Новости раздела

Кризисный секвестр: Москва не будет оплачивать повышение энергоэффективности в регионах

Оптимизация бюджетных расходов добралась до энергетики: федеральное правительство отказалось от финансирования некоторых региональных программ, в частности программы повышения энергоэффективности, по которой республика рассчитывала привлечь 3,5 млрд рублей до конца текущего года. Несмотря на это, врио президента РТ Рустам Минниханов поручил программу не сворачивать и искать частные инвестиции для ее реализации. Тем временем предприятия Татарстана заявили «Реальному времени» о реальной экономии, образовавшейся от реализации таких программ.

«Может показаться, что я хвалю, но...»

О том, что бюджетного финансирования программы энергоэффективности в этом году регионам от минэнерго России ждать не стоит, объявил вчера на заседании правительства Татарстана по вопросам реализации программы энергоэффективности гость из Москвы — директор департамента энергосбережения и повышения энергоэффективности министерства энергетики РФ Александр Митрейкин.

В своем выступлении он попытался подсластить пилюлю, сообщив, что Татарстан является лидером в своевременном освоении и целевом использовании бюджетных средств. «В 2011-2014 годах Республика Татарстан на конкурсной основе ежегодно получала субсидии, и их сумма в 1,6 млрд руб. — самая большая среди регионов», — заявил он. Средства тратились, прежде всего, на установку приборов учета, ИТП, мероприятия по энергосбережению в жилом фонде и по модернизации освещения.

— Может показаться, что я хвалю, но даже если это похвала, то заслуженная. Коллеги из Республики Татарстан являются признанными лидерами в области энергосбережения и повышения энергоэффективности, — продолжал Митрейкин.

Тем не менее отныне федеральных средств для реализации программы энергоэффективности Татарстану, как и другим субъектам, ждать не стоит. «Условия по проведению программ энергосбережения во всех регионах не самые оптимальные. В этом году с субсидиями на реализацию региональных программ пока не ясно: если они и появятся, то к концу года, и вероятность пока невелика. Скорее будет осуществляться финансирование из неиспользованных остатков прошлого года и под какие-то конкретные проекты», — объявил директор департамента.

Александр Митрейкин: «В 2011-2014 годах Республика Татарстан на конкурсной основе ежегодно получала субсидии, и их сумма в 1,6 млрд руб. самая большая среди регионов»

Напомним, программа «Энергосбережение и повышение энергетической эффективности в Республике Татарстан на 2014-2020 годы» была утверждена правительством республики в декабре 2013 года. Общий объем финансирования заложен в объеме почти 41,2 млрд рублей, из которых 3,5 млрд рублей республика рассчитывала привлечь из федерального центра, вложить более 6,6 млрд рублей собственных средств, а остальное — из внебюджетных источников. «Реализация программы позволит к концу 2020 года обеспечить снижение энергоемкости валового регионального продукта на 40% относительно уровня 2007 года (значение индикатора в 20120 году составит 16,44 тонн условного топлива/млн рублей), в том числе на 13,5% за счет энергосберегающих мероприятий (23,7 т. у. т./млн рублей)», — говорится в документе. Кроме того, программа призвана увеличить долю объема энергоресурсов, производимых с использованием возобновляемых или вторичных источников энергии до 0,54% от общего объема производимых ресурсов.

В прошлом году на реализацию программы было направлено 4,66 млрд рублей, из которых почти 3,3 млрд — из внебюджетных источников, почти 1,3 млрд — из республиканского бюджета, а федеральное финансирование составило лишь 266 млн рублей. Всего же с начала реализации программы было потрачено 21,2 млрд рублей. Деньги пошли на ремонт инженерных систем, модернизацию котельного оборудования, уличного освещения и пр.

Экономить своими силами

При этом сейчас Татарстан работает над снижением энергоемкости ВРП по первичным энергоносителям, то есть снижает затраты на производство энергии. «С 2007 по 2014 г. удалось снизить энергоемкость на 23,4%», — доложил вчера на заседании глава минпромторга РТ Равиль Зарипов. Это означает, что если в 2007 году для производства продукции на 1 млн рублей требовалось 27,4 т условного топлива, то в прошлом году — 20,98 т. К 2020 г. в планах у власти было снизить энергоемкость еще на 16,6%.

Временно исполняющий обязанности президента РТ Рустам Минниханов призвал не сворачивать реализацию программы даже в условиях отсутствия федеральных средств. «Сожалею, что федеральный бюджет перестал это субсидировать, но, вообще, сделано очень много, мы активно участвовали во всех проектах и провели серьезную модернизацию, особенно в бюджетной сфере. Несмотря на то, что федеральных средств нет, кампания должна продолжаться, мы должны изыскивать (финансирование — прим. ред.) как в компаниях, так и в бюджетной сфере и поддерживать динамику энергоресурсосбережения», — заявил он.

Минниханов отметил, что сейчас системы энергоэффективности внедряются преимущественно на крупных предприятиях республики, но нужно, чтобы они реализовывались повсеместно, даже частными потребителями. «Даже, например, электронный документооборот должен снижать потребление бумаги, но пока дублируется», — привел он пример. Энергосбережение также особенно важно в сфере ЖКХ, сельском хозяйстве и других. «Само состояние, особенно ЖКХ, требует серьезных вложений, привлечения инвесторов. К сожалению, все наши действия до этого оказались ущербными, мы даже потеряли то, что у нас было. Но работу надо продолжить, мы крупный потребитель, и наша промышленность нуждается в высокой устойчивости энергоснабжения. Нам еще далеко до тех параметров, которые есть у наших европейских партнеров», — обратился президент к собравшимся.


«Факт остается фактом: энергоемкость нашей экономики на данный момент высока», — констатировал Митрейкин. По его мнению, у российской экономики потенциал снижения энергоемкости составляет от 2,5 до 4 раз. «С 2000 г. по 2013 г. она снизилась на 34%, например, в США за тот же период она снизилась на 16%. С 2011 г. по 2014 г. — на 5,6%», — привел он пример. В связи с этим министерство прорабатывает иные схемы финансирования, например, так называемая система «белых сертификатов» (возложение на поставщиков энергии обязательств по снижению ее расхода потребителями — прим. ред.) Митрейкин привел в пример Францию, где с 2011 по 2014 год эта программа позволила сэкономить 350 млрд кВт/ч, что эквивалентно одной трети годовой выработки России.

Стимулировать частника

Другая возможность, про которую рассказал докладчик, предоставляется в рамках проекта Глобального экологического фонда (ГЭФ). ГЭФ — это финансовый механизм предоставления грантов и льготных кредитов различным странам мира на осуществление проектов, нацеленных на решение глобальных экологических проблем. ГЭФ был учрежден в 1991 году как экспериментальная программа Всемирного банка и инструмент для реализации конвенций ООН. Митрейкин рассказал, что совместно с ГЭФ минэнерго РФ инициировал демонстрационный проект повышения энергоэффективности уличного освещения в 8 городах Башкортостана. Стоимость реализации проекта — около 100 млн рублей, из них порядка 80 млн рублей — частное финансирование, а еще 12 млн рублей выдается по линии фонда. «Это позволяет контрагенту, который реализует проект, взявшему кредит под 20% годовых, выйти на окупаемость в течение 6-8 лет. К чему я привёл этот пример? Может быть, коллеги из Башкортостана не успеют в полном объеме реализовать этот проект, тут открываются перспективы для Татарстана поучаствовать», — заявил он. «Сначала мы административными мерами добиваемся успеха, затем процент достигается уже за счет новых технологий, чудес не бывает. Но без этого конгруэнтности нашей промышленности не будет», — говорит глава республики.

Как рассказал «Реальному времени» замминистра промышленности и торговли РТ Дамир Сафиуллин, который курирует топливно-энергетический комплекс, в этом году на программу энергосбережения РТ «федеральных средств нет вообще». Инструментом привлечения инвестиций могут стать энергосервисные контракты, которые подразумевают, что часть затрат на энергоснабжение предприятию покрывает частный инвестор. Сумма вложений затем возвращается ему в течение нескольких лет частями. «Соответственно, срок окупаемости 3-5 лет», — говорит Сафиуллин. По его словам, именно на привлечение внебюджетных средств и рассчитывает федеральный центр, урезая финансирование. Сумма субсидий была небольшой, поэтому есть шанс привлечь частные средства в аналогичном размере, считает он. Отметим, что, согласно программе, опубликованной на сайте правительства РТ, республика рассчитывала на федеральное софинансирование в размене 500 млн руб. ежегодно.

Напомним, на днях стало известно о сокращении расходов и программ федерального минэкономики. Речь идет о финансировании инновационных кластеров, к которым относится и Камский экономический кластер, передает пресс-служба Госсовета РТ со слов замминистра экономики РТ Натальи Таркаевой.

Энергосбережение интересно, если окупается в течение 3-5 лет

«Реальное время» узнало мнения предприятий о реализации программ энергосбережения.

Олег Афанасьев — руководитель пресс-службы ОАО «КАМАЗ»:

— У нас собственная программа энергоэффективности, проводится за собственные средства. Она предусматривает ряд мер: и экономия воздуха, и экономия газа, и электроэнергии. Вплоть до того, что мы строим собственную электростанцию, применяем электродвигатели. Это и просто меры экономии, когда следим за тем, чтобы выключался свет. Мы в прошлом году порядка 800 млн рублей сэкономили.

Евгений Рачков — коммерческий директор компании «Татпроф»:

— У нас на предприятии существует программа энергосбережения. В рамках этой программы было реализовано два проекта. Во-первых, все закупаемое нами оборудование включает в себя систему энергосбережения. Во-вторых, мы инвестировали большие средства в систему автоматизации учета потребления электроэнергии. Этот проект завершен полгода назад, и сейчас мы оцениваем результаты, которые, кстати сказать, оказались очень неплохие. Окупаемость не быстрая, но и не такая, как когда ее предлагали 5 лет назад. Сейчас это происходит намного быстрее.

Что касается поддержки государства, то мы не пользовались субсидиями на программы энергоэффективности. Что касается этих программ, то реализация их зависит от срока окупаемости. Если коммерческим предприятиям в течении 3-5 лет это принесет прибыль или экономию, то это будет интересно, если срок окупаемости более 5 лет, то в нынешних условиях это неинтересно. До сложившейся экономической ситуации мы рассматривали срок окупаемости до 5 лет. Сейчас, в период непонятной экономической ситуации, это скорее год, максимум три.

Фото: Роман Хасаев, generation-ufa.ru, siapress.ru

Дина Валиуллина, Гузель Шамилова

Новости партнеров