становятся сегодня ключевыми — и для привлечения инвесторов в регионы тоже. Корреспондент «Реального времени» стал свидетелем того, как Рустам Минниханов поделился «рецептами Татарстана» по развитию системы здравоохранения, глава российского отделения Mastercard рассказал о пилотном проекте «Карта жителя Татарстана» в Зеленодольске, а министр здравоохранения РФ Вероника Скворцова призвала быть с тотальной цифровизацией медицины осторожнее, иначе человечество превратится, по ее словам, в управляемое стадо.

Зачем в Новгородской области пропагандируют здоровый образ жизни с экранов ТВ

Владимир Мау, ректор РАНХиГС, открывая завтрак, провел историческую параллель с концом XIX века, когда тогдашний Минфин выбрал в качестве бюджетных приоритетов не «бюрократические структуры», а «образование, суды и пути сообщения». Именно такой бюджетный маневр (направленный на известные проблемы России: «дураки и дороги») Мау предлагает совершить сейчас. Отрасли, по его словам, уже не могут быть приоритетными: «приоритетны человек, общественное здоровье и инфраструктура».

Алексей Репик, президент «Деловой России», председатель Совета директоров группы компаний «Р-Фарм», признался, что «Деловая Россия» с 2011 года ставила главным приоритетом развитие инвестклимата в стране, но в какой-то момент стало понятно, что сам инвестклимат зависит от кадров, от самого человека. Новая «мобильность населения» заставляет компании и государства вкладываться в пресловутое «качество жизни»: сегодня человек может создавать добавленную стоимость «в Москве или Казани, Париже или Токио» — там, где ему больше нравится. Выясняется, что основной причиной оттока кадров, в том числе деловых, из страны оказывается даже «не проблема скорости подключения к энергосетям, а качество здравоохранения, образования, экология, инфраструктура». Если Россия хочет быть конкурентоспособной на мировом рынке, именно на этом должен делаться акцент, в том числе и в вопросах бюджетного финансирования конкретных направлений. Иначе — люди просто уедут туда, где медицина и образование лучше, а с инфраструктурой никаких проблем нет.

Андрей Никитин, губернатор Новгородской области (бывший глава Агентства стратегических инициатив), согласился с Репиком и добавил, что для инвесторов в регионах решающими становятся вопросы образования и здравоохранения. Увы, Новгородская область похвастаться их решением пока не может: показатели по здравоохранению «не очень», «типичные проблемы среднерусского региона — люди живут в небольших поселках, откуда далеко добираться до медцентров». В качестве одного из рецептов решения проблемы Никитин видит, во-первых, пропаганду здорового образа жизни:

— С декабря мы начали проект «12 месяцев здоровья», каждый месяц говорим населению области, как правильно питаться, что нужно ходить на профилактику, обращать внимание на первичные признаки заболевания. Декабрь показал, что из 620 тыс. населения области до 200 тыс. человек наши послания дошли.

Владимир Мау, открывая завтрак, провел историческую параллель с концом XIX века, когда тогдашний Минфин выбрал в качестве бюджетных приоритетов не «бюрократические структуры», а «образование, суды и пути сообщения». Фото Романа Хасаева

Во-вторых, регион начал закупать мобильные диагностические комплексы, чтобы диагностика стала доступнее и люди чаще проходили обследования — тем более что и стоимость лечения на ранних стадиях болезни гораздо меньше. В-третьих, в условиях недостатка бюджетных денег власти области пытаются сократить издержки, для чего запустили совместный проект с «Внешэкономбанком»: блокчейн-проект по расходованию лекарств в больницах:

— К маю надеемся получить первые результаты. Технологии позволят исключить «повторное применение лекарств» — когда медсестры, например, продают лекарства на сторону.

Рустам Минниханов: «Обратили внимание на райцентры и села, но выяснилось, что серьезно отстают городские клиники»

Проректор Всероссийской академии внешней торговли Павел Кадочников, зацепившись за слова губернатора Новгородской области о недостатки бюджетных средствах, посетовал на то, что федеральный бюджет тратит на здравоохранение всего 3,6% — а нужно минимум 4%. На образование идет 3,6% бюджета — тогда как в идеале должно быть 4,4%. Если бы подобный бюджетный маневр сделали еще в 2011 году, темпы роста сегодня были бы выше, по расчетам Кадочникова, на 1%. Модератор форума Александр Ивлев, управляющий партнер EY по России, поинтересовался у президента Татарстана Рустама Минниханова, как в таких бюджетных условиях у Татарстана получилось «преуспеть в развитии системы здравоохранения». Минниханов признался, что «без серьезных инвестиций в инфраструктуру результатов достичь сложно».

— В Татарстане мы большое внимание обратили на центры высокотехнологичной медпомощи, 13 центров создали, сумели узкие места найти, где были проблемы. Но сразу оказалось, что мы недорабатываем по первичному звену — последние годы мы вкладываемся туда, с министром (видимо, имеется в виду Вероника Скворцова, министр здравоохранения РФ, — прим. ред.) утром сегодня пообщался о том, как строить модульные ФАПы (фельдшерско-акушерские пункты), мы более 400 ФАПов уже открыли. Привели в порядок 1500 объектов первичного звена. Обратили внимание на райцентры и села. Но тогда выяснилось, что серьезно отстают городские клиники. У нас в итоге в прошлом году появилась трехлетняя программа «Дружелюбная поликлиника», чтобы привести поликлиники к необходимым стандартам. Вопрос же не только в создании хорошей инфраструктуры, необходимо активнее внедрять информационные технологии. У врачей сегодня много технической работы — он заполняет и оформляет множество документов, цифровые технологии серьезно облегчили бы и улучшили его работу. Самое главное сегодня — как раз специалисты. Вопрос: «Где найти специалиста и как привлечь его?» — можно решать по-разному, мы пытаемся привлекать нужных нам специалистов, выделяя субсидии, но и серьезно занимаемся повышением квалификации существующих, отправляем специалистов в лучшие центры, — рассказал президент РТ.

Рустам Минниханов признался, что «без серьезных инвестиций в инфраструктуру результатов достичь сложно». Фото president.tatarstan.ru

Как Mastercard с властями РТ оцифровывал медицину Зеленодольска

Он, наконец, обратил внимание на то, что сегодня благодаря все тем же информационным технологиям информацию на местах, скажем, в сельских районах, — какой-то снимок или медицинские данные, можно сразу пересылать лучшим специалистам медицинских центров, которые могут дать необходимую консультацию. Все это, вновь повторил президент, потребовало и по-прежнему требует серьезных постоянных инвестиций. Минниханова поддержал и Алексей Малиновский, глава Mastercard в России, Казахстане, Беларуси и Армении, рассказавший о том, как его компания совместно с властями Татарстана реализовывала проект «Карта жителя РТ» в отдельно взятом пилотном городе — им стал Зеленодольск.

— Взяли обычную банковскую «бесконтактную карту» с чипом (карта выпускается бесплатно в течение 10 минут) и дополнили чип нефинансовым функционалом. Внедрили в чип приложения, разработанные нашими татарстанскими партнерами, которые позволили владельцу карты пользоваться транспортом, социальной сферой, плюс в чипе содержится и личная электронная подпись, позволяющая оказывать пациенту медицинские услуги. Когда пациент приходит в медучреждение, он прикладывает карту к терминалу и сразу записывается к врачу. Или же идет в регистратуру, благодаря карте на экране у какой-нибудь медсестры сразу появляется вся история болезни пациента, и она может опять же тут же записать его к необходимому врачу. Мы провели исследования, и оказалось, что скорость самостоятельной записи к врачу таким образом выросла в 7 раз, а скорость записи через регистратуру выросла в 5 раз. Как говорил Рустам Нургалиевич, все это позволяет избежать бумажной волокиты. У врача становится больше времени на то, чтобы пообщаться с пациентом и даже рецепт записать в электронную карту, после чего пациент идет в аптеку, прикладывает карту к терминалу — и у аптечного провизора на экране появляется информация о необходимом пациенту лекарстве, скидках и каких-либо льготах. Повышается прозрачность системы. Для карты жителя не требуется уникальная инфраструктуры, мы работаем на банковской инфраструктуре, что снижает затраты на внедрение. Чип обеспечивает нужный уровень защиты информации. Проект этот был бы невозможен без поддержки региона — за что я благодарен Минниханову, — заявил Малиновский засветившемуся от похвалы президенту РТ.

Mastercard совместно с властями Татарстана реализовал проект «Карта жителя РТ» в отдельно взятом пилотном городе — им стал Зеленодольск. Фото Олега Тихонова

«Мы всегда бодро беремся за любую проблему, а потом медленно остываем»

Сергей Морозов, глава Ульяновской области, занялся самокритикой и раскритиковал федеральных чиновников:

— Мы всегда бодро беремся за любую проблему, а потом медленно остываем. В развитии человеческого потенциала мы явно недорабатываем. Пример — на протяжении многих лет мы в области занимались вопросами благоустройства, говорили федеральным властям, что это важно, много говорили! Наконец получилось — городская среда стала интересна и важна [федеральным чиновникам и бюджету РФ]. А вот со здоровьем такого до сих пор нет. Было бы здорово, если федеральное правительство объявило бы приоритетным проектом здравоохранение и стало бы выделять столько же средств, сколько сегодня выделяется, например, по программе моногородов! Мы сразу бы увидели и велосипедные дорожки, и многое другое, Вероника Игоревна (Скворцова, министр здравоохранения РФ)! — взмолился Морозов.

Он также призвал российские власти вообще и Министерство здравоохранение в частности вспомнить советский опыт, когда органы здравоохранения «были приближены к промышленным предприятиям». Сегодня, обратил губернатор Ульяновской области внимание, даже в иностранных компаниях, приходящих в регион, есть программы развития человеческого капитала — а в российских, на ульяновских прежде всего, предприятиях такие программы отсутствуют:

— Закрыли все клиники и профилактории при предприятиях! И сегодня мы замечаем, что качество здоровья трудоспособного населения вызывает вопросы. Мы вынуждены выделять скудные финансовые средства на оздоровление трудящихся предприятий. А резко нарастить объем средств, выделяемых на здравоохранение, у нас нет возможности! Выход — государственно-частное партнерство (ГЧП), — по сути согласившись с рецептом Татарстана в части взаимодействия властей РТ с тем же Mastercard, заметил Сергей Морозов. — Мы определили для себя, какие приоритеты должны быть: сердечно-сосудистые направления и онкология. 90% операций по сердечно-сосудистым заболеваниям у нас теперь делается в рамках ГЧП. Второе — онкология. Позавчера мы подписали в рамках ГЧП соглашение о больших инвестициях в области лечения онкологических заболеваний. Построим большой центр — где порядка 600 тыс. человек могут получать помощь. Объем инвестиций на медицинские направления в рамках ГЧП уже достиг 10 млрд рублей.

Сергей Морозов занялся самокритикой и раскритиковал федеральных чиновников. Фото ulgov.ru

Зачем «Кока-Кола» изменила рецептуру своих напитков и как в «Майкрософт» оценивают прогресс фармы

Неожиданно любопытными оказались выступления представителей зарубежных компаний. К примеру, Ветер Вермюлен, старший директор Центра общественной политики по Европе, Ближнему Востоку и Африке The Coca-Cola Company, заявил, что за здоровый образ жизни борются и в американской компании: оказалось, что у нее в приоритетах тоже «здоровье сотрудников, потребителей и тех обществ», в которых она ведет свою деятельность. Так, проведя исследования, в компании пришли к выводу, что сегодня люди живут дольше, однако в итоге возрастает риск неинфекционных заболеваний (онкология, инсульты, инфаркты, диабет). В результате «Кока-Кола» пошла на беспрецедентный шаг и в 2017 году изменила рецептуру по 500 напиткам — прежде всего уменьшив содержание в них сахара, по разным брендам — «Спрайт», «Швепс», «Фанта» и т.д. — процент сахара снизился на 30—80%.

А Томаш Боченек, президент Microsoft в России, в свою очередь, поделился своими «мыслями о прогрессе», благодаря которому стоимость лекарств снижается, а прежде неизлечимые болезни вылечиваются:

— Пример из Сиэтла — там есть одна компания, которая проводила исследования в области иммунной системы, они сумели снизить стоимость исследований в 1 млн раз! Фактически стоимость помощи одному человеку 10 лет назад сегодня стала равна помощи миллиону пациентов. Подобный экспоненциальный рост не может не поражать нашего воображения.

Вадим Власов пожаловался на зарегулированность отрасли: фармацевтика в РФ находится под контролем аж пяти министерств и ведомств

Как китайцы призывали российских чиновников поддержать национальную фармацевтику

К слову, о лекарствах. На деловом завтраке выступили и представители фармакологических корпораций. Вадим Власов, президент группы компаний «Новартис» в России, пожаловался на зарегулированность отрасли: фармацевтика в РФ находится под контролем аж пяти министерств и ведомств (Минздрав, Минпромторг, Минэкономразвития, Минфин, ФАС). «При таком числе стейкхолдеров тяжело строить долгосрочную стратегию», — отметил он. Во-вторых, в России все еще слабая защита интеллектуальной собственности:

— Все лекарства упрощенно можно разделить на группы — инновационные (под патентной защитой) и те, которые после истечения срока патента может производить кто угодно, так называемые «дженерики», которые должны быть намного дешевле. Законы есть, но в области правоприменения остаются серые зоны. Сами же инновационные препараты сегодня дорогие, а они должны быть доступны населению!

Леон Ванг, исполнительный вице-президент «АстраЗенека» в подразделении «Международные рынки», президент «АстраЗенека Китай», поделился с российскими коллегами китайским опытом, предложив нам его попытаться применить на практике:

— Первое, на что стоит обратить внимание, — это развитие инноваций, для достижения возможности создавать лекарственные средства быстрее Европы и США. Но у нас большое население, поэтому, во-вторых, мы у себя говорим о важном значении производства более дешевых «дженериков», — согласился с российским коллегой из «Новартиса» китаец. — В-третьих — качество. Так как мы понимаем, что наблюдаем все больший разрыв между качеством услуг в высокотехнологичных и относительно нетехнологичных клиниках. Власти Китая понимают, что надо поддерживать национальную фармацевтику. России тоже предлагаем об этом задуматься.

«Мы выросли в стране — СССР, где смерти не было, а были только победы!»

Самым эмоциональным (и самым неожиданным тоже) стало выступление руководителя Центра паллиативной медицины Департамента здравоохранения Москвы Анны Федермессер, в прошлом учредителя и президента благотворительного Фонда помощи хосписам «Вера».

Самым эмоциональным и самым неожиданным стало выступление Анны Федермессер. Фото sinergia-lib.ru

Напомним, что паллиативная помощь — «подход, позволяющий улучшить качество жизни пациентов (детей и взрослых) и их семей, столкнувшихся с проблемами, связанными с опасным для жизни заболеванием, путем предотвращения и облегчения страданий за счет раннего выявления, тщательной оценки и лечения боли и других физических симптомов, а также оказания психосоциальной и духовной поддержки». То есть в ее сферу входит громадное число проблем: начиная с недостатка хосписов и заканчивая недостатком обезболивающих для онкобольных.

— Мы выросли в стране — СССР, где смерти не было, а были только победы! Мы не любим говорить о смерти, хотя слова «качество жизни» употребляли здесь многие докладчики — от представителя «Кока-Колы» до Рустама Минниханова. Но в понятие «качество жизни» входит и обеспечение его вплоть до самой смерти. Мы, все здесь собравшиеся, рано или поздно тоже умрем. У нас у всех есть пожилые родители. В России в паллиативной помощи нуждаются более 1,3 млн человек, более 75% из 2 млн умирающих ежегодно нуждаются в помощи, потому что они не умирают моментально! А помощь такую получают в нашей стране всего 300 тыс. человек! Обезболивающие получают лишь десятки тысяч человек. Стыдно жить в стране, где в конце жизни приходится бороться за то, чтобы получить морфин. В зале есть люди, которые могут в этом помочь. Особенно губернаторов тех регионов прошу, где вопрос с обезболиванием находится на уровне конца XX века. А если сравнивать с Западом — то и в начале XX века. Это стыдно! — эмоционально обратилась Федермессер к гостям, не уточнив, впрочем, какие конкретно регионы имеются в виду. — Если человек будет получать должную помощь у себя дома, с очень дешевыми обезболивающими препаратами, то это снизит затраты клиник, и высвобожденные средства могут пойти на другие важные вещи. Поймите, здравоохранение развивается, человек стареет, сегодня доживая до онкологии, а скоро мы все будем доживать до болезней Паркинсона, Альцгеймера и деменции!

Минздраву удалось снизить курение у взрослых на 22%, у детей — в три раза

Вероника Скворцова, министр здравоохранения РФ, подводя итоги беседы, вступилась за федеральные власти, которые на деловом завтраке не ругал только ленивый. Во-первых, она остановилась на том, что благодаря «популяционным методам», в частности продвинутому закону по борьбе с табакокурением, удалось за 5 лет снизить курение у взрослых на 22%, у детей — в три раза, пассивное курение — в 4,5 раза. По ее данным, на 80% сократилось и потребление алкоголя на душу населения (в эту цифру верится, конечно, с трудом), на 40% выросло число занимающихся спортом. Скворцова также приветствовала шаг «Кока-Колы» по снижению сахара в напитках и добавила, что подобные меры (создание невредной для здоровья продукции, борьба с курением и прочее) — 60%-ный вклад в здоровье и рост продолжительности жизни.

Вероника Скворцова вступилась за федеральные власти, которые на деловом завтраке не ругал только ленивый. Фото twitter.com/GaidarForum2018

Она ответила и на критику в свой адрес со стороны ульяновского губернатора, заявив, что уже подписано соглашение с РСПП по формированию «корпоративной медицины», но добавила, что, «к сожалению, сегодня в России нет вертикальной системы, как в силовых ведомствах, где можно внедрять подобное сверху вниз». Все приходится делать «через регионы и работодателей» (очевидно, что не каждый бизнесмен пойдет министерству навстречу — так как «корпоративная медицина» стоит немалых денег). Пришлось Скворцовой отвечать и на критику федеральных властей в том, что те мало выделяют денег на здравоохранение.

— В последние годы при всех экономических сложностях вклад в здравоохранение прирастал каждый год! В 2018 году он вырос еще на 33 млрд рублей (плюс 21%), и соответствующие региональные субвенции выросли на 20%. Финансирование химиотерапии в онкологии выросло на 80%, — защищалась она, приводя цифры. — Финансирование хирургии — на 60%. Наряду с государственным финансированием, медстрахованием и бюджетным сектором растут и инвестиции в здравоохранение: сегодня в регионах действуют 118 инвестпроектов (на 72 млрд рублей)!

«Каждый человек должен иметь право быть в этой цифровой медицинской системе или нет — иначе человечество превратится в управляемое стадо!»

Комментируя проект с картами в Зеленодольске, Скворцова призвала к осторожности. По ее мнению, деперсонализация данных в базе опасна, доступ к своей медицинской карте должен быть только у самого человека, а никакие цифровые коды не дадут полной защиты и гарантии в этом вопросе:

— Каждый человек сам должен решать, с кем делиться данными (чипа). Врач должен согласовывать с пациентом передачу данных о болезни другому врачу. — заявила она. — Каждый человек должен иметь право быть в этой цифровой медицинской системе или нет — иначе человечество превратится в управляемое стадо!

К слову, по ее словам, сегодня 60% российских медорганизаций уже работают с цифровыми медкартами, 60% регионов имеют цифровые архивы изображений, необходимых для лечения (снимки, флюорография и проч.).

Сергей Афанасьев
ОбществоМедицинаВласть
комментарии 6

комментарии

  • Анонимно 16 янв
    Молодцы. Оперативно сработали.
    Ответить
  • Анонимно 16 янв
    Вообще клиники государственные очень сильно отстают
    Ответить
    Анонимно 16 янв
    В столицах - нет. А провинции все отстает
    Ответить
  • Анонимно 16 янв
    То есть кока-колу можно уже пить спокойно?
    Ответить
    Анонимно 16 янв
    А вы нервничали когда пили его?
    Ответить
  • Анонимно 16 янв
    В республике нет ни одного высокотехнологичного центра по сугубо мужским заболеваниям. Их в Москве- то всего две. Поэтому нередко больные, если есть средства, уезжают делать операции в зарубежье- Турцию, Германию, Израиль.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии