Новости раздела

«Показания написаны следователем»: дело о «распиле» в Фонде поддержки предпринимательства рассыпается в суде?

На фоне вскрытых «грехов» следствия казанский суд отказался продлевать арест двух фигурантов

«Показания написаны следователем»: дело о «распиле» в Фонде поддержки предпринимательства рассыпается в суде?
Фото: Ирина Плотникова (на фото — Андрей Исаев)

В Казани на втором году судебного следствия отпустили из СИЗО бизнесмена Андрея Исаева, а из-под домашнего ареста — экс-главу правового департамента Фонда поддержки предпринимательства Татарстана Светлану Фролову. Как выяснило «Реальное время», смягчению положения этих обвиняемых в аферах с уводом 12 млн рублей ФПП РТ предшествовали экспертизы об отсутствии ущерба для потерпевшего Фонда и допросы важных свидетелей, которые в суде опровергли свои показания в МВД Татарстана.

Эксперты опровергли результат работы опера и спецов ГИСУ

Приглашение на допрос в качестве свидетеля ожидает следователя ГСУ МВД Татарстана Максима Туртыгина. Его вызова в Вахитовский райсуд Казани намерены добиться защитники четырех фигурантов дела о «распиле» средств внебюджетного Фонда поддержки предпринимательства Татарстана, выделенных правительством в 2016 году на поддержку погорельцев лопнувших банков республики.

Множество вопросов к полицейскому появилось в ходе судебного следствия, ввиду отказа части свидетелей от прежних показаний и вскрывшихся деталей некоторых следственных действий. В числе последних — оценка объемов работ при ремонте здания Фонда поддержки предпринимательства РТ на Петербургской, 28, которые выполняла компания «Строительство и консалтинг» бизнесмена Александра Стефатова.

По версии обвинения, он завысил объемы выполненных работ на 536 тысяч рублей и путем предоставления недостоверных актов заказчику обманом завладел этими средствами. Версия эта основана на результатах контрольного обмера, который провела экономическая полиция с привлечением специалистов Главинвестстроя РТ.

Суд допросил трех сотрудников этой организации и выяснил странные вещи — непосредственных участников обмера об их правах и ответственности за предоставление недостоверных данных никто не предупреждал, понятых при проведении этих обмеров не было. А еще не было и представителей организации-подрядчика, которые могли бы дать пояснения в части выполненных и невыполненных работ на объекте. Ну и по итогам этого действия заключение специалистов не составлялось.

Александр Стефатов. Фото: Ирина Плотникова

Так, замначальника управления ГИСУ РТ Рустем Шайхутдинов рассказал, что участвовал в обмере по поручению начальства — в адрес руководителя ГИСУ поступило соответствующее письмо от начальника УЭБиПК МВД РТ. «Померили — где-то больше было, где-то меньше. Цены мы не смотрели вообще, считали количество — установленные светильники, двери стеклянные, штукатурку. В течение двух дней мы сосчитали максимально приближенно», — пояснил свидетель, добавив, что результат подсчета отдали полицейским. С его слов, перед началом работы силовики предоставили чертежи проекта и акты выполнения КС-2 и КС-3. Впрочем, его коллега предположил — документы предоставил Фонд поддержки предпринимательства РТ.

Шайхутдинов и допрошенный следом за ним начальник управления Марат Фатхуллин сообщили, что они лично результаты своих обмеров в программу «Гранд-смета» не заносили и вывод о завышении на полмиллиона не делали. Вопрос подсудимого Стефатова, показывали ли им несмонтированные светильники в коробках, свидетелей удивил: «А они там были, что ли?» На вопрос защиты, могли ли участники обмера просто упустить какие-то объемы, Шайхутдинов ответил: «Может быть».

Также выяснилось, что кроме двух специалистов ГИСУ с лазерным дальномером работал и оперативный сотрудник экономической полиции, то есть той службы, что в итоге направила материалы следователям по признакам преступления. «Да, мы по очереди замеры делали — я, Шайхутдинов и оперативник». — свидетельствовал Фатхуллин. Он же уточнил, что по одной из комнат было выявлено расхождение площади с первоначальным проектом: «Там ошибка была, ее, похоже, до нас никто не мерил».

Ну а свидетель Шайхутдинов сообщил суду: цифру о расхождении в 536 тысяч рублей он услышал от следователя на допросе.

Защита настояла на вызове в суд недопрошенной силовиками замначальника отдела анализа технической закупочной документации ГИСУ Ирины Гришиной. И та подтвердила — именно она производила по программе «Гранд-смета» обсчет представленных данных по зданию ФПП РТ. Причем и ее об ответственности за дачу ложного заключения никто не предупреждал. Обмеры вместе с локальной сметой были сведены в общую таблицу, и машина выдала результат. Причем Гришина сообщила, что ей представили данные лишь о визуально видимой части работ — окраска стен, плитка, штукатурка, светильники, прочее. И она учитывала только их, а если по каким-то видам работ данных не было — просто убирала данный раздел. Никакой подписи под своими расчетами сотрудница ГИСУ также не оставляла. А ведь именно они легли в основу отдельного эпизода уголовного дела.

В то же время по ходатайству защитника Стефатова Павла Мазуренко к материалам приобщили данные экспертизы по тому же объекту, назначенной Арбитражным судом РТ. Никакого завышения объемов эксперты не нашли, в итоге 1 октября 2020-го суд отказал ФПП РТ в удовлетворении иска к фирме обвиняемого Стефатова. Решение суда не было оспорено в месячный срок и вступило в силу.

Снимки по экспертизе в здании ФПП РТ. Фото: Ирина Плотникова

Свидетель: «Он попросил, чтобы я всю вину свалил на Исаева»

Ряд сенсационных заявлений в ходе трехчасового судебного допроса сделал свидетель обвинения Нияз Губайдуллин. Суду он назвался пенсионером с тремя высшими образованиями — экономическим, юридическим и медицинским, а еще с богатой жизненной биографией и погашенными судимостями. Добавил, что с криминалом давно завязал. Давать показания он начал с того, что на допросе в ГСУ МВД Татарстана «давал те показания, которые его просил давать Постнов Юрий Германович (свидетель по делу, бывший совладелец и гендиректор ООО «Квинтэсс Ойл», — прим. ред.)».

— Он попросил, чтобы я всю вину свалил на Исаева, а его роль скрыл. Манипулировал мной, что я должен ему денег, давил на меня в процессе следствия, — проинформировал суд Губайдуллин. — Я ему сказал: хорошо, но в суде я всю правду скажу... Мне в процессе следствия намекали, что он денег дал, чтобы его вытащили оттуда, одного Исаева оставили. Коррупция у нас в МВД огромная.

По версии МВД и прокуратуры Татарстана, с декабря 2016 по июнь 2017 года Фонд раздал 12 млн рублей компаниям ООО «Квинтэсс Ойл», «Квинтэсс Агро», «Патриот», ТПК «Аврора», хотя те, согласно обвинительному заключению, не являлись пострадавшими от банковского кризиса и не могли претендовать на средства ФПП. Силовики считают, что инициатором хищений была главный юрист Фонда Светлана Фролова, просившая знакомых бизнесменов подыскать фирмы для получения займов и обеспечившая гарантии их выдачи. Вышеназванные фирмы, по версии силовиков, были подконтрольны подсудимому Исаеву. Последнему вменяют еще и незаконную организацию юрлица, вследствие которой директором «Квинтэсс Ойл» стало подставное лицо — Постнов.

Но именно Постнова на судебном допросе Губайдуллин назвал реальным руководителем и распорядителем денежных средств «Квинтэсс Ойл». «Исаев по сравнению с Постновым — нищий, — сообщил он суду и, обращаясь к последнему, заявил: — Он намного умнее вас, вы в тюрьме сидите, а он на свободе и с деньгами». А еще рассказал, что с Андреем Исаевым знаком лет 15 — когда-то вместе ходили в один спортзал, а позже Исаев познакомил его со своим партнером Постновым, который предложил заработать на оказании юридических услуг — подыскивать земельные участки, которые можно было бы предоставить в залог банкам и государству для получения кредитов и займов.

Со слов Губайдуллина, участки Постнову требовались в том числе для получения займов по четырем фирмам в Фонде поддержки предпринимательства. Задача юриста заключалась в переговорах с владельцами земли и снятии обременений, в частности долгов по налогам. Причем средства на погашение налогов ему перечислял Постнов, свидетельствовал юрист-пенсионер: «Так получалось, что он мне платежи вперед производил, и я ему даже должен оставался».

Для обеспечения залогов были предоставлены участки в Лаишевском районе ООО «Дхарма Шива» и ООО «СХП «Дормидонтов». В последней Губайдуллин ранее числился соучредителем, правда, в суде, эти данные открытых источников он подтвердил крайне неохотно. Со слов свидетеля, руководству вышеназванных фирм Постнов обещал, что после оформления участков в качестве залогового имущества по займам ФПП РТ выкупит эту землю.

— Займы были получены, но Постнов там, похоже, всех обманул, — сообщил свидетель. — Я как-то возле Фонда Постнову и Габдрахмановой (подчиненная Постнова, экс-супруга Исаева, — прим. ред.) задал вопрос: «Как у вас все хорошо, государство вам деньги дает для бизнеса — собираетесь, что ли, возвращать?» Они как-то нагло рассмеялись мне в лицо...

В итоге заложенные участки выкуплены не были, а платежи по займам оказались просрочены, так что Фонд уведомил директоров «Дхармы» и «Дормидонтова» о возможности реализации залогов. Губайдуллин рассказывает, что кинулся к Постнову, тот сказал, что эти вопросы не решает, и предложил обратиться в ФПП РТ: «Глава правового департамента Светлана Владимировна [Фролова] вроде сначала хотела нам помочь, но потом начала мешать, и я обратился к замруководителя Фонда, и мы договорились — вытащим из залога эти земельные участки и предоставим взамен другие...»

По словам Губайдуллина, предоставить земли для перезалога уже в Рыбно-Слободском районе согласилась предпринимательница Миляуша Сахапова, после предоставления документов в ФПП РТ и оценки участков замена залога состоялась. Защита подчеркивает — произошло это еще до возбуждения уголовного дела, более того, в рамках гражданских процессов экспертами установлено — цена новых залогов превышает размер непогашенных займов.

«Были опасения — меня самого могут затащить в этот обезьянник»

«Со слов Постнова, займы в Фонде давались не просто так, к ним было особое отношение и финансовая заинтересованность лиц, которые выдают эти денежные средства», — продолжил свой рассказ Нияз Губайдуллин. Правда, подчеркнул — юристы ФПП и лично Фролова «очень жестко» проверяли документы на предмет действительности сделок и фиктивных участников. «Может, это театральщина была», — рассуждает он. Про Исаева сообщил — видел его не раз в офисе с Постновым на улице Баумана, несколько раз видел и в Фонде, все указания получал от Постнова либо его подчиненной Габдрахмановой.

Еще припомнил «смешную цену» первоначальных залогов по участкам в 4—9 га — не более 50 тысяч рублей. При кадастровой в 5—6 раз дороже. О допросе у следователя Максима Туртыгина Губайдуллин свидетельствовал так: ответил в МВД на заданные вопросы и, не вчитываясь, подписал распечатанный протокол. «У меня были опасения — если я начну на следствии что-то доказывать, проявлять принципиальность — меня самого могут затащить в этот обезьянник», — признался он.

Следователь ГСУ МВД Татарстана Максим Туртыгин. Фото: Василя Ширшова

А дальше рассказал, что во время гражданских судов и текущего уголовного процесса его неоднократно задерживали и в наручниках отвозили в ОП «Гвардейский». «Со слов оперативников, им дали такое задание, видимо, чтобы я не высказал всю ситуацию. Даже из коридора суда забирали — вот отсюда», — добавил Губайдуллин, отметив, что по заявлениям Постнова на него неоднократно возбуждали, а потом прекращали уголовные дела: «Последние 2 года просто охоту на меня объявили, вынужден в Москве проживать».

Поделился свидетель с судом и другой печалью — тот же бывший работодатель через суд взыскал с него ранее полученные средства за юридические услуги по подбору и подготовке участков для залога. И поделился с судом копиями решений. По мнению адвоката Рустема Тайсина, защитника Андрея Исаева, данные документы еще раз подтверждают, кто был инициатором получения займов и реальным, а не номинальным руководителем: «Квинтэсс Ойл» взыскивает средства с Губайдуллина, все средства складываются между ним и Постновым, Исаев из этой цепочки исключается».

Ни о каких противоправных действиях четверки подсудимых вышеназванный свидетель обвинения суду не рассказал. Лишь подтвердил, что видел в Фонде всех ныне подсудимых, в том числе бывшего кредитного менеджера Ильнура Сабирзянова, общался с ним, с Фроловой, а вот с Исаевым дела не обсуждал. После оглашения первичных показаний Губайдуллина, где вместо фамилии Постнова в качестве руководителя и распорядителя звучала фамилия Исаева, он просил суд считать эти показания недостоверными. «Эти показания написаны не мной, а следователем», — заметил он.

Между тем в тех оглашенных показаниях звучала ссылка на заявления Постнова — якобы именно Фролова выступала гарантом получения займов для их фирм.

Всего в этом уголовном деле — восемь эпизодов. Шесть связаны с получением льготных микрозаймов для пострадавших от банковского краха татарстанских бизнесменов. По версии силовиков, четыре займа на 12 млн рублей были похищены, еще по двум с руководителей фирм «Биссан» и «Арт Кар» незаконно получены «откаты» в размере 10% — всего на 600 тысяч рублей. Также в числе обвинений — незаконная реорганизация юрлица и эпизод с ремонтом здания ФПП РТ.

«Может, следователю так было выгодно»

По ходатайству защиты суд истребовал и приобщил к материалам еще одно доказательство — решение Приволжского райсуда 2020 года по иску Юрия Гурьянова (соседа Постнова, который получил право требования от лица «Квинтэсс Ойл», — прим. ред.) к Андрею Исаеву на сумму 1 млн рублей, согласно которому эту сумму в качестве командировочных компания необоснованно, в отсутствие трудовых отношений, перечислила ответчику еще в 2017 году. Суд иск удовлетворил. «Фактически это решение отражает сумму, которая реально мне перечислялась — не 12 млн рублей, а 1 млн», — подчеркнул Исаев.

Также был допрошен директор ООО «Дхарма Шива» Минислам Фасхутдинов, который также опроверг свои показания следователю. «Непонятно, почему тут Исаев фигурирует, а про Постнова нет ни слова. Может, следователю на тот момент выгодно было очернить Исаева, — сообщил он. — Он попросил, я подписал».

— Следователь на вас давление оказывал? — уточнил гособвинитель.

— Он говорил — так будет лучше, как хотелось услышать ему. Я ему говорил, он печатал, что-то добавлял сам... Сказал, что с Исаевым уже вопрос решен, человек сидит в тюрьме.

Фасхутдинов подтвердил слова Губайдуллина в части сделок по предоставлению земельных участков «Дхармы» в залог по займам, сказал, что переговоры вел с Губайдуллиным и Постновым. Более того, на момент их обращения участки находились под арестом ввиду проблем с налоговой. Благодаря Постнову с Губайдуллиным арест был снят.

— Постнов же хотел их выкупить, но в итоге предложил мизерную цену, и я отказался, — дополнил он свой рассказ.

На вопрос судьи Аделя Галеева, имел ли подсудимый Исаев какое-то отношение к просьбе о предоставлении участков для выдачи субсидий, свидетель Фасхутдинов ответил: «По-моему, нет».

Защита о ложных доносах и сломанной челюсти

Между допросами Губайдуллина и Фасхутдинова состоялось заседание суда по продлению меры пресечения двум фигурантам. Представитель прокуратуры Вахитовского района просил оставить Исаева в СИЗО, а Фролову под домашним арестом до 21 февраля. Защитники и подсудимые возражали.

Адвокат Павел Мазуренко и Александр Стефатов. Фото: Ирина Плотникова

Адвокат Тайсин заявил, что давление на участников процесса оказывается совсем другими людьми:

— Постнов подал заявление в ГСУ, где обвинил меня, что я подкупаю свидетелей. Проверку провели — в возбуждении следователь Туртыгин отказал... Исаеву в СИЗО-2 ломают челюсть в четырех местах, он лежит в БДО — это было сильнейшее давление на него, и эти люди не привлечены к ответственности... Сейчас происходит давление уже в рамках СИЗО-1. А человек почти 2 года и 4 месяца находится в изоляции от общества. Хотя в этой стеклянной клетке должен сидеть не он, а другое лицо или несколько лиц...

Защитник напомнил, что заключали под стражу Исаева как предпринимателя и просил смягчить эту меру пресечения.

«Никакой мошеннической деятельностью я никогда не занимался, для меня это слово вообще унизительно. Я обычный предприниматель», — сообщил суду обвиняемый Андрей Исаев. Он сообщил, что лишь выступал поручителем за фирму «Квинтэсс Ойл», которая получала кредитные средства:

— Этот кредит был полностью обеспечен. А меня посадили в тюрьму, связав по рукам и ногам, не дали возможности в рамках договора вернуть эти средства, хотя на тот момент у компании имелись ликвидные активы. Но меня посадили и вывели ряд этих активов.

Еще подсудимый напомнил — в суде представитель Фонда поддержки предпринимательства РТ заявил, что потерпевшим Фонд себя не признает.

Экс-глава правового департамента ФПП РТ Светлана Фролова. Фото: Ирина Плотникова

Экс-глава правового департамента ФПП РТ Светлана Фролова просила суд не продлевать домашний арест и дать ей возможность работать.

«Я всегда давала правдивые полные показания. Это единственные показания, которые подтверждаются материалами дела... Фонд, незаконно признанный потерпевшим, ко мне претензий не имеет. Со стороны его представителя на допросе было сказано — я работала исключительно в рамках своих полномочий», — сказала она.

А еще добавила как юрист: «События преступления нет, поскольку решения районных и арбитражных судов по экспертизам подтверждают — стоимость залогов в разы превышает объем микрозаймов».

Также Фролова рассказала, что фактически сейчас живет на кредитные средства и не имеет возможности оплачивать даже коммуналку. Не говоря уже о налогах: «Мое имущество арестовано, а платить за него налоги мне нечем».

По мнению обвиняемой, преступление совершено в отношении нее самой: «Это был оговор исключительно из нежелания погашать задолженность».

Адвокат Аскар Пономарев в защиту Фроловой сообщил, что та преследует одну цель — доказать свою невиновность, поэтому скрываться от суда не будет. Как этого не делает Александр Стефатов, еще на следствии освобожденный из-под стражи. «Но каким-то чудным образом, когда я вышел из СИЗО, в полицию попала ориентировка на меня, что якобы в августе 2018-го (я в это время был под стражей) совершил преступление на автомобиле «Нива», — рассказал суду Стефатов со словами, что на него тоже оказывается давление.

В итоге председательствующий судья Галеев принял решение отпустить подсудимого Андрея Исаева под домашний арест, а Светлане Фроловой запретить определенные действия. В частности, общение со свидетелями по делу и выход из дома в ночное время.

Данное решение суда прокуратура не оспаривала.

Процесс по скандальному делу продолжится в будущем году.

Редакция «Реального времени» готова предоставить слово Юрию Постнову.

P.S.: Реакцией на решение суда стало ноу-хау ФСИН — для обеспечения контроля за соблюдением запрета определенных действий Фроловой и Стефатову повесили «электронные» браслеты, сообщил «Реальному времени» адвокат Павел Мазуренко. Заметим, что данных приборов слежения в Татарстане не хватает даже на всех находящихся под домашним арестом.

Ирина Плотникова
ПроисшествияБизнесОбществоВластьЭкономикаФинансыБюджетНедвижимостьПромышленностьАгропром Татарстан Министерство внутренних дел по РТГлавное инвестиционно-строительное управление РТФонд поддержки предпринимательства РТ

Новости партнеров

комментарии 12

комментарии

  • Анонимно 26 дек
    Чистить надо уже давно все правоохранительные органы железной рукой и выжигать каленым железом
    Ответить
    Анонимно 26 дек
    Самым жестким образом причём!
    Ответить
  • Анонимно 26 дек
    Неужели всё следствие так деградировало. Работает не умом и законом, а подставами и криминалом.
    Ответить
    Анонимно 26 дек
    А вы как думали? Им план сделать нужно, а не о законности думать
    Ответить
  • Анонимно 26 дек
    Ни одного профессионала .фальсификаторы.
    Ответить
    Анонимно 26 дек
    Именно так, всех по себе ровняют, поэтому все кругом «жулики» и потенциальный заработок, а людям проще заплатить, чем доказать, что невиновны
    Ответить
  • Анонимно 26 дек
    почему это кривое дело пропустили в суд - если там даже экспертиза не проводилась?
    Ответить
    Анонимно 26 дек
    Потому, что прокурор не глядя подписал обвинительное, а суд не может публично заявить, что Следователь фальсификатор , а прокуратура не контролирует! У нас же нет безвинно привлечённых
    Ответить
    Анонимно 26 дек
    Думаю, этим вопросом озабочены все участники процесса. Почему этим обвинение не озаботилось непонятно. Также , как и непонятно почему в отношении следователя проверку не проводят по факту , как минимум злоупотребления
    Ответить
  • Анонимно 26 дек
    Пока не начнут привлекать к жесткой ответственности таких следователей и прокуроров, утверждающих без изучения обвинительные заключения, это будет продолжаться. Нужны показательные процессы по таким беспредельным случаям.
    Ответить
  • Анонимно 26 дек
    Безусловно ! Они от безнаказанности совсем стыд и страх потеряли! А совесть у них видимо во время обучения блокируют
    Ответить
  • Анонимно 26 дек
    пока следователи и прокуроры не будут лично отвечать за свои действия и бездействия порядка не будет....
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии