Новости раздела

Казанско-литовская дипломатия: подарки ханам, «взятка» мурзам и преувеличенные победы Сафа-Гирея

Великое княжество Литовское, Польша, Казанское и Крымское ханства при Сигизмунде (1506—1548). Часть 1

Казанско-литовская дипломатия: подарки ханам, «взятка» мурзам и преувеличенные победы Сафа-Гирея Фото: Место битвы под Клецком 5 августа 1506 г. (польская газета Tygodnik Ilustrowany,1862)/radzima.org

Украинский историк Ярослав Пилипчук специально для «Реального времени» подготовил цикл статей о взаимоотношениях татарских государств (Золотой Орды и постордынских ханств) со странами нынешнего Европейского союза. Вышли материалы о связях со скандинавами, немцами, Венгрией и Румынией, Италией, Ватиканом и народами Балкан. В рамках цикла наш автор описывает историю взаимодействия Орды и Великого княжества Литовского и Польши. Сегодня автор публикует следующую часть, посвященную событиям после 1440 года, начиная с 1500 года.

Казанские послы на коронации Сигизмунда

Победа под Клецком в 1506 г.(в ней ведомая князем Михаилом Глинским армия Великого Княжества Литовского разбила крымских татар под предводительством обоих сыновей хана Менгли I Гирея — Фетиха и Бурнаша. Считается одной из наиболее значимых литовских побед над крымскими татарами — прим. ред.) ознаменовала конец эпохи ежегодных татарских нападений на Литву и Польшу.

Особенно интересно в 1507 г. было наблюдать за примирением прежних заклятых врагов. Менгли-Гирей отказывался признавать законность правления Василия Ивановича (Василий III, великий князь владимирский и московский в 1505—1533 гг. — прим. ред.), мотивируя это тем, что русский правитель нарушил присягу.

На коронации Сигизмунда в Вильнюсе в 1506 г. присутствовали казанский и крымский послы. А в 1507 г. Менгли-Гирей написал ярлык, в котором жаловал великого князя не только землями Великого Княжества Литовского, но и значительными территориями, принадлежащими русским, включая Новгород, Рязань, Псков, а также утраченными в русско-литовской войне 1500—1503 гг. северскими землями. В Крым с посольствами ездили Петр Фурс и Якуб Иваншенцович. В конце 1506 г. на коронации великого князя литовского Сигизмунда присутствовал оглан Таваккул. Литовцам как союзникам присягнули сам хан и его брат Ямгурча, а также сыновья хана — Мехмед, Ахмед, Махмуд, Фетх, Бурнаш, племенник хана Япанча, а также лидеры кланов Ширинов, Барынов, Салджиутов и Мангытов. В «Литовской книге записей» зафиксированы Мехмед-Гирей, Мамыш-оглан, Агыш из Ширинов, Девлет-Бахты из Барынов, Мердан из Аргынов, Махмуд из Кыпчаков, которым уплатили упоминки.

Мятеж Глинского

1508 год привнес изменения в политику Восточной Европы. Причиной тому был мятеж Михаила Глинского. Это, в свою очередь, привело к очередной войне с русскими, поскольку одних сил мятежника оказалось мало для переворота в Великом Княжестве Литовского. Михаил Глинский еще при великом князе литовском Александре Казимировиче наладил контакты с Менгли-Гиреем. Кроме того, он поддерживал связи и с ногайцами. Он не забывал степного происхождения своих предков, чем удачно и пользовался в отношениях с татарами и ногайцами.

На коронации Сигизмунда в Вильнюсе в 1506 г. присутствовали казанский и крымский послы. Фото studentportal.pl

Надеясь, что литовские войска будут скованы Глинским и русскими, крымцы напали на украинские земли. Дипломатам Сигизмунда I Старого пришлось приложить многих усилий, чтобы нейтрализовать его связи. Однако это не уберегло границ Великого княжества Литовского от татарских вторжений… Менгли-Гирей предложил Михаилу Глинскому перейти под его власть, за что Менгли-Гирей будет защищать его от короля Сигизмунда.

Нужно сказать, что хан наладил контакты с Глинским еще в 1505 г. Глинского поддержали всего в нескольких городах — Слуцке и Копыле, взял Туров и Мозырь. Среди аристократии Великого Княжества Литовского поддержали князья Друцкие и Михаил Мстиславский. Попытка же взять Минск, Оршу, Слуцк и Мстиславль была неудачой. В планах Михаила Глинского было овладение Новогрудком, Вильнюсом и Каунасом, но эти планы пришлось пересмотреть. Против мятежника были отправлены польские силы Николая Фирлея и литовские силы Константина Острожского. На протяжении мая и летних месяцев литовские силы заняли Мозырь, Минск и Оршу. Русские силы, пришедшие на помощь Михаилу Глинскому, отступили из-под Орши, сам же мятежник бежал к русским. По сведениям Мацея Стрыйковского, в 1508 г. крымцы вторглись в Волынь. Одну часть крымцев разбил русин, казак Полюс (Полозович), а вторую победил Константин Острожский. Ротмистр же пехотинцев Лукаш Моравец на Случе около Слуцка дал бой превосходящим силам врага. Ему также помогли конные бояре Анастасии Слуцкой. Многие татары погибли в заболоченных местностях около Слуцка.

Когда хан дороже золота

Менгли-Гирей воевал и против литовцев, и против русских, заключая союз то с одним, то с другим властителем. Он хотел добиться уступок от Василия в вопросе с Хаджи-Тарханом. От великого князя литовского и короля польского он добивался выдачи Шейх-Ахмеда, чтобы ликвидировать даже теоретическую угрозу Крымскому ханству. Менгли-Гирей хотел максимально обезопасить свое государство. Естественно, ни Василий Иванович, ни Сигизмунд I не пошли ему навстречу.

Менгли-Гирей в 1509 г. предложил Сигизмунду выдать ему Шейх-Ахмеда и платить дань в 10 тыс. золотых в прибавление к обычной дани в 4,5 тыс. золотых. Сигизмунд согласился выплачивать дань размером 15 тыс. золотых, но не выдал Шейх-Ахмеда. Это была слишком важная персона, необходимая, чтобы Менгли-Гирей шел на контакты с Великим Княжеством Литовским, боясь освобождения бывшего хана Большой Орды. Дань с украинских земель Польского Королевства и Великого Княжества Литовского получил Ахмед-Гирей в Киеве в 1510 г.

В 1512 г. крымский хан совершил поход на русских. Он нападал на Белев, Одоев, Воротынск, Путивль, Брянск, Стародуб и Рязань, однако русские победили крымцев. Захват русскими Смоленска в 1514 г. вызвало неудовольствие Менгли-Гирея, и тот возмущался, что Василий не предупредил хана о взятии города. С присоединением земель к Русскому государству крымцы лишались доходов с земли и упразднялись дорожные пошлины, как это было с Одоевом. Менгли-Гирей требовал, чтобы Василий Иванович вернул Литве Северскую землю. От 1512 г. и до самой своей смерти в 1515 г. Менгли-Гирей был союзником Великого Княжества Литовского.

Кампания 1510 г. против Великого княжества Литовского была успешной для крымцев, и они воевали также на Галичине. Крымцы в своих походах проходили через Брацлавщину, Подолье, Волынь и далее в белорусские земли. Они достигли в своих набегах Вильнюса. В 1510 г. крымцы опустошали земли Сигизмунда и увели в плен 70 тыс. человек. Против основных сил Менгли-Гирея и этот князь был все так же бессилен, как и его дед Казимир Ягеллончик. Ему оставалось только платить большую дань крымскому хану и просить, чтобы вместо Литвы он воевал против валахов (точнее, Молдавии). Менгли-Гирей прислушался к совету, в том смысле, что неплохо было бы пограбить и Молдавию.

Менгли-Гирей (в центре) со своим сыном и наследником Мехмедом Гераем и османским султаном Баязидом II. Турецкая миниатюра XVI века

Поражения татар из-за мобильности войск

Мацей Стрыйковский под 1511 г.: Юрий Семенович Слуцкий и Андрей Немирович благодаря ночной атаке победили татар, которые до того воевали около Киева. Битва состоялась в урочище Рутке и литовцы убили 8 тыс. татар. Три мирзы — Ариа Сенаг, Адзига, Таксар бежали всего с 70 людьми. В 1511 г. литовцы разбили татар под Брацлавом, Овручем и Киевом. Походы татар на Молдавию в 1512 и 1513 годах были обусловлены союзническим долгом крымцев перед Османами. Константин Острожский сообщал, что в 1511 г. 3 тыс. татар было в окрестностях Брацлава. Ежи Крупски ранее князя сообщал, что 3 тыс. татар уже в поле. К. Пуласки считал главным героем битвы в урочище Рутке Андрея Немировича.

Однако главный успех пришел к литовцам и полякам в 1512 г., когда татары пришли с походом на Галичину и Волынь. В. Ульяновский соглашается с тем, что число татар в битве под Вишневцом преувеличено хронистами. По мнению Л. Подгородецки, крымцы в битве под Вишневцом выставили 8 тыс., а литовцы и поляки вместе 6 тыс. По оценкам К. Пуласки, в битве под Вишневцом погибло 5 тыс. татар, а из ясыря (плена) была освобождено 10 тыс. человек. Эти цифры намного реалистичнее указанных в хрониках и летописях. Б. Черкас считает, что в битве участвовало 3 тыс. поляков и 3 тыс. литовцев. Он считает, что решение Константина Острожского первым начать бой во главе литовских войск, более приспособленных к войне против степных врагов, сыграло основную роль.

Важную роль в противостоянии с татарами играла мобильность войск. Воины Константина Острожского были на правом фланге, а на левом — поляки, в центре находился лагерь с пехотинцами и двумя пушками. Литовцы не дали татарам окружить себя. Пехотинцы и артиллеристы вынудили крымцев соблюдать некоторое расстояние и ослабить давление на поляков. Важное значение имел удар поляков Николая Каменецкого по правому флангу татар. Освобождение же пленных позволило ударить по крымцев и с тыла.

Значение деятельности князя Константина Острожского в обороне южной границы было велико. Из его замков фактически состояли две линии обороны. В первую, то есть переднюю, входили Звягель, Чуднов, Полонное, Красилов, Колодно, Чернехив. Вторую линию, которая находилась в тылу, составляли замки в Степане, Дорогобуже, Остроге, Тулчине, Ровно, Сатиеве, Дубно. Пример Константина Острожского заимствовали и другие волынские князья — Збаражские, Заславские, Сангушки, Корецкие. Новые укрепления позволили нивелировать угрозу, которая возникла после того, как крымцы уничтожили Караул, Качибей, Торговицу, Животов, Копыстерин, Сквиру, Комаргород, Краснэ.

Битва под Вишневцом (Лопушным) (дереворит XVI века)

Когда хан два раза присягнул на Коране

В 1513 г. Сигизмунд отправил к Менгли-Гирею шертную грамоту на славянском и латинском языках о союзе, где клялся воевать с врагами Менгли-Гирея, указывал на связи литовцев с Крымом от Витовта и Казимира до своего правления. Примечательно, что в этом документе использовалась крымская терминология, то есть великий князь литовский называл крымского хана правителем Большой Орды. Cказано о послах — князе Винцентие и Девлет-Бакты и достижении союза. Крымцев уверяли в том, что литовцы не выпустят на волю Шейх-Ахмеда, обещали предоставить льготы для купцов и платить большие упоминки. Менгли-Гирей же должен был оказывать помощь литовцам против русских и отвоевать те земли, что завоевали великие князья московские у Литвы. Под проектом этого договора подписались правитель и все значимые персоны его двора.

Менгли-Гирей в ответном письме в конце 1513 г. отвечал, что его предки и он сам получали с земель Великого княжества Литовского дани и выход, давали великим князям ярлыки на княжение. Он сообщал, что отправил в заложники Джелал ад-Дина, подтверждал условия ярлыка 1507 г., выражал уверенность, что получится отвоевать захваченные земли. Сообщалось, что в присутствии Яцька Ратомского хан и его окружение присягнули на верность союзу с Литвой. Сам хан два раза присягнул на Коране.

В 1514 г. Менгли-Гирей отправил шерт-наме Сигизмунду. Ритуально повторялись слова о давней дружбе и о действительности ярлыка 1507 г., однако вспоминались войны крымцев с Литвой и Польшей при Казимире, Александре и Яне-Ольбрахте Казимировиче, а также при самом Сигизмунде. Как знак особого расположения трактовалось отправление к Сигизмунду Джелал ад-Дина. Литовцам обещали не взымать денег с тех, кто добывает соль в лимане у Хаджибея. Также крымцы обещали защиту от татарских казаков, которые могли грабить купцов. В письме от 29 октября 1514 г. Менгли-Гирей требовал ежегодную дань размером в 15 тысяч, которую ранее обещал Сигизмунд. Он уверял великого князя литовского и короля польского в союзе с ним против русских. Дружеские отношения, теперь уже поляков и татар, указывались от времен Владислава-Йогайла и Токтамыша. Аналогичный документ кроме славянского русинского языка был написан на итальянском языке.

Поминки золотом помогают дружбе

Победа Констатина Острожского под Лопушным (Вишневцом) серьезно изменила расстановку сил в Восточной Европе. Кроме того, Менгли-Гирей оставил последние иллюзии относительно зависимости от него русского правителя и возможности перехода Киевской земли под его власть. Великое Княжество Литовское же оказалось крепким орешком, невзирая на то, что походы татар под руководством Менгли-Гирея и Мехмед-Гирея против литвинов были, как правило, удачными. Присутствие потомков Тимур-Кутлуга в Ногайской Орде было большой угрозой. Воины, которых он мог потерять на украинских землях, были ему куда нужнее в противостоянии с ногайцами.

Менгли-Гирею было необходимо примириться с литовцами и поляками. Сигизмунд же обеспечил себе лояльность крымцев, заплатив в 1512 г. упоминки в размере 15 тыс. золотых. Они платились из казны Великого Княжества Литовского и Короны Польской. В 1514 г. хан Менгли-Гирей и калга Мехмед-Гирей получили девятые поминки, которые были символом зависимости от татар. Они выплачивались и деньгами, и товарами. Упоминки были уплачены хану, его сыновьям, женам и крымской знати. Их уплата была необходимой для того, чтобы крымцы не нападали на литовские и польские земли. Менгли-Гирей, а потом и его сын Мехмед-Гирей, не оставлял попыток овладеть Хаджи-Тарханом. В литовской и польской исторической и политической мысли утвердилось мнение о нескольких государствах татар. В качестве заложника в Литву прибыл Джелал ад-Дин (внук Менгли-Гирея, сын Мехмед-Гирея) в 1512 г., который, однако, в 1513 г. отправился в Познань. Сам по себе это был беспрецедентный факт, поскольку ранее ханские сыновья не были в качестве закладников (заложников) в Литве.

Крымцы договаривались с литовцами о мире в 1512 г. и 1514 гг. Хаджи-Тархан оставался для крымцев все той же недостижимой мечтой. Между тем в Тахт-Эли в 1514 г. Джанибек изгнал Коджака (брата Шейх-Ахмеда) и Музафара. В кавказской Тюмени местные султаны и Муртаза новым ханом провозгласили Коджака. Против них выступили ногайцы Шигима и правитель Хаджи-Тархана Джанибек, которые разбили коалицию этих правителей. Среди самих ногайцев не было единства, и в 1517 г. вследствие проигрыша в борьбе к крымцам бежал Алчагыр. В 1518—1519 гг. к нему присоединились и другие ногайцы, мигрировавшие на запад под давлением казахов. Переселение ногайцев серьезно усилило войско крымцев. Джанибек был тем самым Джанибеком, которого хан Ахмед сделал крымским ханом, и он был старинным врагом Менгли-Гирея. Но решить давний спор Гирею было не суждено, поскольку он умер в 1515 г. Титулом Тахт-Алган, то есть «взявший престол», венчался уже его сын Мехмед-Гирей, которого Менгли-Гирей назначил еще при жизни своим наследником.

На службе у литовцев находились служилые татары. Фото millattashlar.ru

Военные реформы

Михалон Литвин указывал на то, что земли заволжских татар в его время принадлежат ногайским татарам. Он уже застал тот факт, что Большая Орда окончательно прекратила свое существование как политическая реальность. Казань же и Хаджи-Тархан он не считал ее частями. То, что крымские татары уже не представлялись такой угрозой, какой они были раньше, свидетельствует тон рассказа Михалона Литвина о том, что литвины превосходят татар в ратном деле и указывал на победу у Клецка, где, по его сведениям, 9 тыс. литвинов победили 27 тыс. татар. Упоминались и победа под Лопушным в 1512 г. как большой успех. Михалон Литвин указывал на победу 6 тыс. поляков и литовцев над 25 тыс. татар.

В том, что литовцы наконец смогли противостоять крымцам, была заслуга реформ в организации пограничной службы. Дворяне должны были выставлять одного всадника из десяти служб крестьян. Каждая земля превратилась в военный округ, который возглавлял маршалок. В бою ополчение каждой земли стояло отдельно. Войско каждой земли состояло из войск нескольких поселений. Особенное значение на Киевщине приобрели каневский и черкасский старосты. В 1510 г. черкасским старостой был А. Немирович, а каневским — О. Дашкович. Эффективными против татар стали мобильные хоругви магнатов Острожских, Вишневецких, Сангушко.

Жители части волынских городов охраняли замковые и городские укрепления от нападений крымцев. В Киевщине и на Подолье военная служба жителей городов была распространена намного шире. Горожане Канева и Черкасс выезжали в степь и патрулировали ее для предотвращения неожиданных нападений. На службе у литовцев находились служилые татары, однако они находились преимущественно в белорусских и литовских землях, в украинских землях их было сравнительно мало. В замках, кроме горожан и служебников, находились и отряды из шляхтичей. Службу в приграничных областях несли конные гусары и пешие драбы из Чехии, Силезии и Польши. Иногда случались походы литовцев вместе с крымцами. Киевский воевода Ежи Радзивилл вместе с войсками Адрамгана двинулся против русских в 1513—1514 гг. В Великом Княжестве Литовском удары крымцев на себя принимали пограничные города и замки. Первая линия замков и городов, на которую чаще всего нападали татары, состояла из городов Канев, Черкассы, Звенигород, Винница, Брацлав, Каменец, Галич, Снятин. Вторая линия городов и замков — это Киев, Житомир, Теребовля и Львов, а третья линия обороны состояла из Мозыря, Овруча, Кременца и Луцка. Важную роль также играли замки Чернобыля, Остер, Владимир-Волынский, Полонное, Ровно, а также многочисленные частные замки.

Литва и Казань: первые контакты

Победа под Клецком в 1506 г. ознаменовала конец эпохи ежегодных татарских нападений на Литву и Польшу. Затишье 1507 г. может быть обяснено тем, что крымского хана отвлекал ногайский фактор. В 1508 г. ногайцы во главе с бием Агишем и мирзой Саид-Ахмедом и астраханцы во главе с ханом Абд ал-Керимом напали на Крым, но Менгли-Гирей разбил их. Калга-султан (наследник крымского ханского престола) Мехмед во главе большого войска двинулся на восток в 1509 г. и вышел к Волге. Вместе с ним шли отряды крымских Ширинов, Барынов, Мангытов. В политике же Великого Княжество Литовского появилось казанское направление.

В 1506 г. еще к князю Александру прибыл посол от казанского хана Мухаммеда-Амина. Сигизмунд же отправил к казанцам посла Сороку с упоминками. В упоминки входили 13 локтей оксамита (драгоценная ткань), сукно, серебряная чаша. Также во время пребывания в Литве Хаким-Берди был одарен конем, двумя шубами, отрезами сукна и серебряным ковшом. Сам же посол подарил тесьму и атласную ткань на золоте.

Польские епископы и магнаты давали советы королю относительно контактов с крымцами и казанцами. Уплата упоминков была важной в тюрко-монгольской традиции, потому что для татар была показателем зависимости государства от них. Русские, литовцы и поляки воспринимали их как необходимые дипломатические дары. Во время пребывания в Казани в 1507 г. Сорока умер.

Когда дела дороже слов

Однако реальной помощи от литовцев Мухаммед-Амин не дождался и решил пойти на мир с русскими, подписав с ними Вечный мир. В 1508 г. из плена были освобождены русские, попавшие в рабство к казанцам после поражений 1506 г. В письме, которое предшествовало первому письму Сигизмунда I казанскому хану, Мухаммед-Амин сообщал, что он победил русских на земле и на воде, призывал оказать помощь казанцам.

Вероятно, перед посольством Сороки стояла цель разведать потенциальные возможности казанских татар и уже после этого заключить с ними союз. В 1505 г. в Литву пришли послы от ногайцев и Заволжской Орды (в данном случае Астраханского ханства), а в 1505—1506 гг. ногайцы поддерживали казанцев против русских.

В 1514 г. Сигизмунд отправил в Казань нового посла. Фото yalkyn.com

В 1506 г. на крымских послов было израсходовано 194 коп и 50 грошей. В 1507 г. на содержание великого посольства от крымцев и казанцев было потрачено 1080 коп и 15 грошей. Посольство Якуба Ивашнецовича и Юрия Зиновьевича прибыло с девятью девятей даров и оно обошлось казне 2444 копы и 15 грошей. На прием великого посольства от крымцев в сентябре 1507 г. было истрачено 580 коп и 20 грошей. В ноябре 1508 г. в Гродно посольство от крымцев стоило казне 1280 коп и 20 грошей. Перед тем в августе на посольство в Крым и подарки хану и его окружению было потрачено 3469 коп и 32 гроша. Посол крымцев в декабре 1508 г. стоил казне 380 коп. Посольства от крымского хана дорого стоили казне, однако Сигизмунд I шел на это, чтобы прекратить нападения крымцев на границы.

Пакты о нападении

В 1514 г. Сигизмунд возобновил связь с казанским ханом. Он отправил в Казань нового посла, чье имя нам неведомо, и толмача Макара. В 1515 г. теперь уже посольство во главе с Макаром прибыло в Казань добиваться союза с Казанским ханством против русских. Эти посольства не получили отклика, поскольку хан плохо себя чувствовал, а политикой руководило его окружение, которое не было настроено против русских. Письмо от 18 ноября 1514 г. интересно тем, что Сигизмунд I сообщает казанцам о нескольких победах литовцев, изгнании русских из литовских земель (правда, умалчивает о том, что Смоленск не удалось отвоевать) и пленении многих знатных русских дворян (намекал на большую победу при Орше). Сигизмунд призывал Мухаммеда-Амина не мириться с русскими и причинить им максимальный ущерб.

Со своей стороны великий князь литовский и король польский обещал сделать то же самое. Второе посольство, прибывшее в Казань в 1516 г., привезло Мухаммеду-Амину обещание оказать помощь, если русские нападут на Казанское ханство. В послании говорилось, что за два года до того литовцы разбили русских. Великий князь литовский предлагал казанцам атаковать Нижний Новгород и желал, чтобы они его завоевали. Сигизмунд обещал помочь, воюя против русских.

Не нарушил ни разу Вечного мира с русскими

Союзу Великого княжества Литовского с Казанским ханством мешало несколько обстоятельств. В плену у русских оставался его сын Абд ал-Латиф, который погиб при таинственных обстоятельствах в 1517 г. Сам Мухаммед-Амин умер в 1518 г., не нарушив ни разу Вечного мира с русскими. При дворе хана, очевидно, преобладали сторонники мира с русскими. Да и сам Мухаммед-Амин в свое время (в 1500 г.) воевал на стороне русских против литовцев. Вероятно, казанский хан, видя перед собой пример Ахмеда и Шейх-Ахмеда, которым Казимир Ягеллончик и Александр Казимирович помогали только на словах, считал лучше иметь прочный мир с русскими, чем войну с неопределенным исходом. Он долгое время пробыл при дворе великого московского князя и не по слухам знал о его силах. Если литовцы реально хотели помочь ему, то, вероятно, это нужно было сделать еще в 1506 г. После смерти Мухаммед-Амина пресеклась династия Улуг-Мухаммеда и престол занял сторонник союза с русскими Шах-Али.

В посланиях 1538—1545 гг. Сафа-Гирей писал Сигизмунду в надежде заключить союз. По тексту видим, что казанский хан был знаком с титулатурой Сигизмунда. Как Великий князь литовский он был назван великим князем литовским, русским и жемойтским, как правитель Польши он был назван королем польским и князем мазовецким и прусским. Прусским он назван потому, что после войны 1454—1466 гг. Тевтонский орден стал вассалом Польского Королевства. Во время Реформации великий магистр Тевтонского ордена сделал свое государство светским и переименовал его в Пруссию.

Великие магистры Тевтонского ордена. Фото rossaprimavera.ru

Быть врагу врагом, а другу другом

Сафа-Гирей вспоминал, что он был расположен к Литве и Польше, еще когда был царевичем в Крымском ханстве, то есть когда не был ханом. Он предлагал в лучших традиции крымско-татарской дипломатии быть врагу врагом, а другу другом. Сафа-Гирей не упускал момента сообщить, что после смерти Василия III он добился немалых успехов, взяв несколько крепостей. Указано, что по согласию с поляками и литовцами он вместе с расположенными к нему совершил переворот. Сафа-Гирей умышлено преувеличивал масштабы своей победы, сообщая о том, что, мол, предыдущего хана он сгубил и что брал дань с земли Нократской. Нократскими татарами называли пермских татар, однако юрисдикция Сафа-Гирея не распространялась на Пермь, которая оставалась наместничеством русским. Также он тенденциозно приписал дань с Перми предыдущим казанским ханам. Дани с Перми поступали разве что ханам Золотой Орды до ее распада.

До того на Вятку ходил походом Ибрагим из династии Улуг-Мухаммеда в 60-х гг. XV в. Сообщалось, что улан Козучак во главе 40 тыс. войска совершил удачный поход против русских на Оку и взял Борсуму. Потом войска аталыка Сафа-Гирея Ямгурчи во главе 70 тыс. войска вторгся в русские земли у Кирменчика под Боркаучем победил врага и опустошил его землю. Казанский хан преувеличивал свои силы, для того чтобы литовцы и поляки охотнее пошли на союз. Сообщалось о успешном походе на Намрлын. Сафа-Гирей доводил до ведома великого князя литовского и короля польского данные о удачном походе на земли Касимовского ханства. Сообщалось, что казанцы взяли город Бором и дошли аж под Володимир, опустошили землю русских от Касим-солтана городка, Костромы и Юнкенюч Беле-хана Юнкенюч и до самого Студеного моря (Северного Ледовитого океана). До Северного Ледовитого океана казанские татары явно не доходили, однако серьезно потрепали русских в их коренных землях, а также причинили много вреда касимовским татарам, которые служили русским.

Предлагал королю и великому князю литовскому заплатить 1 тысячу золотых

После рассказа о былых победах, видимо, Сахиб-Гирей переходил к делу. Он просил литовцев и поляков ударить по русским с одной стороны, а он ударит с другой. Хан доводил до ведома Сигизмунда, что Али, сын ногайского мирзы Мамая, и хаджи-тарханский хан Абд ар-Рахман в союзе с ним. Также сообщалось, что казанцы лояльны Сахиб-Гирею. Сообщалось, что о восшествии на престол Сигизмунда информировал казанский посол Хамза. О успехах казанцев против русских хан проинформировал толмача Афендея. Сахиб-Гирей отправлял к Сигизмунду литовского подскарбьего Богуша, который должен был доставить великому князю шерт-наме (присяжную грамоту). Это послание открывает нам факт того, что между Казанью и Литвой с восшествием на казанский престол династии Гиреев наладились активные отношения.

В последующих сообщениях Сафа-Гирей был более краток. Во втором послании он говорил, что на стороне казанцев против русских сражались 10 тыс. ногайцев и 1 тыс. хаджи-тарханцев, а также предлагал королю и великому князю литовскому заплатить 1 тыс. золотых, чтобы мирзы и уланы охотнее воевали против русских. Деньги рекомендовал передать через посла Богуша.

В третьем послании сказано, что во владениях Литвы и Польши задержано двое татар — Кугурчу и Хусейна. Кугурча находился в заточении у старосты Гродно Юрия. Хан настаивал на освобождении этих двух людей. Послом в Литву от имени хана Сафа-Гирея, от имени ханского аталыка Ямгурчи-бий прибыл посол Кельдеяр, который информировал великого князя литовского о успехах в войнах против русских.

От имени жены Сафа-Гирея с вопросом о здоровье Сигизмунда прибыл гонец Чобак. От Ковач-мирзы прибыл гонец Исхак, от Кидакчи-мирзы — Кулук, от Булат-бия — Джанамет. Имена послов от Мамая-мирзы и Кадыж-бия неизвестны. Булат-бий — это Булат из клана Ширин, член ханского дивана. Кадыж-бий — это бий Кадыш, брат Отуча. Кадыш служил ранее и Джан-Али.

Продолжение следует



Ярослав Пилипчук
Справка

Ярослав Пилипчук окончил Национальный педагогический университет им. М.П. Драгоманова в Киеве в 2006 году по специальности «История и право». В 2010 г. в Институте востоковедения им. А.Ю. Крымского НАН Украины защитил диссертацию по специальности «Всемирная история. Монгольское завоевание Дешт-и-Кипчак в XIII веке».

комментарии 10

комментарии

  • Анонимно 15 дек
    Чрезвычайно интересно и захватывающе.
    И текст и иллюстрации.
    Спасибо автору и РВ.
    Ответить
  • Анонимно 15 дек
    продолжение ждем!
    Ответить
  • Анонимно 15 дек
    вот так, подарки и взятки были во все времена, и будут.
    Ответить
  • Анонимно 15 дек
    Свою историю надо знать!
    Ответить
  • Анонимно 15 дек
    раньше лучше было
    Ответить
  • Анонимно 15 дек
    У ханской Казани не было каменных стен, как на рисунке современного неизвестного художника.
    Ответить
  • Анонимно 15 дек
    Да, к началу 16 века чингизиды выдохлись и измельчали.
    Сохранить единое государство уже не могли ни Золотую Орду, ни тем более Монгольскую империю.

    Чингизиды на Востоке Европы занимались мелкими интригами и личным обогащением.
    Одни чингизиды продались османским султанам, другие занимались обычным грабежом соседей.
    Заветы великого предка Чингизхана были забыты...

    Большинство монгол-чингизидов отатарилось, подверглось тюркофикации, татарофикации...
    Родной монгольский язык забыли...

    Монгольская империя должна была кануть в лету...
    Но вдруг в середине 16 века случилось настоящее чудо...

    Два человека (чингизид и потомок литовских татар) смогли возродить (в новом качестве) Улус Джучи (Золотую Орду), а их потомки и Монгольскую империю и ее традиции на качественно новом уровне.

    Описание этих эпохальных событий середины 16 века достойны блестящего пера автора статьи.

    С нетерпением ждем продолжение.
    Ответить
  • Анонимно 15 дек
    Читал с бАльшим интересом. Спасибо Ярославу! @ кин, не татарин
    Ответить
  • Анонимно 16 дек
    Любопытно, а были ли контакты между Литвой и Сибирским ханством?
    Ответить
    Анонимно 16 дек
    Головные уборы на воинах к иллюстрации "На службе у литовцев находились служилые татары. Фото millattashlar.ru"
    Источник : http://realnoevremya.ru/articles/50891#comments

    монгольские, а не тюркские.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров