Новости раздела

Казанский вертолетный завод: идеальный расчет для идеального вертолета

Казанский вертолетный завод: идеальный расчет для идеального вертолета Фото: Марина Лысцева

«Казанский вертолетный завод» — это настоящий город. На проходной сотрудники, журналисты, иностранцы: уехала белорусская делегация, ее сменила индусская. Всего шесть стран мира производят вертолеты, а 100 их покупают. КВЗ — это единственный вертолетный завод России, где осуществляется полный цикл создания вертолетов от разработки и серийного выпуска до послепродажного сопровождения, обучения персонала и проведения ремонта.

«Кухню» своего бизнеса КВЗ не скрывает. Из всех режимных объектов КВЗ, пожалуй, самый открытый, завод часто посещают блогеры и журналисты. «Такова позиция руководства», — говорят во время экскурсии по заводу сотрудники. Экскурсию нам проводит молодой сотрудник Константин Пантюхин, ведущий инженер-конструктор. Он пришел сюда работать аспирантом КАИ и уже стал своего рода звездой КВЗ: лучший работник 2014 года, лучший работник 2015-го, благодарность генерального директора, выигранные этапы WorldSkills. Правда, его руководитель Евгений Николаев говорит, что звезды в авиации — редкость. Не редкость — звездные коллективы.

Фото: Максим Платонов

«Авиация — дело коллективное. На ее заре было много звездных коллективов. Вот Туполев — мало кто знает, что он работал вместе с Николаем Жуковским в Центральном аэрогидродинамическом институте. Из его коллектива вышло очень много звезд, которые создали уже свои звездные коллективы: Петляев, Сухой, Миль, Шенгардт. У них в свою очередь появились свои звездные коллективы», — говорит Евгений Николаев.

Самолет строить просто, вертолет гораздо сложнее, и один «Кулибин», может, и способен построить агрегат, но, если подходить к делу серьезно, нужен общий высокий уровень, говорит Евгений Николаев. Он, помимо работы на КВЗ, преподает студентам в КНИТУ им.Туполева, присматривается к талантам там.

«Прочнисты» и аэродинамики — это «мозг» КВЗ. Фото: Максим Платонов

Мы встречаемся с ним в отделе расчетов, в бюро аэродинамики, за стеной — «прочнисты». Эти два бюро называют мозгом КВЗ. В первом инженеры рассчитывают поведение вертолета в воздухе (как новые детали влияют на скорость, управляемость, маневренность), во втором — прочность конструкции, чтобы машина была надежной. На каждом сотруднике — расчет конкретной детали. Работа рутинная: в вертолете 50 тысяч деталей, технические новшества требуют, чтобы каждая деталь была тщательно рассчитана. Хоть модельный ряд вертолетов меняется не так часто, как, например, автомобилей, каждое конструктивное изменение требует тщательного расчета. Сотрудники отделов делают заключение, и изменения внедряются в производство.

Казанский вертолетный завод во всем мире в первую очередь известен как производитель вертолетов семейства Ми-8 — самого массового и популярного вертолета — в широкой модификации: транспортный, пассажирский, спасательный, десантно-транспортный и другие.

Евгений Николаев гордится тем, что на КВЗ сильна еще советская школа, это выделяет команды завода на профессиональных конкурсах типа WorldSkills.

«Осенью 2016 года команда КВЗ выиграла, что называется, вопреки всем правилам. Моя задача была рассчитать элемент на прочность, на деформацию, в итоге у нас получилась самая легкая конструкция», — рассказывает Константин Пантюхин.

Его руководитель скептически относится к конкурсам: в них часто требуется победа любой ценой и скорость, которая в деле расчетов далеко не на первом месте. Команда может победить, даже если создала фантастический прототип аппарата, который никогда не сумеет взлететь.

Но конкурсы помогают развить командный дух и подняться над рутиной. Средний возраст сотрудников 40—42 года, это молодой коллектив, но каждого вновь пришедшего сотрудника оберегают. На КВЗ развита система наставничества, работает совет молодых специалистов, существует внутренняя система технического образования в отделе обучения и развития персонала КВЗ. Все это призвано поддержать первоначальный восторженный настрой вчерашних выпускников авиафакультетов. Первое место, куда Константина привели при устройстве на работу, — музей КВЗ. Это первый пункт программы для любого нового сотрудника.

Средний возраст сотрудников КВЗ 40—42 года. Константин пришел работать на предприятие сразу после вуза и сразу стал одним из лучших специалистов завода. Фото: Максим Платонов

«Когда я пришел работать на КВЗ, мне сразу захотелось увидеть живой вертолет, пощупать его. Когда учишься в университете, вертолеты и самолеты — это абсолютная абстракция. Здесь же фантазия воплощается в реальность. Более того, ты можешь видеть, как твои идеи влияют на конструкцию», — говорит Константин Пантюхин.

Его отдел занимается не только расчетами для внесения конструктивных изменений в существующие модели, но и разработкой новых элементов. И даже новых вертолетов. Сегодня самая актуальная исследовательская задача — создание модификаций вертолета «Ансат».

Значение «Ансата» для российского вертолетостроения трудно переоценить. Фото: Максим Платонов

Его появление в сложные для отрасли 90-е годы стало символом возрождения отечественной инженерии. «Ансат» переводится с татарского как «легкий», «простой». Простой и современный, так его можно описать сегодня. Он может быть использован для решения большого круга задач: доставка грузов, перевозка пассажиров, проведение поисково-спасательных операций, патрулирование, оказание экстренной медицинской помощи, административные перевозки, обучение пилотированию. Вооруженные силы России закупают «Ансат» в учебной версии. «Ансаты» в vip-комплектации востребованы частными заказчиками.

«Ансат» — это любимый вертолет молодых сотрудников. Фото: Максим Платонов

«Я хотел бы развить «Ансат» до такого уровня, чтобы он стал массовым. Я езжу по городам и вижу много вертолетных площадок, а вертолетов мало. Я верю, что вертолет станет общественным транспортом. Или как минимум такси, — говорит Пантюхин. — Каждый сотрудник ОКБ — изобретатель. Какую бы рутинную задачу он ни решал, он мечтает произвести какую-то революцию в строении. Если ему придет гениальная идея, он всегда найдет поддержку у начальства. Гениальную идею всегда реализуют. И такие прецеденты мне известны».

Автор фото: Марина Лысцева

Интернет-газета «Реальное время»
Справка

  • На КВЗ работает 6300 человек.
  • 9 месяцев в среднем собирают один вертолет.
  • 6 стран мира производят вертолеты. КВЗ — единственное предприятие в отрасли, осуществляющее полный цикл создания вертолетов от разработки и серийного выпуска до послепродажного сопровождения, обучения персонала и проведения ремонта.
  • Около 100 стран мира эксплуатируют вертолеты КВЗ.
  • В одном вертолете около 50 тысяч деталей.
  • Более 50 млн летных часов налетали казанские вертолеты по всему миру.
  • 12 тысяч вертолетов было выпущено за всю историю существования завода: Ми-4, Ми-8, Ми-14, Ми-17, «Ансат».

Читайте о других героях спецпроекта «Кухня бизнеса»

На правах рекламы
комментарии 2

комментарии

  • Анонимно 05 апр
    Хочется отметить профессионализм кадровой политики КВЗ, ведь такие экскурсии для студентов всех ВУЗов РТ просто нереальность современности. В России предприятия развивают промышленный туризм, создают и используют возможности подрастающему поколению углубиться в выбор профессии тех же инженерно-технических кадров. В Казани же и в РТ режимные объекты или просто заводы для посещения и практики табу, а в технических университетах сокращают бюджетные места. Ну ни диверсия ли?
    Ответить
  • Анонимно 08 апр
    Евгений Иванович (Николаев) своими высказываниями обесценил работу большой части ИТР. Предвзятое отношение присутствует и в "командной" работе, получается, что элита инженерного сообщества в авиации - прочнисты и аэродинамики. Он совершенно забыл про инженеров-конструкторов, инженеров-технологов, инженеров по системам, инженеров по качеству, эксплуатации и прочих специалистов, которые все вместе и создают продукт (а не летательный аппарат), который продаётся. Прочнист и аэродинамик принимают ответственные решения, но выполняют далеко не всю работу по проектированию ЛА. Что бы они делали без наличия у них, например, соответствующих сплавов и композитных материалов. Рассчитывали бы оптимальные конструкции из чугуна?
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров