Новости раздела

Ильшат Гафуров: «Мы были похожи на хозяйку, которая готовила уху, потом борщ, пельмени и все это перемешала»

Ильшат Гафуров: «Мы были похожи на хозяйку, которая готовила уху, потом борщ, пельмени и все это перемешала»
Фото: kpfu.ru

В эфире Общественного телевидения России (ОТР) в программе «Большая страна» в минувший вторник выступил ректор КФУ Ильшат Гафуров. Обсуждался рейтинг университета на мировой арене, его опыт по укрупнению, роль и значимость иностранных студентов, а также достижения вуза в области нефтедобычи и медицины. Интернет-газета «Реальное время» публикует стенограмму телепередачи.

«Процентов 80 студентов остаются на территории нашей страны»

Павел Давыдов: 44 тысячи студентов, 400 образовательных программ, 150 лабораторий мирового уровня, самый большой кампус России, 3200 иностранных студентов из 91 страны. Все это — Казанский федеральный университет. Старейшее учебное заведение России, которому в 2014 году исполнилось 210 лет. Многие годы вуз занимает передовые позиции в отечественном и международном образовательном пространстве, а недавно вошел в новый рейтинг — топ 200 европейских университетов.

От классики к инновациям, от абитуриента до выпускника¸ от выдающихся ученых к университетской культуры — об этом мы поговорим сегодня с нашим гостем. В студии «Большой страны» ректор Казанского университета Ильшат Гафуров. Ильшат Равкатович, здравствуйте.

Ильшат Гафуров: Здравствуйте.

Давыдов: За два века Казанский федеральный университет достиг таких результатов и таких высот, что его выпускники по праву могут называть свой диплом «золотым». Мы, кстати, так и обозначили тему этой беседы. Скажите, за 200 с лишним лет как изменился статус выпускника вуза?

«За этот период произошли колоссальные изменения. В общем-то сам университет изменялся и претерпевал разные периоды в своей истории, хотя никогда не изменял своей миссии — он всегда работал на систему образования нашей страны прежде всего». Фото nasiyri.tatmuseum.ru

Гафуров: Вы знаете, за этот период произошли колоссальные изменения. В общем-то сам университет изменялся и претерпевал разные периоды в своей истории, хотя никогда не изменял своей миссии — он всегда работал на систему образования нашей страны прежде всего. Но если напрямую ответить на ваш вопрос, то должен сказать, что на сегодня, конечно, к нам поступают совершенно иные абитуриенты и, соответственно, мы имеем совершенно других выпускников. Они, как говорит молодежь, более заточены на конкретные виды деятельности в своей жизни, обучаясь уже на 2-3 курсе, практически знают, где будут работать. И этому, конечно же, соответствуют и образовательные программы, особенно их вариативная часть.

Давыдов: Два века для университета, да и вообще для любого учреждения, мне кажется, это колоссальный срок. Естественно, какие-то традиции переносятся из года в год, из десятилетия в десятилетие. Вот немножечко об этом расскажите.

Гафуров: Вы знаете, за этот период университет неоднократно трансформировался, конечно. Прежде всего колоссальная трансформация произошла в 1917 году, когда случилась революция и поменялась структура университета. Далее колоссальные изменения произошли в 1930 году и вот, наверно, до 1950-х годов, когда от университета отпочковывались и стали самостоятельными ряд наших на сегодня ведущих учебных заведений, в частности и Казанский авиационный институт, и Казанский химико-технологический, и Казанский медицинский университет. По сути институты казанского центра РАН также образовались на базе нашего университета. Ну и колоссальные изменения произошли в 2010 году, когда в результате объединительных процессов мы получили статус федерального университета. Многие ранее самостоятельно работавшие вузов опять объединились, и мы стали называться Казанским федеральным университетом. Соответственно, с 2010 года формируется новая корпоративная культура университета, открываются новые образовательные программы, площадки для трансфера технологий и этому, конечно же, способствуют и те целевые федеральные программы, в которых мы участвуем, и хорошо, что мы выигрываем право участия в этих программах. Прежде всего это программы «5 Топ 100» — это попадание пяти российских вузов в топ 100 глобальных рейтингов. Мы начали конкурировать и, соответственно, позиционироваться на рынке образовательных программ не только в нашей стране, но и в мире.

Давыдов: Скажите, как часто ваши выпускники покидают родные пенаты, стены, родной город, район, регион и уезжают за рубеж?

Гафуров: В университете остается не так много людей, поскольку вакантных должностей не так много и они занимаются на конкурсной основе. Многие, конечно же, процентов 80 остаются на территории нашей страны, причем в различных ее уголках.

Давыдов: Но это колоссальная цифра!

Гафуров: Ну и определенная часть уезжает. Уезжает в том числе и по нашим программам, поскольку мы имеем общие магистерские программы с рядом международных университетов. Они получают на их площадках определенные знания и компетенции, после чего частично возвращаются обратно и формируют на нашей площадке собственные лаборатории для развития тех же тем, которыми они занимались там. С некоторых пор мы приняли решение, что мы сами изначально формируем те направления, которые мы бы хотели культивировать в нашем Казанском университете, и именно по этим направлениям мы отправляем наших аспирантов в партнерские вузы за пределами страны.

«Мы стали определенной корпорацией — учебно-научно-технологической»

Давыдов: Казанский федеральный университет. Основательно звучит, богатая история — мы это уже все поняли. А что касается направлений и образовательных программ, сфер обучения, факультетов: где здесь вы ставите основные акценты? Какие факультеты пользуются особой популярностью и для вас что является основной?

Гафуров: Вы знаете, я начну, наверно, с того, что с момента формирования федерального университета в 2010 году мы поняли, что такой большой университет, как наш, не может конкурировать в мире буквально по всем направлениям, и мы выбрали для себя определенные приоритеты. При выборе этих приоритетов мы исходили из того, что они должны быть востребованы бизнесом, обществом и государством, востребованы как внутри страны, так и за ее пределами, это говорит о том, что и наши выпускники, обучающиеся по этим программам, также будут везде востребованы. Я могу озвучить основные направления. Это нефтепереработка, нефтедобыча и нефтеразведка, это новые материалы, IT-технологии, и это, конечно же, медицина и фармацевтика. У нас практически все институты внутри нашего университета востребованы, по крайней мере, об этом говорит тот конкурс, который мы испытываем каждый год. Хотя мы принимаем порядка десяти с половиной тысяч абитуриентов ежегодно.

Давыдов: А вот какой конкурс, раз вы уже говорите об этом?

У нас практически все институты внутри нашего университета востребованы, по крайней мере, об этом говорит тот конкурс, который мы испытываем каждый год. Хотя мы принимаем порядка десяти с половиной тысяч абитуриентов ежегодно

Гафуров: По 7-8 человек на одно место, но подают заявление, конечно, намного больше, поскольку по законодательству, существующему в нашей стране, абитуриент может подать сразу в несколько вузов. Но в конце концов мы отбираем и остается где-то 6-7 человек. И мы имеем самые высокие результаты ЕГЭ на входе среди федеральных университетов нашей страны.

Давыдов: Несколько лет громко звучит такое красивое слово «импортозамещение», далеко не все понимают его значение, но говорят об этом практически все. Я знаю, что и ваш университет является разработчиком новых направлений, в том числе и в сфере импортозамещения. У вас даже есть результаты. Расскажите об этом.

Гафуров: Вы знаете, как образовательное учреждение, прежде всего, когда мы говорим об импортозамещении, мы должны говорить о наших образовательных программах. В принципе, то, что наши выпускники востребованы и работают по всему миру, говорит о том, что у нас, все-таки, хорошее образование, раз наши выпускники востребованы. С другой стороны, вы совершенно правильно подметили, мы, реализуя проекты по 218 постановлению Российской Федерации, — я напомню, это постановление о кооперации ведущих компаний с ведущими университетами, — создали ряд продуктов, я их коротко перечислю: прежде всего это, конечно, новые катализаторы для нефтехимической отрасли, еще один проект — разработка залежей тяжелых битумов. И технология разработки, и технология добычи, разработанная сегодня нами совместно с компанией «Татнефть», может транслироваться на площадках других компаний. Более того, думаю, многие технологии, которые у нас разрабатываются в этой области, в области каротажа скважин, в которой используют в основном импортное оборудование, мы замещаем собственными разработками, но не только разработками, мы сегодня это изделие и делаем сами.

Давыдов: То есть у вас такая уникальная большая площадка, не только образовательная, но и производственная.

Гафуров: Сегодня университет — это центр науки, центр образования и центр технологий. Мы стали определенной корпорацией — учебно-научно-технологической. И сегодня мы ведем переговоры с руководством Республики Татарстан, есть огромная поддержка президента нашей республики Рустама Нургалиевича Минниханова в вопросах передачи нам контрольных пакетов акций инжиниринговых центров, которые были созданы на площадках республики по федеральным проектам, федеральным программам и будут служить для нас площадкой для трансфера наших технологий.

Мы создали ряд продуктов <> новые катализаторы для нефтехимической отрасли, разработка залежей тяжелых битумов. И технология разработки, и технология добычи, разработанная нами совместно с компанией «Татнефть», может транслироваться на площадках других компаний

Давыдов: Очень интересно и действительно уникальный опыт. Скажите пожалуйста, как меняются ваши образовательные программы с учетом новых технологий?

Гафуров: Они совершенно другие, поскольку появляются новые технологии. Чтобы не отстать от жизни, мы должны постоянно их актуализировать. Как содержательную часть исходя из потребностей и конъюнктуры рынка, так, конечно же, и технологий, которые используются.

«Все, что мы делаем, в какой-то части вынужденная мера»

Давыдов: Я читал, что у вас даже есть специальное телевидение свое. Это меня прям потрясло.

Гафуров: Все, что мы делаем, в какой-то части вынужденная мера, поскольку мы конкурируем сегодня в мире, мы хотим остаться в образовательном пространстве мировом и эта жесткая конкуренция заставляет нас, точно так же, как компании, все время что-то придумывать и идти на опережение спроса, а не догонять этот спрос. Да, мы создали свое телевидение и работает оно в онлайн-режиме. Это тоже была вынужденная мера. Во-первых, продвигать сам университет с его образовательными программами, с другой стороны — это площадка для наших журналистов. Мы готовим журналистов, и в том числе и телевизионных.

Давыдов: Конкурентов нам растите.

Гафуров: Мы растим вам не столько конкурентов, сколько людей, которых, я думаю, вы с удовольствием будете брать на работу и вам потребуются минимальные сроки по времени для того, чтобы их переобучить.

Давыдов: Университет включен в государственный свод объектов особого культурного наследия народов Российской Федерации, является историческим и архитектурным памятником России, туристическим объектом. Скажите, а как это все отображается на работе самого университета и даже на его учебной программе?

Гафуров: Просто оно способствует формированию университетской культуры и бережного отношения к объектам культурного наследия. Конечно же, это не влияет напрямую на образовательные программы, на научные исследования. В то же время оно является объектом пристального внимания и притяжения не только туристов, но и абитуриентов и их родителей. Тем более там учились наши известнейшие люди: и Владимир Ульянов-Ленин, и Лев Николаевич Толстой — да многие люди, которые учились в нашем университете, как раз обучались в этом главном здании.

Те, кто у нас обучается, в дальнейшем становятся носителями нашей культуры, идеологии. По крайней мере, они больше узнают нашу страну. Это особенно важно в сегодняшней ситуации. С другой стороны, считается, и это действительно так, что если к нам едут иностранные студенты, то качество образовательных программ у нас достойное

Давыдов: Ильшат Равкатович, а сейчас, позвольте, я задам вопрос от наших телезрителей, которые прислали их на адрес электронной почты нашей программы. Почему российские вузы уделяют такое внимание привлечению иностранных студентов? Не ущемляет ли это права нашей молодежи, уменьшая вероятность их поступления?

Гафуров: Мы уделяем этому большое внимание по одной простой причине. Во-первых, те, кто у нас обучается, в дальнейшем становятся носителями нашей культуры, идеологии. По крайней мере, они больше узнают нашу страну. Это особенно важно в сегодняшней ситуации. С другой стороны, считается, и это действительно так, что если к нам едут иностранные студенты, то качество образовательных программ у нас достойное. Третье — мы на этом неплохо зарабатываем, поскольку большинство из этих студентов платят самостоятельно, понятно, наверное, родители оплачивают учебу, поскольку они не влияют на общебюджетные места наших студентов, либо за них платят соответствующие наши ведомства — минобрнауки Российской Федерации.

Давыдов: К слову, о качестве образования. Телезрители спрашивают: вы ведь готовите в том числе и медперсонал? А есть ли у вас для этого возможности?

Гафуров: Вы знаете, все возможности, как ни странно, у нас есть. Организовав институт фундаментальной медицины и биологии буквально несколько лет назад, мы получили лицензию на подготовку, в том числе и по лечебной работе, врачей, стоматологов. За исключением педиатрии мы готовим по всем направлениям. У нас мощнейшая лаборатория, этому способствует и то, что у нас очень хорошее фундаментальное образование в области химии, физики и биологии, что сегодня необходимо для подготовки хорошего врача. И в то же время мы один из немногих классических университетов нашей страны, который имеет собственную клиническую базу. У нас клиника на 840 стационарных мест, плюс у нас есть собственная поликлиника, где мы обслуживаем 50 тысяч горожан.

Давыдов: У вас прямо город в городе: и производство, и образовательные программы, даже своя клиника и телевидение.

Гафуров: И мы клинику рассматриваем, как площадку уже для трансфера собственных разработок. Мы на этой площадке осуществляем и доклинические исследования — у нас сегодня есть и фармпроизводство. То есть, мы на самом деле имеем уникальную на сегодня инфраструктуру, которую наполняем в том числе и приглашенными учеными.

«У нас мощнейшая лаборатория, этому способствует и то, что у нас очень хорошее фундаментальное образование в области химии, физики и биологии, что сегодня необходимо для подготовки хорошего врача. И в то же время мы один из немногих классических университетов нашей страны, который имеет собственную клиническую базу». Фото Максима Платонова

«Люди с разной культурой, с разными подходами иногда к одним и тем же проблемам вдруг объединились»

Давыдов: Еще зрители интересуются, как часто научные работы ваших студентов печатаются в зарубежных изданиях? Ваша школа признана за границей?

Гафуров: Сегодня вообще основные публикации не идут за аффилиацией только одного автора, поскольку делаются всегда группы ученых, в том числе туда включаются и студенты старших курсов, особенно наших магистрантов и аспирантов. Сегодня мы в журналах, которые включены в базу данных Scopus Of Science за 2015 год, опубликовали примерно 2300 статей. За каждой из этих статей стоит огромный труд. Поэтому наша школа признана и она способствует продвижению нас в глобальных рейтингах.

Давыдов: Сегодня много говорится о реформе системы образования в России, почувствовал ли как-то последствия Казанский федеральный университет? Этот вопрос также от наших телезрителей. Острый, болезненный.

Гафуров: Мы в 2010 году были университетом, я имею ввиду Казанский государственный университет, на базе которого объединилось, по сути, в течение короткого времени, полутора-двух лет, семь ранее работавших самостоятельно университетов. И ушло достаточно много энергетических ресурсов для формирования общей университетской корпоративной культуры — что самое главное. То есть люди с разной культурой, с разными подходами иногда к одним и тем же проблемам вдруг объединились. Мы были похожи на хозяйку, которая вначале готовила уху, потом борщ, пельмени, а потом вдруг все это слила и перемешала. И нужно было сформировать блюдо, которое было бы нормальным к употреблению.

Давыдов: Мне кажется, вам и удалось это сделать, тем более название «Золотой диплом» не просто так появилось на этой стене. Но прежде чем поставить многоточие в нашей беседе, хочу привести цитату из вашего интервью, которое вы давали три года назад. Вы сказали следующее: «Сегодня вы делаете то, о чем раньше и не мечтали». Выражаясь современным сленгом, этот тренд сохранился? И главное, каким вы видите завтрашний день Казанского федерального университета?

Гафуров: Вы знаете, этот тренд сохранился, более того, он стал более динамично развиваться. Говоря о том, каким бы я хотел видеть наш университет, я хотел бы его видеть не просто процветающим, чтобы он был востребован, и, может быть, наступит то время, когда многие ведущие компании не только нашей страны, но и мира будут считать за счастье иметь с нами определенные отношения в области исследования и подготовки кадров.

Объединилось, по сути, в течение короткого времени, полутора-двух лет, семь ранее работавших самостоятельно университетов. И ушло достаточно много энергетических ресурсов для формирования общей университетской корпоративной культуры

Давыдов: Именно этого вам и пожелаю. Ильшат Ривкатович, большое вам спасибо, что нашли время и приехали к нам из Казани. И еще хочу пожелать, чтобы статус диплома не уменьшался, его значимость только увеличивалась в мировом пространстве, а главное, золотой диплом сменился на платиновый. Такое же может быть?

Гафуров: Конечно. Вам большое спасибо за приглашение, интерес и вопросы, которые вы задавали. Я думаю, это будет способствовать превращению нашего диплома в платиновый.

Давыдов: Большое спасибо. У нас в гостях был ректор Казанского федерального университета Ильшат Гафуров.

Подготовила Мария Горожанинова, фото kpfu.ru

Новости партнеров

комментарии 21

комментарии

  • Анонимно 12 май
    С интересом прочитал интервью.
    Еще раз убедился, что КФУ современный, динамично развивающийся вуз с большими перспективами.
    Как понимаю - это и труд самих "университетчиков" и мощная поддержка руководства РТ.

    Немного размышлений и пожеланий.

    Миссия второго в России Казанского университета, как впрочем и первого - Московского, при его открытии заключалась в подготовке грамотных чиновников для управленческого аппарата империи.
    Наука в Казанском университете появилась как "побочный результат" основной миссии.
    Кстати, когда в Казанском университете "зародилась" (уже в 1820-х гг.) фундаментальная наука (и естественнонаучное направление, но первоначально гуманитарное) никакой фундаментальной науки в Московском университете и в помине не было.
    Этот феномен Казанского университета не объяснен до сих пор пор ни историками, ни философами.
    К сожалению развитие этого феномена было прервано террористическими действиями бывшего (не доучившегося) студента Казанского университета - В.И.Ульяновым-Лениным, в 1918 году.

    Кстати, все "наши известнейшие люди: и Владимир Ульянов-Ленин, и Лев Николаевич Толстой" так и не окончили Казанский университет - были изгнаны из него или ушли сами.
    Любое "централизованное" образование "усредняет" обучающихся.
    И гениям лучше заниматься самообразованием.
    Наиболее яркий пример - самый богатый человек мира Билл Гейтс.

    Не понравилось сравнение КФУ с "корпорацией" - в интервью много слов производных от "корпорации" - "университетская корпоративная культура" и т.д.

    Слово "корпорация" очень "скользкое" и имеет многозначное значение.
    "Корпорация" это организация, где зарабатывают деньги.
    Да, сегодня в университетах зарабатывают деньги.
    Но "корпоративный" - это узкогрупповой, замкнутый пределами корпорации (например "корпоративные интересы").
    В интервью же речь идет как раз об обратном - КФУ открыт для всего мира.
    Кстати, "корпоративное государство" - это "фашистское государство"...
    А что тогда должно означать словосочетание "университетская корпоративная культура"?
    Все неоднозначно.
    Тем более, что ректора КФУ фотографируют и снимают на видео на фоне масонских символов.
    Конечно хорошо известно, что многие профессора Московского и Казанского университетов в начальный период их истории были масонами, были членами различных масонских лож.
    Да и современные заседания "ученых и диссертационных советов" очень напоминают заседания масонских лож, а защиты диссертаций напоминают "инициацию", принятие в члены масонских лож.
    Но все-таки мир изменился, а с символами надо обращаться осторожно, как и учит нас наука "семиотика".

    Удачи и успехов одному из старейших университетов России.
    Ответить
    Анонимно 12 май
    ну вы перегибаете палку) какие масоны, какие корпорации, какой середнячок? у каждого человека своя судьба - кто-то вообще не получал образования, кто-то бросал, кто-то заканчивал, и среди всех перечисленных есть выдающиеся примеры
    Ответить
    Анонимно 12 май
    "Палку" при обсуждении полезно порой и "перегнуть" - главное чтобы "палка" не сломалась...

    Масоны самые обычные - московские, казанские, российские и мировые.

    "Корпорация" самая "определенная" -
    Ответить
    Анонимно 12 май
    Из интервью: «Мы стали определенной корпорацией — учебно-научно-технологической».

    Про "середнячков" ничего не писал.
    Могу лишь догадываться и строить предположение о чем это Вы думаете.
    Если можно, пожалуйста, конкретнее и четче выражайте свои мысли.

    Про "судьбу" согласен - у каждого своя судьба.
    С эти не поспоришь.
    Банальная и прописная истина.

    Согласен - "среди всех перечисленные (а их всего двое) есть выдающиеся примеры".
    Действительно оба "перечисленных" стали выдающимися людьми.

    Один возглавил самое большое диктаторское государство и погубил миллионы жизней.
    Другой написал собственное "Евангелие" и был кумиров сотен миллионов людей.

    Вроде как опять "палку перегнул"...
    Но не сломал, надеюсь?
    Ответить
  • Анонимно 12 май
    очень тяжело туда поступить, я три года пытался тщетно(
    Ответить
    Анонимно 12 май
    Не отчаивайтесь!
    Все будет хорошо!
    Вы обязательно поступите.
    Как раз сегодня ночью читал воспоминания человека, который 4 (четыре) раза поступал в КГУ на "археолога".
    И поступил.
    А затем стал учителем, партийным деятелем Татарского обкома КПСС, а ныне уважаемый преподаватель духовной семинарии и известный православный активист-краевед.
    И у Вас все будет хорошо!
    Ответить
    Анонимно 12 май
    это вы о ком?
    Ответить
    Анонимно 12 май
    Это не суть важно.
    Главное настойчивость при достижении поставленной цели.

    Если Вы решили поступать в КФУ, то не сдавайтесь, не опускайте руки при первой неудаче.
    Продолжайте прилагать усилия и Вы обязательно поступите в КФУ.
    Удачи!
    Ответить
    Анонимно 12 май
    тут не усилия важны, а способности, и неудача не первая, а третья... еще и конкурс такой сумасшедший, понятное дело, самый статусный вуз
    Ответить
    Анонимно 12 май
    Ну если "третья"...

    Тут надо задуматься приемной комиссии КФУ.

    Молодой щупленький паренек 110 лет назад тоже три раза пытался восстановиться, вернуться в Императорский Казанский университет.
    А его не приняли...

    Чем дело закончилось хорошо известно.
    Ныне в России нет ни императоров, ни классических немецких университетов, каковым был Императорский Казанский университет...

    Звали молодого щупленького паренька Володя Ульянов.

    А ведь если бы приняли его обратно в Alma mater, то сотни миллионов человеческих жизней на планете Земля сохранили бы...

    Желаю Вам поступить в КФУ!
    В крайнем случае желаю стать самым богатым человеком на Земле, как Билл Гейтс.
    Ответить
  • Анонимно 12 май
    а фармпроизводство большое? много наименований?
    Ответить
  • Анонимно 12 май
    Да вы романтики, всё решается за деньги и связи, к сожалению.
    Ответить
    Анонимно 12 май
    Если "все решается за деньги" в рамках Закона, то это же хорошо!
    А как иначе при капитализме?
    Если ЕГЭ низкий, а учится хочется, то можно учиться и за деньги.
    Так во всем мире.
    Правда есть говорят страны, где можно учится бесплатно хоть до ста лет и все на первом курсе.
    Да еще и стипендию в 500 евро платят.
    Но зачем такие студенты?
    Ответить
    Анонимно 12 май
    Сын поступил в КГУ (Институт физики) по результатам ЕГЭ. Сейчас там же в аспирантуре. Да, было дело, по 5 раз ходил сдавать зачет, но ни разу мы не платили, ни за поступление, ни за зачеты-экзамены.
    Ответить
    Анонимно 12 май
    Верю.
    У Вас хороший сын.
    Поздравляю!
    Ответить
  • Анонимно 12 май
    Интервью Гафурова появилось на фоне скандалов в КФУ. Умилил вопрос журналиста : у вас даже телевидение свое есть! К слову, оно с начала 1990 х годов есть, из него вырос телеканал Эфир. В общем, очередная показуха, заказуха и попытка оправдаться...
    Ответить
    Анонимно 12 май
    Опять голословные обвинения и домыслы о КФУ.
    По существу есть, что сказать?
    Или это просто зависть?

    А телевидение начала 1990-х гг. и 2016 года это совершенно разные вещи - в первую очередь по "охвату" аудитории.

    В 1990-х гг. телевидение КГУ могло смотреть несколько сот человек.
    А в 2016 г. телевидение КФУ может смотреть весь мир.
    Ответить
    Анонимно 12 май
    Может смотреть и смотрит - две большие разницы. Сейчас простой смартфон сам себе и фото и телестудия.
    Ответить
  • Анонимно 12 май
    А вы знаете - сейчас можно смотреть что угодно, главное - качество. А вот по качеству ТВ КФУ намного уступает ТВ КГУ
    Ответить
    Анонимно 12 май
    у всех субъективное мнение о качестве
    Ответить
  • Анонимно 12 май
    Субъективное мнение? Достаточно посмотреть количество просмотров ваших передач - и сделать объективное мнение.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии