Новости раздела

Почему Алина Загитова еще хочет вернуться в спорт?

Пора перестать выжимать все соки еще в детско-юношеском спорте

Олимпийская чемпионка по фигурному катанию Алина Загитова дала интервью, в котором заявила о своем желании вернуться в профессиональный спорт. Очевидно, что у 18-летней девушки не выработан ресурс, поскольку у нее правильно складывалась спортивная карьера. Подробности в материале «Реального времени».

Лучше меньше, да лучше

В недавнем интервью Алина Загитова призналась, что за этот сезон у нее много раз возникало желание вернуться в профессиональный спорт. Особенно в моменты, когда невольно представляла себя вместо человека, выходящего на лед на соревнованиях, испытывая при этом «былые ощущения». Чувства, знакомые всем, кто ранее их испытывал, движущие, кстати, многочисленной армией любителей спорта, ветеранами тех или иных спортивных дисциплин. Нетрудно понять, что этого адреналина не хватает девушке, которая только приближается к 19-летнему возрасту, плюс сам спортивный путь ее составил скромные три года.

И главное, что эти три года не дали спортсменке выгореть морально и износиться физически. Для понимания этого достаточно вспомнить историю спорта, хотя бы 40-летней давности. Тогда Станислав Жук, потеряв свою лучшую пару в лице Ирины Родниной и Александра Зайцева, форсировал подготовку совсем юных учеников Марины Черкасовой и Сергея Шахрая (во время дебюта на чемпионате Европы им было по 11 и 17 лет соответственно), их ровесников Марины Пестовой и Станислава Леоновича. В итоге спортивная карьера их растянулась на пять и шесть сезонов соответственно, ресурс был выработан. Настолько, что по окончании средней школы Черкасова ушла в балет на льду, а Пестова пошла учиться на тренера. Для сравнения, соревновавшаяся с ними в одно время Ирина Роднина ушла из спорта в 30 лет, после трех выигранных Олимпиад и рождения первого ребенка. Ее спортивное долголетие заключается и в том, что до 15 лет она просто каталась как одиночница, после чего встала в пару, и дебютные соревнования состоялись в 16 лет, уже после того, как Роднина сформировалась.

Вице-чемпион Олимпиады 1996 года Владимир Предкин в интервью нашему изданию комментировал эти факты через призму своего вида спорта: «Наверняка сказывались сумасшедшие нагрузки, которым юные спортсмены подвергались, и не все выдерживали. К 18—20 годам организм превращался в лохмотья… Тогдашняя тенденция развития советского и мирового плавания, особенно среди женщин, была такова, что считалось, что девушки могут прогрессировать лет до 18, после чего они уже «старые». Если кто-то оставался в бассейне до 20 лет, она уже считалась «старухой», которая должна освободить место 14-летним, по примеру спортивной и художественной гимнастики».

Перед глазами Предкина в юношеском возрасте был собственный пример спортивной акселерации: «В нашей группе плавал Сергей Прошкин, царство ему небесное, который в 12 лет вымахал под 180 сантиметров и весил около 80 кило. На общем фоне наших сверстников он выглядел как тренер. И за счет своей мощи выигрывал старты не только среди ровесников, но и среди тех, кто старше его года на три. Обладал большой мышечной массой, при этом очень хорошо «чувствовал» воду и был очень пластичным. Ему прочили большое будущее в спорте...»

Не ищите имени этого спортсмена в спортивных справочниках, ибо он закончил с плаванием, даже не начав соревноваться.

Как стать чемпионкой мира в 13 лет, а уйти из спорта в 16

В то же время сам Предкин, по его словам, «был маленький, худенький, при этом не гибкий, не умел даже держаться на воде»: «Все было плохо настолько, что вода вызывала у меня приступ панического страха. Заходил по колено, и дальше случалась истерика. Поэтому меня не взяли по объективным причинам, что вызвало такую реакцию, что летом, поехав к родственникам в деревню, я самостоятельно научился плавать за три месяца…» И все для того, чтобы попасть в обыкновенную секцию по плаванию, куда его взяли по причине недобора.

Это конец 70-х годов, когда в СССР еще не гонятся за максимальными результатами, в том числе и потому, что юниорский спорт еще не развит. Спортивный мир не предполагает интенсивного развития, а вундеркинды при желании могут соревноваться со взрослыми. К примеру, лучший фигурист ГДР всех времен Ян Хоффман дебютировал на чемпионате Европы в 12 лет, а наивысшего результата добился на Олимпиаде-1980, став ее серебряным призером в 24 года. Первый чемпионат мира по фигурному катанию среди юниоров состоялся в 1976 году, через год впервые разыгрывают награды молодежного ЧМ по хоккею и футболу. Для сравнения, первая летняя Универсиада прошла в 1959-м, а зимняя — в 1960 году.

Лучший фигурист ГДР всех времен Ян Хоффман дебютировал на чемпионате Европы в 12 лет, а наивысшего результата добился на Олимпиаде-1980, став ее серебряным призером в 24 года. Фото Bundesarchiv, Bild 183-L1119-0014 / CC-BY-SA 3.0 / wikipedia.org

Детско-юношеский спорт в СССР развивался за счет придворовых секций и всесоюзных соревнований «Кожаный мяч» (футбол), «Плетеный мяч» (хоккей с мячом), «Золотая шайба» (хоккей с шайбой). С одной стороны, выполнялась задача привлечения в спорт, с другой, это не было погоней за результатом. Олимпийский чемпион Владимир Мышкин в интервью нашей газете вспоминал: «Я выиграл всесоюзный турнир «Золотая шайба». Там еще финал перенесли с весны 1969 года на январь 1970-го». Вице-чемпион мира по хоккею с мячом Александр Епифанов говорил: «Тем, кому не хватало места на стадионе, мог заниматься на дворовых площадках. Я сам играл в «Золотую шайбу», где с нами работал тренер-общественник при ЖКО, и это был выезд на всесоюзный финал в Челябинск».

Епифанов профессионально играл в хоккей до сорока лет, еще один выпускник «Золотой шайбы» Игорь Ларионов выступал в НХЛ до 44-х… Владимир Предкин «хлебал хлорку» до 25 лет, что неплохо для плавания. Для сравнения, юные дарования советского плавания Юлия Богданова (стала чемпионкой Европы в 13 лет, ушла из спорта в 16), Лина Качюшите (стала чемпионкой мира в 15 лет, ушла в 17), Светлана Варганова (вице-чемпионка Олимпиады в 16 лет, ушла из спорта в 18 лет, став чемпионкой мира).

Украинский пловец Андрей Сердинов также нашему изданию объяснял этот эффект просто: «Из детского «успешного» спорта редко кто приходит в национальную олимпийскую сборную. Потому что к 16 годам наши юниоры выполняли такой объем работы, который необходимо выполнить к 23-м. По восемь раз побывали на сборах в высокогорье, хотя во всех учебниках по физиологии пишут, что вообще не рекомендуется проведение подобных сборов, пока у ребенка продолжается рост и формирование организма. Это приводит к анаболическому эффекту. Если мы даем это в момент роста, то за счет чего парень будет расти в дальнейшем?

Ребенок уже побывал в горах, плывет по 20 километров в день, а дальше что? Плыть по 30–40 километров? Дайте ребенку вырасти, прогрессируя на мягкой работе, работая в зале с собственным весом, совершенствуя координацию, технику. Закончится период пубертации — давайте нагрузку. Это продлевает спортивную жизнь. А наш ребенок к 14 годам уже не хочет заниматься спортом и видеть своего тренера и бассейн, перетренировавшись, и с 15 лет у него результаты не растут, и это происходит у всех по-разному».

Если все это знают, то почему происходит форсаж?

— Мы излишне форсируем подготовку наших юношей и юниоров. Из-за этого у них теряется поступательное движение: они останавливаются в развитии, потому что их ресурс почти исчерпан к моменту перехода во взрослый биатлон, — это уже из интервью президента федерации биатлона России Виктора Майгурова порталу Sports.ru. Да, умные мысли высказывают не только в общении с «Реальным временем».

Если без шуток, то это проблема, у которой есть простое объяснение. «Детей нагружают с раннего возраста по той причине, что результаты учеников напрямую влияют на зарплату тренера. И зачастую хороший тренер и хороший человек — это не одно и то же. Тренер изначально понимает, что он делает с детьми в погоне за результатом, где их здоровье далеко не на первом месте», — это все тот же украинец Сердинов. С которым перекликается мыслями тренер и президент федерации биатлона Татарстана Ильдар Нугманов: «Для чего нужны юниорские старты? Чтобы спортсмен мог через них подготовиться к взрослой карьере. А у нас для того, чтобы завоевать медали. Потому что если ты их не завоевал, то представитель региона может запросто урезать финансирование на твой вид спорта — проблема, с которой за границей незнакомы, в том числе потому, что там финансирование происходит за счет клубных систем или от федерации. У нас же источники финансирования — это государство».

Олимпийский чемпион по лыжному спорту Александр Легков также имеет однозначное мнение про юниорские старты: «Выступать на результат необходимо после достижения юниорского возраста. Да, у нас в стране принято: чтобы пробиться в национальную команду, нужно много чего навыигрывать уже по юниорам. Но, если откровенно, все эти победы на юниорском уровне, может быть, и хороши, но в итоге не так важны. Надо сохранить все свои силы для профессионального возраста, а для этого — постараться не выхолостить себя заранее. К примеру, у меня нет ни одной медали с юниорских чемпионатов, хотя я участвовал в них дважды. Возможно, я не так быстро развивался, как мои партнеры по той команде, — был маленьким, щупленьким, ходил в обычную секцию, и тут меня взяли в спортивный лагерь. Я там хорошо пробежал кросс, попался на глаза тренеру, который пригласил в свою группу, откуда я попал в сборную Москвы.

У меня были проблемы с классическим ходом, который я никак не мог освоить. О чем уж говорить, если первый старт классикой состоялся, когда мне было лет 15, на первенстве Москвы... Я финишировал тогда 96-м, если не ошибаюсь, под общий смех людей, которые смотрели на то, как я бегу».

Легков был 96-м на первенстве Москвы, уже достигнув 15-летнего возраста, Алина Загитова занимала 22-е место из 25 участниц первенства России, 25 из 28 на всероссийских юниорских соревнованиях. Все внимание в ее тренировочной группе в Ижевске было обращено на Наталью Огорельцеву, Алису Лозко, Елену Гырдымову, и в этой тени она и тренировалась, и это тот самый случай, когда нет никакого форсажа. Как не было его и на более ранней стадии занятий, поскольку девочка попала в группу Дамиры Пичугиной (Карамовой), только когда та сформировала дополнительную группу из восьми человек. И то по протекции казанского хоккеиста Романа Баранова, уговорившего детского тренера.

Кстати, его более молодой партнер по «Ак Барсу» Денис Архипов (первый воспитанник казанского хоккея в НХЛ, третий в составе сборной России), это еще один яркий пример того, как сильный спортсмен может сформироваться в группе рядом с яркими партнерами, сам ничуть не выделяясь: «Пока не пригласили в первую команду, у меня даже в мыслях не было, что я лучший по своему году. Причем у меня был период, когда уходил из хоккея, поступив на учебу в Казанский энергетический институт, и настраивался на дальнейшую карьеру электрика».

От карьеры электрика Архипова оградил разговор его тренера Александра Чернецова с родителями, а от ухода из хоккея, приглашение на сборы в состав «Ак Барса». В результате ничем не примечательный по детям хоккеист призывался в состав молодежной сборной страны, став чемпионом и вице-чемпионом мира.

Джаудат Абдуллин
Спорт

Новости партнеров

комментарии 3

комментарии

  • Анонимно 11 мар
    Алине может стоит попробовать в парном катании?
    Ответить
    Анонимно 11 мар
    С кем, например ?
    Ответить
  • Анонимно 11 мар
    Юные спортсмены - это какие-то киборги, ей богу! За пределами человеческих возможностей умеют
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии