Новости

16:11 МСК
Все новости

«Окно в Париж»: круассаны, мимы и три мушкетера

В Казани проходит двухдневный фестиваль дизайна и моды

«Окно в Париж»: круассаны, мимы и три мушкетера Фото: Олег Тихонов

Сегодня Лядской садик и примыкающая к нему часть улицы Муштари продолжает оставаться центром полубогемной тусовки. Здесь проходит, и это впервые, фестиваль «Окно в Париж», инициированный городскими властями. Фестиваль оценила и корреспондент «Реального времени».

На холме

Париж и Казань сейчас, если не побратимы, то во всяком случае, дружески настроенные города. Недавно на брегах Сены прошел Сабантуй, и хотя он не оставил заметного следа в череде культурных событий французской столицы, ответом стало проведение двухдневного (с одинаковой программой) фестиваля «Окно в Париж».

Одна из задумок организаторов феста — привлечь туристов в Казань. В первый фестивальный вечер большинство скамеек в Лядском садике было занято, по аллеям так же бродила публика, так что, возможно, были среди них и туристы, решившие получить два в одном — познакомиться с Казанью и ощутить атмосферу Парижа. Впрочем, последний пункт оказался относительно проблематичным.

Естественно, устроители «Окна в Париж» изначально ставили перед собой трудновыполнимые задачи, потому что главный город Франции непередаваем. Его даже спародировать невозможно. Туристический Париж, пусть, как полагают сами французы, мало имеет отношения к Парижу настоящему, все равно мил нашему сердцу.

В Казани копия Эйфелевой башни почему-то весьма неуклюжа и белого цвета

Париж — это аккордеон, который можно услышать в самых неожиданных местах. Это импровизированные концерты классической музыки — от вестибюля метро до арки, по которой проходишь во двор Лувра. Это запах традиционных жареных каштанов и блинчиков крепп. Это Монмартр с его площадью художников, где десятки живописцев пишут картины на ваших глазах. Это, конечно, прогулка по Сене, которую вы проведете под аккомпанемент песен Эдит Пиаф и Мирей Матье. Это, если одним словом, праздник, который всегда с тобой. Спасибо Хемингуэю за это определение.

Одно из культовых мест в Париже по-прежнему Монмартр. Когда стоишь на площадке возле собора Сакре-Кер, весь город как на ладони — и Эйфелева башня, названная в самом начале своего существования «бородавкой на лице Парижа», но ставшая его символом, и золотой купол Дома инвалидов, где погребен Наполеон, и институт Франции. Когда-то Монмартр был местом поселения колонии художников, часть из которых затем перебралась в противоположную часть города — на Монпарнас.

Того Монпарнаса, который знал, например, Модильяни, давно уже нет в помине. В начале прошлого века это была городская окраина, и художники выбрали ее совсем по бытовой причине — здесь было самое дешевое жилье и самый дешевый алкоголь. Поскольку Монпарнас был окраиной, правительство не брало налог на спиртное с владельцев кафе.

Этот район застроен сейчас красивыми домами, но адрес Монпарнас, 19 по-прежнему будоражит сердца — на этом месте был дом, где жил и творил анфан террибль французской живописи — Амадео Модильяни. Когда идешь сейчас по Монпарнасу, кажется, что где-то в толпе мелькает его красный шейный платок.

Пытаться воссоздать атмосферу Парижа в другом городе — «безумству храбрых поем мы песню».

В первый фестивальный вечер большинство скамеек в Лядском садике было занято, по аллеям так же бродила публика

Все в сад

В Лядском саду у одного из входов нас поджидают живые бронзовые фигуры — три мушкетера. Очевидно, знаменитый гасконец к ним еще не примкнул. С ними, бросив денежку в бронзовое ведерко, можно сфотографироваться. В Париже, кстати, точно так же. Не заплатите один-два евро, сниматься с вами эти уличные артисты не будут.

Другие живые фигуры, так же в бронзовом цвете, бродят по аллеям. На детской площадке выстроена копия создания инженера Эйфеля — его башня. В Казани она почему-то весьма неуклюжа и белого цвета. Очевидно, не успели покрасить в коричневый, именно такого цвета оригинал. В центре садика — фургон с кофе и не очень аппетитными круассанами.

Неподалеку от него — книжный прилавок. Не напоминает, конечно, парижских букинистов на берегу Сены, но книги хорошие. От стихов Аполлинера и Жака Жене до альбомов импрессионистов. Явно не на широкий круг читателей. Возле фонтана в центре садика работает художник-абстракционист. Творит под психоделическую музыку на глазах у публики. Парижскую художественную богему на нынешнем Монмартре это мало напоминает, но публика внимательно наблюдает за работой.

Участок улицы Муштари, который идет параллельно ограде Лядского сада, на эти два дня стал пешеходным. Здесь устроители феста попытались продемонстрировать сквозную тему «Окна в Париж» — напоминание о творчестве Александра Родченко и его супруги Варвары Степановой, заметнейших фигур не только русского, но и европейского авангарда первой трети прошлого века. Удалось, но не все.

Большой фотопроект по мотивам Родченко, стал настоящим украшением фестиваля

Коллекция костюмов, целью которой был отсыл к творчеству этой супружеской пары, смущает лобовым цитированием и, самое печальное, отсутствием стиля. Что касается большого фотопроекта по мотивам Родченко, куратором которого выступил замечательный казанский художник Андрей Богданов, то здесь все с точностью наоборот. Уловлен и стиль Родченко, и внутренние ритмы его работ, что очень важно для этого мастера, стилистически проект выполнен безукоризненно и стал настоящим украшением фестиваля.

На одной из аллей парка можно перенестись в Париж позапрошлого века, помощники в этом — сотрудники музея Евгения Боратынского. Здесь можно, надев шляпку, сделать кокетливый снимок. А можно покружиться в танце с барышнями в платьях в стиле ампир — как это было в парижских салонах.

Да, первый фестиваль «Окно в Париж» получился не безупречным. Но востребованность его среди горожан налицо. Казанцы с удовольствием пьют кофе сидя на парковых скамейках, слушают музыку, с интересом смотрят наивные перформансы камерного театра «Сдвиг». Атмосфера расслабленного летнего вечера вдохновляет.

А в Париже все и всегда хорошо, там даже в дождь дома, как писал Максимилиан Волошин, «напоминают серые розы». Окно в Париж нам на фестивале не открыли, но приоткрыли, это точно.

1/32
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов
  • Олег Тихонов


Татьяна Мамаева, фото Олега Тихонова
комментарии 8

комментарии

  • Анонимно 29 июля
    Негры плохо играющие джаз))
    Ответить
  • Анонимно 29 июля
    Не получилось создать атмосферу Парижа. Ну не получилось.
    Ответить
  • Анонимно 29 июля
    Сколько женщин - от 3-хлетних беззаботных девочек до умудренных опытом старух.

    А где же мужчины?....
    Ответить
    Анонимно 29 июля
    Работают чтобы беззаботно гуляли девочки
    Ответить
  • Анонимно 29 июля
    Костюмы правда лишены намека на стиль. Очевидно, автор ни разу не видел творения Родченко и Степановой.
    Ответить
  • Анонимно 29 июля
    Зачем надо было для проекта с костюмами приглашать абы кого, когда есть Рустам Исхаков?
    Ответить
  • Анонимно 29 июля
    Профанация великих работ Родченко, когда ему отвели на стендах ничтожно мало места, где-то внизу, не разглядеть - но на его имени сыграли и увязали с его работами посредственные фотографии современных фотографов, скачанные с интернета. У организаторов сего действа с инсталляциями якобы работ Родченко нет элементарного вкуса и уважения к этому действительно незаурядному деятелю. Видел несколько выставок его работ и надеялся и в Казани встретиться с достойным представлением его таланта. Все-таки Казань прекрасный, культурный город. К большому сожалению....
    Ответить
  • Анонимно 31 июля
    7 млн -за что?
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии