Новости раздела

Что стояло на месте «Эталона» и спорткомплекса «Москва»

Гид по Московской, Часть 5-я

Между Межлаука и историческим районом Сенного базара теперь находится множество крупных, вытянутых зданий, на месте которых раньше находилось по несколько домов сразу. Кроме того, иные здания перестроены теперь по образцам капиталистического романтизма. Нельзя не заметить, что на этом участке Московской русские фамилии сменяются татарскими — мы переходим на территорию Старо-Татарской слободы.

Завод «Эталон» (Московская, 48/1)

Как пишет краевед Алексей Клочков, на месте нынешнего ТЦ стоял дом купца, каретных дел мастера Поликарпа Матвеевича Романова. А во дворе у него находились поверочные мастерские, где проверяли весы и электроизмерительные приборы. Эти мастерские в 1922 году стали ведомствами «Госметра», в 1929 году превратившись в завод «Татметровес», а после 1945 года — в Татарский завод по ремонту приборов и электрооборудования. В 1950-е здесь построили новый производственный корпус уже завода «Эталон», который производил образцовые мерники для учета расхода жидкостей на предприятиях нефтеперерабатывающей и пищевой промышленности, АЗС, спиртзаводах. В 2005-м здание превратилось в торговый центр, в 2017-м «Эталон» инициировал собственное банкротство. В 2020-м здание выставили на продажу, запросив 570 млн рублей, а экс-главу завода обвинили в незаконном бизнесе, превышении полномочий и афере с отчуждением объектов Росимущества.

Спорткомплекс «Москва» (Московская, 49)

На месте спорткомплекса «Москва», конечно, стояло несколько домов. 47-й во второй половине XIX века, двухэтажный, с проездной аркой и 11 окнами, построил купец Степанов. В советское время на первом этаже работал магазин «Фрукты-овощи». Далее шел 49-й, тоже двухэтажный, со ступенчатым аттиком, купца Якова Пименовича Моисеева. А рядом находился дом Ивана Павловича Суворова 1871 года, также с проездной аркой.

Дом Скорнякова — Нестеровой — Усманова — Губайдуллина (Московская, 53/6)

Так дом называют Радик Салихов и Рамиль Хайрутдинов в книге «Республика Татарстан: памятники истории и культуры татарского народа». Сначала это был двухэтажный кирпичный дом мещанина Константина Степановича Скорнякова, в 1867 году его надстроила купеческая жена Нестерова, а в начале 1870-х купил Зиганша Усманов. Он также владел Усмановским подворьем на углу Московской и нынешней Парижской Коммуны и построил Султановскую мечеть. Его сын Султан-Абдулгазиз по проекту Степана Бечко-Друзина его перестроил. Наконец, в 1897 году его купил Салих Губайдуллин, который также владел домами на нынешних Баумана, Островского и Тукая, кроме последнего это были доходные дома, здесь располагались номера Королевой, экипажное производство Степанова, торговля сырыми кожами Сундукова, кузнечное заведение Федорова, булочная Сорокина.

Кстати, дворянин Бечко-Друзин в то же время занимался Казанским соединенным промышленным училищем (Казанский национальный исследовательский технологический университет) на Маркса, а после революции преподавал, в частности был деканом инженерно-строительного факультета Казанского индустриального техникума, который потом стал политехническим институтом.

Сад Кирова

До того как появился Сенной базар, в ханские времена здесь было озеро с Кураишевой слободой. После взятия Казани в 1552-м в этой части формировалась первая татарская слобода, с мечетью и кладбищем. С середины XVIII века это главная торговая площадь Забулачья, с лавками, доходными и жилыми домами, складами, где торговали все подряд — Каюм Насыри в последней четверти XIX века насчитал свыше двухсот «торговых точек». Еще одно название местного парка — сквер Труда, на что указывает и фонтанно-скульптурная композиция 1935 года , прозванная «Владыкой мира будет труд», «Интернационал» и «Три богатыря». Ее автор — Садри Ахун. Родившийся в Лаишевском уезде, он учился в Челябинске в медресе, потом в Уральском художественно-промышленном техникуме и Ленинградском институте пролетарских изобразительных искусств, участвовал во Всемирной выставке в Париже 1925 года, где получил золотую медаль. С 1931 года жил в Казани, преподавал в художественном училище. Создавал статуи «Теннисистка» и «Ядрометатель» около стадиона «Динамо» и памятник Тукаю в одноименном сквере. Выполнил посмертные маски поэта Хади Такташа, драматурга Галиаскара Камала, писателя Шарифа Камала, певца Ситдика Айдарова.

Дом Бондарева (Московская, 52)

На месте огромного комплекса с торговым центром стояло несколько объектов, что и сейчас заметно. Дом Бондарева, как и многое другое на Московской, строил Петр Романов — это было эклектичное здание с элементами классицизма.

Дом Щеглова (Московская, 54)

Следом шел дом второй половины XIX века. Принадлежал он торговцу меховыми изделиями Василию Михайловичу Щеглову. В 1911-м его перестроили, а на втором этаже предприниматель Шайхутдин Гусамутдинович Ишмухаметов открыл кинотеатр «Свет», где с 1912 по 1918 год тапером работал пианист Загидулла Яруллин. Нотной грамоте и игре на фортепиано его научил в юности в Чистополе настройщик музыкальных инструментов из Петербурга Шнейдер. Также Яруллин играл на скрипке. С 1908 года он жил в Казани, выступал в Восточном клубе, который тогда находился в доме Сабитова (ныне ресторан «Татарская усадьба»), создал первый струнный татарский оркестр и учил Салиха Сайдашева.

Также в 1908-м здесь жил Махмут Фуад Туктаров. В частности, в это время он с писателем Гаязом Исхаки, поэтом Сагитом Рамеевым, публицистом Шакиром Мухамедьяровым организует эсеровское движение «Таңчылар» (от «Таң йолдызы», «Утренняя звезда»). Что интересно, почти все, кроме Рамеева, закончили Татарскую учительскую школу. После февральской революции он руководил Мусульманским комитетом, избирался депутатом Учредительного собрания, а после Октября эмигрировал в Турцию.

Дом Ложкина — Галикеева (Московская, 56)

На углу же стояло двухэтажное здание первой половины XIX века купца Василия Михайловича Ложкина. Он известен тем, что в 1848 году пожертвовал дом на Япеева, 2 под Дом призрения бедных, престарелых и увечных граждан, который открыло Казанское городское общество. Поэтому его называли Ложкинской богадельней. Здание перестроили в 1869 году по проекту Петра Аникина. В 1885 году Мухаметсафа Галикеев, торговец мануфактурой и владелец мыловаренного завода, обложил кирпичом второй, деревянный этаж и убрал антресоли. Это был дом доходный, по этому адресу располагались контора транспортирования кладей Шилова, аптеки Майзельса и Кревера, бакалейная лавка Салимова. Родственники передали здание и участок в 1916 году мечети «Марджани».

Радиф Кашапов
ОбществоИсторияКультура Татарстан

Новости партнеров