Новости раздела

Что пишут городские головы в завещаниях

Журналист XIX века Николай Агафонов — о мэрах Казани конца XVIII века

Что пишут городские головы в завещаниях
Фото: pastvu.com. Барабусы на Хлебной площади. 1890-е годы.

В четвертой части материалов сборника «Казань и казанцы» 1906 года журналиста, краеведа и библиографа Николая Агафонова речь идет о двух городских главах: Афанасии Аникиеве, жившем между Варваринской церковью на Карла Маркса и «Корстоном», и Иване Кобелеве, чьи родственники из служилых татар торговали хлебом и юфтью, а также владели медно-плавильными заводами.

Петр Иванович Богдановский. 1785, 1786 и 1787 годы

Казанский второй гильдии купец, городской старожил П.И. Богдановский родился в Казани в 1749 году; умер в звании именитого по службам гражданина 8 октября 1791 года, погребен на Арском кладбище, где могильный камень с резною надписью сохранился до настоящего времени. Он был женат на Варваре Борисовне Аникиевой, сестре городского головы, о котором шла речь выше. Это по «Обывательской книге», а из архивных бумаг видно, что П.И. Богдановский проходил следующие общественные службы: «в 1776 году в словесном суде судьею, в 1779—1782 гг. в губернском магистрате ратманом, с 1782 по 1785 г. в том-же магистрате заседателем, а с 1785 года — городским головой».

В формуляре Богдановского значится, что он имел в Казани два дома и несколько лавок в торговых рядах. Первый дом, каменный, находился на Воскресенской улице, в Воздвиженском приходе, под № 521, построенный отцом его; при доме, в нижнем этаже, был ряд лавок и магазинов. Второй дом, деревянный, был на Георгиевской улице, за церковью, построенный до городского плана, конфирмованного Императрицей Екатериной II, в ущелье горы. На горе, за дворовым местом, Богдановский имел обширный сад, похожий на дикий лес, с вековыми деревьями; при доме, под горою, был расположен большой солодовенный завод. Дом с заводом и место на горе в 1786 году проданы Богдановским казанскому помещику В.И. Чемезову.

Новый владелец, расчистив часть сада, выстроил на горе большой каменный дом, окружив его оранжереями и теплицами; солодовенный завод был упразднен и здание его отдавалось в аренду под казармы. В саду Чемезов утроил мосты через рвы, вырыл пещеры, гроты, завел много причудливых построек в средневековом стиле. В одном из темных гротов в саду Чемезова еще в пятидесятых годах XIX столетия посетители могли видеть мраморную статую Ричарда Львиное Сердце, прикованного цепью к каменной стене, согласно британским поэтическим сказаниям об этом герое.

Бывшая усадьба Чемезова. Катановский переулок, 1. Конец XIX века. Фото: pastvu.com

О времени перехода дома и сада Богдановского во владение статского советника Чемезова видно из доверенности, данной этим помещиком сыну своему, коллежскому асессору Н.В. Чемезову, в 1817 году, следующего содержания:

«Друг мой, Николай Васильевич! По случаю отъезда моего из Казани в Петербург, поручаю тебе в полное распоряжение и управление собственный мой каменный 2-этажный дом, выстроенный самим мною на купленном прошлого 1786 года, мая в 11 день, по купчей, писанной в казанской гражданской палате, от казанского купца Петра Богдановского месте; с садом, оранжереями, теплицами и со всем прочим при нем каменным и деревянным строением, на отведенном в 1790 году месте, утвержденном 1793 года, февраля в 5 день, данной, от бывшого казанского гражданского губернатора князя Семена Михайловича Баратаева мне выданной, и с деревянною казармою, построенною в овраге, в смежстве с вышеписанным домом и садом, на данном мне особенно прошлого 1809 г., мая 11 дня, по отводу казанского полицеймейстера губернским архитектором месте, состоящей в г. Казани, 3 части, 1 квартала, под № 304, в Егорьевском приходе, в межах, идучи с Арского поля, с правой стороны Ново-Горшечной улицы, а потом поросшего по бугру места, принадлежащего казанскому мещанину Петру Попову, а с левой Суконный слободы. Всего-же под домом, разного рода строением и садом места квадратных 11549 сажен. Прошу тебя, если будут желающие на покупку оного дома, со всем строением, садом, казармою и местом, что мне оного по прописанным купчей, отводам и выданным планам принадлежит, не оставляя за мною ничего, все без остатку, за известную тебе цену продать, купчую у крепостных дел, с указною от вступщиков очисткою, от имени моего покупщику дать, к оной вместо меня руку приложить и под запискою в крепостной книге росписаться».

Дом Чемезова в 1880 году куплен министерством народного просвещения под помещение третьей мужской гимназии.

Алексей Иванович Квасников. 1788, 1789 и 1790 годы.

В восьмое трехлетие XVIII столетия городским головою города Казани состоял казанский именитый купец и коммерции советник Алексей Иванович Квасников, богатый мыловаренный заводчик.

Откуда родом его отец — неизвестно, но известно, что он принадлежал к одному роду с Крестовниковыми, предок которых по мужской линии был тоже Квасников. Из формулярного списка о службах А.И. Квасникова видно, что он родился в Казани в 1745 году, и в этом же списке перечислены все должности, которые он проходил по назначению от правительства и по выборам городского общества. Так, в 1770—1771 гг. он состоял в Рыбной Слободе, у приема от поставщиков казенной соли в магазины и при продаже ее ларечным; в 1774 и 1775 гг. словесным судьей в Казани; в 1779—1781 гг. в Казанском губернском магистрате бургомистром, а по открытии наместничества в 1782 г. в казанском городовом магистрате бургомистром; в 1783 г. за болезнью от этой должности уволен, а по вторичном выборе в 1785—1787 гг. продолжал службу в губернском магистрате в первом департаменте заседателем. Имел дома: 1) в Плетенях, деревянный, под № 1565, с мыловаренным при нем заводом; 2) в приходе Николы-Ляпунова, на берегу реки Булака, на каменном фундаменте, и внутри двора при этом доме старые каменные палаты, с харчевнею; 3) в приходе Вознесенском, по Проломной улице, дом на каменном фундаменте и при доме, к Хлебному базару, восемь лавок, да против этого дома, на той же Хлебной площади, галерею в двадцать лавок и 4) в приходе Воздвиженском дом каменный с флигелем, взятый в приданное за женою Елизаветою Никитишною. Таково показание формуляра.

Самое известное здание, связанное с фамилией Квасниковых, — цветочный магазин на Черном озере. Начало XX века. Фото: pastvu.com

А.И. Квасников был в Казани именитым гражданином, с большими связями, пользовавшийся обширной популярностью в крае. Его встречали одинаково с почтением и в Москве, и на ярмарке у Макарья. В конце 1819 года купеческая жена Наталья Алексеевна Евреинова представила в Казанскую гражданскую палату, на утверждение, оставленное отцом ее, А.И. Квасниковым, духовное завещание на благоприобретенное имение его. Не пренебрегая никакими историческими документами, относящимися к бытовой стороне жизни казанских деятелей прошлого, мы приводим текст этого духовного завещания дословно.

По обычному вступлению, в завещании говорится:

«Я, раб Божий, коммерции советник Алексей Иванов сын Квасников, по старости лет своих и частовременным болезненным припадкам, в твердом, однако же, уме и совершенной памяти, при отце своем духовном и нижеподписавшихся свидетелях, учинил сие завещание в следующем: 1) по смерти моей по христианскому обряду похоронить меня и творить по душе моей поминовение; 2) как я родового у себя имения никакого не имею, но все движимое и недвижимое имение, ниже объясненное, мною самим приобретенное, по силе городового положения 88 ст., по своей смерти, во всем оном наследницею утверждаю единородную дщерь мою, вдову Наталию Алексеевну по мужу Евреинову, а именно: а) каменный дом на 12 саженях с местом и садом, при таковом же мыловаренном заводе состоящий, посреди двора построенный, покрытый железом, со всею имеющейся в нем мебелью, а равно и пристройку, к оному дому принадлежащую; потом второй корпус или, все равно, упоминаемый при показанном доме мыловаренный каменный завод, стоящий вдоль по улице на 21 сажени, покрытый внизу лубьем, а сверху драньем, также с местом и пристройкою, к одному заводу принадлежащей, и со всем имеющимся в том доме и заводе движимым имением, в чем бы оно ни заключалось, в заведенной ли посуде, товарах, векселях или других каких-либо вещах. Словом все, без изъятия, утверждаю получить единородной дщери моей Наталье Алексеевне, по мужу Евреиновой. б) Состоящие на старой Хлебной площади, на отведенных местах, деревянные лавки, выстроенныя на собственное мое иждивение, утверждаю получить ей же Наталье Алексеевне, а потому и доходы, с них собираемые, получать ей же. в) По течению реки Булака построенные также моим благоприобретенным иждивением хлебные каменные амбары, кои ныне по откупам казанского купца Василия Васильевича Евреинова находятся в залоге в казне, также предоставляю ей, дочери моей Наталье Алексеевне, получить во владение, если благоволит Бог ей оные амбары из казны выкупить или по другим каким-либо законным правам возвратить из залога. г) Как дочь моя имеет у себя малолетних детей, а мне внучат, которых надлежало бы мне, по их сиротству, наградить хотя малою частию из сего же благоприобретенного имения, но таковую награду предоставляю сделать им ей же, моей дочери, по своему рассмотрению, по возрасту, кто чего из них будет заслуживать.

До всего того вышеизъясненного имения никто, кроме моей дочери, из моих родственников никакого права иметь не должен и в оное никак не вступаться.

Сие духовное завещание, со слов завещателя казанскаго купца Алексея Ивановича Квасникова, писал Казанской Макарьевской церкви священник Иоанн Танкредов и вместо его, Квасникова, за слепотою глаз и за крайнею слабостью здоровья, по его личной просьбе, я же означенной церкви священник Иоанн Танкредов руку приложил. Свидетели: духовный отец его (завещателя) Казанской Варваринский протоиерей Александр Нечаев, казанский 1 гильдии купец Леонтий Филипов Крупеников, казанский 3 гильдии купец Платон Степанов Суханов, казанский 2 гильдии купец Павел Евграфов Лихачев».

Завещатель умер 6 ноября 1819 года, успев побывать, как увидим далее, еще раз в должности городского головы по выбору местного общества.

Из родственников А.И. Квасникова на лицо были: родной брат его Гаврила Иванович, состоявший в мещанстве и мало кому известный. Зато сын сего последнего, Петр Гаврилович, записавшийся в 1801 году в купцы, был известным в Казани приисяжным городовым маклером до самой кончины своей в 1846 году. Он был женат на купеческой дочери Александре Гавриловне Серебряковой и имел четверых сыновей, из которых старший Николай Петрович унаследовал от отца звание маклера, которое с честыо нес до 1865 г., до замены этой должности нотариусом по судебным уставам 1864 г. В 1867 г. он был единогласно избран старщим маклером Казанской биржи, первым по ее открытии 12 декабря 1867 г., и состоял в этой должности до дня смерти (29 октября 1887 г.). Николай Петрович Кваснпков пользовался в казанском обществе большею известностью и вполне заслуженным уважением. Из числа его заслуг, оказанных казанскому городскому обществу, упомянем об одной, очень значительной, а именно: он, состоя с 1846 по 1853 год поверенным от города, вел большое запутанное дело, тянувшееся с 1811 года и передававшееся многим поверенным, о взыскании с городского общества наследниками Евреинова (ему, как видно из предшествующпх строк, близкими родственниками) крупной суммы до 70 тысяч рублей, каковое дело Николай Петрович благополучно окончил в пользу города.


ИСТОЧНИКИ

1. Церковь Воздвижения в 1836 передана бывшим в Казани Императором Николаем Павловичем в собственность казанской первой гимназии и с этого времени перестала быть приходскою.

2. См. «Книгу верующих писем» на 1817 год, лист 121, в Архивах Казанского окружного суда.

3. Нынешний г. Рыбинск, Ярославской губернии.

Николай Агафонов. Подготовил Радиф Кашапов
ОбществоИсторияВласть Татарстан

Новости партнеров

комментарии 3

комментарии

  • Анонимно 02 дек
    Вот раньше то завещания были! заводы и поместья завещали. а сейчас ипотеку и кредиты
    Ответить
    Анонимно 02 дек
    смотря кому
    Ответить
  • Анонимно 02 дек
    Господи, какая вежливость!
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии