Новости

05:25 МСК
Все новости

Камские хроники: как Казань дружила с пермяками и воевала с вятичами, а выиграла Москва

Взаимоотношения Перми Великой и Вятки с татарскими ханствами в средневековье

Камские хроники: как Казань дружила с пермяками и воевала с вятичами, а выиграла Москва Фото: zz-project.ru (1699. Карта Пермь Великая из "Чертежной книги Сибири")

Украинский историк Ярослав Пилипчук специально для «Реального времени» подготовил новый цикл статей о взаимоотношениях татар и финно-угорских народов Поволжья. Он стартовал со статьей об истории мордвы и марийцев. Сейчас речь пойдет о взаимоотношениях населения Перми Великой и Вятки с татарскими ханствами.

Между Москвой и Новгородом

Одним из интересных аспектов истории татар является история взаимоотношений жителей Пермского Предуралья с татарами в XIV—XV веках. В Грамотах великих князей владимиро-суздальских Чудь Заволоцкая, Пермь и Югра названы как податные волости Новгорода. Термин «Пермь» в ранних русских источниках обозначал коми-зырян, коми-пермян и удмуртов. Реально в зоне влияния новгородцев находились только коми-зыряне, часть коми-пермяков и земли Печоры. Русские проникали в земли пермян и со стороны Владимиро-Суздальской земли. Форпост в Пермском крае этой части русских находился в Устюге. В монгольскую эпоху около Ярославля, Вологды и Устюга действовали татарские сборщики дани — баскаки. Однако дани они получали не всегда.

Московский князь Юрий Данилович вместе с новгородцами в 1324 г., по данным Вологодско-Пермской летописи, взял на щит Заволочье. С 1325 г. великокняжеский тиун находился на Вятке. По мнению Дж. Мартин, в 1323 г. устюжане напали на новгородцев, которые возвращались из Югры. В результате Новгород не смог заплатить дань под названием «выход». Устюжане уже в 1329 г. убили новгородских купцов, возвращавшихся из Югры. По данным вычегодско-вымской летописи, в 1333 г. московский князь воевал против новгородцев и устюжан из-за того, что устюжане и новгородцы не дали «черный бор» (чрезвычайный налог в Новгородской земле с земли и промыслов; назначался во второй половине XIV — XV веке московским великим князем в связи с необходимостью платить увеличенный «выход» в Золотую Орду, — прим. ред.). хану Узбеку.

Именно из Устюга во второй половине XIV в. прибыл священник, который нам известен как Святой Стефан Пермский. Проникновение христианства в регион способствовало и возникновению государственности. Вследствие активной миграции жителей Нижегородского княжества в бассейн Вятки русское население региона значительно увеличилось. Р. Голдина относит образование Вятской земли к XIII в. Согласно археологическим данным, город Хлынов (Вятка) возник уже в XIII в. Вятка воспринималась нижегородскими князьями как своя вотчина. Устюг окончательно стал владением Москвы в 1364 г. Значение Устюга было велико, поскольку этот город был центром сбора дани с финно-пермских народов. В XV в. появилось Великопермское княжество. Это княжество было одним политическим целым с Пермью Вычегодской и управлялось одной династией Ермоличей.

Из Устюга во второй половине XIV в. прибыл священник, который нам известен как Святой Стефан Пермский. Фото nevnov.ru

По мнению Н. Хана, Устюг был местом концентрации ордынского «выхода» с Северо-Восточной Европы. Дань с 20-х гг. XIV в. с пермских земель начал собирать московский князь для передачи ее татарам, а окончательно это право перешло к нему после военной операции 1363—1364 гг. В историографии до недавнего времени было распространено убеждение о происхождении великопермских князей из линии Рюриковичей из Верейска. Этого мнения придерживались В. Оборин, Ю. Кизилов, Р. Голдина, Г. Чагин, В. Напольских, В. Чураков. Однако исследования А. Зимина, П. Лашука, Е. Вершинина, П. Корчагин указывают на местное происхождение династии Ермолаевичей из знати коми. Показательно, что среди окружения великопремского князя Михаила Ермолича находились сотники Мичкин, Бурмот, Исур, Коч, Зырн. Можно с уверенностью говорить только, что церковные иерархи были русскими и что русские колонии, вероятно, были в Пермском крае. Фамильное гнездо этой династии находилось в Перми Вычегодской. Ермолаевичи правили Великой Пермью вплоть до 1505 г…

Между татарами и русскими

Русские проникали в земли Северо-Восточной Европы еще в XII в. Согласно «Сказанию о вятчанех» и «Повести о стране Вяцкой», они пришли на Каму и основали там свои городки Микулицын и Котельнич. Противниками названы чудь (вероятно, удмуртский род Чудна) и отяки (вотяки, то есть удмурты-ватка), также сохранились известия о захвате Болванского городка и Кокшарова. Считалось, что датой похода новгородцев и обоснования их в Камско-Вятском регионе был 1174 г., но Л. Макаров и А. Мусихин считают более вероятной датой 1181 г. Упоминание о Вятке датировано 1374 г., когда ушкуйники, возвращаясь из похода на золотоордынское владения в Поволжье, разграбили Вятку, после того как опустошили Засурье и Маркваш. В 1379 г. вятчане уже побеждают ушкуйников Рязана, которые до того опустошали Арскую землю в составе Булгарского вилайата (который был владением Золотой Орды). Вятка активно торговала с Булгарией. В Вятку попадали керамика, украшения, деньги из Золотой Орды.

Русское влияние в регионе соперничало с татарским. Еще до монгольских завоеваний в Приуралье через Камский торговый путь торговали волжские булгары. Ал-Гарнати отмечал существование страны Вису. Ал-Бируни упоминал о Ису и Йура. А. Белавин, И. Пастушенко, В. Напольских, Н. Хан не без оснований локализируют страну Вису в Прикамье. Следствием активных торговых контактов было значительное количество булгаризмов в удмуртском языке. Йура же — это регион в Северном Приуралье, который славяне называли Югрой. Монгольское завоевание принесло разрушение Иднакара, Редикара, Анюшкара (Рождественского) и прочих городищ. После восстановления экономики региона торговые связи местного населения с тюрками были возобновлены. У арабских географов XIV—XV вв. названия эпохи X—XII в. сменились более современными. Вместо страны Вису упомянут Джулман, Йура упоминается под прежним названием, появляется страна Ибир-Сибир, но появляется касаба Афтакун. А. Белавин склонен отождествлять это поселение с Рождественским городищем. В. Напольских же отождествляет его с Вяткой. Купцы джулманские — это, соответственно, местное финно-пермское население Прикамья, а страна Ибир-Сибир — это владения Шибанидов и Тайбугидов в степных и лесостепных регионах Западной Сибири. Указывалось, что джулманские купцы ездят в Йуру. Регион Пермского Приуралья XI—XIV вв. находился на перекрестке важных торговых магистралей. На городищах Кудымкар, Анюшкар и Иднакар находили золотоордынскую керамику. В землях Пермского и Удмуртского Предуралья находили бусы и медальоны, изготовленные в золотоордынском Поволжье.

На Рождественском городище обнаружена мусульманская мечеть, что свидетельствует о присутствии на Чепце сборщиков дани. Предполагается, что это городище было столицей всего Прикамья. В Удмуртском Предуралье найдены золотоордынские монеты. Татарское влияние ослабло только в середине XIV вв. когда Среднее Поволжье и связанные с ним регионы были затронуты эпидемией чумы. Булгарские купцы проникали через Прикамье в Приуралье, и благодаря активным контактам с Золотой Ордой через Булгар стало возможным формирование государственности у манси. В XVI в. аристократия манси уже называлась мурзами, а некоторые аристократы носили тюркские имена.

На Рождественском городище обнаружена мусульманская мечеть, что свидетельствует о присутствии на Чепце сборщиков дани. Фото volga-foto.ru

В булгарскую эпоху Камский торговый путь был оживленной торговой магистралью. Кама была известна арабам как Джулман (от татарского названия Камы Чулман). Благодаря существованию торгового пути по Каме богатело население Родановской и Чепецкой археологических культур. Еще в XII в. в Перми Вычегодской (в археологической литературе эта общность называлась Вымской культурой) торговали с Волжской Булгарией. На протяжении XI—XIII в. предки коми-зырян поддерживали активные связи с волжскими булгарами. Много булгарских украшений оседало на Выми. Вследствие развития торговли в регионе появились города Анфаловский городок, Чердынь, Искор, Покча, Усть-Вымь. По мнению Дж. Мартин, в начале XIV в. булгары установили контакт с вогулами (манси). C. Бахрушин отмечал, что Пелым перенял татарскую социальную организацию. Подобно марийцам в Булгарском улусе, а потом в Казанском ханстве, у пермяков и манси существовало разделение на сотни и десятки. По дороге из Устюга в Югру пришел Стефан Пермский, который начал христианизировать пермское население края.

Чтобы прийти к конкретным выводам, необходимо проанализироывать письменную традицию населения региона. Она представлена русскими летописями из Архангельска, Перми, Вологды, Устюга. Необходимо определить нюансы освещения истории взаимоотношений татар с Вяткой, Пермью и Устюгом в указанных выше летописях. Известия же европейских географов и путешествеников относительно Вятки, Перми и Югры слишком поздние для того, чтобы составить адекватное представление о взаимоотношениях славянского и финно-пермского населения с татарами.

Походы казанцев на Устюг и наоборот

По данным устюжской летописи по списку Мациевича, в 1469 г. казанский хан Ибрахим совершил поход на Устюг и взял Кичманский городок. В 1469 г. устюжане вместе с вятчанами ходили походом на Казань. Также устюжане поддерживали московское войско в 1470 г. Конфликт русских с князьями Перми Великой не указан. Под 1489 г. упомянута осада Хлынова войском великого московского князя, устюжан и казанских татар во главе с беком Ураком, который представлял казанского хана в этом походе.

По первой редакции устюжской летописи, под 1446 г. сказано, что казанские татары воевали у Устюга и взяли откуп с города деньгами и пушниной. Самому городу был причинен большой ущерб. Cообщалось, что в 1462 г. казанские татары совместно с марийцами опустошали устюжские волости. Под 1468 г. сказано о походе московских войск вместе с вятчанами и устюжанами на Казань. Вятчане и устюжане действовали отдельно от московского войска и были введены в заблуждение данными татарина, однако воевали успешно против татар. В отличие от предыдущих летописей указано, что в 1472 г. московские и устюжские рати ходили на Пермь и привели ее под власть великого князя. Под 1489 г. сказано лишь, что устюжане следили за пленными воеводами вятчан. Во второй редакции устюжского летописца сообщались те же данные, что и в первой.

Карта севера России, включая Великую Пермь. Автор: Герхард Меркатор (Амстердам, 1595 г.). Фото wikipedia.org

В летописи Льва Вологдина под 1446 г. сказано о нападении казанских татар на Устюг и героической обороне города. Упоминалось и о контрибуции, которую заплатил Устюг татарам. Под 1462 г. сказано о походе черемисских татар, то есть марийцев, на устюжские волости. Они действовали совместно с казанскими татарами. Под 1468 г. указано, что казанские татары воевали в устюжских волостях и взяли Кичменский городок. Вятчане и устюжане действовали отдельно от московского войска и были введены в заблуждение данными татарина. Под 1470 г. сообщалось о успешных действиях московского войска и устюжских отрядов под Казанью. В летописи Льва Вологдина относительно событий 1472 г. вокруг Великой Перми сказано о великой войне и приведении ее в подданство. Под 1486 г. сказано о нападении вятчан на устюжан, а в 1489 г. о совместном с московским войском и татарами Урака походе на Вятку.

Как касимовские татары гоняли казанских

По данным Архангелогородского летописца, в 1468 г. против Ибрахима великий московский князь отправил в поход свое войска под началом касимовского хана Касима и воеводы Ивана Васильевича Стриги. Отмечены успешные действия бека Айдара против казанского войска и общая победа русских и касимовских татар. Под 1469 г. отмечено участие устюжан в походе на Казань. Под 1470 г. снова сказано об успешных действиях московских и устюжских воинов под Казанью. Также игнорировалась война Москвы с Великой Пермью. В 1478 г. казанцы Ибрахима воевали против Вятки и держали в осаде Устюг. Под 1481 г. отмечена победа устюжан над тюменскими татарами на Каме. Под 1489 г. сказано о общем с казанскими татарами походе московского и устюжского воинств на Вятку. От казанцев присутствовало 700 воинов под командованием Урака.

Согласно Вологодско-Пермской летописи, в 1468 г. Касим и Иван Васильевич Оболенский-Стрига без особого успеха воевали против казанцев, а хан Ибрагим совершил поход на Галич. Потом было сказано об удачных походе русских на марийцев и вторжении в Казанское ханство. Однако отмечено, что татары взяли Кичменгу. Вятчане и устюжане выступили на стороне московского князя в новом походе на Казанское ханство. Когда к вятчанам поступило известие, что на Вятку идут казанцы, то только 300 из них осталось при великом князе. В летописи указано, что вятчане не были способны противостоять татарам и капитулировали перед ними. Иван Руно же отступил из земель марийцев в Великую Пермь и к Устюгу. Под 1469 г. в вологодско-пермской летописи сказано, что великокняжеское войско в походе на Казань пришло через Устюг к Вятке и воевода отправил приказание, чтобы вятчане воевали против казанских татар. Вятчане же говорили, что дали хану слово не воевать на стороне великого князя против татар. В Вятке также находился казанский посол, который подробно информировал хана о силах и продвижении врагов. Причиной того, что вятчане не смогли вовремя прийти на помощь, назван недостаток продовольствия. В 1471 г. вятчане совершили поход по Волге и опустошили Сарай, а попытки татар Большой Орды и казанцев их перехватить и разгромить были неуспешными. Под 1472 г. сказано, что Иван послал воевать Великую Пермь за их неисправление. Под 1478 г. вологодско-пермский летописец сообщал о удачном походе Ибрахима на Вятку и многочисленном плене. Под 1489 г. сказано о походе на Вятку. Причиной похода названо неисправление вятчан. Под этим понималось их желание вести политику, отличную от Москвы. Сказано, что арских князей и других мусульман (агарян) к роте (присяге) великому князю он привел, а элиту вятчан расселил по разным городам.

Великопермские князья не хотели войны с Казанью

По сведениям Холмогорской летописи, в 1390 г. Токтамыш отправил царевича Бектута, который взял Вятку. В ответ вятчане и новгородцы взяли булгарский город Жукотин (Джукетау). Сообщалось, что в 1468 г. Касим и Иван Васильевич Оболенский-Стрига ходили походом к Казани, но вследствие превосходства вражеских сил вернулись ни с чем. Казанские же татары взяли Кичменгу, а Вятку держали в осаде. Воеводы великого князя добились успеха на второстепенных театрах боевых действий вроде Камы и Вятки, разорив татарские провинции до Тавлуги. Под 1469 г. сказано о походе московского войска на Казань. Указано, что великий князь московский приказал идти походом на хана Ибрагима. Указано, что казанцы победили великокняжеское войско, а вятчане из-за нехватки продовольствия повернули к Нижнему Новгороду, где встретились с войсками хана Касима. Под 1478 г. сказано о походе татар Ибрагима на Вятку и многочисленных пленных вятчанах. При описании похода 1489 г. сказано, что московские войска взяли города вятчан, а арских князей и других татар вынудили присягнуть на верность великому князю.

В Вычегодско-Вымской летописи достаточно подробно сообщалось о конфликтах устюжан с новгородцами, устюжан с вятчанами, и о войне Ивана III с Великой Пермью. Фото wikipedia.org (Иван III Васильевич. Гравюра из «Космографии» А. Теве, 1575 год)

В Вычегодско-Вымской летописи указано на соперничество между новгородцами и устюжцами за пермскую дань и описывалась деятельность Стефана Пермского. Летопись в этом отношении близка к сведениям жития Стефана Пермского, записанным Епифанием. Не отмечено нападение татар на Вятку, зато зафиксированы нападения манси на пермян в 1392, 1450, 1455 гг. Отмечался факт общего с вятчанами похода на манси Пелымского княжества в 1467 г. Татары как противники не указаны ни разу. Первый раз о битве упоминаеться в 1481 г., когда устюжане под руководством Андрея Мишнева победили манси под Чердынью и в том же году разбили на Каме войска тюменских татар. Великопермские князья проявляли самостоятельность, когда в 1471 г. не захотели воевать на стороне московского великого князя Ивана III против Казанского ханства. В Вычегодско-Вымской летописи указано, что пермяне хотели воевать против русских вместе с казанцами, предоставили привилегии казанским купцам, а купцам великого московского князя грубили. Относительно же кампании Федора Пестрого указан не только на сам ее факт, но и то, что он в 1472 г. взял Искор, Покчу, Чердынь и Уром. Михаил был оставлен править Пермью Великой как вассал великого князя. Под 1486 г. сказано о походе вятчан на Устюг, а под 1489 г. о походе устюжан и других русских, а также татар и пермяков на Вятку. Татарская тематика в Вычегодско-Вымской летописи почти не встречается, а летописца интересовали больше Вятка, манси и устюжане.

Вятская республика

Если провести сравнительный анализ сведений летописей, то получается следующая картина. Устюжские летописцы стараются максимально прославить деяния устюжан, стараются умалчивать о войне русских с Великой Пермью, столкновениях между самими русскими. При описании походов на Казань стараются изобразить картину многих побед и незначительных поражений. Это же касается и отношений устюжан с казанскими и тюменскими татарами. Устюжские летописцы старались оправдать неучастие вятчан в действиях против Казани неверными данными татарского проводника.

Вологодские летописи хотя текстуально близки с устюжскими, но отмечают конфликты между устюжанами и вятчанами, а также приведение Великой Перми в подданство Москве. Вологодско-пермского летописца больше всего интересовали действия вятчан против татар. Причиной того, что вятчане не явились под Казань на помощь, указана нехватка продовольствия. Походы великого князя московского на Великую Пермь и Вятку оправдываются тем, что правители этих земель чинили неисправление, то есть старались интриговать с татарами против Ивана III.

Архангельский летописец, все так же стараясь оправдать вятчан недостатком продовольствия, без стеснения рассказал об успехах Бектута и казанского хана Ибрагима против вятчан. В отличие от других провинциальных летописцев, симпатизировавших вятчанам, местный летописец не питал теплых чувств к вятчанам и устюжанам, регулярно нападавшим на двинский край.

В Вычегодско-Вымской летописи достаточно подробно сообщалось о конфликтах устюжан с новгородцами, устюжан с вятчанами и о войне Ивана III с Великой Пермью. Необходимо отметить, что в этой летописи до подчинения Великой Перми Ивану III в 1472 г. не наблюдаеться конфликтов с татарами, зато отмечаються многочисленные конфликты с манси. Практически во всех летописях отмечен полиэтнический состав войск великого московского князя Ивана III Васильевича на Вятку в 1489 г.

Отношения татар с вятчанами и Великой Перми с татарами известны в письменных источниках. В 1391 г. Вятка стала объектом похода Тука-Тимурида Бектута из клана Бек-Суфи, который совершил эту кампанию по приказу хана Золотой Орды Токтамыша. В 1409 г. вятчане принимали участие в походе ушкуйников Анфала Никитина на Волжскую Булгарию, который оказался неудачным. В 1446 г. казанские татары совершили первый поход на Устюг. В 1468—1471 гг. устюжане выступают как союзники Москвы против Казанского ханства и Новгорода. Вятчане вместе с касимовскими татарами и войсками московского князя Ивана III должны были сделать казанским ханом Касима, который был бы зависим от русских. Однако хан Ибрагим отстоял независимость Казани. В 1469 и 1478 гг. вследствие походов казанцев на Вятку, правители Вятской республики были вынуждены отказаться от походов на татар. Они саботировали один из походов русских на Казань и нашли предлог, чтобы не идти на Казань. В 1471 г. уже Великая Пермь отказывается воевать против татар. Великий московский князь ответил походами на Великую Пермь в 1472 г. и на Вятку 1489 г. Необходимо отметить, что Вятка в 1489 г. была связана с арскими татарскими князьями. Само появление арских князей в регионе Вятки, как справедливо указывал В. Чураков, не может датироваться ранее 60-х гг. XV в., и, соответственно, и связи вятчан с татарами могут датироваться не ранее того времени. Предками каринских арских татар были булгары из района бассейна реки Чепцы. Они были тем фундаментом на котором возникли нукратские (пермские) татары.

Булгары и татары тесно взаимодействовали с финно-пермскими народами еще с IX—X вв. Южные удмурты — калмез — находились в орбите влияния Волжской Булгарии, Золотой Орды и Казанского ханства и были непосредственными поддаными арских князей еще до предоставления арским князьям кормления на Вятке. Прямые политические контакты вятчан с арскими татарами стали возможны только после того как в 1459 г. Василий II Темный привел в подданство Москве Вятку. Арским князьям были отданы в кормление волости, населенные удмуртскими родами Дурга, Сюра, Чола и Чабья. Родоначальник этой династии был пожалован землями вблизи Вятки как вассал великого князя Ивана III. В противостоянии с войсками Золотой Орды и Казанского ханства вятчане проигрывали и были способны только на быстрые рейды на татарские поволжские земли. Успехи же устюжан в войнах против татар сильно преувеличены в устюжской летописной традиции. Их столкновения с татарами были локальными столкновениями небольших отрядов. Великая Пермь же не была настроена конфликтовать с татарами.

Пермь на карте Фра Мауро, 1450 год. Фото z z-project.ru

Конец вольницы

Картина политики Великого Московского княжества в регионе в общем характеризуется постепенным наращиванием присутствия. Если в XIV в. это присутствие сборщиков дани и приведение Устюга под власть Москвы, то в середине XV в. великий князь переходит к установлению реальных вассальных отношений Вятки и Великой Перми с Москвой. Поход 1472 г. на Великую Пермь и кампания в 1489 г. против Вятки были нацелены на то, чтобы интегрировать эти территории в состав Великого княжества Московского. Великопермская княжеская династия была смещена в 1505 г. и заменена русским воеводой, а вятский вопрос решен еще в 1489 г. с расселением вятской аристократии по территории Русского государства. Это события того же порядка, что и завоевание Новгорода в 1471 г. Новгород, как и Вятка с Великой Пермью, рассматривался Иваном III как своя вотчина на основании их зависимости от московских князей.

Походы татар, а вместе с ними башкир и финно-угров на Великую Пермь стали обычными только в XVI в. В 1505 или 1506 г. на Пермь напал тюменский Шибанид Кулук-султан, но был отражен войском пермского наместника В. Ковра. В 1540 г. на Пермь пришли с войной казанские татары, а в 1547 г. на Чердынь совершили набег ногайцы. Активные набеги сибирских ханов происходили и позже, после похода на Москву Девлет-Гирея в 1572 г. По данным вычегодско-вымской летописи, в 1573 г. сын сибирского хана Кучума Маметкул напал на Пермь. По данным Строгановской летописи, на владения Строгановых в 1572 г. напали марийцы, башкиры и ханты. В 1573 г. в летописи сказано о походе сибирских татар Маметкула на Пермь Великую. В 1581 г. вместе с сибирскими татарами Кучума на Великую Пермь напали манси и ханты из Югры. Под этим годом в Строгановской летописи сказано о походе манси пелымского князя Бегбелея Агтакова на Чусовую и Сылву. Также вместе с манси и хантами против Перми Великой приходили отряды сибирских татар и башкир. Манси осадили городки по Чусовой и Сылве. Пелымский князь Кикек с татарами, башкирами и югорскими хантами взяли Соликамск, Сылвенский и Яйвенский городки, сожгли погосты и осадили Чердынь, но не смогли ее взять. Великая Пермь в XVI в. не играла самостоятельной политической роли.

Большинство столкновений жителей Пермского Приуралья с татарами относятся к деятельности устюжан, которые нападали и отбивали татарские набеги. Не менее активными в набегах были вятчане. Политика Великопермского княжества по отношению к татарам отличалась коренным образом. С Казанским ханством Великая Пермь старалась поддерживать мирные отношения и торговала с ним. В отличии от Устюга и Вятки, Великой Пермью правила местная династия с местной аристократией.

Ярослав Пилипчук
Справка

Ярослав Пилипчук окончил Национальный педагогический университет им. М.П. Драгоманова в Киеве в 2006 году по специальности «История и право». В 2010 г. в Институте востоковедения им. А.Ю. Крымского НАН Украины защитил диссертацию по специальности «Всемирная история. Монгольское завоевание Дешт-и-Кипчак в XIII веке».

комментарии 18

комментарии

  • Анонимно 19 мая
    реки как вены на карте
    Ответить
    Анонимно 19 мая
    Они и есть артерии между городами
    Ответить
  • Анонимно 19 мая
    Почему баскаки не всегда получали дань?
    Ответить
  • Анонимно 19 мая
    Уважаемый Ярослав! Как-то о каринских татарах скудно упомянули. Причем категорично связываете их с булгарским населением. Сейчас есть работы, которые отвергают эту устаревшую теорию. Примером тому монография Д.М.Исхакова об арских князьях на Чепце
    Ответить
  • Анонимно 19 мая
    как переводится Камы Чулман?
    Ответить
  • Анонимно 19 мая
    "выход", "черный бор" ну и названия
    Ответить
  • Анонимно 19 мая
    Какая местная династия правила Великой Пермью?
    Ответить
  • Анонимно 19 мая
    Ермолаевичи. Местные с русскими именами. Христианизированная знать. Доказано Вершининым, Зиминым и Корчагиным.
    Ответить
    Анонимно 19 мая
    интересно..
    Ответить
  • Анонимно 19 мая
    А потому что новгородцы своевольны, потому и баскаки не всегда получали дань. Поэтому подключали владимиро-суздальских и московских князей для выколачивания выхода и черного бора. Ну а касательно названий для налогов так это буквальный перевод хараджа и еще какого ордынского налога.
    Ответить
    Анонимно 19 мая
    спасибо за разъяснение!
    Ответить
  • Анонимно 19 мая
    Москва всегда выигрывает
    Ответить
  • Анонимно 19 мая
    среди моих предков есть вятские аристократы
    Ответить
  • Анонимно 19 мая
    Не каринские (арские) татары были предметом исследования. Собственно тюркский субстрат в землях удмуртов и коми сложился еще в булгарское время. На него налаживались и миграции золотоордынского и казанского времени. Ну а каринские (арские) князья (беки) это татары, а не удмурты.
    Ответить
  • Анонимно 19 мая
    я бы хотела найти какие-нибудь древние бусики)
    Ответить
  • Анонимно 19 мая
    Пишите еще!
    Ответить
  • Анонимно 19 мая
    Тогда если Вы студент или исследователь записовайтесь в Камскую археологическую экспедицию в Пермском университете к Андрею Белавину. Он раскопал Рождественское городище (касаба Афкула).
    Ответить
  • Анонимно 21 мая
    Почему Анюшкару не именовать Анюшкарой, почему Рождественкой?
    Далее. Исходя из чего автор делает предположение, что сборщик дани построил для себя одного о любимого (ну пусть,трех,пяти человек) мечеть в Анюшкаре? Тем более, сборщик дани -это путник, а по исламу путнику разрешается пропускать моление/намаз, путник может совершать намаз в любом, чистом, пригодном для моления месте.
    Т.е. мечеть была построена постоянно жившими в Анюшкаре жителями. И эти жители были настроены весьма положительно к исламу.
    Из истории известно, что мусульманская Османская империя, завоевывая новые территории, ее администрация никогда не строила для себя, администрации, мечетей. Если только не появлялись коренные жители, приявшие ислам. Тому свидетельство отсутствие мечетей на территории православных Валахии, Молдовы,Румынии.
    Там же, где жительствовали в большинстве своем мусульмане, для христианского меньшинства всегда строилась церковь. Ислам у мусульман допускает сверхтолерантность, чему свидетельство наличие в роли главного визиря у султана-мусульманина христианина Иоана Дамаскина. До 21 века мы не знаем, чтобы у московских царей,генсеков,президентов был главой правительства практикующий ислам мусульманин.
    Резюме. Мечеть в Анюшкаре являлась храмовым сооружением мусульман из числа местных жителей татар и финно-угров.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии