Новости раздела

Иван Гущин выполнил первую часть своего обещания

Жителям Большой Елги вернули старинную мечеть, очередь — за Михаило-Архангельской церковью 1757 года

Иван Гущин выполнил первую часть своего обещания
Фото: tatarstan.ru

«Задачу выполнили — вернули храм жителям Елги», — заявил на открытии многострадальной мечети председатель Комитета ОКН Иван Гущин. Не все верили в то, что утраченный на 30 процентов памятник деревянного зодчества ХIX века можно восстановить. На очереди — еще один объект культурного наследия — Михаило-Архангельская церковь 1757 года из Камско-Устьинского района Татарстана. Оба культовых строения были отправлены на реставрацию к известному вологодскому мастеру по дереву Александру Попову — и оба со скандалом в неприглядном состоянии вернулись на родину.

Президентский намаз

Первый акт скандальной эпопеи c вологодским реставратором Поповым завершился успешно. На прошлой неделе в селе Большая Елга Рыбно-Слободского района состоялось открытие и прошел первый пятничный намаз в отреставрированной деревянной мечети, являющейся объектом культурного наследия и образцом татарского деревянного зодчества XIX века. На церемонии присутствовал президент Татарстана Рустам Минниханов, вручивший благодарности реставраторам — руководителю ООО «Объединенная строительная компания» Евгению Крючкову, гендиректору ООО «Экспертпроектстрой» Игорю Матвееву и гендиректору компании «Рестор» Дмитрию Шарову.

Еще один бенефициар мероприятия — председатель Комитета РТ по охране объектов культурного наследия Иван Гущин, который сумел после скандала с Александром Поповым не только восстановить реноме, но и найти людей, способных собрать на 30% утраченный деревянный памятник, в том числе и из-за неправильного хранения в Вологодской области, куда его увозил известный реставратор. Начальник архитектурно-строительного отдела фонда «Вакф» Духовного управления мусульман (ДУМ) Татарстана Ильшат Вафин, ездивший в Кириллов забирать мечеть, рассказывал «Реальному времени», что бревна и фрагменты храмов лежали «на голой земле, в болоте».

На церемонии присутствовал президент Татарстана Рустам Минниханов, вручивший благодарности реставраторам. Фото: tatarstan.ru

Не секрет, что некоторые специалисты считали реставрацию делом нереальным — многие деревянные элементы успели покрыться мхом, на них появился грибок, часть их просто исчезла. Да и сам Попов в беседе с нашим изданием предвещал, что в Казани не смогут восстановить образцы деревянного зодчества. Он ссылался на свою практику, когда от него в Вологде тоже забрали два памятника, один из которых датируется еще XVII веком:

— Они так и погибли. Один стоит наполовину разобранный, наполовину сделан кое-как и так, по всей видимости, сгниет. А дом, который у меня забрали, то, что я сделал, — они выпилили, и теперь это не памятник, а какой-то муляж. Я думаю, что с этим будет все ровно так же. За последние 10—12 лет ни одного деревянного памятника, входящего в федеральный реестр, не было сдано. Я это знаю, потому что я член методсовета, техсовета и т. д., все проходит через меня, — отмечал реставратор.

Не секрет, что некоторые специалисты считали реставрацию делом нереальным — многие деревянные элементы успели покрыться мхом, на них появился грибок. Фото: Ринат Назметдинов

На восстановление мечети ушло 54 млн рублей

К восстановлению мечети, помимо казанских компаний, привлекли и костромскую — ООО «Рестор», специализирующуюся на деревянном зодчестве. При реставрации были сохранены подлинные стены сруба на 70%. Воссозданы чердачные балки перекрытия, стропильная система, основание минарета с двумя подпорными колоннами. Разработаны интерьеры молельных залов, изготовлена внешняя обшивка и декоративные элементы фасадов мечети. Все работы заняли 1 год и 2 месяца.

Мусульманский храм был построен в 1879 году по проекту, утвержденному Казанским губернским правлением. В начале ХХ века его посещали более 500 прихожан мужского пола, в приходском мектебе обучались 30 мальчиков и 20 девочек. Мечеть действовала вплоть до 1937 года. После закрытия здание использовали в хозяйственных целях, здесь размещался зерновой склад.

В 1993 году храм получил статус объекта культурного наследия. Состояние памятника ухудшалось, и в январе 2019-го его передали в руки известного специалиста по дереву, вологодского мастера Александра Попова и его компании — ООО «Реставрационный центр — архитектура, производство, обучение» (ООО «РЦ-АПО). Попов решил восстанавливать его у себя на родине — в городе Кириллове Вологодской области. Здание разобрали на бревна и перевезли в мастерскую реставратора.

Мечеть не просто вернули в село, но и приспособили для комфортного проведения религиозных обрядов. Фото: tatarstan.ru

Сейчас его не просто вернули в село, но и приспособили для комфортного проведения религиозных обрядов — обустроили отопление, установили внешнюю котельную, построили отдельное помещение для совершения омовения, благоустроили территорию вокруг. «Наша задача была — отреставрировать объект, мы ее выполнили, вернули храм жителям Елги», — заявил на открытии мечети председатель комитета ОКН Иван Гущин.

Всего на восстановление древнего памятника ушло 54 млн рублей, из них 11 млн было передано ООО «РЦ-АПО» как аванс. Финансирование осуществлялось за счет пожертвований. Заказчиком работ было Духовное управление мусульман Татарстана.

Суд оштрафовал Попова и его компанию на 120 тыс. рублей

Но до хэппи-энда еще далеко. Ситуация с Михаило-Архангельской церковью 1757 года, которая стояла в селе Архангельские Кляри Камско-Устьинского района Татарстана и тоже была отправлена Попову на реставрацию, куда сложнее. Она не только старше по возрасту, но и хуже по состоянию. В отличие от мечети, к ее реставрации Попов даже не приступал. По сути, в Казань привезли местами прогнившие дрова — все, что от нее осталось.

Но в Комитете ОКН надеются, что культовый объект будет восстановлен. Сейчас он находится на площадке промышленного парка «Сокуры», куда его привезли из Кириллова и где восстанавливали мечеть из села Большая Елга. Как сообщили в ведомстве, проведены противоаварийные работы, собственнику объекта — Татарстанской митрополии — выдано задание на разработку проекта реставрации.

Ситуация с Михаило-Архангельской церковью 1757 года, которая тоже была отправлена Попову на реставрацию, куда сложнее. Фото: пресс-служба Комитета ОКН

Комитет ОКН не стал прощать Попову доведение памятника архитектуры до такого состояния. 14 сентября 2020 года в Камско-Устьинском суде состоялось первое заседание по возбужденным в отношении него двум административным делам за нарушение Федерального закона об охране объектов культурного наследия. В частности, за ненадлежащее проведение работ по сохранению Михаило-Архангельской церкви и ненадлежащий авторский надзор — как в отношении ООО «Реставрационный центр — архитектура, производство, обучение», так и лично Попова, как руководителя компании.

Постановлением Камско-Устьинского районного суда ООО «РЦ-АПО» было привлечено к административной ответственности по ч. 3 ст. 7.13 КоАП РФ в виде административного штрафа в размере 100 тыс. рублей. Попов свою вину не признал, но его апелляции не были удовлетворены.

В отношении второго иска — уже лично к Попову — суд по ходатайству его представителя направил дело в районный суд по месту регистрации реставратора. Кирилловский районный суд Вологодской области признал Александра Попова виновным в совершении административного правонарушения, но сократил сумму штрафа в пять раз — до 20 тыс. рублей.

В 2017 году Попов заявил о готовности взяться за восстановление мечети в селе Большая Елга и церкви Михаила Архангела в Камско-Устьинском районе. Фото: tatar-inform.ru

Хроника конфликта

Впервые лауреат Государственной премии в области архитектуры Александр Попов появился в Татарстане в 2014 году. На тот момент в Свияжске создавался уникальный музей археологического дерева, и в республику приехали историки, археологи, ученые и реставраторы со всей страны. Вологодский архитектор работал над созданием части коллекции, а также обследовал местную Троицкую церковь и сделал для музея два ее макета. Тогда и началось сотрудничество реставратора сначала с местной епархией, а затем и с ДУМ РТ.

В 2017 году Попов заявил о готовности взяться за восстановление мечети в селе Большая Елга, Рыбно-Слободского района и церкви Михаила Архангела в Камско-Устьинском районе, сделав проекты их реставрации.

В 2019 году был заключен договор на реставрацию мечети с вологодским предприятием на сумму 20 млн рублей, заказчиком выступило ДУМ РТ. Восстановление Михаило-Архангельской церкви было оценено в 15 млн рублей, заказчиком была Казанская епархия Русской Православной церкви. Курировал процесс председатель Комитета ОКН Иван Гущин.

18 января 2020 года глава Комитета ОКН Иван Гущин приезжал в Вологду проконтролировать ход работ. Фото facebook.com

18 января 2020 года он приехал в Вологду проконтролировать ход работ и анонсировал сдачу мечети еще до конца года. Однако 3 февраля, спустя год после заключения договора, в интернете появилось открытое письмо Александра Попова, в котором он сообщил о приостановке работ из-за недостаточного финансирования со стороны республики. К тому моменту на восстановление мечети было перечислено 11 млн рублей, церкви — 6 млн рублей.

По словам реставратора, он не раз говорил о том, что суммы смет «нереальные» и уложиться в них он не сможет, «только на одну мечеть необходимо порядка 49 млн рублей». У комитета ОКН было другое мнение: Иван Гущин заявлял «Реальному времени», что Попов не только сорвал сроки реставрации, указанные в договоре, но еще и хочет поднять общую стоимость работ по мечети в два раза. Переговоры безуспешно длились три с половиной месяца, в дело пришлось вмешаться Рустаму Минниханову, который лично переговорил с реставратором по интернету в присутствии Ивана Гущина и своей помощницы Олеси Балтусовой.

Президент Татарстана дал указания увеличить смету на восстановление мечети на 38 млн рублей, доведя общую стоимость реставрации мусульманской святыни до 49 млн рублей, а также «забрать» у мастера Михаило-Архангельскую церковь, расторгнуть с ним договор на ее восстановление и передать для дальнейших работ татарстанским мастерам.

Оба культовых объекта были погружены на фуры и вывезены в Татарстан, на площадку промышленного парка «Сокуры». Фото: Ринат Назметдинов

Договор с ДУМ РТ заканчивался 25 декабря 2019 года, но недовольные ходом работ и хранением памятника представители управления не стали его продлевать. А 25 июля 2020 года специалисты Комитета ОКН, епархии и нового подрядчика начали транспортировку церкви с базы реставратора в Вологде, после чего Александр Попов подал заявление в местный отдел МВД и Генеральную прокуратуру о неправомерном вывозе памятника. Представители Комитета ОКН и епархии, по словам мастера, отказались подписывать ему акт выполненных работ и проходить процедуру авторского технического контроля, а потому он не поставил свою подпись под актом приема-передачи. Из-за этого Попов полагал, что вывоз объекта незаконен — по документам он все еще ответственен за него. Но вологодская полиция вынесла постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

Оба культовых объекта были погружены на фуры и вывезены в Татарстан, на площадку промышленного парка «Сокуры», где их ожидала реставрация. Гущин рассказывал, что, прежде чем выбрать нового подрядчика, были проведены консультации в Минстрое РТ, а также он заручился поддержкой Министерства культуры РФ, которое обещало оказывать консультационную помощь.

Элеонора Рылова
ОбществоИсторияНедвижимость Татарстан

Новости партнеров

комментарии 8

комментарии

  • Анонимно 04 ноя
    Выглядит как обычный новострой. Ничего интересного. Впрочем, как и все исторические объекты в Казани. Не умеют у нас реставрировать.
    Ответить
    Анонимно 04 ноя
    Все что новое уже хорошо
    Ответить
  • Анонимно 04 ноя
    Так держать! Молодцы
    Ответить
  • Анонимно 04 ноя
    Как всегда уж. Как всегда конфликты перетягивания одеял
    Ответить
  • Анонимно 04 ноя
    Какая красивая мечеть вышла
    Ответить
  • Анонимно 04 ноя
    Молодец Гущин
    Ответить
  • Анонимно 04 ноя
    Красивая какая!
    Ответить
  • Анонимно 09 ноя
    Хорошо, что восстановили.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии