Новости раздела

«Вплоть до ЕСПЧ будем биться»: подсудимые по делу о распиле миллиарда огласили «обвинение» силовикам

Возврата прокурору и полного прекращения дела требуют обвиняемые в хищениях средств Фонда поддержки предпринимателей Татарстана

«Вплоть до ЕСПЧ будем биться»: подсудимые по делу о распиле миллиарда огласили «обвинение» силовикам
Фото: Ирина Плотникова

В Казани перед судом по обвинению в хищениях на 12,6 млн рублей предстали экс-глава правового управления и ведущий экономист Фонда поддержки предпринимателей Татарстана (ФПП РТ), а также двое бизнесменов. Вину они не признают и настаивают: ущерба Фонду нет, потерпевшие предприниматели — сами мошенники, а обвинение построено на доказательствах, которые его не подтверждают. А еще намекнули журналисту «Реального времени»: мол, силовики «копали» под бывшего главу Фонда Андрея Афонина, ныне покойного.

Обвиняемый: «Хотел бы, чтобы СМИ присутствовали на каждом заседании»

В пятницу, 13-го, Вахитовский райсуд Казани должен был приступить к рассмотрению уголовного дела об аферах в ФПП РТ. Но вкралась техническая ошибка — о дате заседания участники процесса узнали лишь 10 декабря — на предварительных слушаниях, а закон требует соблюсти пятидневный срок. Поэтому представитель гособвинения Рамиль Галеев попросил отложить заседание, что и сделал его однофамилец — председательствующий судья Адель Галеев.

В итоге до оглашения обвинения по делу не дошло. Впрочем, подсудимые воспользовались возможностью, чтобы выдвинуть свои претензии относительно процессуальных нарушений, допущенных в ходе предварительного расследования, и озвучить аргументы с закрытых для журналистов предварительных слушаний. «Хотел бы попросить, чтобы СМИ присутствовали на каждом заседании, много интересного будет», — заявил из «аквариума» для арестованных 40-летний Андрей Исаев, президент и основной владелец инвестиционной компании Kvintess F&DI.

Москвич с казанскими корнями и бизнес-связями Исаев — единственный из четверки обвиняемых находится под стражей уже больше года. «Когда узнал, что мной заинтересовалось следствие, сам позвонил. 7 августа 2018 года прилетел, 9-го меня арестовали».

Представитель гособвинения Рамиль Галеев попросил отложить заседание, что и сделал его однофамилец — председательствующий судья Адель Галеев

Год в СИЗО провел и второй бизнесмен из «дела ФПП» — Александр Стефатов, директор и учредитель казанского ООО «Строительство и консалтинг». 2 июля этого года его среди ночи отпустили в связи отсутствием оснований для дальнейшего содержания под стражей, а днем следователь ГСУ МВД по РТ Максим Туртыгин попросил суд избрать Стефатову меру пресечения в виде запрета определенных действий. За год до ареста компания Стефатова освоила три госконтракта на 38 млн рублей по благоустройству кладбища в Мирном и строительству универсальных спортплощадок в Казани.

Третьей, но главной фигуранткой этого дела стала Светлана Фролова, бывший начальник правового управления ФПП РТ, уехавшая было на заработки в Дагестан. С февраля прошлого года она под домашним арестом. Чуть позже компанию обвиняемых пополнил бывший ведущий экономист Фонда, ныне бухгалтер в компании «Зенит» Ильнур Сабирзянов.

Все четверо вину не признают.

Версия МВД: завышения на работах для ФПП, дутые залоги и «свои» лжепогорельцы

В уголовном деле — восемь эпизодов. Шесть из них связаны с получением льготных микрозаймов для пострадавших от банковского краха татарстанских бизнесменов. Напомним, после введения временной администрации в ТФБ в Фонд поддержки предпринимательства РТ был перечислен 1 млрд рублей из Инвестиционно-венчурного фонда республики.

По программе «Стабильность» ФПП собственники «сгоревших» вкладов могли получить от 100 тысяч до 3 млн рублей под 5% годовых. «На самом деле, желающих влезать в новые долги было немного. Это был скорее такой пиар-ход, чтобы снять напряжение», — комментирует ситуацию обвиняемая Светлана Фролова.

По версии МВД и прокуратуры Татарстана, именно Фролова выступила инициатором хищений по шести эпизодам, попросила знакомых бизнесменов подыскать фирмы для их получения и обеспечила гарантии заключения договоров. В итоге с декабря 2016-го по июнь 2017 года Фонд раздал 12 млн рублей компаниям ООО «Квинтэсс Ойл», «Квинтэсс Агро», «Патриот», «ТПК «Аврора», которые, согласно обвинительному заключению, не являлись пострадавшими от банковского кризиса и не могли претендовать на средства ФПП.

По версии следствия, Стефатов умышленно ввел знакомых в заблуждение, что без указанного вознаграждения получить кредит они не смогут

Более того, силовики считают, что в заявках вышеназванных фирм не было необходимых документов об отсутствии долгов перед бюджетом, зато были заведомо недостоверные сведения о цене предлагаемой в залог сельхозземли. По версии следствия, Фролова закрывала глаза на «отрицательные заключения» по данным заявкам от начальника службы безопасности ФПП и допускала документы этих фирм до заседания комиссии, где решалось — давать ли деньги.

Среди членов комиссии была и сама Фролова. Ныне обвиняемого экономиста Сабирзянова следователи считают ее помощником по трем эпизодам афер. Исаеву вменяется участие в четырех хищениях и незаконная реорганизация юридического лица (ст. 173.1 УК РФ). По версии МВД, обвиняемый провел ряд операций, вследствие которых единственным исполнительным органом в «Квинтэсс Ойл» стало... подставное лицо. Что до трех других фирм, то их директора свидетельствовали против Исаева: мол, доверились ему и отдали в обмен на обещание помощи с кредитом полный пакет учредительных документов, печати и пароли к системе «банк-клиент»! Но денег не увидели.

По версии следствия, после поступления 12 млн на счета вышеназванных фирм деньги были похищены обвиняемыми.

Стефатову в сговоре с Фроловой вменяют еще два эпизода с получением 600 тысяч рублей в качестве «откатов» 10% от бизнесменов Рафаэля Байрамова и Артура Шигапова, компании которых — ООО «Биссан» и «Арт Кар» — также получали займы в 3 млн рублей в ФПП в 2017 году. По версии следствия, Стефатов умышленно ввел знакомых в заблуждение, что без указанного вознаграждения получить кредит они не смогут (хотя в Фонде действовали и иные программы), а Фролова выдала положительное заключение о проверке этих фирм, зная, что они не являются «погорельцами» и пакет документов не полный.

Последний эпизод дела касается лишь Стефатова, фирма которого, по версии обвинения, завысила на полмиллиона рублей объемы работ при ремонте здания на Петербургской, 28. В это здание Фонд поддержки предпринимательства переехал из-под крыши Минэкономики РТ, за что Стефатов в свое время получил благодарность от нового министра экономики Фарида Абдулганиева.

Примечательно, что в уголовном деле фигурирует еще один микрозаем в 3 млн рублей, полученный в ФПП лично Стефатовым. Но эти деньги силовики похищенными не считают.

«Копали под Афонина, да ничего не вышло»

Интересы потерпевшего ФПП РТ на старте судебного процесса представлял Артем Феоктистов, новый начальник правового департамента Фонда. При этом Фондом не заявлен не только гражданский иск, но и заявление о преступлении не подавалось, что в принципе исключает возможность возбуждения уголовного дела, считает защита.

— Потому что нет ущерба. Все выданные микрозаймы были обеспечены залогами и личными поручительствами учредителей и руководителей заемщиков. И еще в период моей работы в Фонде, по решениям арбитражных судов, все займы были досрочно взысканы, судами обращено взыскание на заложенные земельные участки, возбуждены исполнительные производства — поясняет обвиняемая предшественница Феоктистова.

По словам Светланы Фроловой, участки по займам «Квинтэсс Ойл» и «Квинтэсс Агро» судебная экспертиза оценила в более 5 млн рублей каждый, есть еще и дополнительный залог, по «Патриоту» и «Авроре» — в 6,6 миллиона. «А всю работу по залогам как раз я и проводила, чтобы обеспечить эти займы», — подчеркивает она. Были залоги и у «Биссана» с «Арт Каром».

Обвиняемая настаивает: все эти фирмы попадали под льготную программу, поскольку имели взаимосвязанные компании и контрагентов, пострадавших от краха «Татфондбанка», — в деле «есть даже выписки, подтверждающие, какая сумма зависла». Ее защитник Аскар Пономарев упрекает следователей в необъективности, так как в рамках расследования следствие опирается на документы, устанавливающие требования по стандартному кредитованию, которые не применялись к программе «Стабильность». Отсюда и ссылки на отсутствие справок от налоговой, ПФР и других организаций. Но в рамках льготной программы Фонда их просто не требовали, ведь предполагалось, что деньги «погорельцам» выдавались, чтобы в том числе закрыть долги перед бюджетом. И эти условия программы до сих пор размещены на сайте Минэкономики РТ.

— Самое главное — следствием не установлены лица, которые фактически получили эти 12 млн рублей и распорядились ими. Деньги перемещались по счетам группы компаний и аккумулировались на счете ООО «Квинтэсс Ойл», откуда расходовались, но следствие не удосужилось проверить, куда и кем они расходовались, не проверено также, реальные это сделки или мнимые — продолжает Пономарев.

— Только сейчас я начинаю понимать, что меня водили за нос, когда рассказывали, что Исаев мошенник, завладел чужой фирмой. А по факту я понимаю — мошенник в этот момент сидел напротив меня и жаловался , что его обокрали. Это сознательно разыгранное представление. Сейчас этим лицом приобретено значительное количество активов, в том числе и залоговые земельные участки, — подключается Фролова, уточняя при этом — что не знала Исаева до проблем с залогами.

«Вы посмотрите данные судов: по доверенности Постнов (бывший партнер Исаева, — прим. ред.) продолжает отсуживать с «Квинтэсс Ойл» и «Квинтэсс Финанс» десятки миллионов, — подтверждает ее адвокат. А обвиняемый бизнесмен Александр Стефатов дополняет: «Исаев, когда его защитник это зачитывал на предварительном слушании, бился в клетке: «Выпустите! Я с ним судиться буду!»

Фролова уточнила, что не знала Исаева до проблем с залогами

Со слов экс-начальника правового департамента ФПП, не было и категорического отказа службы безопасности по займам, ставших предметом уголовного дела. «Когда СБ пишет такой отказ, документы до комиссии по рассмотрению заявок не доходят. А тут было мнение о рискованности, при этом на заседании каждая служба озвучивала свое мнение о рисках. Причем начальник службы безопасности по всем этим эпизодам на комиссии голосовал за», — рассказали Фролова и Пономарев.

— Думаю, под Афонина (экс-директор ФПП РТ) копали, да ничего не вышло. После того, как он умер — им проще было схватить «женщину, которая все подпишет». А женщина в ИВС и под домашним арестом посидела, но ничего не подписала, да и показания дать на руководство Минэка и Фонда я дать не могла, не слышала я ни о каких противоправных деяниях. Было бы что сказать — сказала бы, но оговаривать никого не буду, — говорит обвиняемая.

«Мы вплоть до ЕСПЧ будем биться! Это грязное и шитое белыми нитками дело!» — утверждает она.

Стефатов: «Мне предлагали показать на любого сотрудника Фонда»

На своей невиновности настаивает и предприниматель Александр Стефатов. Говорит, никакого содействия по займам фирмам «Арт Кар» и «Биссан» не оказывал, с владельцем первой, Шигаповым, вообще до следствия не был знаком, а вот хозяина второй Байрамова знает как конкурента, периодически встречались и в офисе генподрядчика в «Корстоне», в его фирме — именно там, по версии обвинения, Байрамов и передавал «откаты» в 300 тысяч. Причем в первоначальном обвинении таких передач было три, потом эпизод с фирмой «Старт» отпал.

— Все на словах Байрамова и никаких свидетелей. Логика была простая. Мне перед арестом следствие предлагало отпустить, если дам показания, что носил эти деньги кому-то в Фонде. Прямым текстом сказали: «Можешь показать на любого сотрудника, мы с ним будем «работать», и он даст показания на того, кто нам нужен». В тот момент власть в Фонде поддержки предпринимательства как раз поменялась, — вспоминает Стефатов.

На предварительных слушаниях адвокаты обвиняемых настаивали — в деле есть белые пятна, восполнить которые можно лишь в рамках дополнительного расследования

Адвокат Стефатова Павел Мазуренко рассуждает: если выдача займов компаниям Байрамова и Шигапова была незаконной, то почему их не привлекают за незаконное получение кредита и коммерческий подкуп? Он считает, что потерпевшими и гражданскими истцами этих бизнесменов по закону признать не могли, ведь они-то признаются, что давали деньги за результат. Да и само дело о коммерческом подкупе должен был расследовать Следственный комитет.

Заметим, оба потерпевших бизнесмена на старт процесса не пришли. Поэтому озвучить их точку зрения редакция рассчитывает позже.

Возмущен Мазуренко и обвинением своего клиента в завышении объемов строительных работ: «Пришли оперативники, за 45 минут осмотрели два этажа в административном здании, и в рамках осмотра места происшествия решили — завышение есть. При этом специалисты в осмотре не участвовали, представитель организации, производившей работы, также не был приглашен. Мы настаивали на проведении экспертизы — отказали, и в таком виде отправили дело в суд».

— Если бы Фонд выявил расхождение объемов и пригласил меня на замеры, я бы однозначно возместил. 500 тысяч рублей не те деньги, чтобы на преступление идти. Да это идиотом надо быть, чтобы завысить параметры, которые в любой момент можно измерить. А претензий фонда не было. Министерство грамотой наградило, — говорит Стефатов.

На предварительных слушаниях адвокаты обвиняемых указывали настаивали — в деле есть белые пятна, восполнить которые можно лишь в рамках дополнительного расследования. Просили исключить ряд доказательств как недопустимые и, напротив, включить доказательства защиты — в том числе вступившие в силу арбитражные решения по взысканным залогам. Просили вернуть дело в прокуратуру РТ, а то и прекратить на месте уголовное преследование. Суд по всем этим ходатайствам отказал.

Следующее заседание назначено на 20 декабря.

Ирина Плотникова, фото автора
ПроисшествияБизнесОбществоВластьЭкономикаФинансыБюджет Татарстан
комментарии 10

комментарии

  • Анонимно 16 дек
    Еще ни разу не было, чтобы обвиняемые в мошенничестве признали свою вину...
    Ответить
    Анонимно 16 дек
    а вот и нет! Большая дел идут в особом порядке с полным признанием вины и возмещением ущерба
    Ответить
    Анонимно 16 дек
    Авторитетное мнение!? Если следовать логике, то все , кто на скамье подсудимых оказывается , заранее виноваты? Тут аргументация приведена в пользу «мошенников». А вот следствие , как минимум, квалификацию неправильную дало
    Ответить
  • Анонимно 16 дек
    Сейчас уж конца днем с огнём не сыщешь
    Ответить
  • Анонимно 16 дек
    Сколько их таких... Как воровать - как свиньи к корыту и весело хрюкая, сбивая друг друга. Как отвечать - каждый в свой угол жмется и ЕСПЧ пугает
    Ответить
    Анонимно 16 дек
    А вы случайно не из органов? )))) откуда столько злости? С чего вы взяли, что они воровали? Судя по статье, воровали как раз не они. А по поводу ЕСПЧ , ну а что делать? Не искать же справедливости в Вахитовском суде, где справедливо судят только сильных мира сего
    Ответить
    Анонимно 16 дек
    Давайте будем объективными. Они же аргументы приводят и подтверждают. Вон оценка есть! А если не было заявления , то как дело возбудили? Ведь допускать беззаконие со стороны правоохранителей нельзя. Если человек виновен, то пусть будет наказан, а подтасовывать доказательства ради погон и статистики ..... неправильно.
    Ответить
  • Анонимно 16 дек
    Так и живем , что могу сказать ...
    Приходится отвечать не виновным !!!
    Дай Бог чтоб все разрешилось и справедливость восторжествовала !!!
    Ответить
  • Анонимно 16 дек
    Когда проворачиваешь такие дала, я думаю, надо сначала с нужными людьми поделится. Тогда если что-то не получилось не посадят а ещё денег подкинут.
    Ответить
    Анонимно 16 дек
    Ну поделились видимо ))) свидетели обвинения и бывшие компаньоны парня из «аквариума»
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров