Новости раздела

Артем Здунов: «Наша цель — не рейтинги международных агентств, а объем привлеченных инвестиций»

О дефолтах по корпоративным и региональным долгам в Татарстане речи не идет. Часть 2

Отсутствие налоговых каникул и ставки по ЕНВД и УСН не являются главными препятствиями развития малого бизнеса в России. Предприниматели просят дать доступ к заказам регулируемых заказчиков, решить вопрос со страховыми взносами, с НДС. О том, какие новые меры поддержки предпринимательства прорабатываются в Татарстане, о влиянии рейтинговых действий международных агентств на привлечение инвестиций в республику и корпоративных долгах региона и предприятий в интервью «Реальному времени» рассказал министр экономики РТ Артем Здунов.

«Отсутствие налоговых каникул главным препятствием развития малого бизнеса в России не считаю»

— Артем Алексеевич, интересует ваше мнение о плане первоочередных антикризисных мероприятий правительства России, в котором особое внимание уделено предоставлению налоговых каникул и передаче регионам полномочий по снижению ставок УСН и ЕНВД. Готов ли к этому Татарстан?

— Когда мы встречаемся с предпринимателями, то из числа наиболее злободневных вопросов этот стоит на 6, 7, 8 местах, даже не в первой пятерке. Предприниматели просят дать доступ к заказам регулируемых заказчиков, просят решить вопрос со страховыми взносами. Также они просят решить вопрос по НДС, многие критично относятся к этому налогу. Вообще, звучат также мнения, что НДС — это налог, который превратил российскую экономику в экономику торговцев. Есть такое мнение. Много говорится о проверках, административных барьерах, доступе к земельным и энергетическим ресурсам.

Надо понимать, что многие вопросы мы решаем с помощью наших программ, строительства промплощадок. Есть барьеры? Давайте их снимать. На промплощадку предприниматель заходит и работает, никакие земельные и строительные вопросы его не волнуют. Плюс он получает доступ к таким формам поддержки, как субсидирование процентной ставки по кредитам, льготное приобретение оборудования и так далее.

Что касается вопроса введения налоговых каникул, в апреле состоится заседание Государственного совета России с участием президента Владимира Путина, посвященное развитию малого и среднего бизнеса. Именно там будет четко изложена позиция федерального центра. Вариантов два: регион или обязан вводить налоговые каникулы, или это остается его добровольным решением. Смотрите: если какой-то регион решает, что это повлияет на формирование его бюджета с точки зрения выпадающих доходов, а другие регионы так не считают, но находятся при этом на дотациях федерального центра, — справедливо ли это? Мы создаем конкуренцию между регионами, зачастую соседними.


На данном этапе мы рассматриваем возможность применения этой формы господдержки — налоговые каникулы. Смотрим с точки зрения целесообразности. Работаем, прежде всего, конечно, с социальным бизнесом, с научно-исследовательскими организациями и с производственным сектором. Фактически работаем по каждому ОКВЭД. Но я еще раз хочу подчеркнуть, что все-таки здесь должна быть взвешенная позиция. Отсутствие налоговых каникул лично я главным препятствием развития малого бизнеса в России не считаю. Что такое налог? Это плата за добавленную стоимость, на доход, когда он уже создан. Тем более сумма налога по той же УСН — 6 процентов с оборота либо 15 процентов доход минус расход. Это не много. Для предпринимателя это не гибель и не спасение. А вот что должно произойти, чтобы он сформировал свою добавленную стоимость, мы должны четко отслеживать. Создание условий для этого и есть главная задача поддержки предпринимательства.

Поэтому к предложениям по снижению налоговой нагрузки на малый бизнес и их последствиях я отношусь спокойно. У нас будет взвешенное решение на уровне республики. Но мы не можем его оторвать от реалий федерации, поэтому окончательное решение будет принято после президентского Госсовета. Ориентировочно уже в начале апреля.

«Мы очень серьезно вложились в инфраструктуру»

— Как вы оцениваете последствия рейтинговых действий со стороны международных агентств в отношении России, Татарстана и наших компаний. Обращались ли предприятия с жалобами на какие-либо последствия действий рейтинговых агентств?

— Ни одной жалобы не было — раз. Второе — мы всегда внимательно относились к рейтингам, но не только к международным. Мы внимательно относились к рейтингам, которые формировало Агентство стратегических инициатив, «Деловая Россия». Но цель не рейтинг, а объем привлеченных инвестиций. Вот за этот показатель мы боремся. Я пока не чувствую, чтобы наши рейтинги как-то на него повлияли. На инвестиционную активность влияет экономическое состояние субъекта. Те, кто работают с Татарстаном, знают о нашей добросовестности, о наших площадках и тех условиях, которые мы создаем инвесторам. Они же, в свою очередь, оценивают собственные возможности реализации того или иного проекта.

Пока же я могу привести только факты. Что касается «Алабуги», мы уверены в том, что третья очередь «Кастамону» будет реализована. Свои планы наши партнеры не свернули. Сейчас в ОЭЗ мы уже провели через наблюдательный совет и реализуем шесть новых проектов на 35 миллиардов. Всего в этом году будет открыто восемь новых проектов.

— И все-таки интересна ваша позиция по долгам — как предприятий, так и республики. Известно, что регион в тройке по государственному долгу в России. Дефолт по долгам возможен?

— О дефолте вообще речи не идет. Дело в другом. Мы очень серьезно вложились в инфраструктуру, и мы это понимаем. Причем не только в производственную, но и общественную инфраструктуру. Инвестор приезжает в Татарстан, здесь живет, ему важна не только промплощадка, но и то, где он живет, по каким дорогам ездит, где учатся его дети. Такая инфраструктура у нас появилась, и она еще улучшится, когда будет построен Иннополис.

Из-за высокого уровня долга у нас появляются ограничения по выдаче государственной гарантии. Иногда инвесторы нас о ней просят, в качестве софинансирования. Пока дать гарантию мы не можем, потому что она сразу идет в обязательства. Наверное, это единственное ограничение, которое каким-то образом мешает нам. В остальном проблем нет — свою задолженность мы аккуратно и правильно обслуживаем.

— А по долгам предприятий?

— Долги предприятий — это один из показателей, который мы включили в наш мониторинг 113 предприятий. Растет ли задолженность, причем не только перед контрагентами, но и по зарплате. Мы считаем все долги. Динамика пока стабильная, резких перепадов нет. Мы внимательно следим за таким предприятием, как «КАМАЗ», смотрим, как они выполняют свои обязательства перед персоналом, перед поставщиками из числа субъектов малого и среднего бизнеса. На сегодняшний день ситуация не критична, мы ее отслеживаем.

Я считаю, что мы не должны останавливаться несмотря ни на что. Как в «Собачьем сердце»: «разруха — она в головах». По факту производственные программы никто не сворачивает. И государственные программы, которые мы реализуем на территории Республики Татарстан, тоже не сворачиваем. Да, возможно, нас ждут непростые времена. Возможно, мы действительно имеем дело не с кризисом, а с формированием абсолютно новой экономической реальности с низкими ценами на нефть, свободно конвертируемым рублем и так далее — то, о чем в ходе совместной итоговой коллегии министерства экономики и минпромторга РТ говорил Алексей Кудрин. Но это не повод для пессимизма. Напротив, мы видим возможности и находим поддержку на всех уровнях в своем стремлении к прорывным идеям и поиску нового потенциала и ресурсов для опережающего экономического развития и роста.

Сергей Кощеев, фото и видео: Роман Хасаев

Новости партнеров